Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава шестьдесят вторая. Сад возле коттеджа, который арендовала Карла, был заполнен гномами





Карла

 

Сад возле коттеджа, который арендовала Карла, был заполнен гномами. Они выглядывали из-за кустов, стояли, как почетный караул, по обеим сторонам крыльца и весело плескались в декоративном пруду. В коттедже ощущение волшебства усиливалось изображениями фей, эльфов и гномов на стенах и изящными фигурками сказочных существ, которые теснились на всех подходящих поверхностях.

Карла, вернувшись из Рокроуза и понимая, что ее привычный мир сдвинулся в другое измерение, чувствовала себя как дома среди этих маленьких сказочных созданий. Решив, что заснуть все равно не удастся, она придвинула кресло к окну и принялась смотреть на гномов в саду. Тьма опустилась на Маолтран, но в саду работала подсветка. Она бы не удивилась, если бы гномы начали двигаться, копать землю, ходить с важным видом и опорожнять кувшины в пруд с лилиями.

– Не ведаем, какую сеть себе плетем, единожды солгав, – бывало, напевала Джанет своим детям, когда они лгали ей. Если бы она знала, как сильно Карла погрязла в собственной лжи, она бы и сейчас ей спела, громко и четко, не упустив случая еще раз напомнить, что она разбивает отцу сердце. Карла подумала, что не только отцу. Скоро будет целая вереница разбитых сердец. Она солгала любовнику и священнику. В градации грехов какая ложь серьезнее? Эта ложь была высечена в камне к тому времени, как Джой Доулинг подошла к ней, и закрепилась в горниле ее гнева, когда она столкнулась лицом к лицу с человеком, который украл ее ребенка. Карла не помнила, как потеряла сознание. Когда она пришла в себя, над ней плыли облака, образовывая странные, невероятные фигуры, а она в горячке уставилась на девушку, которая была ее плотью и кровью. Тогда Джой Доулинг посмотрела на нее с подозрением. И что она увидела? Сумасшедшую женщину с багрово-синим от надежды и ярости лицом? Очевидно, достаточно, чтобы заставить ее укатить на велосипеде в противоположном направлении.

Когда она вернулась к могиле Сюзанны, Дэвид Доулинг уже начал косить сорняки. Его загорелые руки выполняли ритмичные мощные движения. Ее ненависть была такой сильной, что она даже подумала, что у него волосы на затылке встанут дыбом, однако он, казалось, не замечал никакого напряжения между ними.



Дэвид остановился и опустил серп, когда заметил ее.

– Как вы себя чувствуете?

– Уже все прошло, спасибо.

– Отец Дэвис сказал, что вы проводите какие-то исследования в Буррене.

– Да.

– Вы писатель?

– Занимаюсь документальными книгами. В основном пишу за других. – Она посмотрела на серп. – Им сложно пользоваться? – спросила она.

– Не очень. Я покажу.

Она прикоснулась к лезвию и поежилась, почувствовав острую кромку. Он стоял за спиной и мягким движением направлял ее руку, смеясь, когда она срезала верхушки крапивы.

– Я же говорил, что это легко, – сказал он.

Карла подумала, каково было бы махнуть серпом по нему и срезать его на месте. К тому времени она уже успокоилась. Это было спокойствием льда, покрывающего бушующую горную реку. Она помогла ему сгрести сорняки и отнести их на мусорную кучу.

– Вы всегда жили в Маолтране? – спросила она.

– Если не считать изучения геологии в университете Голуэй, Маолтран всегда был моим домом, – ответил он. – Но работал я в основном за рубежом.

– Значит, вы провели много времени вдали от дома, когда Джой была маленькой?

– Больше, чем хотелось бы. – Он швырнул последнюю охапку травы на кучу и вытер пот со лба. – От такой работы просыпается сильная жажда. Я по пути домой хочу заехать в «Моллойс» промочить горло. Не желаете составить мне компанию?

– Спасибо, не откажусь.

Карла направилась за ним по узкой дорожке к воротам.

В полумраке паба они устроились за барной стойкой. Карла заказала бокал сидра. Дэвид попросил пива и радостно вздохнул после первого же глотка.

– Мне это было очень нужно. Кладбище не то место, куда можно ходить с легкой душой.

– Очень жаль, что так произошло с вашей женой. Должно быть, Джой очень скучает по ней.

– Мы все скучаем, – быстро ответил он и снова поднял кружку. Когда тишина стала почти неловкой, он сказал: – И как далеко вы продвинулись с книгой?

– Я все еще на подготовительном этапе.

– Вы видели дольмен Пулнаброн?

– Последний раз в детстве.

– Я знаю, где находятся все дольмены Буррена. Я нанес их на карту, когда был совсем мальчишкой. Я знаю… я знаю… – Он рассмеялся и добавил: – У меня было невеселое детство. Если хотите, я могу их все вам показать.

Она покачнулась на стуле и уставилась на бутылки, выстроенные на полках за барной стойкой.

– Очень любезно с вашей стороны.

– Я с удовольствием проведаю свои детские укромные места. Какие еще книги вы написали?

– Слишком много, чтобы все упомнить, – ответила она. Дверь бара распахнулась, и вошла группа пеших туристов.

Они уселись, сдвинув стулья от соседних столиков и немилосердно шумя.

– Это единственный паб в Маолтране? – увела она тему разговора в сторону от своей персоны.

– Их было больше, – ответил он. – Традиционный сельский паб потихоньку исчезает. Первый гвоздь в его гроб забил закон о запрете курения в общественных местах. А теперь еще и ужесточение наказаний за вождение в пьяном виде. Но «Моллойс» всегда был популярным местом… иногда даже слишком популярным. – Он мрачно посмотрел на кружку с пивом. – Джой однажды пила здесь алкоголь.



– Но ведь она несовершеннолетняя!

Ее столь бурная реакция удивила его. Дэвид криво усмехнулся.

– Я поссорился с владельцем. Ему повезло, что у него не отобрали лицензию…

– С Джой все было в порядке?

Он нахмурился и постучал подставкой для кружки по стойке.

– Да… в конце концов. Я пытаюсь быть понимающим отцом, но иногда это очень сложно. У нее были некоторые проблемы после смерти матери.

– Они, по всей видимости, были очень близки.

– Она была нашим единственным ребенком.

– Особенным ребенком.

– Очень особенным. А вы?

Он бросил взгляд на ее левую руку, потом снова уставился на барную стойку.

– Разведена. У нас тоже была дочь.

– Она здесь, с вами? Уверен, что Джой с ней с удовольствием познакомится.

– Мы потеряли ее при рождении. Вы не против, если мы не будем об этом говорить?

– Извините. Я не хотел влезать в вашу личную жизнь.

Она осушила бокал и соскользнула с барного стула.

– Мне пора. Спасибо за сидр.

– Почему бы вам не присоединиться к нам за ужином? – предложил он. – Познакомитесь с моей матерью. Она скоро должна вернуться домой из студии. И она очень любит компанию.

В этот момент надо было вежливо извиниться, уйти и запустить колесо событий, позвонив шефу полиции Мэрфи. Но она поехала за ним. Машина подпрыгивала на ухабах, которые, как он уверял, скоро разровняют, а дорогу расширят. Она проехала мимо покинутого коттеджа, который Дэвид собирался снести, а на его месте построить турбазу. Парадная дверь в Рокроуз была не заперта. На крыльце аккуратными рядами стояла обувь. Она прошла за ним в кухню, пахнувшую травами и запеченной говядиной. Помещение было заставлено всякими безделушками, но нигде в этом теплом, наполненном паром помещении Карла не увидела фотографии Сюзанны Доулинг. Дэвид убрал с дивана журналы и газеты и жестом предложил ей присесть. За ними в дом вбежала собака и положила голову ей на колени.

Вскоре Карла услышала звук мотора и голоса. Вошла Джой в сопровождении импозантной седовласой женщины в синем деловом костюме. Карла мгновенно узнала ее. Неудивительно, что целый день она пыталась вспомнить, где видела ее сына. Когда Мириам Доулинг тепло пожала ей руку, Карла вспомнила ярмарку народных ремесел в Дублине. Она стояла лицом к лицу с похитителем ее ребенка, такая же слепая, как и жеребец, которого он аккуратно завернул для нее и которого она так же аккуратно и осторожно отвезла в Австралию. У нее вспотели подмышки. Интересно, почувствовал ли Дэвид солоноватый запах ее недоверия? Она подумала о других фигурках, разноцветных позвякивающих морских коньках, теперь завернутых в папиросную бумагу и собирающих пыль в забвении. Карла позволила им овладеть ее разумом, успокоить ее нервы, чтобы она могла завязать разговор, отвечать на вопросы, лгать. Какова вероятность, что его мать не знает правду? Может, она соучастница, пособница в этом гнусном преступлении?

У Мириам были спокойные глаза, открытое и доброжелательное лицо. К концу ужина она спросила Карлу, есть ли у нее дети.

– У меня была дочь, но она прожила всего день, прежде чем…

Она остановилась, уловив сочувствие в глазах Мириам. Дэвид положил руку на ее сжатую в кулак ладонь. Это успокаивающее прикосновение чуть не заставило ее сорваться. Уничтожит ли ее ярость их обоих? Она убрала руку, прежде чем желание выцарапать ему глаза стало непреодолимым.

– Мне очень жаль, Клэр, – прошептала Мириам.

Карла минуту помолчала. Никто не пытался что-то сказать. Наконец она снова заговорила:

– Я купила ей один из ваших наборов морских коньков и повесила у нее над кроваткой.

– Вот как… – Глаза Мириам увлажнились. – Боже, жизнь может быть такой жестокой!

Дэвид кивнул, но не пытался снова прикоснуться к ней. Джой косо посмотрела сначала на отца, потом на Карлу, словно подозревала, что они обмениваются какими-то знаками. Ревность. Она видела в Карле угрозу, человека, который мог бы со временем заменить женщину, которую она любила. Она отвернулась, когда Карла перехватила ее взгляд, и воткнула вилку в кусок мяса.

– Джой устроилась на работу на лето. Завтра первый день, – сообщила Мириам, когда ужин почти подошел к концу. – Она будет водить посетителей по моей студии. Почему бы вам не заглянуть к нам? У меня с утра несколько встреч, но я с удовольствием пообедаю с вами в кафе «Янтарь». Филлис чудесно готовит. Нам с ней очень повезло.

– Филлис? – Карла постаралась переварить новую информацию.

– Она наша ближайшая соседка, – пояснила Мириам. – Возможно, вы заметили дом канареечно-желтого цвета, который стоит как раз перед поворотом на Рокроуз?

– Да, заметила.

– Его невозможно не заметить, – рассмеялась Мириам. – Филлис покрасила его в этот цвет после смерти матери. Между нами говоря, она так отпраздновала глоток свободы, которой смогла насладиться впервые в жизни. – Она улыбнулась Джой, сидевшей напротив. – Филлис занимает в нашем сердце особое место.

Джой раздраженно закатила глаза.

– Ой, ради бога, бабушка! – пробормотала она. – Меня уже тошнит от этой истории.

– Интересно было бы послушать, – сказала Карла.

– Ну а мне неинтересно. – Джой с напускной усталостью вздохнула, поставила локти на стол и подперла подбородок кулаками. – Ничего интересного.

– Филлис помогла с родами Джой, – объяснила Мириам. – Ее мать не смогла вовремя добраться до больницы. – Она строго посмотрела на Джой. – Неужели это так сложно? Честное слово, Джой, я не понимаю, что с тобой в последнее время происходит. Я почти забыла, какая у тебя очаровательная улыбка.

Джой скорчила рожу, насмешливо ухмыльнулась и выпятила нижнюю губу.

– Довольна?

Похоже, она отчаянно цеплялась за безопасные рамки детства, одновременно пытаясь избавиться от них. Вскоре все это будет разрушено. Но как… и когда?

Дэвид Доулинг и его мать пригласили ее к себе в дом. Они кормили ее, наливали вина ей в бокал, предлагали добавки, не подозревая, что позвали к очагу врага.

 






Date: 2015-08-24; view: 84; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.007 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию