Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Тайна похищенной карты 12 page





Бен кивнул.

— Похоже на то. Если профессор узнал через орден Христа, что «Поклонение святому Винсенту» когда-то изображало планы, а орден приказал профессору хранить эти планы в тайне, тогда все строки письма становятся понятными.

— Нам просто нужно отыскать, что теперь находится на первом этаже.

— Ну, это будет просто, — язвительно ответил Бен. — Нам всего-навсего необходимо проникнуть на этаж всемирно известного здания, которое охраняется ЮНЕСКО, доступ к которому закрыт уже несколько веков.

Их разговор прервала экскурсовод неожиданно бодрым сообщением:

— А сейчас мы войдем в Шаролу.

На этот раз дневной свет не изменил впечатления от Томарского комплекса: Шарола по-прежнему казалась нереальной в своем ослепительном блеске. Широкие полосы солнечного света лишь подчеркивали ее красоту. Мара отключила сознание от монотонного жужжания экскурсовода и позволила себе насладиться архитектурной роскошью.

В ту секунду, как они вошли в ризницу, началась работа. Мара осмотрела все сантиметр за сантиметром, сравнивая в уме с архитектурными планами каждое окно, каждую колонну, каждый карниз. Она еще раз убедилась, что отсюда нет явного доступа на нижний этаж, если только не сверлить дырки в каменном полу.

Мара перешла к южной стене. Вспомнив один абзац из рекламного буклета, где утверждалось, что до 1930-х годов вход в ризницу осуществлялся через южное окно, смотрящее на главную галерею, она решила внимательнее приглядеться.

И тут она увидела. На пустой южной стене выделялся выступ небольшой каменной умывальной чаши, под которой располагалась весьма внушительная кованая решетка. Мара долго смотрела на нее. Подошел Бен и проследил за взглядом Мары. И тогда Мара процитировала строку из профессорской записки:

— «Смой мои грехи».

 

 

 

Осень 1498 года

Восточное побережье Африки

 

Антонио ведет потрепанный флот вдоль восточного побережья Африки, по пути нанося маршрут на карту. Приказ отчалить от Каликута да Гама отдал поспешно, не учитывая направления ветров, — в нем заговорила уязвленная гордость. По команде ударяет цинга, корабли попадают в штиль.



Десны моряков распухают так, что они не могут есть. Ноги их чернеют и раздуваются, так что они не могут ходить. На палубах «Сан-Габриэла», «Сан-Рафаэла» и «Берриу» высятся груды тел. Только семь-восемь человек на каждом судне способны нести службу.

В неподвижном воздухе разносится священное песнопение — проходят похоронные мессы. Монотонные мемориальные гимны прерываются лишь всплеском волн: тела сбрасывают в море. Корабли движутся так, словно разрезают не воду, а мед; матросов осталось очень мало, да и ветра нет. Приходит приказ. Кораблем «Сан-Рафаэл» больше некому управлять, его надлежит сжечь.

Антонио, которого цинга подкосила, но не выбила из строя, обходит штурманскую палубу и офицерский кубрик. Собирая свои нехитрые пожитки, среди которых карта да Гамы, он действует почти в гробовой тишине. Ему даже начинает не хватать обидных замечаний погибших сослуживцев.

«Сан-Рафаэл» поставлен на якорь и готов к сожжению. Антонио спускается в шлюпку с остатками команды — грязными, истощенными матросами, солдатами и священником. Капитан Паулу да Гама садится последним. В руках у него резная фигура с носа корабля — деревянный архангел Рафаэл.

Антонио рад, что на короткое путешествие до «Сан-Габриэла» у него есть тихая компания — отец Фигераду. Присутствие священника дарит ему покой, пока они приближаются к судну капитан-майора, где ему предстоит выдержать постоянное общение с разгневанным да Гамой. Тем более что цинга унесла жизнь штурмана «Сан-Габриэла».

Оставшиеся в живых моряки перебираются на борт «Сан-Габриэла». Обе команды выстраиваются на палубе, и капитан да Гама на торжественной церемонии передает своему брату деревянную скульптуру.

Капитан-майор подает сигнал храбрецу-матросу, которому поручено опасное дело. Изящное судно «Сан-Рафаэл» с квадратными парусами и блестящими деревянными бортами начинает гореть. Матрос быстро удаляется от корабля, а тем временем нижняя палуба загорается оранжевым светом. Пламя постепенно краснеет, разрастается, ползет вверх по мачтам.

К горлу Антонио подкатывает тошнота, пока он смотрит, как обугливается «Сан-Рафаэл». Он вспоминает о женщинах и детях на корабле, шедшем из Мекки. Он смотрит на отца Фигераду, и тот, понимающе кивнув, начинает беззвучно молиться.

Языки пламени перепрыгивают на оснастку. Затем огонь охватывает паруса. Загораются горделивые красно-белые кресты ордена Христа, украшавшие каждый парус. Антонио не хочет смотреть на да Гаму, но не может себя побороть. Капитан-майор, такой невозмутимый во время всех предыдущих кровопролитий, держит статую архангела Рафаэла, как младенца. Когда начинают дымиться кресты, Антонио готов поклясться, что на глазах командира выступают слезы.

Затем да Гама поворачивается к нему. Наверное, Антонио все-таки ошибся. В высокомерном взгляде да Гамы нет ни малейшего признака слабости. Капитан-майор отдает ему приказ:



— Веди нас домой, штурман Коэльо.

 

 

 

Наши дни

Томар, Португалия

 

У Мары затекла правая нога. Они с Беном забились в угол чулана, ожидая, когда закроется музей. Как только закончилась экскурсия, они отбились от группы и спрятались в заброшенной передней одной из неотреставрированных галерей. Там они дожидались наступления ночи.

Постепенно все звуки в замке и монастыре стихли. Первыми перестали галдеть туристы. Затем прекратилось шуршание швабр и позвякивание ключей — это угомонились служащие. Наступила тишина. В гулком музее воцарилось спокойствие, а нервы Мары тем не менее были взвинчены до предела. Что вообще она здесь делала? Ей надлежало заниматься своим делом, разыскивать украденные произведения искусства, а не вести себя как один из тех воришек, которых она преследовала. К тому же ее теперешняя игра в шпионов не имела никакого отношения к украденной карте, насколько она понимала.

Бен толкнул Мару локтем. Оба поднялись с пола. Рюкзак Бена потяжелел и расширился после их прихода сюда — он запасся веревкой и инструментами, заимствованными из шкафа уборщика по дороге в чулан. Оба сомневались, что такого снаряжения будет достаточно, но следовало хотя бы попробовать.

Они вышли в коридор, где стояла кромешная тьма. Бен запомнил наизусть план здания, поэтому Мара шла за ним след в след, пока он ощупью находил дорогу, проводя рукой по шершавым каменным стенам. Она полностью ему доверилась в лабиринте коридоров.

Внизу некоторых стен начали появляться охранные светильники — свидетельство того, что они приближались к Шароле. Мара узнала от Джо, что у Томарского комплекса на охрану выделяются ограниченные средства, поэтому все силы в основном брошены на периметр и знаменитую Шаролу с ее позолоченными бесценными украшениями. Зная об этом, Мара и Бен держались от Шаролы подальше, когда вошли на территорию церкви. Они прижались к стене и быстро сбежали по ступеням в ризницу. Сирена не включилась.

Из окна мануэлино лился лунный свет. Его вполне хватило, чтобы Мара и Бен, вооруженные фонариками, могли работать. Они опустились на колени рядом с железной решеткой под умывальной чашей. Бен достал инструменты и начал выковыривать решетку.

Хотя Джо предупредил ее в электронном сообщении, что по ночам дежурят всего несколько охранников, Мара отошла от Бена, чтобы посторожить. Каждый раз, когда раздавался железный лязг, внутри у нее все переворачивалось. Она все время оглядывалась, чтобы посмотреть, как там идут дела, и уже начала подумывать, что все их усилия ни к чему не приведут. Как-никак, железная решетка уже пять столетий впивается своими когтями в каменный пол ризницы — почему они вдруг решили, что смогут сковырнуть ее одним махом?

По ризнице пронеслось эхо леденящего душу скрипа. Она обернулась на шум. Решетка была в руках Бена.

Он потянулся к рюкзаку, достал одну из веревок и обвязал вокруг колонны. Второй конец он начал обматывать вокруг пояса. Но тут вмешалась Мара.

— Что вы делаете? — прошептала она.

— Хочу спуститься вниз. А вы оставайтесь здесь, продолжайте дежурить. Возможно, мне понадобится ваша помощь, чтобы вернуться.

— Бен, позвольте мне спуститься первой.

— Ни за что. Слишком опасно.

— Вы видели отверстие? Я легко смогу протиснуться, а вот насчет вас у меня есть сомнения. К тому же мы не знаем, не сужается ли спуск.

Бен засомневался. Мара почувствовала, как его галантность уступает место здравомыслию. Многолетний опыт по розыску тохар, когда ему приходилось залезать в немыслимые подземные щели, подсказывал, что предложение Мары разумно.

— Вы уверены?

— Да.

Так оно и было. Она предложила спуститься первой, повинуясь порыву, но и теперь, спустя несколько секунд, знала, что поступила правильно.

— Ладно.

Мара сняла рюкзак, а Бен развязал веревку на поясе и подошел к ней. Она ощущала его теплое дыхание, пока он обматывал веревку вокруг нее. Он действовал медленно, словно неохотно.

Наконец дело было сделано. Мара отстранилась и шагнула к отверстию. Бен схватил ее и притянул к себе.

— Если только испугаетесь, сразу дайте мне сигнал. Понятно?

— Обязательно.

— Даете слово?

— Даю.

Оба опустились на холодный каменный пол. Он посветил фонариком в темную дыру в полу, она сделала то же самое. В кромешной тьме ничего не высветилось — ни ступеней, ни дна.

Мара опустила ноги в дыру, набрала в легкие побольше воздуха, перекрестилась и начала проталкиваться вниз. Она опускалась в прямоугольную шахту, скошенную книзу. Со всех сторон ее тело тесно сжимали стенки, но все равно оставался небольшой зазор, чтобы по дюйму опускаться вниз. Мало-помалу она преодолевала расстояние, гадая, что ее ждет в конце пути. Желоб закончился резко, и она упала на пол.

— Как вы там? — донесся до Мары голос Бена, который рисковал быть обнаруженным.

— Я в порядке, — ответила она как можно тише, поднимаясь с пола.

Если не считать нескольких синяков, она не пострадала при падении. Мара достала из кармана фонарик и включила.

Луч с трудом пробился сквозь вековую пыль, грязь и паутину. За всем этим мусором она разглядела вырезанные в камне веревки, узлы, бакены и водоросли. Стиль мануэлино. Но это не все. Еще она увидела стены, деревянные шкафы и скамьи, золоченые армиллярные сферы, эмблемы короля Мануэла, красно-белые кресты ордена Христа, потолок, раскрашенный на первый взгляд облаками на лазурном фоне.

Фонарный луч высветил золоченую живопись, показавшуюся Маре необычайно яркой. Она обошла вокруг помещения, благоговейно любуясь мастерством исполнения собранных таинственных вещей. По стенам стояли шкафы, а центр занимал скульптурный алтарь. Ее заинтриговал миниатюрный саркофаг на алтаре.

Она подошла к нему, но тут из шахты прозвучал голос Бена:

— Мара, что там такое?

Она еще раз осветила потолок, затем шкатулку и только тогда поняла назначение комнаты.

— Думаю, это хранилище карт, Бен.

 

 

 

Осень 1424 года

Тангу, Китай

 

Чжи возвращается к себе в каюту. Новость его ошеломила. Он горюет, что Кэ зря пожертвовала своей жизнью, что и он зря отказался от многого ради места на одном из кораблей адмирала Чжэна, надеясь вернуть утерянную славу рода Ма. Получается, что все, чего он добился, — это несколько лишних таэлей для семьи, да и те, вероятно, вскоре иссякнут.

Спустя какое-то время он слышит стук в дверь. Чжи позволяет войти, но никто не переступает через порог. Он сам поднимается и открывает дверь, за которой стоит внушительная фигура в красных одеяниях и черном головном уборе. Адмирал Чжэн. Он пришел один.

Чжи падает на пол к ногам адмирала. Он не представляет, почему удостоился такой чести.

— Главный картограф Ма Чжи. Можешь подняться.

Чжи пытается встать, но ноги так дрожат, что у него ничего не получается. Он продолжает лежать распростершись, не смея поднять глаз — вдруг видение исчезнет.

— Я ваш слуга, адмирал Чжэн.

Он слышит, как огромный человек заходится низким смехом.

— Это я уже понял, Ма Чжи. Это я уже понял. И все же мне бы доставило удовольствие, если бы ты поднялся.

Чжи поднимается, но продолжает смотреть в пол. Несмотря на потупленный взгляд, Чжи сознает, что они оба почти одного роста. Это его поражает; он всегда представлял адмирала Чжэна чуть ли не великаном.

— Посмотри на меня, Ма Чжи.

Чжи осмеливается посмотреть прямо в лицо своему герою. Он удивлен, видя, что черные глаза Чжэна блестят озорством.

Адмирал Чжэн ловит его взгляд, потом осматривает Чжи с головы до ног.

— А в тебе есть черты рода Ма. По правде говоря, ты слегка смахиваешь на моего отца.

— Для меня это честь, адмирал Чжэн.

Чжи знает, что они с адмиралом состоят в дальнем родстве, но услышать об их сходстве для него немыслимый комплимент.

— Я очень доволен твоими успехами за все годы, с тех пор как я вызвал тебя из Куньяна.

— Что значит «вызвал»? — выпаливает Чжи.

— Вот именно, вызвал. Когда император Юнлэ решил увеличить количество евнухов в своем услужении, я отыскал молодых родственников из своего родного городка и предоставил им эту возможность.

— Я не знал. — Чжи догадывается, что на этом покровительство адмирала не закончилось. — Так это вы добились для меня и Ма Ляна мест в Главном церемониальном управлении?

— Да, Ма Чжи. Я обеспечил тебе и остальным молодым людям из Куньяна подходящие посты. Не хотел, чтобы ты всю жизнь прислуживал младшим наложницам императора, исполняя их капризы.

Чжи снова падает на колени. Он оглушен тем, что находится в огромном долгу перед Чжэном.

— Благодарю вас, адмирал Чжэн.

— Пожалуйста, встань, Ма Чжи. Я пришел к тебе с одной просьбой.

— Все, что пожелаете, адмирал.

— Это просьба противоречит всем приказам нашего нового императора. И если тебя поймают, то ты сильно рискуешь, а мне придется все отрицать.

Чжи отвечает не сразу. Он размышляет, что будет с его семьей, если он согласится, а поборники нового мандаринского режима об этом узнают, но тут же сознает, что все возможности, предоставленные ему и его семейству: образование, путешествия, дополнительные деньги, перспектива улучшить положение родителей и братьев, пусть даже теперь равное нулю, — он получил благодаря милости адмирала Чжэна. Даже если Чжи не удастся восстановить былое положение рода Ма, он, по крайней мере, сможет заплатить свой долг адмиралу.

— Я служу вам, адмирал Чжэн. А потом уже всем остальным. — Чжи искренен в своей клятве.

— Я надеялся, что так и будет, Ма Чжи. Я прошу тебя собрать все карты и лоции с кораблей армады. Любые документы, свидетельствующие об открытиях экспедиции. При этом ты будешь объяснять всем, что выполняешь приказ об уничтожении этих материалов. Понятно?

— Да, адмирал, понятно.

Чжи понял просьбу адмирала, но ему невдомек, в чем состоит риск. Именно такое поручение будет всячески приветствоваться новым мандаринским режимом.

— Но прежде чем сжечь карты, я хочу, чтобы ты запомнил их наизусть. Сумеешь?

— Да, адмирал.

— Затем, отдавая дань покойному императору Юнлэ, ты создашь карту. На ней будут все земли, открытые нашими флотами. Это будет карта всего мира под небесами. А потом я хочу, чтобы ты нашел способ переправить карту на родину Марко Поло, единственную из многих стран, не подчиненную Китаю. Я не желаю, чтобы результаты нашего похода исчезли вместе с нами.

 

 

 

Наши дни

Томар, Португалия

 

Бен шлепнулся на пол с глухим стуком. Мара поспешила к нему на помощь, протянув руку. Бен встал, отряхнулся и начал изумленно озираться.

— Я чувствую себя как Говард Картер, вошедший в усыпальницу Тутанхамона, — сказал он.

— Присмотритесь внимательнее.

Ей хотелось убедиться, что их мнения совпадут.

Мара ждала, пока Бен светил фонариком на стены, колонны, пол, шкафы и скамьи и наконец потолок. Расплывчатые изображения, парящие над ними, обрели форму, промежутки голубого перестали быть бессмысленными.

— Плафон на потолке — это одна сплошная карта мира. На нее нанесены континенты, моря, острова, океаны… — Он все больше волновался. — Я вижу Америку, Австралию, Антарктиду, Тихий океан. Время создания карты — конец тысяча четыреста девяностых или начало тысяча пятисотых… — Бен умолк, внимательно вглядываясь в потолок.

— Все точно.

— А под плафоном расположены эмблемы ордена Христа.

Их одновременно потянуло к алтарю. Бен осветил фонариком латинскую надпись вокруг основания, с которой Мара не справилась.

— «На этой священной основе покоятся наши открытия».

Они исследовали миниатюрный саркофаг. Древний скульптор украсил его мраморными канатами, инкрустировал кораллами и жемчугом, обвязал золотыми морскими узлами.

Вместе они приподняли невероятно тяжелую каменную крышку. Отодвинув ее в сторону, посветили фонариками внутрь. Там лежал свиток.

Мара протянула к нему руку, но Бен ее остановил.

— Обязательно трогать? Мы можем ему повредить.

— Мы не для того проделали столь долгий путь, чтобы отказаться узнать, что спрятано в этой комнате.

Мара вынула свиток из хранилища. Бен держал над ним фонарь, пока Мара с огромной осторожностью разворачивала документ. Она боялась, как бы он не раскрошился от ее прикосновения.

Каждый поворот деревянной ручки разворачивал во всей красе изображение мира. Континенты, океаны и острова кружили на холсте в веселом танце. Даже в темноте свиток поражал живыми яркими красками. А по краям карты мерцали в грациозном ритме китайские иероглифы.

Бен не мог глаз отвести от шедевра. Он еще не заговорил, а Мара знала, что он скажет.

— Это та самая карта. Именно ее я нашел на раскопках.

— Я знаю. Но как такое возможно? Сюда никто не спускался уже несколько веков.

Он помолчал, прежде чем ответить.

— Погодите секунду. Посмотрите на правый угол. Видите крест ордена Христа?

— Да.

— На моей карте в этом углу изображен лотос. — Он посветил на правый угол карты. — Мне кажется, крест нанесен поверх лотоса. Но в остальном эти две карты идентичны.

Все фрагменты мозаики сошлись.

— Эрманно был прав. Сведения о китайской карте достигли Европы еще до начала эпохи Великих географических открытий. Создатель карты, должно быть, сделал копию, и она каким-то образом была доставлена в Португалию.

Бен кивнул.

— Выходит, у португальцев с самого начала была первая карта мира, и благодаря ей они получили в свое время мировое господство. Это на самом деле основа их открытий.

— Вот именно. Но мы ошибались насчет «Поклонения», — сказала Мара.

— Что вы имеете в виду?

— В первоначальной версии святой Винсент держал в руке вовсе не архитектурные планы. Он держал в руке эту карту. И профессор обещал ордену Христа хранить тайну вовсе не о первом этаже. Он поклялся хранить тайну карты. В первом варианте «Поклонение», вероятно, рассказывало историю о том, как Господь — через посредничество святого Винсента — передал эту карту мира ордену Христа, чтобы Португалия могла распространить христианство и получить господство в торговле. Эту историю португальцы затем скрыли: сначала зарисовали фрагмент на «Поклонении», затем построили этот этаж и наглухо его закрыли.

— А когда профессор решил нарушить обещание, данное ордену Христа — и, вероятно, Богу, — и поделиться этой важной тайной с нами, он не мог сделать это прямо. Возможно, ему пришлось даже скрыться. Но почему он вообще поделился с нами тайной?

— Вы говорили о профессоре, как о человеке кристальной честности. Наверняка он понимал, что карта, издавна скрываемая орденом, которую он, разумеется, никогда не видел, должна быть предана гласности, как только мы найдем нашу карту. В своей записке он намекает, что совесть не позволяет ему дольше хранить клятву.

— Я чувствую себя ужасно, Мара. Словно это я вынудил профессора Силву пойти на такой шаг.

Мара дотронулась до его руки.

— Бен, пожалуйста, не вините себя. Он рассказал нам обо всем по собственной воле.

Бен крепко сжал ее руку.

Мара продолжила:

— Он хотел, чтобы мы нашли и этот этаж, и эту карту. Без него мы в конце концов все равно нашли бы китайскую карту, но никогда не узнали бы обо всем этом.

— Так где же моя карта?

— У Диаша.

— Мне казалось, Диаша не существует.

— О нет, он существует. Диаш — это виконт Томар.

Бен недоуменно уставился на нее.

— Что?

— Это логично, ведь так? Виконт — теперешний грандмейстер ордена Христа, а также известный коллекционер карт, а его род уже несколько веков управляет комплексом. И он страстно отстаивает необходимость сохранять историю Португалии и добивается для своей родины места в Европейском союзе, обеспечивая ее экономическое будущее. Кто еще может быть Диашем, как не он?

— Боже мой, вы правы.

— Давайте теперь посмотрим, что хранится в этих шкафах. У нас осталось не так много времени.

Они разошлись по разным сторонам, обратившись к резным деревянным шкафам вдоль стен. Мара потянулась к дверце одного особенно роскошно украшенного шкафчика, надеясь, что древесина не сгнила за прошедшие века. Дверца не рухнула, не развалилась, когда Мара ее открыла.

Луч ее фонаря высветил внутри целую гору свитков, очень похожих на ту карту, что они обнаружили в саркофаге. Боясь повредить их, Мара тем не менее взяла один сверху. Развернув свиток, она увидела древнюю морскую лоцию африканского побережья.

Она обернулась к Бену, который в эту секунду тоже посмотрел на нее.

— Карты. Шкафы забиты картами.

На верхнем этаже раздались шаги прямо у них над головами. Мара и Бен замерли. Когда шаги затихли, Бен прошептал:

— Берите карту.

Мара потянулась было к ней, но на полпути застыла. Если она возьмет карту, то чем она тогда будет отличаться от воров, которых преследует? А с другой стороны, разве можно оставить здесь карту? Она ведь ключевое звено в загадке, которую они с Беном пытаются раскрыть, чтобы найти китайскую карту.

Мара схватила свиток, свернула его и передала Бену. Он спрятал его в тубус с архитектурными планами и убрал в рюкзак. Мара боялась быть пойманной, но мысль оказаться запертой в этом каменном замшелом мешке наводила на нее ужас. Они по очереди поднялись по веревке наверх.

 

 

 

Осень 1424 года и зима 1425 года

Пекин, Китай

 

Вернувшихся из похода моряков встречают холодно. Никаких награждений, никаких похвал. Новый император Хунси и его мандарины осыпают мореплавателей лишь презрением. И приказывают разжечь костры.

На пурпурных стенах в Запретном городе играют отблески почти сотни костров. От их огня ночное небо светится как днем, а воздух пропитывается запахом горящих свитков.

Во время вечерних молитв дым проникает в мраморный зал, отведенный для мусульман. Едкий запах отвлекает Чжи от звучной молитвы других верующих. Мысли его начинают витать, как клубы дыма вокруг него, а взгляд устремляется на ближайший двор, где огонь в кострах поддерживают охранники мандаринов.

Запах напоминает Чжи о клятве адмиралу Чжэну. Помолившись, Чжи ускользает от остальных. Он направляется по темному коридору к хранилищу, где, как он знает, ожидают своей очереди на сожжение сотни свитков, привезенных из похода.

Перед дверьми охрана не выставлена. Чжи потихоньку проникает в хранилище. У стен лежат высокие горы свитков. Опустившись на колени, он разыскивает среди них карты; ему осталось запомнить еще несколько важных лоций — тех самых, которые он поспешил отдать еще до просьбы адмирала.

Необходимые ему документы оказываются в основании огромной горы. Чжи вытаскивает восемь самых важных и сует их подмышку. Он открывает дверь и начинает тихонько продвигаться по коридору, благодаря Аллаха за безлунную ночь.

Чжи заворачивает за угол, собираясь скрыться в комнате, которую ему предоставили, пока мандарины решают судьбу вернувшихся евнухов. И тут он натыкается на охранника.

— Что у тебя здесь, евнух?

Чжи почтительно склоняет голову.

— Ничего.

— Похоже на свитки, — говорит охранник и тянется к руке Чжи.

Чжи выворачивается из цепких лап охранника и пускается наутек. Куда бежать или к кому, он не знает, но инстинкт велит ему защищать свитки.

Охранник очень проворен. Он настигает Чжи и выталкивает во двор, где ярко горят костры. Чжи прикрывает свитки телом от охранника. Из его груди невольно вырывается крик, когда ребра трещат от пинков.

Откуда-то издалека, словно из сна, до Чжи доносится буддистская мантра. Он узнает слова. Когда-то Кэ объясняла ему, что они означают призыв к состраданию и просвещению.

Звучная мантра действует почти гипнотически. Это последнее, что он слышит, прежде чем теряет сознание. Он приходит в себя от стука сандалий по мраморному полу. Чья-то рука тащит его прочь от охранника. Чжи открывает глаза и видит буддистского монаха, который принимает пинки за него.

Охранник останавливается.

— Я не стану бить монаха, — говорит он, после чего отбирает у буддиста Чжи. — Но приказ все равно исполню.

Чжи еле передвигает ноги, пока охранник тащит его к ближайшему костру, где заставляет протянуть руки к пламени. Жар нестерпим, и Чжи невольно размыкает руки, роняя в огонь свитки. Он приходит в отчаяние, но тут к нему снова на помощь спешит монах.

Охранник теряет равновесие от неожиданной атаки. Чжи не упускает единственный шанс и пулей несется прочь, скрываясь в черной ночи. И все же он невольно оборачивается, чтобы в последний раз взглянуть на двор. Он беспомощно смотрит, как свитки с картами исчезают в пламени.

 

Следующие несколько дней Чжи терзается неопределенностью. Он тщательно прячет перебинтованные руки под халатом, но каждую минуту ждет разоблачения за попытку спасти свитки, что считается предательством при нынешнем режиме мандаринов. А еще он ждет решения своей профессиональной судьбы, если все-таки останется жив.

Время заживляет раны и приносит облегчение. Личность предателя так и остается нераскрытой, а его будущее определено. Евнуха Чжи возвращают к его бывшему мастеру в Главное церемониальное управление. Он рад своему везению вновь оказаться под началом мастера Шэня. Многие евнухи вообще остались без работы, особенно те, кто служил у адмирала Чжэна; самых несчастных отсылают в Нанхай, императорский лагерь для временной изоляции. Чжи знает, что ему повезло: семья по-прежнему получает его жалованье. Пока получает.

Он исполняет прежние обязанности при мастере Шэне. Регистрирует донесения, помогает координировать политические решения и составляет рекомендации мастеру. Разумеется, он по-прежнему подает ему чай.

Через короткое время Чжи кажется, что прошедших нескольких лет вовсе не было, тем более что он не встречает ни одного моряка, даже Юаня, чьи теперешние обязанности не позволяют вторгнуться на территорию евнухов. Кажется, будто он никогда не совершал долгого путешествия, не открывал новых земель. Единственное утешение Чжи — воссоединение с Ляном, которому он может, ничего не опасаясь, шепотом рассказать ночью в темноте спальни о походе армады.

Чжи выбирает время и место, чтобы исполнить миссию, порученную адмиралом Чжэном. Так как ему больше не позволено изучать навигацию и картографию, то и посещать студию каллиграфии у него нет причины. Однажды ему удается потихоньку пробраться в студию, чтобы запастись чернилами и свитками, но второй раз рисковать он не может. У дворцовых стен появляются глаза и уши, по мере того как крепнет власть подозрительных мандаринов.

Он докладывает мастеру Шэню, что новая мандаринская администрация рассылает больше донесений, чем прежняя, и евнухи не справляются. Он просит позволения работать в кабинете управления после вечерней трапезы, чтобы вовремя регистрировать все поступающие документы. Опасаясь потерять положение при новом режиме, мастер Шэнь с готовностью соглашается.

Чжи прячет тайную работу у всех на виду: под ворохом последних донесений на столе в кабинете мастера. Он воздвигает целую пирамиду из свитков, чтобы любому неожиданному визитеру не было видно, чем он занимается. Под этой маскировкой он работает над картой.

Ночь за ночью он рисует береговые линии, горные массивы, океаны и континенты. Когда солнце опускается за горизонт и вечерняя трапеза подходит к концу, Чжи спешит увидеть, какое новое чудо появится на его карте и на копии, которую он одновременно делает. Как просил адмирал Чжэн, а Чжи поклялся исполнить, на карте появляется весь поднебесный мир.

 

Чжи наливает дымящийся чай в фарфоровую чашку, берет ее обеими ладонями, поднимает на уровень груди и направляется к мастеру Шэню. Опустившись перед ним на колени, Чжи протягивает чашку.

Он ждет, что мастер Шэнь примет подношение, а мысли его витают. Он все время думает о своем обещании адмиралу. Он не знает, как исполнить вторую часть клятвы — доставить карту из Китая на землю Марко Поло, пока не зависящую от Китая.






Date: 2015-09-05; view: 97; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.022 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию