Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава четвертая. Лиза Келли была умным ребенком





 

Лиза Келли была умным ребенком. В школе ей легко давались все предметы. Преподаватель по английскому советовал ей закончить колледж по специальности английская литература и затем устроиться преподавать в университете. Учитель по физкультуре говорил, что с ее ростом – а к четырнадцати годам в ней уже был целый метр и восемьдесят сантиметров – она просто создана для тенниса или хоккея и могла бы играть за сборную Ирландии в любом из этих видов спорта. Но Лиза решила посвятить себя искусству. А точнее, графическому искусству.

Она получила соответствующее образование, причем была первой на курсе. И теперь ей предлагали место в одной из крупнейших дизайн‑студий Дублина. Как раз подходящий момент для переезда от родителей в собственную квартиру.

Ее младшая сестра Кэти три года отучилась в колледже, но Кэти была другая. Не столь гениальная, как сестра. Она едва успевала за классом. Как‑то на каникулах Кэти устроилась парикмахером и в этом нашла свое призвание. Она вышла замуж за Гарри Фингласа и вместе они открыли хорошенький салон красоты, который привлекал все новых и новых клиентов. Бизнес шел в гору. Кэти любила практиковаться на длинных медового цвета волосах Лизы – она укладывала их феном и расческой, творя неповторимые шедевры из локонов и кос.

Мать сестер Ди скептически относилась к занятию дочери.

– Трогать чужие грязные волосы – как это противно! – часто говаривала она с ужасом в голосе.

Их отец, Джек Келли, воздерживался от высказываний по поводу профессий своих дочерей.

Кэти умоляла Лизу переехать от родителей.

– У настоящих людей все по‑другому. Они не молчат постоянно, как мать и отец, не пожимают отстраненно плечами – они общаются.

Но Лиза отмахивалась от разговора. Кэти всегда болезненно воспринимала порядки, царившие в их доме.

Когда Кэти возвращалась с вечеринок, она оживленно рассказывала, как весело прошло время за ужином, как родители друзей разговаривали, смеялись и спорили со своими детьми и их гостями. Все по‑другому – не так, как у них дома: ужин в полной тишине, изредка сопровождаемый сухими жестами. Кэти всегда была впечатлительной. Не то что Лиза. Если мама отстраненная – значит, так нужно. Если отец молчалив – что с того? Просто у них так…



Отец работал в банке, где ему отказали в повышении, – у него не было связей, он просто не знал нужных людей. Поэтому неудивительно, что он замкнут. Просто не хочет, чтобы об этом болтали. Успехи Лизы его никогда не интересовали. Когда она изредка показывала ему один из своих рисунков, он просто пожимал плечами – «и что?..».

Мать всегда была недовольна, и у нее была причина. Она работала в очень крутом бутике, куда богачки средних лет приходили несколько раз в году покупать элитную одежду. Сама бы она тоже выглядела шикарно в такой одежде, но она не могла себе этого позволить. Ей оставалось лишь помогать тучным богатым особам влезать в потрясающие наряды и подгонять их по фигуре, выпуская швы и удлиняя змейки. Даже имея право на приличную скидку, положенную персоналу, она не в состоянии была купить такую роскошную одежду. Поэтому она всегда с разочарованием смотрела на отца. Когда она выходила за него замуж в возрасте восемнадцати лет, он был похож на подающего надежды мужчину, способного многого добиться. Сейчас он просто каждое утро ходил на работу, и ничего не менялось.

Лиза тоже ходила на работу и весь день трудилась. Она обедала с коллегами в стильных кафешках и ресторанах, где подавали низкокалорийные блюда. На одном из деловых обедов она познакомилась с Антоном Мораном – это была одна из тех встреч, которые не забываются никогда.

Лиза увидела, как этот мужчина шел по залу, останавливался у каждого столика и непринужденно болтал с посетителями. Худощавый, с длинными волосами. Приятный, уверенный, но без тени высокомерия.

– Кто это? – завороженно спросила она у Миранды, которая знала всех.

– А, это Антон Моран. Здешний шеф‑повар. Он уже год работает, но собирается уходить. Скорее всего, откроет собственный ресторанчик. Этот малый справится.

– Он великолепен, – сказала Лиза.

– В очередь! – рассмеялась Миранда. – У Антона список поклонниц длиной с мою руку.

Лиза понимала, почему. Антон выглядел стильно, источал шарм и спокойствие. Без торопливых движений, но активный и целеустремленный. Наконец он подошел и к их столику.

– Милая Миранда! – обратился он.

– Еще более милый Антон! – ехидно ответила Миранда. – Познакомься с моей подругой. Лиза Келли.

– Привет, Лиза, – сказал шеф с таким видом, будто ожидал встречи с ней целую вечность.

– Добрый день, – вежливо ответила Лиза, чувствуя неловкость. Обычно она знала, как поддержать беседу, но сейчас растерялась.

– Я открываю собственный ресторан, – сказал Антон. – Сегодня я здесь последний день. Вот хожу, раздаю всем свой номер мобильного телефона. Надеюсь, вы все придете. Никаких отговорок.

Он протянул визитки сначала Миранде, потом Лизе.

– Через пару недель я расскажу, где и когда. Если две такие шикарные девушки появятся на открытии, то все поймут, что уж в чем‑то я знаю толк… – сказал он, глядя по очереди то на Миранду, то на Лизу. Стандартная заготовка. Эту же фразу он наверняка повторит возле следующего столика.



Но Лиза знала, что он вправду хочет увидеть ее снова.

– Я работаю в рекламном агентстве, – неожиданно для себя заговорила Лиза. – Если вам понадобится логотип или разработка дизайна помещения…

– Конечно, понадобится, – сказал Антон. – Уверен, что понадобится.

И он отправился дальше.

Лиза уже забыла об обеде. Ей хотелось отправиться на квартиру к Миранде и болтать об этом человеке всю ночь. Не терпелось узнать, женат ли он и нет ли у него подружки.

Но Лиза прожила жизнь без потрясений благодаря толике равнодушия и отстраненности. Она не ночевала у подруг и не приглашала их к себе. Она не любила выставлять свои чувства напоказ, и сплетничать с Мирандой о сердечных делах было не в ее правилах. Она сама познакомится с Антоном ближе, всему свое время. Она сделает для него логотип, о котором заговорит весь город. Главное – не торопиться. Не делать неосторожных движений.

Она думала о нем всю ночь. Его трудно назвать красавцем, но такое лицо точно не забывается. Темные проницательные глаза и великолепная улыбка. Грациозная походка, как у атлета или танцора.

Но он наверняка занят. Такой мужчина не может быть свободным. Это невозможно.

Она очень удивилась, когда он позвонил ей на следующий день.

– Отлично. Я нашел тебя, – сказал он, давая понять, что рад слышать ее голос.

– И сколько мест ты перепробовал, прежде чем нашел меня?

– Это третье. Ты пообедаешь со мной?

– Сегодня?

– Ну да. Если ты свободна…

Он пригласил ее в «Квентинз», один из респектабельнейших ресторанов Дублина.

В этот день Лиза собиралась обедать со своей сестрой.

– Я свободна, – сказала она, не задумываясь. Кэти поймет. После разговора с Антоном Лиза отправилась к своему боссу, Кевину.

– Сегодня я обедаю с очень хорошим потенциальным клиентом. Он собирается открыть свое дело, и я хотела спросить…

– Можно ли повести его в дорогой ресторан – это ты хотела спросить?

Кевин все видел и слышал.

– Нет, конечно, нет. Платит он. Я просто подумала, могу ли я предложить ему бокал шампанского. Кроме того, я хотела бы отпроситься на час раньше, чтобы привести в порядок волосы, чтобы достойно представить нашу студию.

– С твоими волосами все в порядке, – буркнул Кевин.

– Я хочу выглядеть безупречно, чтобы убедить его.

– Хорошо. А за прическу тоже должна заплатить наша компания?

– Ну что ты, Кевин. Я ведь не жадная, – сказала Лиза и выбежала из комнаты босса, прежде чем он успел что‑то возразить.

Она помчалась покупать комнатный цветок для Кэти. Когда она влетела в салон красоты, Кэти встретила ее словами:

– Кажется, я догадываюсь. Утешительный приз. Ты отменяешь наш обед.

– Кэти, пожалуйста. Ты должна понять.

– Мужчина? – спросила Кэти.

– Мужчина? Нет, что ты. Он, конечно, мужчина, но это деловой обед и я не могу отказаться. Кевин умолял меня с ним встретиться. Он даже отпустил меня раньше с работы, чтобы я сделала прическу.

Что ты хочешь? Прическу? Вне очереди? В обход всех людей, которые записались ко мне заранее?

– Умоляю тебя…

Кэти позвала помощницу.

– Пожалуйста, помойте этой даме голову нашим специальным шампунем. Я займусь тобой через минуту.

– Ты у меня такая хорошая, – начала Лиза.

– Я знаю. Это моя слабость – я слишком хорошая для нашего жестокого мира. Жаль, что это не романтическое свидание, Лиза, а то бы я сделала тебе нечто особенное.

– Считай, что я иду на романтическое свидание, – умоляющим голосом сказала Лиза.

– Если бы это было свидание с мужчиной, который вытащит тебя из этого ужасного дома, я бы сделала тебе самую лучшую в мире прическу, – сказала Кэти, и Лиза хитро улыбнулась.

Ей хотелось поделиться с сестрой своими чувствами, но привычка быть сдержанной, полагаться на себя взяла верх.

 

– Ты сегодня выглядишь первоклассно, – сказал Антон, поднимаясь из‑за столика, чтобы приветствовать Лизу.

– Спасибо, Антон. Ты тоже выглядишь хорошо, не похоже, чтобы ты вчера работал допоздна.

– Нет. Я раздал всем в ресторане свои визитки и потом поехал домой, выпил чашечку какао и лег спать в свою маленькую узкую кровать.

Он улыбнулся той улыбкой, которая обезоруживала собеседника и вызывала исключительно приятные эмоции. Лиза инстинктивно ответила улыбкой, при этом она не понимала, реакция ли это на чашку с какао или на маленькую узкую кровать. Было ясно одно – он дает ей понять, что свободен. Может, ей тоже намекнуть, что она ни с кем не встречается? Или рановато? Пожалуй, рановато.

– Я сообщила своему боссу, что иду обедать с человеком, который собирается открыть свое дело, и он приказал, чтобы я предложила тебе бокал шампанского за счет нашей фирмы.

– Какой обходительный у тебя босс, – сказал Антон, когда к их столику подошла Бренда Бреннан, хозяйка заведения.

Она была знакома с Антоном Мораном. Какое‑то время назад он работал в ее ресторане. Он представил Лизу.

– Бренда, компания Лизы угощает нас шампанским, поэтому не могли бы вы принести нам по бокальчику вашего фирменного и отдать за него счет Лизе. Остальное оплачу я.

Бренда многозначительно улыбнулась, из чего стало ясно, что она уже видела Антона здесь в компании других женщин.

Лизу словно ударило молнией. В свои двадцать пять она еще ни разу не испытывала подобного неприятного смешанного чувства – чувства зависти, ревности и обиды одновременно. Как нелепо.

Она далеко не влюбчивый подросток. У нее было много приятелей, с некоторыми из них она даже спала. Но ни к одному из них она не испытывала такого сильного влечения. С Антоном все было иначе.

У него были мягкие шелковые волосы, и ей захотелось нырнуть в них рукой и разворошить эту чудесную шевелюру. Ей захотелось, чтобы он положил голову ей на плечо, пока она будет гладить его лицо. Стоп. Нужно собраться с мыслями и отбросить все эти романтические мысли. Она должна приступить к делу и обсудить дизайн и разработку логотипа для его нового проекта.

– Как будет называться ресторан? – спросила она, удивляясь собственному спокойствию.

– Не подумай, что я самовлюбленный тип, но я хотел назвать его просто – «У Антона», – сказал он. – Но давай сначала сделаем заказ. Они подают отменное сырное суфле. Кому как не мне знать – я их столько здесь приготовил в свое время.

– Отлично, я согласна, – сказала Лиза.

Она не могла поверить. Впервые в жизни она влюбилась.

 

Когда она вернулась в офис, Кевин спросил ее:

– Получилось что‑нибудь с золотым мальчиком?

– Могу сказать одно – он очень привлекателен и приятный в общении.

– Ты рассказала о наших услугах и расценках?

Кевин хотел убедиться, что все идет четко.

– Пока нет. Позднее.

Лиза не прекращала думать об Антоне, вспоминала, как он поцеловал ее в щеку на прощание.

– Хорошо. Главное, чтобы он понимал, что за все придется платить – и здесь его смазливая мордашка не поможет, – буркнул Кевин.

– Откуда ты знаешь, что у него смазливая мордашка? – спросила Лиза.

– Ты сама только что сказала, что он привлекателен. К тому же, кажется, это тот самый парень, из‑за которого у моей племянницы был нервный срыв.

– У твоей племянницы?

– Да, у дочери моего брата. Она когда‑то встречалась с шеф‑поваром по имени Антон Моран. Постоянные слезы и нервотрепка. Она бросила колледж, затем прижала его к стенке, пытаясь серьезно выяснить с ним отношения, но парень улетучился, устроившись шеф‑поваром на каком‑то круизном лайнере.

Сердце Лизы сжалось от боли. Антон рассказывал ей о том, как прекрасно провел время на борту элитного лайнера.

– Не думаю, что мы говорим об одном человеке, – сказала Лиза холодно.

– Может, и нет. Наверное, нет, – Кевин не хотел проблем. Главное, чтобы клиент понимал, что финансовых поблажек для него не будет.

В этот самый момент Лиза с ужасающей ясностью поняла, что впереди ее ожидает целая куча проблем. У Антона пока не было денег, чтобы оплачивать аренду помещения. Он надеялся на прекрасные отзывы посетителей, которые помогут ему заработать денег на арендную плату и покрыть расходы на обустройство помещения. Он не задумывался о стоимости услуг дизайнера и рекламной компании. Место для ресторана было выбрано отменное: на небольшой улочке, недалеко от главной дороги. Рядом были вокзал, трамвайная линия и стоянка такси. Он предложил устроить пикник. Лиза принесла сыр и виноград, Антон явился с бутылкой вина.

 

Они сидели на ящиках, и Антон рассказывал Лизе о своих грандиозных планах. Она ничего не слышала – просто рассматривала его лицо. Его воодушевление было заразительным. Когда они доели сыр и виноград, Лиза уже знала, что уйдет из компании Кевина и будет работать на себя. Может быть, они станут жить вместе с Антоном, будут работать вместе – они смогут обустроить ресторан, но торопиться нельзя. Как бы тяжело это ни было, она не должна показывать, что увлечена.

Антон мало рассказывал о личной жизни. Его мать жила за границей, отец – в деревне, а сестра – в Лондоне. Он обо всех отзывался хорошо и ни о ком и словом плохим не обмолвился.

Она не должна расспрашивать его о племяннице Кевина. Она не должна ничем ему докучать. Она была уверена, что он прав – это место будет пользоваться большой популярностью, и она хочет стать частью успеха, хочет идти к этому успеху вместе с ним с самого начала.

Она удовлетворенно вздохнула.

– Хорошее вино, правда? – сказал Антон.

А это было вино? Она даже не почувствовала его вкуса. Но сейчас рано признаваться, что вздыхает она не от хорошего вина, а от мыслей о совместном будущем.

 

Как приятно рассказать кому‑нибудь о своих переживаниях – кому‑то, кто станет слушать, задавать вопросы: а что было потом и что он ответил. Но у Лизы было мало близких друзей.

На работе рассказывать было некому. Когда она увольнялась из студии Кевина, она не хотела, чтобы кто‑то подозревал о настоящей причине ухода. Кевин может стать в позу и заявить, что она встречалась с Антоном как с клиентом в рабочее время и что именно его агентство оплатило шампанское, которое они выпили при обсуждении сделки.

Пару раз Кевин спрашивал Лизу, принял ли красавчик Антон какое‑то решение. Лиза лишь пожимала в ответ плечами. Она не знала. Нельзя давить на клиентов.

Кевин соглашался.

– Ладно, пусть думает. Лишь бы понимал, что мы ничего бесплатно для него делать не будем, – повторил он несколько раз.

– Бесплатно? Шутишь? – нервно отвечала Лиза.

Кевин наверняка разозлится, если узнает, сколько времени.

Лиза провела с Антоном и сколько набросков нового логотипа она успела ему показать. Для лого она выбрала цвета французского флага и большую букву «А», выведенную витиеватым шрифтом. Он сразу бросался в глаза. Она сделала серию рисунков и показала, как логотип будет смотреться на ресторанной вывеске, визитках, в меню, на салфетках и даже на посуде.

Последние три недели она проводила каждый вечер с Антоном – иногда на природе, иногда в маленьких ресторанчиках на окраинах Дублина. А он выбирал наброски и говорил, что ему нравится, а что – нет.

Однажды вечером он помогал персоналу в «Квентинзе» и пригласил Лизу поужинать по специальной скидке для работников. Она сидела с довольным видом в одной из кабинок. Три недели назад она даже не знала этого человека, а теперь он стал неотъемлемой частью ее жизни. Она окончательно решила уйти из компании Кевина и открыть собственный бизнес.

Скоро она переедет из холодного неприветливого дома родителей, когда Антон попросит ее переселиться к нему. А он скоро попросит. Он уже начал намекать. Во время пятого свидания он первым поднял тему.

– Как не хочется возвращаться домой, в пустую квартиру, в свою холодную узкую кровать… – сказал он доверительным голосом, гладя ее длинные волосы.

– Я тебя понимаю. Но у тебя есть другие варианты? – игриво спросила Лиза.

– Может, ты пригласишь меня к себе, в свою узкую кровать? – предложил он.

– Я ведь живу с родителями. Поэтому этот вариант исключен, – сказала она.

– Да, если бы ты жила отдельно… – буркнул он.

– Можно попробовать вариант с твоей квартирой, – сказала Лиза.

Он промолчал и перевел разговор на другую тему. Не в этот раз.

Во время следующей встречи он заговорил о какой‑то гостинице, километрах в пятидесяти от Дублина. Они там поужинают, подсмотрят идеи для нового ресторана и останутся на ночь.

Лиза приняла это предложение, не видя ничего плохого. Она лежала в объятиях Антона и чувствовала себя самой счастливой девушкой на свете. Скоро она будет жить и работать с любимым мужчиной. Разве не об этом мечтает каждая? И теперь это случится с ней, Лизой Келли.

 

– Я всегда знал, что однажды ты смоешься, – сказал Кевин. – Последние пару недель ты была сама не своя. Наверное, что‑то планировала.

– Мне очень нравилось здесь работать, – ответила Лиза.

– Конечно. Ты настоящий профессионал. Ты сможешь найти работу в любом месте – и везде тебе будут рады. Ты уже присмотрела что‑то?

– Я буду работать на себя, – сказала Лиза.

– Не очень хорошая идея во времена кризиса, Лиза, – протянул Кевин.

– Но ты же рискнул. Посмотри, это окупилось с лихвой.

– Я – это другое дело. У меня был богатый отец и куча связей.

– У меня тоже будут связи, – сказала Лиза.

– Со временем – да. Ты подыскала офис?

– Я начну работать на дому.

– Ну что же – желаю удачи! – сказал он, и Лиза поспешила удалиться из кабинета, прежде чем Кевин спросит, есть ли новости от Антона.

Кевин на самом деле знал, какое место Антон занимает теперь в жизни Лизы, как и знал о настоящей причине ее ухода. На выходных он останавливался в отеле «Холли» в графстве Уиклоу, и мисс Холли, вечно жаждущая поделиться новостями о своих постояльцах, упомянула в разговоре, что накануне у нее останавливалась его коллега, некая мисс Келли.

– Она была с очень привлекательным молодым человеком. Он отлично разбирается в еде, ходил на кухню и разговаривал с шеф‑поваром.

– Как его звали? Антон Моран? – спросил Кевин.

– Совершенно верно, – хлопнула в ладоши мисс Холли. – Он даже попросил рецепт нашего специального апельсинового соуса, который повар делает из куантро и грецких орехов. Наш повар никому не выдает секретов приготовления, но мистеру Морану он рассказал, потому что тот хотел приготовить его для своих родителей.

– Ну да, конечно, – ухмыльнулся Кевин. – Они сняли один номер на двоих?

Мисс Холли вздохнула.

– Разумеется, Кевин. Но мы же живем в современном мире. Никто в наше время не станет порицать таких отношений.

Кевин вспомнил о племяннице, которая до сих пор полностью не оправилась после нервного срыва, и вздрогнул при мысли о том, что ожидало Лизу Келли, одного из лучших Дизайнеров, которых ему приходилось встречать.

 

Лиза стала задумываться: неужели во всех семьях Дублина общение сведено до минимума, и все разговоры сводятся к простым бытовым вопросам и ответам «да» или «нет». Родители говорили друг с другом, как будто делали большое одолжение собеседнику, а ее вообще не замечали.

Каждую пятницу Лиза оставляла деньги на буфете в кухне. Таким образом, она отдавала свою часть за право жить в этой квартире и пить чай или кофе. На стол никто не накрывал – она сама покупала себе еду.

Девушка не знала, как сообщить родителям, что скоро останется без зарплаты, поэтому ей сложно будет оплачивать свою долю за проживание. Она также боялась сообщить, что теперь будет использовать свою комнату в качестве офиса.

Теоретически, родители могли бы предложить ей работать в гостиной, которой никто не пользовался. Там была подходящая рабочая обстановка. Но Лиза решила не наглеть.

Отец скажет, что они не печатают деньги. Мать пожмет плечами и заявит, что не станет терпеть толпы незнакомцев, которые начнут шататься по квартире. Лучше действовать постепенно. Сначала рассказать о том, что она уволилась. Затем, когда они свыкнуться с этой мыслью, объяснить, что ей придется принимать клиентов дома.

Ей хотелось, чтобы Антон занял более активную позицию в отношении их совместного проживания. Он говорил ей, что она красивая, что она – самое лучшее событие в его жизни. Тогда почему он не хочет, чтобы она переехала к нему?

Он постоянно приводил одни и те же отговорки: это мужская квартира, там живут одни парни – у него всего одна комната, он не платит за нее, и в качестве арендной платы раз в неделю готовит для парней; он не может злоупотреблять их гостеприимством и приводить туда кого‑то еще. Кроме того, если там появится женщина, это изменит всю обстановку. Он начинал нервничать, когда снова объяснял все Лизе. Лиза перестала поднимать эту тему. Она не могла себе позволить снять отдельное жилье. Она тратила деньги на одежду, на еду для пикников, два раза она соврала ему, что ей достались бесплатные ваучеры в гостиницу, чтобы отвлечь его от рутины и устроить ночь любви. Вот куда уходили деньги.

Пару раз она задумывалась, не злоупотребляет ли Антон ее чувствами и расположением? Не любит тратить свои деньги? Нет, он предельно честен с ней.

– Лиза, любовь моя. Я чувствую себя полным нахлебником и приживалой. Каждый евро, который я зарабатываю за смену, я откладываю для ресторана. Сейчас я почти профессиональный попрошайка, но я обязательно верну тебе все с лихвой. Когда ты и я вместе будем сидеть в ресторане и праздновать свою первую мишленовскую звездочку, тогда ты поймешь, что игра стоила свеч.

А пока они сидели на новой кухне, которая оживала у них на глазах. Духовки, холодильники и плиты вырастали вокруг как из‑под земли. Скоро начнется работа над обеденным залом. Они наконец согласовали логотип. Теперь он наносился на коврики, которые будут лежать на деревянном полу. Это место скоро превратится в сказку – и Лиза была ее частью.

Антон слегка удивился, узнав, что Лиза ушла из студии Кевина. Что ж, он предполагал, что рано или поздно это случится. Когда Лиза заговорила о возможном переезде в одну из свободных комнат в новом помещении, Антон отнесся без особого энтузиазма к этой мысли.

– Здесь можно сделать жилую комнату, а там обустроить офис для меня, – и Лиза показала рукой на две комнаты в конце коридора.

– Эта комната холодная, а в той будет храниться посуда и столовое белье, – раздраженно сказал Антон.

– Но мне нужно где‑то работать, к тому же мы договорились, что я буду помогать тебе с продвижением… – начала она, но, увидев сердитое лицо Антона, не стала продолжать.

Придется работать дома.

Родители отнеслись к ее затеям более холодно, чем она ожидала.

– Лиза, тебе двадцать пять. Ты получила отличное образование – дорогое образование. Почему ты не можешь найти себе место, где будешь жить и работать, как это делают другие девушки твоего возраста? У которых к тому же нет таких преимуществ и способностей, которые есть у тебя?..

Отец говорил с ней как с бездомным, который пришел в его банк и просил переночевать за стойкой.

– Даже бедняжка Кэти, без семи пядей во лбу, и та в состоянии позаботиться о себе, – пренебрежительно бросила мать о своей второй дочери.

– Я думала, вы обрадуетесь, что у меня будет собственное дело, – сказала Лиза. – Я даже подумываю пойти на курсы по предпринимательскому делу. Я проявляю инициативу.

– Это больше похоже на безумие. Сегодня все стараются держаться за работу, а не бросаться в самостоятельное плавание из прихоти, – добавил отец.

– Ты еще и отказываешься платить свою долю за проживание, – тяжело вздохнула мать. – А ведь ты будешь включать отопление целый день, находясь в квартире одна. И хочешь, чтобы чужие люди сновали в нашем доме туда‑сюда. Нет, Лиза. Об этом не может быть и речи.

– Если бы мы сдали твою комнату кому‑то, мы хотя бы получали арендную плату, – буркнул отец.

– А как насчет гостиной? Я бы повесила там полки и поставила там ящики для файлов, – начала Лиза.

– Ты хочешь испортить нашу замечательную гостиную? Нет, этого не будет, – отрезала мать.

– Почему ты вообще не откажешься от этой затеи и не останешься на своей работе, – предложил отец, смягчив тон после того, как увидел расстроенное лицо Лизы. – Будь хорошей девочкой, послушай нас. И мы не станем больше возвращаться к этому разговору.

Лиза не осмелилась добавить ни слова. Она стремительно направилась к входной двери и ушла из дома.

Плевать, что у нее нет денег. Она будет много работать. И хотя она не любила жалеть себя, ей стало казаться, будто весь мир ополчился против нее. Семья отказывалась поддержать ее, а парень оставался глухим к любым ее намекам и предложениям. Он ведь был ее парнем? Они проводили вместе каждый вечер. Он не говорил о других женщинах, называл ее прекрасной, милой и любимой. Признаться, он ни разу не сказал, что любит ее, но это равносильно тому, что называть человека любимым.

В этот момент Лиза увидела свое отражение в витрине магазина. Она выглядела расстроенной и подавленной.

Так не годится. Она расчесала волосы, поправила макияж, расправила плечи и уверенной походкой направилась к месту, которое в скором времени обещало превратиться в великолепный ресторан «У Антона».

Завтра она подумает о том, где ей жить и работать. А сейчас она зайдет в гастроном и купит копченого лосося и сливочного сыра. Она не станет досаждать ему своими проблемами. Ей не хочется снова видеть озабоченно‑разозленное выражение на его красивом лице.

К ее большому разочарованию, у Антона она застала толпу из восьми человек, а среди прочих Миранду. Именно она познакомила их с Антоном. Вся компания дружно поедала сомнительного вида пиццу.

– Лиза! – с наигранной радостью в голосе сказал Антон, который был несколько удивлен приходом Лизы – как будто она не приходила сюда каждый вечер. – Проходи, Лиза. Бери пиццу. Какая Миранда умница – она нашла то, чего мы все так хотели.

– Да, умница, – процедила сквозь зубы Лиза.

В обтягивающих джинсах, Миранда походила на тощую гончую псину. Она сидела на полу и поедала свой кусок, как голодная лошадь, с таким аппетитом, будто ее держали без овса несколько недель.

Некоторые из присутствующих парней оказались соседями Антона по квартире. Девушек она не знала, но они выглядели модными и загорелыми, вылизанными, будто пришли на кастинг для какого‑то мюзикла.

Похоже, у них не было долгов, их не беспокоила проблема жилья и работы. Лизе захотелось бежать отсюда и наплакаться вволю, заливаясь крупными горькими слезами. Но куда ей идти? У нее никого не было, а здесь как раз место, о котором она так давно мечтала.

Она положила лосося и сыр на холодильник и присоединилась к компании.

– Антон пел тебе хвалу, – сказала Миранда, на мгновение отрываясь от пиццы. – Он говорит, что ты гений.

– Он преувеличивает, – улыбнулась Лиза.

– Нет, правда, – подтвердил Антон. – Я рассказывал им о том, какие ты предложила идеи. Мне завидуют, что у меня есть ты.

Именно эти слова она так хотела услышать. Но почему они ее не радуют? Потом он добавил:

– Мы тут собрались, чтобы обсудить, как продвигать ресторан. Давайте начнем не откладывая. Лиза, ты первая…

Лизе совсем не хотелось делиться своими идеями с этой компанией, а тем более чтобы их одобряли или не одобряли.

– Поскольку я пришла последней, давайте послушаем, что скажут другие для начала, – и она изобразила широкую приветливую улыбку.

– Хитрая лиса, – вполголоса сказала Миранда, но так, чтобы все слышали.

Антон не стушевался.

– Давай ты, Эдди. Что скажешь? – сказал Антон.

Эдди, огромный грубоватый регбист, фонтанировал идеями, но большинство из них оказались бессмысленными.

– Тебе стоит привлечь сюда людей, интересующихся регби. Обустроить место так, чтобы народ приходил во время обеда посмотреть международные игры.

– Это происходит раза четыре в год, – вставила Лиза.

– Ну да, но ты можешь привлечь спонсоров различных клубов по регби, – ответил Эдди.

– На первых порах Антону придется зарабатывать деньги, а не заниматься благотворительностью, – снова возразила Лиза, понимая, что сейчас похожа на няньку или мамку, но ведь, по сути дела, она была права…

Девушка по имени Эйприл заявила, что Антон мог бы устраивать мастер‑классы по дегустации вина, после которых можно подать ужин под лучшее вино вечера. Вряд ли эта идея поможет заработать деньги, и Лиза подумала, что никто ее всерьез не воспримет, но все оживились и начали ее обсуждать.

– Но где выгода? – спросила наконец Лиза холодно.

– Можно привлечь производителей вина в качестве спонсоров, – раздраженно прошипела Эйприл.

– Пока ресторан не обзаведется постоянными клиентами, вряд ли они станут вкладывать деньги в это предприятие, – сказала Лиза.

– Здесь можно проводить показы мод, – предложила Миранда.

Все посмотрели на Лизу в ожидании контраргументов с ее стороны, но она не торопилась разносить эту идею в пух и прах. Она и так уже достаточно поумничала.

– Хорошая мысль, Миранда. У тебя есть знакомые дизайнеры одежды на примете?

– Нет, но можно договориться с кем‑то, – неуверенно пробормотала Миранда.

– Думаю, это отвлечет клиентов от еды, – сказал Антон.

– Да, наверное, ты прав.

Миранда не думала о деле серьезно, она умела лишь весело хохотать и поедать пиццу.

– А что ты думаешь, Лиза? Ты изучала маркетинг и предпринимательство помимо графического дизайна?

– Нет, Эйприл. На самом деле я только собираюсь записаться на курсы по менеджменту и маркетингу. Курс начинается на следующей неделе, так что пока все мои идеи строятся на уровне предположений и простой логики.

– Которая подсказывает… – Эйприл явно заинтересовалась.

– Как говорит Антон, блюда в ресторане будут исключительными и необычными, соответственно все остальное должно быть вторичным.

Лиза выдавила вежливую улыбку. Она сама удивилась тому, что объявила всем о планах записаться на курсы. До сих пор она немного сомневалась, стоит ли начинать сейчас, когда она осталась без работы, но Эйприл бросила ей вызов, и Лиза решилась. Теперь она точно пройдет курсы менеджмента. Она им еще покажет.

 

– Ты не говорила, что снова собираешься учиться, – сказал Антон, когда все ушли.

Эйприл оставалась до последнего – Лиза уже подумала, собирается ли она вообще уходить. Но наконец та поняла, что Лиза не собирается покидать заведение предпоследней, и неохотно попрощавшись, наконец ушла.

– Я тебе многого не говорю, Антон, – ответила Лиза, сметая в мусорный пакет остатки слипшейся пиццы и одноразовые тарелки.

– Все‑таки надеюсь, ты от меня скрываешь не так много, – сказал он.

– Нет, не так много, – согласилась Лиза.

Нужно соблюдать правила игры. Теперь она понимала это.

 

На следующий день она записалась на курсы по предпринимательству. В колледже ей помогли оформиться и приняли чек, на оплату которого ушли последние сбережения.

– На что вы собираетесь жить? – спросил ее преподаватель.

– Будет трудно, но я справлюсь, – сказала она с жизнерадостной улыбкой на лице. – У меня уже есть один клиент – так что начало положено.

– Хорошо. Надеюсь, он поможет вам заработать деньги на обучение, – с довольным видом сказал преподаватель.

Интересно, подумала Лиза, как бы он отреагировал, если бы узнал, что этот первый и пока единственный клиент не собирается платить за ее работу, и что он влетает ей в копеечку, поскольку ему нравится, чтобы женщина пахла дорогими духами, носила кружевное белье; но поскольку он все вкладывал в свое дело, он не может покупать своей даме все эти вещи.

На первой лекции она села рядом с тихим молодым человеком по имени Ноэль Линч, который явно нервничал.

– Думаешь, нам это все пригодится, – спросил он соседку.

– Не знаю, – ответила Лиза. – Все успешные люди говорят, что звания и дипломы не имеют значения, но мне кажется, имеют, поскольку они дают нам уверенность.

– Да, знаю. Именно поэтому я сюда и пришел. Просто за меня платит двоюродная сестра. Не хочется, чтобы она думала, что ее деньги потрачены впустую.

Он был приятным парнем. Не такой лощеный и взбалмошный, как друзья Антона. Очень спокойный.

– Может, сходим выпить куда‑нибудь после занятий? – спросила она его.

– Не могу, извини. Я как раз пытаюсь бороться с алкогольной зависимостью. Поэтому мне не совсем комфортно в пабе, – признался он.

– Тогда по чашечке кофе? – спросила Лиза.

– А это – с удовольствием, – ответил Ноэль с улыбкой.

 

Лиза возвращалась в холодный дом с террасой, который когда‑то считала своим. Почему Антон так настойчиво отказывается выделить ей комнаты в новом помещении? Ей казалось вполне нормальным, если она переедет туда и будет помогать ему, а потом… поможет отказаться от его холостяцкой квартиры, в которой, кроме него, живут его приятели. Жизнь этих хлыщей была необустроена, в то время как Антон имел собственное дело, у него была девушка. Почему он постоянно прикрывается мужской солидарностью и дружбой?

Как ей хотелось сейчас отправиться в ресторан и рассказать ему о первой лекции в колледже.

Матери дома не было. Отец смотрел телевизор.

Он даже не оторвался от экрана, когда Лиза вошла.

– Все прошло замечательно, – сказала она отцу.

– Ты о чем? – наконец повернулся он и удивленно посмотрел на дочь.

– Первая лекция в колледже.

– У тебя уже есть образование, специальность и работа. Ты занимаешься ерундой, – и он снова уставился в телевизор.

Лизе вдруг стало очень одиноко. Все студенты, которые сегодня сидели в аудитории, могли поделиться своей радостью с кем‑то. Все, кроме нее.

Антона дома не было. Они с приятелями отправились на какой‑то прием. Вряд ли он проявил бы большой интерес к ее рассказу, но по крайней мере он хотя бы выслушал.

Кэти было бы интересно, но они с Гарри улетели на выходные в Стамбул. Всего лишь на три дня. Долгая дорога, конечно, но они давно хотели туда поехать и многого ожидали от этой поездки.

Других друзей у нее не было. Остальным было безразлично.

В конце концов, почему не позвонить Антону? Она не будет навязываться, просто спросит, как дела. Он сразу ответил. В трубке был слышен сильный шум, так что ему пришлось громко кричать.

– Лиза, привет! Ты где?

– Дома.

– Я думал, ты тоже придешь сюда, – проорал Антон, и ей даже показалось, что он расстроен из‑за ее отсутствия. От этого на душе немного полегчало.

– Нет, я не смогла. Сегодня была на первой лекции.

– А. Ну да. Так ты можешь прийти сейчас.

– А что это за вечеринка?

Без понятия, Лиза. Но здесь много веселого народа. Такое впечатление, что сегодня здесь собрался весь Дублин.

Что значит – без понятия?

Даже по телефону она почувствовала, что он начинает сердиться.

– Любимая, я не знаю, кто устраивает эту вечеринку, – кажется, какая‑то компания, издающая глянцевые журналы. Нас пригласила Эйприл. Она сказала, что будет море бесплатного шампанского и куча интересных людей. И оказалась права.

– Так тебя пригласила Эйприл?

– Да. Она работает в рекламном отделе этой компании. Я думал, ты тоже придешь…

– Нет, я не могу. Куча дел, – сказала Лиза и быстро отбила звонок. Она так разревелась от обиды и боли, что, казалось, ее слезам не будет конца и края.

 

Вернувшись из Стамбула, Кэти позвонила Лизе и сообщила, что у нее для сестры подарок.

– Как дела в колледже? – спросила она.

– Ты помнишь? – удивленно спросила Лиза. Кэти была первой, кто поинтересовался ее успехами в учебе.

– Я купила тебе отличный подарок на одном из базаров Стамбула, – сказал Кэти. – Уверена, тебе понравится.

Лиза почувствовала, как на глаза накатывают слезы. Она никогда не привозила сестре подарки из поездок.

– Спасибо, – сказала Лиза поникшим голосом.

– Ты придешь к нам сегодня вечером? Мы с Гарри будем утомлять тебя рассказами о поездке.

Раньше в подобном случае Лиза бы ответила, что она с удовольствием бы пришла, но у нее куча дел. Но в этот раз она Удивила себя и сестру, выпалив, что больше всего ей хочется зайти к Кэти в гости.

– Возможно, придет Брайан – но он свой человек.

– Брайан?

– Да. Наш жилец, которому мы сдаем две комнаты на втором этаже. Я тебе рассказывала о нем.

– Ах, да. Вспомнила.

Лиза почувствовала угрызения совести. Кэти действительно несколько раз упоминала, что у них будет жить постоялец. Она могла бы попроситься к сестре, но время было упущено.

– Даже не думай свести меня с этим Брайаном.

– Да что ты! Он священник, к тому же ему лет под сто.

– Не может быть!

– Ладно, около пятидесяти. И он не собирается нарушать обет безбрачия. А разве у тебя нет парня?

– Нет, – сказала Лиза, впервые признаваясь в этом себе в том числе.

– Такого не может быть, – быстро сказала Кэти. – В любом случае, я очень рада, что сегодня ты свободна. Приходи к половине восьмого.

Да, сегодня вечером Лиза была свободна. И вчера. И позавчера. Прошло три дня после вечеринки, на которую Антон пошел с Эйприл. Лиза ждала, когда он выйдет на связь. Ждала и ждала.

Брайан Флинн оказался приятным собеседником. Он рассказал о своей матери, которая страдала слабоумием и была вполне счастлива в своем выдуманном мире. О сестре, которая вышла замуж за парня по кличке Скунс. О брате, который развелся с женой и потом бросил свою подружку. Об иммиграционном центре, в котором отец сейчас работал и где он всех уважал. Он спросил Кэти и Лизу об их семье. Сестры поспешили перевести разговор на другую тему. Он не стал дальше расспрашивать, так как понял, что им не очень хочется говорить об этом.

Гарри весело повествовал о своих родителях. Его отец сначала считал, что парикмахерами могут работать только голубые, но с годами немного изменил точку зрения.

Еще Гарри рассказал, как в семь лет родители водили его в зоопарк на день рождения и сказали слону, что Гарри – лучший мальчик на свете, а сыну они сказали, что слоны не забудут этого, потому что слоны всегда все помнят. И Гарри до сих пор верит, что слоны запомнили эти слова.

Все улыбнулись.

Лиза подумала, почему она всегда считала Гарри нудным? Он славный малый. К тому же романтик. Он показал фотографии Кэти на телефоне – ее волосы развевались на ветру, когда они плыли на кораблике по Босфору. На другой фотографии Кэти стояла на фоне минаретов. Но сам Гарри, похоже, видел перед собой только Кэти.

– Посмотрите, как счастлива Кэти, – не уставал повторять Гарри.

– А у вас есть молодой человек? – неожиданно спросил у Лизы Брайан Флинн.

– Ну, что‑то вроде этого, – честно ответила Лиза. – Есть один молодой человек, который мне очень нравится, но мне кажется, что он относится ко мне менее серьезно.

– О, мужчины глупцы, поверьте, – авторитетным голосом заявил Брайан Флинн. – Они сами не знают, чего хотят. Они намного примитивнее, чем кажется женщинам. У них в голове бардак.

– А вы любили когда‑нибудь? Ну, до того как стали… – спросила Лиза.

– Нет. Ни до того, ни после. Из меня все равно получился бы никчемный муж. К тому времени, когда, наконец, решат отменить обет безбрачия для священников, я стану слишком стар, чтобы заводить отношения с женским полом. Пожалуй, это к лучшему.

– Вы не чувствуете себя одиноким?

– Не больше, чем остальные, – сказал он.

Возвращаясь домой, Лиза выбрала дорогу, которая проходила мимо будущего ресторана Антона. На втором этаже, в окне комнаты, которую он отвел под офис, горел свет. Ей захотелось зайти, но она побоялась увидеть там что‑то ужасное. Например, Эйприл с ногами на столе, или Миранду, вальяжно сидящую на полу. Или еще кого‑то.

В полной темноте она побрела к себе, в дом без света в окнах и без всяких признаков жизни. Дом, в котором царила полная тишина.

 

На следующее утро она получила sms от Антона: «Ты где? Я потерялся. Мне нужен твой совет. Чувствую себя как бесхребетная медуза. Куда ты пропала, милая Лиза? Твой покинутый Антон».

Она с трудом заставила себя выдержать двухчасовую паузу, прежде чем ответить: «Я никуда не пропадала. Я всегда здесь. С любовью, Лиза». Потом он написал ей: «Ужин сегодня? В 8? Прошу, не отказывай».

Снова она едва удержалась, чтобы не ответить сразу. Как это глупо – все эти уловки. Но, похоже, они сработали. После долгого молчания она наконец ответила: «Ужин в 8, ОК».

Лиза не стала покупать сыр, или лосося, или артишоки. Во‑первых, у нее не было на это денег, во‑вторых, ведь это он ее приглашал.

Естественно, Антон ожидал, что она принесет чего‑нибудь поесть. Она поняла это, как только он отправился к морозильнику и достал оттуда замороженный полуфабрикат – что‑то из мексиканской кухни. А Лиза в это время спокойно пила вино, улыбалась и расспрашивала его о бизнесе. Она ни словом не обмолвилась о приеме, на который его пригласила Эйприл. Лишь спросила, обзавелся ли он полезными знакомствами, которые помогут продвигать ресторан. Антон казался немного отрешенным, пока размораживал и готовил еду. Как всегда, с уверенным видом, он заправски нарезал авокадо, вытаскивал семена из чили и выдавливал сок лайма на креветки. Но мысли его блуждали где‑то в другом месте. Наконец он решился на серьезный разговор.

– Ты обиделась, Лиза? – спросил он.

– Нет. Совсем нет.

– Ты правду говоришь?

Ну конечно. С чего ты решил, что я обиделась?

– Не знаю. Ты изменилась. Не звонишь мне. Ничего не захватила к ужину. Мне кажется, ты хочешь что‑то сказать мне…

– Например?

– Что я тебе надоел, например.

– Почему? Ты пригласил меня на ужин – и я пришла. Я прекрасно провожу здесь время.

– Ну ладно. Видимо, мне показалось…

Кажется, он вполне удовлетворился ответом.

– Отлично. Сомнения рассеяны, – сказала она бодрым голосом.

– Я очень ценю тебя, Лиза. Между нами не столь серьезные отношения, но я очень ценю все, что ты сделала для меня, чтобы помочь с открытием ресторана…

Он замолчал.

Лиза выжидательно смотрела на мужчину. Она не станет договаривать за него или задавать вопросы.

– Я боюсь, что между нами возникло некоторое недопонимание. Ты меня понимаешь?

– Нет, не понимаю. О чем ты?

– Мне показалось, что ты придаешь этому слишком большое значение.

– Придаю значение чему, Антон? Ты говоришь загадками.

– Ну… Нашим отношениям, – наконец выдавил он.

Лиза почувствовала, как земля уплывает из‑под ног. Она собрала все силы, чтобы говорить обычным ровным голосом.

– Все в порядке, – сказала Лиза – и ей показалось, что это был чужой голос.

– Да. Просто я глупец. Я просто не хочу, чтобы мы связывали друг друга. Чтобы ты думала, будто у нас что‑то… особенное.

– Мы спим вместе, – резко сказала Лиза.

– Да, конечно. И будем спать, но я ведь не спрашиваю У тебя, с кем ты встречаешься после лекций или что у тебя там происходит в колледже…

– Нет.

– И ты не спрашивай, куда хожу я и с кем встречаюсь.

– Не буду, если ты не хочешь.

– Лиза, только не становись в позу.

Он начал сердиться.

Лиза пережевывала похожую на куски картона еду и не могла ее проглотить.

– Тебе сделать «Маргариту»? Ты едва прикоснулась к ужину, – с притворной заботой предложил Антон.

Лиза отрицательно покачала головой.

– Ну же, выше нос. Давай обсудим открытие. Эйприл уже подключила всех своих людей на работе.

– Так о чем тогда говорить? – она понимала, что ведет себя как ребенок, но ничего не могла с этим поделать.

– Лиза, не веди себя как обиженная женщина. Пожалуйста, Лиза.

– Наши отношения для тебя что‑нибудь значат? Хоть что‑нибудь?

– Конечно, значат. Просто я сильно рискую, я боюсь до смерти ударить в грязь лицом с этим рестораном. Что я потрачу деньги на все эти шарики, будучи по уши в долгах, а я еще не продумал многие важные вещи. Понимаешь… Не позаботился о главном.

И он растерянно посмотрел на нее.

Лиза думала, что ответить.

– Ты прав. Я просто устала и немного напряжена, потому что сейчас на меня многое свалилось. Пожалуй, я выпью «Маргариту». Ты присыплешь солью край бокала?

Антон сразу оживился.

Наверное, священник, который живет у Кэти с Гарри, был прав: мужчины действительно примитивны. И чтобы им понравиться, нужно вести себя так же примитивно. Лиза подавила накатившую панику, за что сразу была вознаграждена широкой фирменной улыбкой Антона.

Вечерние занятия в колледже проходили хорошо. Лизе было интересно – она даже не предполагала, что ей настолько понравится. Она схватывала все налету.

Ноэль сказал ей, что она лучше и быстрее всех в группе понимает материал. Поначалу ему было трудно, и он подумывал бросить курсы, но его так замучили рутинная работа и отсутствие соответствующего экономического образования, что он все‑таки решил остаться, чтобы чувствовать себя увереннее.

Ноэль рассказывал Лизе о себе во время перерывов. Он признался, что занятия на курсах и встречи в обществе анонимных алкоголиков были его единственным «развлечением».

Он был спокойным человеком и не задавал Лизе лишних вопросов. Именно поэтому она выложила ему, что ее родители сильно недолюбливают друг друга, и она никак не может взять в толк, почему они до сих пор вместе.

– Может, они боятся, что другая жизнь будет еще хуже, – угрюмо буркнул Ноэль. И Лиза согласилась с ним.

Однажды он спросил, есть ли у нее парень, и она честно ответила, что любит одного человека, но тот не хочет связывать себя серьезными отношениями, и она не знает, что с этим поделать.

– Думаю, все само собой образуется, – произнес Ноэль, и его слова почему‑то успокоили ее.

Ноэль оказался в каком‑то смысле прав. Все решилось само собой.

Лиза никогда не приходила к Антону, не предупредив заранее. Она проявляла интерес ко всем его начинаниям и больше не делала едких замечаний относительно помощи, которую оказывала шефу Эйприл. Она сосредоточилась на дизайне пригласительных для вечеринки в честь открытия. О новом наряде для торжественного мероприятия не могло быть и речи – у нее не было денег. Она призналась в этом Ноэлю.

– А это так важно? – спросил он.

– Для меня – да. Если я буду уверена, что выгляжу хорошо, у меня будет настроение и я смогу держаться достойно. Знаю, это звучит глупо, но большинство народу, который придет туда, привыкли ценить человека по одежке.

– Они просто дураки, – сказал Ноэль. – Как тебя можно не заметить? Ты выглядишь превосходно. Ты стройная, высокая, красивая, у тебя такие волосы…

Лиза пристально посмотрела на приятеля, он говорил искренне, ни тени намека на дружескую лесть.

– Уверена, что многие из них – дураки, но я же с тобой по душам говорю. У меня портится настроение при мысли о том, что мне нечего надеть.

– Может, это не совсем хорошая идея, но как ты относишься к магазинам ношенной одежды? Моя двоюродная сестра подрабатывает в одном из них. Она говорит, что иногда к ним попадают фирменные вещи.

– Отведи меня, – улыбнулась Лиза, слегка обрадовавшись малейшему проблеску надежды.

Молли Кэрролл подобрала для Лизы великолепное платье. Алое, с голубой окантовкой. Цвета как на логотипе ресторана Антона. Молли отметила, что платье будто специально сшито для Лизы.

– Я не слишком разбираюсь в моде, – сказала Молли, – но в этом платье вас трудно будет не заметить.

Лиза довольно улыбнулась. Наряд действительно прекрасно сидел.

Кэти сделала сестре укладку, и Лиза отправилась на вечеринку в приподнятом настроении. Эйприл встречала гостей на пороге.

– Классное платье, – процедила Эйприл.

– Спасибо, – ответила девушка. – Винтажное, – и она направилась на поиски Антона.

– Ты выглядишь прекрасно, – сказал он, заметив ее.

– Сегодня твой вечер. Как все идет? – поинтересовалась Лиза.

– Я два дня готовил эти канапе. Ты не поверишь, но, кажется, это не мой вечер. Эйприл считает, что сегодня ее вечер. Она старается влезть на все фотографии.

В этот момент к ним подошел фотограф.

– А кто эта прекрасная незнакомка? – спросил он, кивая на Лизу.

– Мой замечательный дизайнер и стилист Лиза Келли, – ответил Антон.

Фотограф записал ее имя и фамилию. Боковым зрением Лиза заметила, что Эйприл это не понравилось. Тогда Лиза изобразила на лице ослепительную улыбку.

– Знаешь, ты действительно сегодня сногсшибательна, – искренне восхитился Антон. – И ты подобрала наряд в цветах моего ресторана.

Лиза наслаждалась вкусом победы. Она знала, что в своем воображении будет прокручивать эту сцену много раз. Но это не только ее заслуга. Она мысленно поблагодарила Ноэля и Кэрролл. Она так мало заплатила за это платье, и в то же время выглядела одной из самых шикарных женщин на этом мероприятии. К ней подошли еще несколько фотографов. Надо сделать вид, будто она не жаждет внимания к своей персоне.

– А здесь собралась приличная толпа народу, – сказала Лиза. – Все пришли, кого ты приглашал? – она заметила кислое выражение лица Эйприл. – Ну, не стану удерживать твое внимание, – добавила она и направилась к гостям, зная, что он провожает ее жадным взглядом.

Миранда успела немного набраться.

– Браво, Лиза. Ты выиграла, – сказала она пьяным голосом.

– О чем ты? – спросила Лиза, делая вид, что не понимает.

– Ты отправила Эйприл в аутсайдеры…

– Что?

– Ну, это термин, который используется в лошадиных бегах. Есть победитель и есть аутсайдеры – то есть проигравшие, все остальные.

– Я знаю, что такое аутсайдер, но что конкретно ты имела в виду?

– Ты безраздельно завладела вниманием Антона Морана, – ответила Миранда. В ее состоянии подобная фраза была слишком сложной, поэтому девушка замолчала и присела передохнуть.

Лиза улыбнулась. Как поступить? Оставаться на вечеринке до последнего или уйти раньше? Ей было сложно принять решение, но все‑таки она решила уйти раньше. Антон расстроится, и это прольется бальзамом на ее рану.

– Ты уделишь мне больше внимания? Не присядешь со мной, чтобы как следует отметить праздник?

– Чушь. Здесь и без меня хватает народу. К тому же у тебя есть Эйприл.

– Нет, только не это. Лиза, спасай меня. Она снова начнет говорить о рекламных статьях и своих биологических часах.

Лиза громко рассмеялась.

– Не начнет, Антон. До скорого. Позвони мне – я хочу знать, как все пройдет.

И Лиза ушла.

В конце улицы остановился автобус – она поспешила сесть на него. Автобус был забит уставшими людьми, которые возвращались с работы. В своем красивом платье, на каблуках, она почувствовала себя легкомысленной бабочкой в окружении серо и однообразно одетых пассажиров. Она выпила два коктейля, мужчина, которого она любила, признался, что она выглядит сногсшибательно, и он хотел, чтобы она осталась. Было всего девять часов вечера. Она была счастлива. Очень счастлива. Этот вечер ей запомнится навсегда.

 






Date: 2015-09-17; view: 82; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.067 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию