Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Признание и исполнение иностранных судебных решений





1. Признание решений судов иностранного государства означает при­дание этим решениям такой же юридической силы, какую имеют вступив­шие в законную силу решения собственных судов: они приобретают свой­ства неопровержимости, исключительности, а решения о присуждении — также исполнимости; они обязательны для должностных лиц и органов го­сударственной власти данного государства. Признание решения - необхо­димое условие его принудительного исполнения, которое особенно важно в условиях интернационализации хозяйственных связей и роста числа раз­нообразных гражданских и семейных дел с иностранным элементом.

Как правило, судебные решения имеют правовые последствия за пре­делами того государства, где они вынесены, лишь если это допускается го­сударством, на территории которого решение должно быть признано'и ис­полнено. Страны с близкими правовыми системами расширяют взаимное признание и исполнение судебных решений чаще всего путем заключения соответствующих международных договоров.

2. Для признания и исполнения в России иностранного судебного ре­шения должно быть прежде всего установлено, что это решение входит в круг решений, подлежащих признанию и исполнению.

Решения иностранных судов по гражданским делам признаются и ис­полняются, если это предусмотрено международным договором РФ с госу­дарством, суд которого вынес решение. Это прямо вытекает из ч. 3 ст. 6 ФЗ «О судебной системе Российской Федерации» и ст. 409 ГПК. И ранее, до принятия нового ГПК иностранные судебные решения исполнялись только при наличии соответствующего международного договора. Надо,

Раздел V. Производство по делам с участием иностранных лиц

Глава 23. Вопросы международного гражданского процесса

однако, иметь в виду, что на основании ст. 409 ГПК признаются и испол­няются решения иностранных судов по гражданским делам, за исключени­ем дел по экономическим спорам и других дел, связанных с осуществлени­ем предпринимательской и иной экономической деятельности. Решения по названной категории дел признаются и исполняются арбитражными су­дами в соответствии с правилами АПК. В отношении круга подлежащих признанию и исполнению решений ст. 241 АПК указывает на возмож­ность исполнения не только при наличии международного договора, но и если исполнение предусмотрено федеральным законом. Практически, однако, федеральных законов, допускающих исполнение иностранных ре­шений при отсутствии соответствующего международного договора, не имеется.



Договоров, предусматривающих взаимное признание и исполнение су­дебных решений, на сегодняшний день немало. Прежде всего это Минская конвенция стран СНГ 1993 г., а также большая часть двусторонних догово­ров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Исполнение судебных решений по некоторым категориям гражданских дел вытекает и из других многосторонних конвенций с участием России: Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г., Протокола к Международной конвенции о гражданской ответст­венности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г., подписанного в Лондо­не 27 ноября 1992г., Римской конвенции об ущербе, причиненном ино­странными воздушными судами третьим лицам на поверхности, 1952г. и др. Взаимное признание и исполнение определенного круга судебных решений предусмотрено и Соглашением стран СНГ от 20 марта 1992 г. о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйствен­ной деятельности.

Согласно Минской конвенции стран СНГ 1993г. и ряду договоров о правовой помощи признаются и исполняются в принципе все решения по гражданским и семейным делам, т. е. решения по любым категориям таких дел (имеются в виду решения, принятые по существу дела или о взыскании судебных расходов) и судебные решения по уголовным делам о возмещении ущерба потерпевшему, а также мировые сделки, заключен­ные в судах.

Решения судов стран - участниц Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса исполняются в России только в том случае, если они касаются уплаты судебных расходов и вынесены против истцов или третьих лиц, являющихся гражданами одной из стран-участниц. Достаточ­но узок по сравнению с Минской конвенцией и договорами о правовой помощи и круг решений, подлежащих исполнению на основании других многосторонних конвенций: обычно это решения лишь по отдельным ви­дам гражданских дел.

Решения судов стран - участниц Соглашения от 20 марта 1992 г. тоже подлежат в России признанию и исполнению. Речь идет о решениях судов общей компетенции, арбитражных (хозяйственных) судов, третейских судов и других органов, к ведению которых относятся дела, возникающие из дого­ворных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами, из их отношений с государственными и иными органами.

3. Судебные решения, которые по характеру не требуют исполнения (по делам о признании лица недееспособным, об установлении фактов, расторжении брака и т. п.), признаются в России, если это предусмотрено

международным договором или российским законодательством (федеральны­ми законами).



Согласно ст. 415 ГПК признаются без дальнейшего производства ре­шения по делам относительно статуса иностранных граждан (о право-и дееспособности, праве на имя, опеке и попечительстве, признании без­вестно отсутствующим и объявлении умершим, об усыновлении); о рас­торжении брака и признании его недействительным (если хотя бы один из супругов, имеющих разное гражданство, одно из которых — российское, проживал вне пределов РФ и если оба супруга — российские граждане в момент рассмотрения дела проживали вне пределов РФ). КромеТого, признаются решения и по другим делам, если это предусмотрено в иных, кроме ГПК, федеральных законах.

На признание в России иностранных судебных решений о расторже­нии брака указывает, в частности, ст. 160 СК: расторжение браков между российскими и иностранными гражданами, совершенное вне пределов России с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о разводе, и о подлежавшем применению семейном праве (т. е. с соблюдением коллизи­онных норм), признается действительным в России даже при отсутствии с соответствующим государством договора о взаимном признании реше­ний; признаются также иностранные решения о расторжении браков меж­ду супругами - российскими гражданами и между супругами - иностран­ными гражданами. Из ст. 165 СК вытекает возможность признания в Рос­сии и вынесенных иностранными судами решений об усыновлении. Следует также упомянуть Федеральный закон от 26 октября 2002 г. «О не­состоятельности (банкротстве)»1, согласно которому решения судов ино­странных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) призна­ются на территории России в соответствии с международными договорами РФ, а при отсутствии таких договоров — на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Надо вместе с тем иметь в виду, что даже при отсутствии указания в законе или международном договоре на признание актов иностранных судов такие акты, легализованные в установленном порядке (если между­народным договором Российской Федерации не предусмотрено освобож­дение от легализации), могут приниматься нашими судами в качестве до­казательств, оцениваемых в соответствии с российскими процессуальными нормами.

4. Для признания и исполнения иностранного судебного решения, которое входит в круг подлежащих признанию и исполнению в России, требуется соблюдение определенных условий, которые обычно предусмат­риваются в соответствующем международном договоре. Так, Минская конвенция 1993 г. и договоры о правовой помощи требуют соблюдения следующих условий:

1) решение должно вступить в законную силу (факт вступления в за­конную силу официально подтверждается вынесшим решение иностран­ным судом на основании законодательства своего государства);

2) при рассмотрении дела должны быть соблюдены процессуальные права сторон. Если будет установлено, что лицо, возбудившее ходатайство

1 СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.

Раздел V. Производство по делам с участием иностранных лиц

Глава 23. Вопросы международного гражданского процесса

об исполнении, или ответчик по делу не участвовали в процессе вследст­вие того, что им или их представителям не был своевременно и в надлежа­щем порядке вручен вызов в суд, в признании и исполнении решения, вы­несенного по делу, может быть отказано;

3) решение не должно противоречить предшествующему решению российского суда, вступившему в законную силу и вынесенному по делу между теми же сторонами, о том же требовании и по тому же основанию. В противном случае решение иностранного суда не подлежит признанию и исполнению.

В некоторые договоры о правовой помощи включены и другие усло­вия. Так, в ряде договоров требуется соблюдение судом, вынесшим реше­ние, правил о разграничении компетенции (международной подсудности), содержащихся в договоре, и правил внутреннего законодательства страны места исполнения об исключительной подсудности.

Как отмечалось в § 3 настоящей главы, ряд договоров о правовой по­мощи не содержит норм о разграничении подсудности. Но в некоторых из таких договоров, например в Конвенции с Италией, требования относи­тельно подсудности сформулированы применительно к признанию и ис­полнению решений. Согласно ст. 24 и 25 Конвенции суд, вынесший реше­ние, считается компетентным по искам к лицам, независимо от их граж­данства, проживающим на территории данного государства (как видим, здесь применен тот же основной принцип определения международной подсудности, который принят и в российском законодательстве: место жи­тельства ответчика). Кроме того, суд, вынесший решение, компетентен и в некоторых других случаях, независимо от места жительства ответчика. Не­соблюдение итальянским судом, вынесшим решение, предусмотренных в конвенции условий дает возможность российскому суду отказать в ис­полнении решения на территории России.

В некоторых договорах и в Минской конвенции 1993 г. (ст. 19) в числе условий исполнения оговаривается, что признание и исполнение решения иностранного суда не должны затрагивать суверенитета, безопасности, ос­новных принципов законодательства запрашиваемого государства.

Соглашение стран СНГ от 20 марта 1992 г. тоже формулирует основа­ния для отказа в исполнении иностранных решений (ст. 9). Они близки к основаниям, предусмотренным договорами о правовой помощи: наличие вступившего в законную силу решения суда запрашиваемого государства по тождественному иску или признанного решения по такому иску, выне­сенного судом третьего государства; некомпетентность суда, т. е. вынесе­ние решения вопреки правилам Соглашения о разграничении компетен­ции судов; отсутствие данных об извещении другой стороны о процессе; истечение трехгодичного срока давности предъявления решения к прину­дительному исполнению. Надо иметь в виду, что в соответствии с Согла­шением, решение об отказе в исполнении принимается «по просьбе» про­игравшей стороны, т. е. по ее инициативе и только при условии, что она представит суду по месту исполнения решения доказательства того, что хотя бы одно из перечисленных оснований отказа налицо. В этой части Соглашение отличается от российского законодательства относительно ис­полнения иностранных судебных решений, которое допускает возмож­ность принятия судом отрицательного решения и по своей инициативе.

Принимая решения об исполнении иностранных судебных решений, суды руководствуются указанными правилами договоров о правовой помо-

щи или правилами многосторонних конвенций и соглашений относитель­но условий признания и исполнения (правила ряда многосторонних кон­венций не столь детальны, а иногда вообще отсутствуют). При отсутствии с договоре или конвенции указаний на условия признания суды применя­ют российское законодательство.

В российском законодательстве случаи, когда в исполнении решения иностранного суда можно отказать, установлены в ст. 412 ГПК, а приме­нительно к арбитражным судам - в ст. 244 АПК (ранее условия исполне­ния формулировались в Указе от 21 июня 1988 г.). Прежде всего, надо иметь в виду, что по существу иностранное решение не проверяете^, суд лишь устанавливает, все ли предусмотренные в этой статье (или в между­народном договоре) условия признания и исполнения соблюдены и нет ли формальных оснований для отказа в исполнении. Перечень возможных случаев отказа, содержащийся в ч. 1 ст. 412 ГПК, носит исчерпывающий ха­рактер. Отказ в исполнении допускается, если решение не вступило в за­конную силу или не подлежит исполнению, причем факты эти подтвер­ждаются иностранным судом, вынесшим решение, в соответствии с зако­нодательством своей страны; правила российского законодательства о вступлении решения в законную силу (ст. 209) в этом случае не приме­няются. Вопрос может иметь практическое значение ввиду возможного не­совпадения регулирования: например, в отличие от ГПК, где 10-дневный срок подачи кассационной жалобы или представления исчисляется со дня принятия решения судом в окончательной форме (ст. 338), а решение вступает в силу, если оно не обжаловано, по истечении этого срока, в за­конодательстве ряда иностранных государств срок на подачу кассацион­ной жалобы, имеющий такое же, как и в России, значение для определе­ния времени вступления решения в законную силу, исчисляется начиная с момента вручения отсутствующей стороне копии решения. Основаниями отказа в принудительном исполнении служат также: установление судом того, что сторона, против которой принято решение, была лишена воз­можности защиты, что рассмотрение дела относится к исключительной подсудности российских судов, что имеется решение по тому же делу, вы­несенное российским судом, что истек срок предъявления решения к при­нудительному исполнению. Что касается еще одного упомянутого в ст. 412 ГПК (как и в некоторых международных договорах и в ст. 244 АПК) слу­чая - противоречия исполнения иностранного решения публичному по­рядку Российской Федерации, то на нем следует остановиться несколько подробнее.

Понятие публичного порядка - общая категория международного ча­стного права, используемая во всем мире для ограничения действия ино­странного права. Она несет в себе определенную защитную функцию. В России она применяется в исключительных случаях, только тогда, когда последствия применения иностранной нормы явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. Эти общие прин­ципы применения оговорки о публичном порядке в международном част­ном праве, закрепленные, в частности, в ГК (ст. 1193), применимы и в других сферах ее действия. В международном гражданском процессе, где пределы применения иностранного права гораздо уже, чем в междуна­родном частном праве, и где как основной принцип действует принцип применения в судопроизводстве (и по делам с иностранным элементом) закона суда, т. е. в РФ - российского процессуального закона, оговорка

Раздел V. Производство по делам с участием иностранных лиц

о публичном порядке имеет более узкую сферу применения. Так, приме­нительно к судебным поручениям в законе указывается, как уже было от­мечено (см. § 4), лишь на возможность нанесения ущерба суверенитету Российской Федерации или угрозы ее безопасности. В доктрине эта фор­мулировка издавна оценивается как «конкретизация оговорки о публич­ном порядке путем указания на наиболее важные ее случаи»1.

Ссылка на публичный порядок Российской Федерации как на основа­ние отказа в исполнении иностранных судебных (как и арбитражных) ре­шений допустима, если исполнение решения приведет к созданию ситуа­ции, не совместимой с публичным порядком, т. е. с основополагающими на­чалами, фундаментальными основами правопорядка Российской Федерации.

Верховный Суд РФ (определение СК по гражданским делам от 25 сен­тября 1998 г.) указал, что «под «публичным порядком Российской Федера­ции» понимаются основы общественного строя российского государства. Оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех отдельных случаях, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, не­допустимый с точки зрения российского правосознания»2. В постановле­нии Президиума Верховного Суда РФ от 2 июня 1999 г. (по другому делу) было указано, что под публичным порядком следует понимать «основные принципы, закрепленные в Конституции Российской Федерации и зако­нах Российской Федерации»3.

Из этих основных посылок следует исходить на практике при решении сложного вопроса о содержании понятия и пределах применения оговорки о публичном порядке.

Если основания отказа в исполнении, предусмотренные в российском законе, не совпадают с установленными соответствующим договором, дей­ствует общее правило о приоритете нормы международного договора.

Что касается условий признания решений, не требующих по своему характеру исполнения, то в принципе, при отсутствии в договоре специ­альных правил, условия их признания те же, что и для признания других решений. Практически, однако, договоры нередко устанавливают для ре­шений, например о расторжении брака, облегченные условия признания. Согласно российскому законодательству (ст. 414 ГПК) основания для от­каза в признании решений, не требующих исполнения, те же, что и для исполнения, кроме, разумеется, ссылки на истечение срока давности при­нудительного исполнения.

5. Существенен вопрос о порядке признания и исполнения иностранных судебных решений. В основном он урегулирован в договорах, посвященных правовой помощи, но в ряде вопросов эти договоры отсылают к внутрен­нему законодательству страны места исполнения. Так, в Минской конвен­ции 1993 г. предусмотрено рассмотрение ходатайств судами государства, на территории которого должно быть осуществлено принудительное исполне­ние. Эти суды должны ограничиваться установлением того, что условия, предусмотренные Конвенцией, соблюдены. В случае, если эти условия со­блюдены, суд выносит решение о принудительном исполнении. Однако

1 См- Лупц Л. А. Курс международного частного права в трех томах. М., 2002. С. 290.

2 ВВС РФ. 1999. № 3. С. 13.

3 ВВС РФ. 1999. № 11 С. 7-8.

Глава 23. Вопросы международного гражданского процесса

саму процедуру выдачи разрешения на исполнение Конвенция не опреде­ляет.

Другие многосторонние конвенции, затрагивающие исполнение реше­ний, предусматривают обычно лишь общее регулирование, а некоторые из них вообще не касаются порядка исполнения, отсылая полностью к зако­нодательству страны места исполнения. Соглашение стран СНГ от 20 мар­та 1992 г. (ст. 7) устанавливает, что решения в части обращения взыскания на имущество должника подлежат исполнению на территории другого го­сударства «органами, назначенными судом либо определенными законода­тельством этого государства». Более конкретных указаний на порядок,аис-полнения Соглашение не содержит. Поэтому приведенное правило ст. 7 следует понимать как отсылку к внутреннему законодательству стран-участниц.

Внутреннее законодательство государств по-разному решает вопрос о введении в действие решений иностранных судов.

Различают несколько систем признания и исполнения таких решений'

- система экзекватуры, по которой иностранное решение признается и исполняется после придания ему судом страны, где испрашивается ис­полнение, принудительной силы путем вынесения соответствующего по­становления (экзекватуры); после ее получения решение обычно исполня­ется в том же порядке, что и решение собственного суда (Франция, ФРГ и большинство других стран Европы);

— система англо-американского общего права, по которой иностран­ное судебное решение как таковое не исполняется, а служит лишь основой для нового судебного разбирательства.

Существуют и другие варианты. Так, в Великобритании возможна ре­гистрация иностранного решения в особом реестре (в суде по граждан­ским делам Высокого суда), если речь идет о стране, обеспечивающей вза­имность в этой области. В странах, где необходимо получение экзеквату­ры, различаются условия и порядок ее выдачи, степень контроля.

В России порядок признания и исполнения иностранных судебных решении определяется исходя из принципа выдачи экзекватуры. Согласно ст. 410 ГПК для принудительного исполнения иностранного судебного решения необ­ходима подача взыскателем ходатайства о его исполнении и рассмотрение ходатайства компетентным российским судом. Это - суды субъектов Фе­дерации «второго звена»: верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области или суд автономного округа по месту жительства или нахождения должника в РФ. а если должник не имеет места жительства (нахождения) в РФ либо если место его нахождения неизвестно, — по месту нахождения его имущества.

Процедура разрешения вопроса по ходатайству такова: рассмотрение ходатайства в открытом судебном заседании с извещением должника, оценка представленных данных, вынесение судебного определения о раз­решении принудительного исполнения решения иностранного суда или об отказе в исполнении (ст. 411 ГПК).

Определение суда может быть обжаловано в вышестоящий суд в общем порядке. На основании вступившего в законную силу решения иностранно­го суда и определения суда о разрешении исполнения выдается исполни­тельный лист. Действия по принудительному исполнению решения совер­шаются на основании российского законодательства, т. е. в соответствии с действующим в РФ общим порядком исполнения судебных решений.

Раздел V. Производство по делам с участием иностранных лиц

С принятием новых ГПК и АПК внесена определенная ясность в спорный вопрос о порядке исполнения иностранных судебных решений по экономическим спорам и другим делам, связанным с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, активно обсу­ждавшийся в доктрине и вызывавший затруднения на практике1. Вопрос ныне решен исходя из разграничения подведомственности между судами об­щей юрисдикции и арбитражными судами. Критерий, использованный для разграничения подведомственности судов общей юрисдикции и арбитраж­ных судов по рассмотрению и разрешению ими дел, применен и к случаям признания и исполнения иностранных судебных решений. Таким образом, порядок исполнения решений по упомянутым спорам определяется в со­ответствии с правилами гл. 31 АПК (ст. 241 и ел.). При этом закон не при­дает значения тому, какой суд вынес за границей решение - хозяйствен­ный или суд общей юрисдикции. Важен лишь характер спора.

Предусмотренная в АПК процедура рассмотрения арбитражным судом заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранно­го суда (ст. 242-246) основывается, как и в отношении судов общей юрис­дикции, на принципе выдачи экзекватуры. Рассмотренный порядок (выда­ча судом разрешения на исполнение) действует, если иное не предусмот­рено в международном договоре, участницей которого является Россия. В связи с этим надо указать на подписанное 6 марта 1998 г. странами СНГ Соглашение «О порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств - участ­ников Содружества», согласно которому (ст. 3) решения должны испол­няться «в бесспорном порядке». Россией, однако, это Соглашение пока не ратифицировано и, следовательно, на ее территории не действует. Однако 29 июля 2002 г. вступило в силу Соглашение между РФ и Республикой Бе­ларусь «О порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных су­дов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь» (заключено 17 января 2001 г.)2. По этому Соглашению «судебные акты компетентных судов Сторон не нуждаются в специальной процедуре при­знания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства на основании исполнительных документов судов, при­нявших решения» (ст. 1). Как видно, Соглашение предусматривает при­знание и исполнение иностранных судебных решений без какой-либо процедуры и какой-либо даже минимальной проверки их судом, т. е. без получения экзекватуры. Правда, речь в нем идет не о всех решениях судов договаривающихся государств, а лишь о тех, которые вынесены арбитраж­ными судами РФ и хозяйственными судами РБ, компетентными в соответ­ствии с правилами ст. 4 Киевского соглашения стран СНГ 1992 г. рассмат­ривать споры хозяйствующих субъектов России и Белоруссии (в ст. 4 Ки­евского соглашения разграничивается подсудность судов стран-участниц).

Решения иностранных судов, которые по характеру не требуют принуди­тельного исполнения (о признании брака недействительным, об установле­нии отцовства и т. п.), признаются без какого-либо специального («дальней-

1 Обзор позиций доктрины по данному вопросу см , например: Муранов А. И Исполнение иностранных судебных и арбитражных решений. Компетенция рос­сийских судов. М , 2002.

2 БМД 2003 № 3.

Глава 23. Вопросы международного гражданского процесса

шего») производства, если со стороны заинтересованного лица не поступит возражений против этого. При наличии возражений вопрос рассматрива­ется в установленном порядке теми же судами, которые компетентны вы­давать разрешение на исполнение решений (ст. 413 ГПК).

Признанные в России решения иностранных судов имеют те же пра­вовые последствия, что и решения российских судов.

Отсюда следует, что:

— наличие признанного решения иностранного суда является основа­нием отказа в принятии искового заявления к производству (ст. 134 ГГГК) либо прекращения находящегося в производстве российского суда дела по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основани­ям (ст. 220, 221 ГПК). На такие правовые последствия рассмотрения дела иностранным судом указывает ч. 1 ст. 406 ГПК;

- наличие дела в производстве иностранного суда, решения которого подлежат в РФ признанию в силу договора с соответствующим государст­вом или российского законодательства, служит основанием для возвраще­ния искового заявления (ст. 135 ГПК) или оставления без рассмотрения (ст. 222 ГПК). На это прямо указывает ч. 2 ст. 406 ГПК.

6. Ходатайства взыскателей о признании и разрешении исполнения за границей решений российских судов подаются обычно в суд, вынесший ре­шение. Суд прилагает к ним копию судебного решения и другие докумен­ты, после чего высылает в установленном порядке за границу. Договоры о правовой помощи, как правило, предусматривают пересылку ходатайств в Министерство юстиции РФ, однако некоторые договоры не исключают возможности подачи взыскателем ходатайства непосредственно в иностран­ный суд. Минская конвенция 1993 г. (ст. 53) допускает подачу ходатайства как в суд страны, где решение подлежит исполнению, так и в суд, который вынес решение по делу в первой инстанции. Исполнение решений россий­ских судов за границей определяется условиями договора России с соответ­ствующим государством и внутренним законодательством этого государства относительно исполнения иностранных судебных решений.

7. В России исполняются и решения иностранных третейских судов (арбитражей). Арбитраж - широко применяемый метод разрешения ос­ложненных иностранным элементом споров, возникающих чаще всего в сфере международной торговли. Международный коммерческий арбит­раж следует отличать от действующих в РФ государственных арбитражных судов, деятельность которых урегулирована в АПК. Понятие «арбитраж» означает любой арбитраж (третейский суд), независимо от того, образуется ли он специально для рассмотрения отдельного дела (ad hoc) или осущест­вляется постоянно действующим арбитражным учреждением (институци­онный арбитраж). Среди последних, например, Лондонский международ­ный арбитражный суд, Арбитражный институт Торговой палаты г. Сток­гольма, Международный арбитражный суд Международной Торговой палаты в Париже, Американская арбитражная ассоциация.

В России арбитражное решение независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается обязательным и при подаче в компетентный суд ходатайства приводится в исполнение (ст. 35 ФЗ от 7 июля 1993 г. «О меж­дународном коммерческом арбитраже»)1.

1 ВВС РФ. 1993 № 32. Ст. 1240.

Раздел V. Производство по делам с участием иностранных лиц

Глава 23. Вопросы международного гражданского процесса

Правила о признании и исполнении иностранных арбитражных реше­ний унифицированы в Нью-Йоркской конвенции о признании и приведе­нии в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г., в которой участвует более 100 государств, в том числе Россия. Конвенция распространяется на арбитражные решения по спорам, сторонами которых могут быть как физические, так и юридические лица; вынесенные как по­стоянно действующими органами международного коммерческого арбит­ража, так и арбитражем ad hoc. Применяется она к арбитражным решени­ям, вынесенным на территории государства иного, чем то государство, где испрашивается исполнение.

Нью-Йоркская конвенция не создала единообразного порядка признания и исполнения иностранных арбитражных решений, имея в виду, что реше­ния должны признаваться и исполняться в соответствии с процессуальны­ми нормами того государства, где испрашивается признание и исполне­ние, на условиях, предусмотренных Конвенцией. Следовательно, в России порядок такого признания и исполнения должен определяться российским законодательством. До недавнего времени действовал порядок, установ­ленный Указом от 21 июня 1988г., согласно которому компетентными принимать решения о признании и исполнении решений иностранных ар­битражей признавались суды общей юрисдикции «второго звена» (Закон «О международном коммерческом арбитраже» 1993 г. компетентные суды не определяет). Вместе с тем создание в 90-х годах самостоятельной ветви арбитражных судов давало почву для постановки вопроса о возложении выдачи разрешения на исполнение решений иностранных арбитражей на арбитражные суды. Конец дискуссии, очевидно, положен с принятием но­вых ГПК и АПК: ст. 241 и 242 АПК установлено, что решения арбитра­жей, принятые на территориях иностранных государств по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной эконо­мической деятельности, признаются и приводятся в исполнение арбитраж­ными судами субъектов РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства должника неизвестно, по месту нахождения имущества должника. Как видно, и здесь подведомственность судов общей юрисдикции и арбитражных судов бази­руется на общем принципе разграничения подведомственности этих судов на основании характера спора.

Процедура признания и исполнения решений иностранных арбитра­жей определена в ГПК (ст. 416) и АПК (ст. 241) применительно к порядку признания и исполнения иностранных судебных решений: для принудительно­го исполнения в России решений иностранных арбитражей необходимо обращение взыскателя с ходатайством в суд (соответственно характеру спора — в суд общей юрисдикции или арбитражный), который должен рассмотреть его с учетом законодательства и вынести соответствующее оп­ределение.

На базе положений упомянутой Нью-Йоркской конвенции и правил Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г. ГПК (как и АПК) формулируют основания отказа в признании и исполнении реше­ний иностранных арбитражей. Суд, рассматривающий вопрос о признании и исполнении иностранного арбитражного решения (как и при исполне­нии иностранных судебных решений), не вправе пересматривать решение по существу Он не должен входить в рассмотрение того, правильно ли ар-

битраж, принявший решение, применил тот или иной закон, правильно ли оценил доказательства, все ли фактические обстоятельства дела учел.

Основания отказа разделены на две группы. Одни из них применяются судом лишь по просьбе стороны, против которой направлено решение, если она представит суду доказательства наличия соответствующего основания. Такой подход связан со спецификой арбитража.

Основаниями отказа в исполнении могут служить: отсутствие данных о вручении сторонам повестки о дне и месте разбирательства или об уве­домлении сторон о назначении арбитра; факт вынесения решения по спо­ру, который не предусмотрен или не подпадает под арбитражное соглаше­ние или выходит за его пределы; несоответствие арбитражного процесса и состава арбитража соглашению сторон; тот факт, что решение не стало обязательным (окончательным) для сторон или было отменено или приос­тановлено судом страны, в которой или в соответствии с законом которой оно было принято.

По собственной инициативе (вторая группа оснований отказа) суд мо­жет отказать в исполнении, если установит, что спор не может быть пред­метом арбитражного разбирательства в соответствии с федеральным зако­ном или что исполнение решения противоречит публичному порядку Рос­сийской Федерации (о публичном порядке см. выше п. 4).






Date: 2015-08-15; view: 480; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.024 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию