Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ВОЗНИКНОВЕНИЕ МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКОГО ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ





 

Ф. МЕРИНГ. НАТУРАЛИЗМ НАШИХ ДНЕЙ (1893)

Рассматривая понятие «натурализм» в искусстве и литературе, мы пришли к выводу, что его нельзя свести к какому-то одному общему определению, что в каждом отдельном случае надо устанавливать, какую позицию натуралистическое направление занимает в современной ему классовой борьбе.

Если с таким требованием обратиться к рассмотрению натурализма наших дней, то нельзя не увидеть в нем отсвета, который бросает на искусство все сильнее разгорающееся пламя рабочего движения. И дело вовсе не в том, что натурализм вместе с водой выплескивает из ванны и ребенка,— это в какой-то степени неизбежно. Восставая против лживых, извращенных отношений, отвергая фальшивый, изживший себя, полный условностей академизм, укоренившийся в литературе и живописи, натурализм зачеркивает, однако, и самую сущность искусства, поскольку единственным критерием художественной ценности произведения он признает его буквальное соответствие натуре. Вершиной искусства он считает дотошную копию действительности и осуждает любое добавление от себя, от фантазии художника, любой поэтический вымысел и своеобразие в построении материала. Такие взгляды, например, неминуемо ведут к выводу, что фотография является высшим достижением изобразительного искусства. Это верно, что искусство уходит своими корнями в природу, как говорит Альбрехт Дюрер со свойственной ему Глубиной мысли; кто сумеет извлечь его оттуда, тот им и владеет, но «открывается оно через художественное произведение, через новое творение, созданное художником в своем сердце и перевоплощенное в образ».

Однако, несмотря на эту весьма суровую отповедь, было бы несправедливо забывать, что натурализму приходится отстаивать свою независимость, свою свободу от губительных оков гибнущего общества. Импрессионизм в живописи, изображение натуры в меняющемся освещении, натурализм в литературе — это взбунтовавшееся искусство, искусство, почуявшее капитализм в своем чреве. <...> Это действительно сразу объясняет, казалось бы, совершенно необъяснимое.явление: почему художники-импрессионисты и писатели-натуралисты так любят копаться в мусоре капиталистического общества; они погрузились в его отбросы, и это самый горький протест, какой только могут они в неосознанном порыве швырнуть в лицо своим мучителям. Однако от неосознанного порыва до обретения вполне сознательных новых воззрений на искусство и на жизнь путь еще далек, и большинство литературных и художественных направлений, которые стремятся вновь открыть для себя истинное искусство, делают на этом пути пока еще первые неловкие и неуверенные шаги.



Лишь в тех случаях, когда натурализм оказывается способным прорвать заслон капиталистической идеологии, увидеть зарождающийся новый мир и понять его внутреннюю суть, он становится революцией в искусстве, становится новой формой художественного творчества, которая по своеобразному величию и силе уже сегодня не уступает ни одной из ранее существовавших форм и которая призвана к тому, чтобы в будущем превзойти их всех красотой и правдивостью. <...> Но тем, кто, как, например, немецкие художники, стремился в угоду новейшей моде изобразить при помощи этого метода с возможной полнотой возможно более жалкие и низменные подробности жизни, удавалось, как правило, достичь весьма сомнительного художественного воздействия. Ибо с чисто технической сторо-,'ны импрессионизм — именно в силу его рабской верности натуре — знаменует скорее регресс в искусстве, чем прогресс.

То же относится и к литературе. В литературном творчестве важны не только эстетические, но и идеологические принципы. Кое-кто пытался представить эту точку зрения в смешном виде: «Ага, инсценировка партийной программы!» Это, разумеется, просто вздорная передержка. Политика и поэзия нэ одно и то же; нельзя стирать грань между ними; рифмованные передовицы всегда неприятнее нерифмованных. Но именно .если считать, что место поэта не на «вышке партии», а на более высоких позициях, он обязан смотреть и направо и налево, обязан зорким взором разглядеть не только старый, но а новый мир, открыть в царящей нужде не только беду сегодняшнего дня, но и надежду на завтрашний. Сто лет тому назад Лессинг в «Эмилии Галотти» и Шиллер в «Коварстве и люб-!ви» жгучими красками показали разложение деспотии мелких -.князьков — всей тогдашней верхушки немецкого общества, но .носителям загнивания они сумели противопоставить носителей оздоровления. Изобрази Лессинг своего Одоардо Галотти таким же негодяем, как камергер Маринелли, или Шиллер своего музыканта Миллера таким же ничтожеством, как гофмаршал Кальб, их драмы были бы не бессмертными шедеврами, а отвратительными и давно забытыми карикатурами.

То, что современный натурализм проявил мужество и правдолюбие, не побоявшись изобразить уходящий мир таким, каков он есть,— это его несомненная заслуга. И не следует эту заслугу недооценивать, ставя ему в упрек нелепые крайности и преувеличения,— они присущи всякому бунтарству в его начальном периоде. Но это лишь половина пути, и, если натурализм не пойдет дальше, он станет началом неудержимого упадка искусства и литературы, а его последователи, как выразился недавно один близкий к натуралистическому направлению писатель, превратятся в «апостолов декаданса, пиратов, набрасывающихся на всякую м-ерзость, выискивающих все гнилое и упадочное, которые бахвалятся сифилисом, чтобы никто «е усомнился в их мужской силе». Если в упадок пришло все •общество, то искусство, которое умеет только глумиться над этим упадком, пало еще ниже.



Но все общество не пришло в упадок, и судьба натурализма зависит от того, сумеет ли он проделать и вторую часть пути, сумеет ли найти в себе еще больше мужества и правдолюбия, чтобы изобразить не только умирающий, но и нарождающийся мир таким, каким он обязательно станет и каким уже становится. Хочется от всей души пожелать, чтобы он достиг этой цели, и тогда — но не раньше, чем тогда,— его с полным правом можно будет назвать направлением, открывшим яовую эру в искусстве и литературе.

Текст печатается по изд.: Меринг Ф. Литературно-критические статьи. М. — Л., 1964, с. 342— 344.






Date: 2015-09-27; view: 129; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.005 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию