Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Больше книг Вы можете скачать на сайте - FB2books.pw 1 page





Но дело было не только в этом, Корделия испугалась. Когда она целовала Уилла, она больше не контролировала себя. Она думала о «Книге Судьбы и Желаний» и о том, как ее найти. Как если бы ее целью были не губы Уилла, а книга, о которой говорила ведьма.

Вместе они в абсолютной тишине направились к Дому Кристоффа, каждый погрузился в свои мысли.

Элеонора прервала молчание вопросом:

– Ну… теперь мы найдем маму с папой и вернемся домой?

– Мы попытаемся, – сказала Корделия.

– Но как?

– Сделаем то, о чем сказала Ведьма Ветра, – ответила Корделия, пожимая плечами.

– Ни за что, – встрял Брендан. – Я не верю ни единому слову старой карги. Ведите себя эгоистично и получите то, чего хотите? Очевидно же, что это ловушка. Тем более что ты попробовала и не сработало.

– Может, стоит попробовать тебе. Или всем нам. Похоже, в ее словах была по крайней мере какая-то логика. Нам следует воспользоваться ее рекомендациями.

– Это она поместила нас в такую ситуацию. Послушай, мы найдем другой способ вернуться домой.

– В этом я с Бренданом согласен, – заметил Уилл. – Ничего личного. Просто я не доверяю женщинам с гнилыми зубами.

– И он англичанин, – добавил Брендан, надеясь напомнить Корделии о его сногсшибательном акценте.

– Да послушайте же, мы должны последовать ее словам. Хотя бы до тех пор, пока не разыщем книгу, а после можем и перехитрить ее, – сказала Корделия.

– Ну уж нет. Это слишком опасно…

– Ты боишься!

– Не боюсь я…

– А вы в курсе, что в вашей семье особенное количество человек? – поинтересовался Уилл.

Элеонора топнула ногой.

– Больше никаких споров!

Все поморщились от ее крика, Элеонора могла быть очень громкой, когда хотела.

– Мы не знаем, кому верить, потому что мы ничего не знаем! Мы не знаем, в какой книге находимся, не знаем, почему Ведьма Ветра выбрала нас, и мы не знаем, вернутся ли эти варвары, убивающие лошадок! Пока мы этого не будем знать, нет смысла вообще что-либо делать.

– И как, ты думаешь, мы сможем узнать ответы на все эти вопросы? – спросил Брендан. – Ты видела где-нибудь здесь Википедию?



– Мы можем обо всем этом прочесть, – предложила Корделия.

– Прочесть где? – продолжал напирать Брендан.

– В романах Денвера Кристоффа, – ответила Корделия. – Прочтем все их.

– Должен признать, это хорошая идея, – сказал Уилл. – Так мы сможем понять, в какой именно книге находимся.

– Кое-что нам уже известно, частично произошедшие события повторяют «Диких воителей», – начала пояснять Корделия. – История Уилла лежит в основе романа «Отважный летчик», но, возможно, есть и другие романы, с которыми мы должны ознакомиться?

– Звучит здорово, – сказала Элеонора. – Но сначала… Уилл, ты бы мог подежурить у двери на случай, если снова появятся варвары…

– Или лысая вонючая карга, – добавил Брендан.

– Или этот громадный волк, который чуть не откусил мне голову, – продолжила Элеонора.

– Правильно, если кто-нибудь заявится, стреляй и зови нас, – резюмировала Корделия. – Необязательно в таком порядке.

Уилл отдал честь.

– Буду счастлив выполнить свой долг.

– Я пойду наверх, попробую открыть чемодан с инициалами, – объявила Корделия. – Внутри тоже может оказаться подсказка.

– Я сама хочу открыть чемодан, – начала было Элеонора, но, помолчав, сказала: – Хорошо. Никаких споров.

Элеонора с Бренданом пошли в библиотеку. Солнце находилось в зените и заливало дом ярким светом, так что можно было без труда найти все нужные книги. Элеонора уже отложила романы Денвера Кристоффа в сторону от других книг, поэтому сейчас она чувствовала себя экспертом, несмотря на то что Брендан считался за главного.

Брендан не возражал, он начал читать книгу под названием «Король Гладиуса». Он прочел двадцать страниц, когда понял, что это не та книга, в которую они попали (чему он был очень рад, так как в романе было много львов, которые постоянно поедали людей). Он посмотрел на Элеонору, читающую «Диких воителей».

– Сколько ты уже прочла? – спросил Брендан.

Элеонора поджала губы:

– Я на тридцатой странице.

Брендан был уверен, что она говорит неправду.

– Это здорово, Нелл. Почему бы нам не поменяться?

Брендан знал, что «Дикие воители» понравятся ему куда больше, это же небо и земля. Он передал сестре свой экземпляр «Короля Гладиуса».

– Думаю, здесь могут быть очень интересные вещи.

Элеонора обменялась книжкой с братом, и Брендан быстро погрузился в чтение «Диких воителей».

Роман был не только об Убиене и его воинах-варварах, но и об их покровительнице, злой королеве по имени Дафна, которая жила в Замке Корроуэй. Брендан узнал имена, которые слышал во время столкновения с Убиеном и его шайкой. Но в романе были и другие значительные силы, например, Сопротивление – группа свободных борцов против злой королевы Дафны, они пытались остановить ее. Это были простые горожане, они тайком шпионили и состояли на службе в качестве лучников и кузнецов, выковывающих оружие. Ими руководил генерал, но больше всего Брендана заинтересовала дочь генерала, героическая девушка Селин.



Она была хорошенькой, и у нее были темно-синие глаза, переливающиеся фиолетовым оттенком. Его поразил ее ум и абсолютное отсутствие страха перед кем бы то ни было, а кроме того, в ней было сильно чувство веры в себя. Именно с такого рода девушками Брендану никогда не случалось встречаться в школе, потому что все девочки, что учились вместе с ним, как правило, обсуждали друг друга. Брендан находил Селин потрясающей.

Он продолжал увлеченно читать, пока не дошел до части, в которой появилось существо, в тысячи раз превосходящее по силе Убиена, когда вдруг его позвала Элеонора:

– Брен! Книга, которую ты отдал мне, бесполезна! Здесь про всякий Древний Рим.

– Да ну, правда?

– Не прикидывайся дураком! Ты дал мне книгу, зная, что это не та книга, в которую мы попали, потому что я читаю медленно!

– Нелл, это не так…

– И ты продолжаешь меня обманывать сейчас! Я собираюсь помочь, веришь ты в меня или нет. – Элеонора отложила «Короля Гладиуса» и взялась за роман «Сердце и шлем», посвященный пиратам. – Может быть, нас заключили и в эту книгу тоже.

Брендан подошел к ней и обнял.

– Ты помогаешь, Нелл. Ты очень помогаешь.

Тем временем на втором этаже Корделия тайком дочитывала «Отважного летчика», но окончание книги шло с большим трудом. Как ни старалась она поскорее закончить чтение, все было напрасно.

«Ты просто смешна, – говорила себе Корделия. – Он всего лишь какой-то глупый мальчишка. Он даже не закончил школу».

В романе Корделия прочла о том, что Уилл солгал о своем возрасте, чтобы попасть в Королевский летный корпус, на самом деле ему было всего лишь семнадцать. Но сколько ни убеждала себя Корделия, она все-таки беспокоилась о судьбе Уилла.

Она отложила книгу и подошла к чемодану с инициалами РУ. С тяжелым замком невозможно было справиться вручную, поэтому она решила сбить его молотком. К своему сожалению, она смогла найти только крошечный молоточек с шарообразным бойком под раковиной в ванной. От такого молотка не было никакого толку, и она положила его на место.

Затем Корделия попыталась взломать замок, используя крючок… заколку… ржавый меч – оружие маленьких солдатиков времен гражданской войны из коллекции Брендана, разбросанную после нападения Ведьмы, но ничто не помогало открыть чемодан.

– Уилл! – позвала Корделия. – Мне нужна твоя помощь!

Спустя несколько мгновений Уилл оказался на втором этаже в родительской спальне вместе с Корделией, тщетно пытающейся взломать замок. Корделия стала объяснять:

– Я никак не могу открыть чемодан. У тебя есть какие-нибудь идеи, как можно его…

БА-БАХ!

Уилл улыбнулся и опустил револьвер. Его лицо обдало запахом пороха. Сбитый пулей замок лежал на полу рядом с чемоданом.

– Ненужное пижонство, – прокомментировала Корделия, на что Уилл просто пожал плечами.

В спальню вбежали Брендан и Элеонора.

– Круто, – сказал Брендан, увидев пробитый пулей замок. – Уилл, думаешь, я смог бы научиться стрелять из твоего пистолета?

Летчик назидательно поднял оружие вверх.

– Это не пистолет. Это револьвер «Уэбли», шестая модель. И оружие не игрушка, я не хочу, чтобы ты имел к нему отношение.

– Ладно, – ответил на это Брендан, пока Корделия открывала чемодан.

Это был превосходно сделанный чемодан, от которого приятно пахло дубом и латунью, но Корделию больше всего заботило то, что может находиться внутри.

– Ура! – победно закричала она. – Наконец-то мы хоть что-то нашли.

 

 

Брендан не понимал, почему Корделия так обрадовалась. Чемодан был доверху наполнен желтыми папками с какими-то бумагами.

– Документы? Но что мы будем с ними делать…

– Разве ты не видишь имя? – спросила Корделия. – Брен, ты был прав!

Она передала брату одну папку, наверху которой было напечатано: Доктор Рузерфорд Уолкер .

– Наш прапрапрадедушка… – сказал Брендан, медленно беря в руки папку и разглядывая ее.

Мысленно он вернулся к стене в коридоре, на которой висели фотографии семейства Кристофф.

«Время действительно делает некоторые вещи важными, – решил Брендан. – Раньше эти документы были просто информацией на бумаге. Теперь они часть истории. Часть моей истории».

Он чувствовал смутный страх и боялся взглянуть на бумаги, задумавшись о пропавших родителях. Брендан с горечью осознал, что и сам он пропал.

«Наверное, в этих бумагах есть новости о пропаже детей Уолкеров. А что, если моя история не продолжится, а закончится вместе со мной?»

– А что это за документы? – спросила Элеонора.

– Кажется, это медицинские записи, – объяснил Уилл.

– Правильно, – сказала Корделия, рассматривая одну из папок у себя на коленях. – Доктор Уолкер вел записи о каждом из своих пациентов. Давайте посмотрим… Миссис Мэри Уоркестер, проживающая по адресу: Дюбас авеню, Сан-Франциско. Дата первого визита: 16 марта 1899 года. Жалобы: неврозы. Лечение: один живительный тоник. Хм…

– Что за живительный тоник? Как «Ред Булл», да? – поинтересовалась Элеонора.

– Я так не думаю. Больше похоже на…

– Знахарство, – вдруг произнес Уилл.

– Прости, что? – сказал Брендан.

– Это же абсолютно ясно. Ваш прапрапрадедушка был трюкач.

– Был кто?

– Мошенник. Обманщик. Псевдоаптекарь.

– Аптекарь? Нет же. Он был доктором! Доктором, эй? – возмутился Брендан.

– Очень может быть. Но он прописывал людям панацею, которая…

– Пени… что? А это не часть суши, с трех сторон окруженная водой? – спросила Элеонора.

– Ты путаешь с пенинсулой, на латыни так называли полуостров, – объяснила Корделия.

– Панацея – это лекарство, которое, по замыслу людей, должно исцелять любые болезни, – сказал Уилл. – Посмотрите всю историю болезни миссис Уоркестер, ей назначался новый «живительный тоник» стоимостью в сорок центов каждые две недели против невралгии и… она продолжала посещать доктора в течение года, после чего муж сказал ей, чтобы она прекратила слушать то, что Уолкер ей талдычит…

– Эй, ты говоришь о нашей семье!

– Спокойно. Я не обвиняю вашего прадеда. Вы, янки, помешаны на «эликсирах», «добавках», «кока-коле». Прицепите к этикетке ярлык со знаком здоровья, и вы можете сделать целое состояние в Америке.

– Но у него были причины выписывать такие рецепты, – сказала Корделия. – Например, ягоды асаи. В любом случае, может быть, в записях есть указания на связь между Рузерфордом Уолкером и Денвером Кристоффом.

Они занялись тщательным просмотром найденных в чемодане записей. Ни Корделия, ни Брендан, ни Элеонора не хотели думать, что их родственник был обманщиком, и уж тем более им не нравилось вспоминать об инциденте с пациентом отца, но никаких опровержений они привести не могли. Помимо живительного тоника, пациентам Рузерфорда Уолкера назначалось лечение на основе «травяного нюхательного табака», «оксиена» и «таблеток измельченного индийского корня».

– Поглядите. Он официально являлся продавцом змеиного масла, – объявила Корделия, отыскав рецепт «Змеиного масла Линимента Стенли».

– Это удручает, – сказал Брендан. – Не хочу больше читать.

Он запустил руки в чемодан и обнаружил, что они почти добрались до самого его дна. Брендан выложил из чемодана все оставшиеся папки, готовый взорваться от негодования, но заглушил порыв эмоций от обиды и усталости и принялся рассматривать дно чемодана.

Прямо на дне лежала книга, о которой им рассказывала Ведьма. «Книга Судьбы и Желаний».

– Не может быть, – сказал Брендан. – Так легко и просто?

На обложке книги был изображен таинственный глаз, вырезанный отцом на желудке пациента и имеющий такое большое значение для Ведьмы Ветра. Брендан потянулся за книгой, но Корделия его опередила, схватив ее первой.

– Стойте! – вскричала Элеонора. – Это опасно.

– Расслабься, – сказала Корделия. – Это не та книга. Здесь просто похожий символ, видишь? И он черный, а не бордовый. Символ не выжигался, а был нарисован ручкой.

– Похоже, что это журнал, – сказал Уилл, заглядывая Корделии через плечо.

– Мне кажется, мы не должны его открывать, – заметила Элеонора. – Это может быть ловушка.

– Мы должны его открыть, – настояла Корделия.

Глубоко вздохнув, она раскрыла первую страницу найденного журнала, которая оказалась исписана тем же почерком, что и карты пациентов.

– Почерк Рузерфорда Уолкера, мы нашли его дневник!

– Журнал, – поправил Уилл. – Мужчины не ведут дневник.

– Какая разница, читай! – сказала Элеонора.

Они окружили Корделию, жадно внимая, будто она собиралась рассказывать увлекательную историю, сидя у костра.

– «Десятое апреля, тысяча девятьсот шестой год. Дорогой дневник, – Корделия взглянула на Уилла, который закатил глаза. – Сегодня мое пробуждение сопровождалось все тем же головокружением, а все благодаря прослушанной ночью лекции поразительного доктора Олдрича Хейса».

– Доктор Хейс! Ведьма Ветра упоминала этого чувака! – воскликнул Брендан.

– «Лекция называлась «Мифология и магические знания Калифорнии». Она более чем оправдала свое название. В течение предыдущих месяцев до меня то и дело доносились слухи о всяких секретных разговорах в салонах и сеансах, проводимых в городе. Лекция должна была пройти в Богемском клубе, куда мое менее чем убедительное аристократическое происхождение делало вход для меня закрытым. Я боялся, что никогда не увижу доктора Хейса, одновременно являющегося профессором Йельского университета и негласным лидером Хранителей Знания».

– Хранители Знания? Кто они? – спросила Элеонора.

– Здесь не сказано, – ответила Корделия. – Так, на чем я остановилась…

– Вот здесь, – сказал Уилл, указывая на место в тексте.

Он читал вместе с нею. Поняв это, Корделия улыбнулась и продолжила:

– «Когда казалось, что никакой надежды уже нет, я был приглашен моим замечательным другом, который обладает весьма широким кругозором, – Денвером Кристоффом».

– Кристофф! – воскликнул Брендан. – Ты была права, Корделия! Наш прапрапрадедушка знал его!

– Продолжай читать, – настаивала Элеонора.

– «Кристофф, как и я, был одержим вопросами оккультизма. Он считал, что пропустить лекцию доктора Хейса – настоящее преступление. Поэтому он придумал не менее преступный план посещения намечающегося мероприятия: нам двоим предстояло тайком проникнуть в Богемский клуб. Мы разбили окно, ведущее в подвал дома шесть двадцать четыре по Тейлор-стрит, и пробрались в здание словно червяки. Мы прошли в холл, где доктор Хейс читал свою поразительную лекцию. Он говорил о многих вещах, которые все «нормальные» люди отрицают: неиспользованные возможности человеческого разума, существование духов, населенные привидениями места в Калифорнии. Наиболее шокирующими были его высказывания о заселенном привидениями месте на нашем собственном заднем дворе – Козлином острове».

– А у нас есть Козлиный остров на нашем заднем дворе? – спросила Элеонора.

– Он говорит не буквально, – объяснил Брендан. – Говоря «на нашем собственном заднем дворе», он имеет в виду город. К счастью, я знаю много об истории Сан-Франциско.

– Ага, Брен, мы знаем это, – сказала Элеонора, в то время как Корделия закатила глаза, услышав такое высказывание от брата.

– Козлиный остров теперь называют островом Йерба-Буэна. Когда вы переходите через висячий мост над заливом, вы видите указатель на Остров сокровищ? Это связано с Йерба-Буэна.

Корделия стала читать дальше:

– «Согласно доктору Хейсу, некогда на острове жило коренное индийское племя Тачайнов, которые хоронили своих вождей в сидячей позе».

– Чтобы продолжать пресмыкаться, – резко заметила Элеонора.

– «Тачайны верили, что остров является местом соприкосновения мира людей с миром духов, через которое могущественные силы могут проникнуть на землю и устроить хаос. Они хоронили вождей сидящими под резным камнем в форме орла, чтобы отпугивать проникнувших в наш мир духов. Мы с Кристоффом настолько загорелись этим, что решили отправиться на Козлиный остров, найти там могилы Тачайнов и раскапывать их, пока не обнаружим скелеты!»

Корделия закрыла книгу.

– И это все? – спросила Элеонора.

– Это конец первой записи, – ответила Корделия.

– Круто. Наш прапрапрадедушка и Денвер Кристофф были охотниками за привидениями, – обрадовалась Элеонора.

– Больше похоже на осквернителей могил, – сказал на это Уилл. – Без малейшего уважения к усопшим! Представьте, выкапывать несчастного человека, который не сделал им ничего плохого.

– Ты не думаешь о его окружении, – ответил ему Брендан. – Сан-Франциско всегда был прибежищем для всяких чудаков и странноватых личностей. Спиритические сеансы и охота за привидениями распространились задолго до того, как это было написано. Медиумы были популярны, как рок-звезды.

– Как что? – переспросил Уилл.

– Следующая запись сделана две недели спустя, – объявила Корделия, вновь раскрыв дневник. – «Двадцать четвертое апреля тысяча девятьсот шестой год. Дорогой дневник, постигшая наш город трагедия слишком велика и ужасна для понимания и слишком свежа в памяти, чтобы ее описать… поэтому я вернусь к истории Козлиного острова и роли, которую я сыграл в ошеломляющем бедствии нашего времени!»

– Что он имеет в виду? – спросила Элеонора.

– Я знаю, – заметил Брендан. – Это…

Но Корделия не дала ему закончить и продолжила чтение:

– «Кристофф и я совершили наше путешествие семнадцатого апреля. Мы уехали глухой ночью. Кристофф делал все самым невозможным и захватывающим способом – мы прокрались на набережную Эмбаркадеро и угнали одну из лодок, пустившись по волнам. Учитывая мои навыки в морском деле, причин для тревог не было. Лунный свет отражался в воде, и было ясно, как днем. Сменяя друг друга на веслах, мы вскоре без помех добрались до Козлиного острова. Я развернул карту, купленную в сувенирной лавке Чайнатауна с указанием местонахождения камня в форме орла. С лопатами наперевес мы шли в течение двух часов. Камень имел витиеватые неровные очертания, а лунный свет падал таким образом, что отбрасывал множество причудливых теней на землю. Я чувствую, что нет нужды описывать эту тень, дорогой дневник, так как я нарисовал ее на твоей обложке, возможно, именно этот символ в своей загадочной манере повлиял на наши будущие находки».

Корделия повернула книгу, так что все могли видеть нарисованный в дневнике глаз.

– «Мы стали копать. Спустя четыре часа кропотливого труда мы продвинулись только на четыре фута, но когда я снова воткнул лопату, то это оказалось так просто, словно лезвие вошло не в землю, а в тончайшую воздушную массу. Кристофф столкнулся с таким же феноменом, и внезапно земля под нами разверзлась. Кристофф и я упали на земляной пол, получив несколько незначительных ушибов и царапин. Мы зажгли фонари и увидели, что находимся в комнате. Это была грубо выделанная полусфера шесть футов в диаметре, будто выкопанная каким-то гигантским насекомым. Здесь было прохладно и в то же время довольно сухо, а в центре восседал… сидящий скелет! Без сомнения, перед нами были останки вождя. Рядом с ним лежали вырезанный из птичьей кости свисток и пила из тазобедренной кости койота. Но самым поразительным было то, что находилось у него в руках. Это была книга. Казалось, что скелет читает – локти покоились на коленях, а во всей его позе чувствовалось едва ли не удивление содержанию книги! Кристофф подошел ближе, чтобы получше рассмотреть. На обложке был изображен тот же символ, что мы видели на земле».

Корделия замолчала.

– Что? Что случилось дальше? – начала допытываться Элеонора.

– Это все. Запись последняя, – Корделия показала всем, пролистав пустой дневник.

– Ты шутишь? – возмутился Брендан.

– На самом интересном месте, – фыркнул Уилл.

– Это была «Книга Судьбы и Желаний», – тихим голосом сказала Корделия. – Рузерфорд Уолкер и Денвер Кристофф нашли ее вместе. Парочка помешанных на оккультизме ботаников разрыла могилу коренного американца.

– И кое-что еще, – добавил Брендан. – Они спровоцировали все то, что случилось в ночь на восемнадцатое апреля тысяча девятьсот шестого года. Вы знаете, что произошло той ночью?

Все отрицательно покачали головой.

– Землетрясение в Сан-Франциско.

– Ну конечно! – Уилл хлопнул себя ладонью по лбу. – Даже я об этом слышал.

– Самое большое стихийное бедствие в истории Калифорнии. Весь город был разрушен. Три тысячи человек погибли. Я делал доклад на эту тему.

– На следующий день после того, как Уолкер и Кристофф нашли книгу… – задумчиво произнесла Корделия.

– Не на следующий день, а в пять утра. Если сведения из дневника верны, то землетрясение случилось сразу после того, как они забрали книгу.

– Нигде не сказано, что они ее забрали.

– А как, вы думаете, получилось так, что они с Денвером Кристоффом так плохо закончили? Зуб даю, они с дедом украли книгу, чем разозлили духов, которые решили отомстить, устроив землетрясение. Вот почему Рузерфорд чувствовал за собой вину.

– Наш прапрапрадед спровоцировал землетрясение в Сан-Франциско? – удивилась Элеонора.

– Не думаю, что он хотел именно этого…

Брендан резко замолк, так как комнату внезапно заполнила темнота. Уолкеры и Уилл посмотрели в окно, но чья-то темная фигура заслонила им обзор.

 

 

– Что это? – вскрикнула Элеонора. – Динозавр?

– Надеюсь, что нет, – ответил Брендан. – Всегда мечтал увидеть настоящего живого динозавра, но теперь перехотел.

Корделия бросилась к одному из окон спальни, надеясь выяснить, что происходит, выглянув с верхнего этажа.

– Это похоже на… стену, – сказала она.

Все кивнули, соглашаясь с нею. Казалось, что кто-то переместил в пространстве немного выгнутую стену, которая закрыла солнечный свет и теперь возвышалась на шесть футов над Домом Кристоффа… Стена была странной текстуры и темноватого оттенка, и ее поверхность напоминала наждачную бумагу. И хотя всего минуту назад стены не было, ее непоколебимость внушала уверенность в том, что она стояла здесь, прямо за окнами, с незапамятных времен.

– Постойте-ка, – произнес Брендан, – это выглядит как… не может быть.

– Как что? – спросила Корделия.

– Я читал об этом в «Диких воителях», у них были серьезные проблемы, когда они столкнулись…

– Следуйте за мной, – прервал его речь Уилл. – Давайте выбираться отсюда. Вы трое спасли мне жизнь, и теперь мой долг обеспечить вашу безопасность.

Уилл вывел их из родительской спальни. Когда они подошли к лестнице, то увидели, что и тут за окнами видна та же стена, которая была схожих размеров и цвета, но другой фактуры. Поверхность стены разрезали тонкие волнистые линии, отличающиеся от тех, что они уже видели на стене за окном спальни.

Внезапно стена задрожала.

– Ой! – вскрикнул Брендан, указывая на окно. – Смотрите!

Пока он все это говорил, стена исчезла, поднявшись куда-то вверх.

– Куда же она делась? – удивилась Элеонора.

С улицы до них донесся громкий хруст.

– Это снова Ведьма Ветра?

Хруст продолжился, но с каждым мгновением становился все тише и тише, а после жуки и птицы вновь стали заполнять своими звуками лесное пространство.

– Что это было? – спросила Корделия Брендана.

– Мне страшно предположить, – ответил он, – и я могу ошибаться. Пойду читать «Диких воителей», чтобы разузнать побольше.

Брендан со всех ног помчался в библиотеку. Еще никогда Корделия не видела, чтобы брат бегом отправлялся читать книгу.

– А я пойду дочитывать «Сердце и шлем»! – объявила Элеонора, следуя за братом.

– О чем эта книга? – поинтересовалась Корделия.

– О пиратах.

Корделия улыбнулась:

– Беги, Нелл, читай.

Ей было совершенно ясно, что никаких пиратов в лесу они не встретят.

Незаметно пришло послеполуденное время. Пока Уилл стоял на страже у входа в дом, Корделия присоединилась к брату и сестре, жадно читающим в библиотеке. Брендан продолжал листать «Диких воителей», а Элеонора просматривала столько книг, сколько могла. Она уже изучила «Рудник драгоценных камней» и «Великую змею», отыскивая персонажей или ситуации, подходящие к тому месту, в которое они попали.

– Знаете что, – сказал Брендан. – Во время нападения Ведьмы Ветра был момент, когда три книги зависли передо мною в воздухе и стали увеличиваться, становясь все больше и больше. Уверен, что в этих трех книгах мы и находимся.

– Это точно «Дикие воители» и «Отважный летчик», – проговорила Элеонора, – осталось найти третий роман.

– Точно! – согласилась Корделия. – Это имеет смысл!

Когда они не ссорились, то могли выполнить любую задачу.

– Проблема в том, что нам нужно просмотреть больше пятидесяти книг. По крайней мере, мы знаем, что попали в мир, где сочетаются сюжеты нескольких романов.

– Месиво из сочинений Денвера Кристоффа, – съязвил Брендан.

Они вернулись к чтению, но буквально спустя пять минут Брендан уже не мог продолжать.

– Слушай, ты можешь закончить «Диких воителей»? Становится страшно, и мне нужно сделать перерыв.

Теперь, когда он потратил так много сил, ему не хотелось переволноваться от страха, гораздо удобнее было отдать страшную часть книги на чтение Корделии.

Корделия взяла книгу, она понимала, как важно знать содержание и прочесть ее от корки до корки. В каждом предложении могла быть подсказка, как им выжить или, возможно, вернуться обратно домой в Сан-Франциско. Когда Корделия подняла голову, она увидела, что Брендан уже ушел.

Тем временем Уилл наблюдал у входной двери за тем, как тени деревьев становятся все длиннее. Он должен был быть глубоко сосредоточенным, чтобы уловить малейший шорох или потрескивание веток, любой запах или звук. Охранять что-либо – трудная работа.

– Уилл! – крикнул Брендан. – Можно я сменю тебя?

– Конечно, нет, – ответил Уилл. – Ты просто хочешь взять в руки мой револьвер.

– Это неправда! Я хочу взять в руки твой «Уэбли» шестой модели.

Уилл глубоко вздохнул.

– Почему ты так настырно хочешь заполучить этот револьвер, Брендан? Думаешь, это игрушка, как одна из твоих маленьких технологичных штуковин?

– То, что ты называешь игрушкой, я называю симулятором.

Уилл покачал головой:

– Там нет симулятора стрельбы. В стрельбе есть отдача и нужно суметь удержать оружие. Оно становится горячим и неприятным на ощупь… А что, если ты не справишься с ним во время стрельбы? Подумай о том, что ты можешь кого-нибудь ранить.

– Кого?

Уилл наклонился, приблизившись к Брендану:

– Люди не мигают и не исчезают затем. Они падают на землю и истекают кровью.

– Да ладно тебе! Я просто думал, что мы друзья.

Уилл расплылся в улыбке:

– Я ценю это. С того момента, как обнаружилось, что в действительности я только персонаж книги, я долго думал, является ли кто-либо из моих прежних знакомых – Франк Куигли или Торни Томпсон – настоящим другом, можно ли их считать таковыми. Но ты все равно не можешь взять револьвер.

Брендан обреченно вздохнул:

– А как насчет ножа?

Уилл скривил губы:

– Я так не думаю…

– Расслабься. Я же использую нож, когда обедаю!

– Совершенно верно…

– И мне не нужна лицензия для того, чтобы им пользоваться.

– Верно, лицензия не нужна.

– Ну и что такого?

– Ладно, бери, – сдался Уилл и передал Брендану большой охотничий «Шеффилд». – Стой на страже и будь очень осторожен. Понял? Я сделаю небольшой перекур.

– Спасибо, Уилл! – Брендан не мог поверить своему счастью, но внезапно ему пришла в голову еще одна мысль, и он спросил: – А что если на нас нападет какая-нибудь громадина? Тогда нож не поможет.

– Да, это возможно… О какой громадине ты говоришь?

– Скажем, восемьсот футов высотой?

Уилл рассмеялся:

– Если на нас нападет громадина такой высоты, то уже ничто не поможет.

– Согласен. Но твоя граната может все исправить.

– Моя граната? Откуда ты знаешь про это?

– Я знаю, что летчики в Первую мировую войну иногда имели при себе гранаты. Я не хочу, чтобы ты волновался, но я кое-что прочел… и у меня есть подозрение, что на нас охотится нечто чертовски огромное и только граната способна это остановить.

– Хорошо, – сказал Уилл, протягивая гранату овальной формы, которую достал из кармана куртки-бомбера.








Date: 2015-09-18; view: 37; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.024 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию