Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 14. – Это не просто сумасшедший дом, а сумасшедший дом со сквозняками!





– Это не просто сумасшедший дом, а сумасшедший дом со сквозняками!

Фильм «Соломенная шляпка»

На полу камеры, скрючившись в позе эмбриона, лежал давешний стражник. При моем приближении он застонал и попытался отползти к дальней стене.

– За что его? – обратилась к охраннику.

– За неисполнение приказа, – сухо ответил мужчина, стараясь не смотреть на меня.

– А-а-а… И долго ему тут сидеть? – продолжила я приставать к нему.

– Месяц, если раньше не сдохнет. – Равнодушие, с которым прозвучал его ответ, меня уже не удивляло.

– Хм… А ну открывай дверь!

– Не велено! – наконец проявил эмоции охранник.

– Не велено, не велено, все вам не велено, – зло бубнила, снимая ключи от решетки с пояса обездвиженного мужика, – пусть сдохнут все, лишь бы меня это не касалось… бездушные выродки… трусы сероводородные… слизняки купоросные…

Стражник, увидев мои действия, впал в ступор и прикинулся ветошью. Я бесцеремонно осмотрела его раны, нашептала ему прямо в кровь анальгетик на пару с противовоспалительным и принялась оттирать с него кровь презентованным мне маркизом носовым платком.

– Уйди… – зло прошептал мужик.

– Кости целы? – Гонит он меня… Гордый какой… Боги, в каких высоких чувствах я его подозреваю? Боится! Причем меня боится больше, чем маркиза. Правильно делает! Ибо я гораздо опаснее пусть и выдающегося менталиста, но всего лишь менталиста… – Так целы или нет?

– Вроде целы, – простонал он сквозь зубы. – Уйди… он и тебя…

Я ошиблась?! Хм, этот мужик беспокоится за меня? Упиться мне валерианкой!

– Не волнуйся, я нас обоих в обиду не дам. Ты только ничему не удивляйся, ладно?

– Угу…

– Эй, ты, – крикнула охраннику, – запри нас! – Кинула ему через решетку ключи, снимая заклинание обездвиживания. – Скажешь лишнего – застынешь столбом на всю оставшуюся жизнь! Понял?

– Не спорь с ней, Сыч, – прошептал раненый, – она даже связанная творит что хочет… – и одними губами: – ведьма…

Я криво усмехнулась, так как прозвучало это как похвала. По крайней мере, мне так показалось.



Охранник молча, с вытаращенными испуганными глазами запер решетку и замер у входа. Как раз вовремя. В нашу тюрьму в этот момент ворвались возбужденные маркиз с Вольфом, а следом за ними, подскакивая, как резиновый шарик, спешил Фабиано.

– Алфея! – яростно рыкнул хозяин замка. – Что вы тут делаете?!

– Как – что, сижу в застенках, жду оправдательного приговора, – надула губки обиженно. – Ведь святой отец для этого пришел так рано?

– Почему вы так решили? – прищурился Лотар.

Я надменно фыркнула:

– Обвинение он мне выдвинул еще вчера. Неужели он стал бы вставать в такую рань, чтобы сказать вам это во второй раз? Скорее всего, господин монах хорошенечко подумал, обсудил все со своими братьями и решил исправить несправедливость. Именно поэтому он приехал так рано! Да, святой отец?

– Да, да! – поспешно подтвердил мою правоту Фабиано, вцепившись обеими руками в крест, висящий на его пузе.

– Вот! – Вторая немая сцена за одно утро начала меня злить. – Господин маркиз, мы ведь можем быть свободными? – Нежным, на грани ехидства голосом обратилась к хозяину. И взглядом одарила… восторженно-милым. И улыбнулась, как любящая бабушка, которая смотрит на взрослого внука, с аппетитом уминающего ее пирожки с капустой.

Маркиз сдался и ответил мне многообещающей улыбкой. Я скромно опустила глазки, заметив, каких усилий Вольфу стоит равнодушная мина. Улыбку он еле зажевал, но кулак из-за спины маркиза продемонстрировал. Я сделала вид, что не заметила.

Охранник открыл решетку, выпуская меня на свободу. Я потянула с собой и избитого страдальца.

– Он остается! – жестко пресек мой человеколюбивый порыв маркиз.

– Но, господин Фармазотти, – пролепетала я, изображая наивную беззаботность, – сегодня такой прекрасный день! Пусть он будет днем всеобщего прощения! – Подхватила бесцеремонно его под руку. – Я простила этого заблуждающегося человека, – махнула в сторону монаха, – который обвинил меня в страшных вещах и возвел на костер! Я даже простила господина профессора за его равнодушие ко мне! – бросила кокетливый взгляд на Вольфа. – Простите и вы этого стражника! У меня сегодня такое хорошее настроение!

– Свободен, – коротко бросил он охраннику и повелительно прикрыл мою руку своей. От этого жеста что-то съежилось в моей груди и жалобно запищало. А не далеко ли я зашла в своей игре? – Я не могу отказать герцогине!

– Как – герцо… – промямлил монах и принялся истово креститься.

– Господин маркиз, – я старалась не выходить из образа, но повернуть разговор в нужное мне русло, – у меня к вам есть масса вопросов!

– Не хочу тебя расстраивать, Лотар, – на языке нашего мира заговорил Вольф, – но эта пигалица в королевском дворце умудрялась кружить голову сразу нескольким кавалерам! – Я хмыкнула, стараясь, чтобы получилось польщенно. – До дуэли, слава богам, не дошло!

– Господин профессор, – состроила глазки мужу, не удержалась и подмигнула, – уж не ревнуете ли вы меня?

– Это чувство мне неведомо, сударыня.



– Жаль…

Завтрак прошел в теплой дружественной обстановке. Вольф по-прежнему изображал равнодушие. Я кокетничала с ним и жаловалась на его бесчувственность Лотару. Маркиз призывал меня выбросить профессора из головы и обратить внимание на более достойную кандидатуру. Короче, все безукоризненно играли свои роли.

Выбрав подходящий момент, я «вдруг» сообразила, что хозяин замка великолепно разговаривает на языке нашего мира, изобразила бурное удивление и потребовала подробного рассказа о его приключениях.

Лотар задумался, скорее всего решая, что мне можно и даже нужно говорить, а что – нет, и начал свое повествование.

Что же… послушаем, что МНЕ расскажет наш хитромудрый хозяин.

– Меня зовут Лотар Сорге. Я выпускник Ёльльского университета, психоэмпатического факультета. Один из организаторов и руководителей научной группы Пентагерон…

 

Молодость, вера в свои силы, отсутствие негативного опыта и опыта как такового вообще, отрицание советов и опеки старших порождают такую опасную вещь, как самоуверенность. Бывает, она приносит потрясающие, даже фантастические результаты. Но чаще…

Члены Пентагерона были так уверены в успехе своего эксперимента, что даже не удосужились обратиться в службу техномагической поддержки за надлежащей страховкой во время проведения опыта. Кто знает, как бы сложились тогда судьбы отчаянных молодых ученых? Но получилось то, что получилось.

Два мага-физика Дедрик и Харольд открывали пространственный портал через пентаграмму, парамедик Кельс обеспечивал равномерное распределение и устойчивость жизненной энергии по всем членам группы, Лотар поддерживал ментальную связь, универсал Вилда осуществляла общую координацию действий. Каждый из них был на своем месте, каждый нес равноценную нагрузку, каждый старался, как мог. Но была допущена фатальная ошибка в расчетах. Те, кто выжил, потом так и не поняли, что привело к катастрофе – недостаток или избыток вложенной в открытие портала силы. Они все-таки переместились, но не туда, куда планировали, а в чужой, незнакомый мир, да еще вчетвером. Харольд остался в родном мире, но разобранным на кусочки. Практически в таком же виде был и Дедрик. Оба заклинателя погибли одновременно. Трое оставшихся в живых членов группы повторить этот эксперимент не могли. Даже не из-за страха быть разорванными силой, а оттого, что такой силы у них просто не было.

Выбросило экспериментаторов недалеко от города Пьянчо, немного северо-западнее. Но это они узнали потом. А в тот момент у парней стояло две задачи: похоронить друга и вывести Вилду из транса. Девушка была жива, но ни на что не реагировала. Причем в это состояние она впала уже после того, как стало ясно, что опыт их провалился, что находятся они в другом мире и что самостоятельно вернуться домой не могут. Такой удар перед самой свадьбой мало какая девушка выдержала бы. Они, конечно, надеялись, что их найдут и спасут, но шансов было очень мало. Во-первых, свой эксперимент они держали в секрете от остальных. Во-вторых, проводили его без той самой подстраховки, которую обеспечивала техномагическая поддержка. Но надежда, как известно, умирает…

Троице несказанно повезло, когда на проезжем тракте им повстречался старый маркиз Фармазотти, проникшийся к ним симпатией. Заслуга в этом принадлежала, разумеется, Лотару. Его подопечный оказался настолько внушаемым, что вскоре господину Сорге удалось получить титул и наследство. Кельс не поддержал соратника в его интригах и покинул замок Фармазотти, хотя у него уже была открыта врачебная практика. Вилда со временем вышла замуж за какого-то аристократа… И уже много лет члены Пнтагерона не поддерживают отношений.

 

– Как печально, – вздохнула я, прилагая титанические усилия, чтобы подавить накативший зевок. Вот что значит не спать по ночам, а заниматься мщением. – И вы не знаете, где сейчас живут Кельс и Вилда?

И мой голос не дрогнул, и спокойное выражение лица Вольфа не изменилось.

– Ни малейшего понятия, – сокрушенно покачал головой Лотар. – Но я отправил своих людей на поиски, разослал депеши по ближайшим городам. Надеюсь, их найдут!

Это было сказано так убедительно, что я поняла: даже если их и найдут, то мы об этом не узнаем. Что еще вероятнее, их не ищут вообще. Также вполне может быть, что маркиз прекрасно знает их местонахождение, а перед нами ломает комедию, такую же, как и мы перед ним. И нам просто необходимо его переиграть.

Было позднее утро, но мне уже хотелось спать с невероятной силой. Даже мысли в голове не концентрировались. Приходили и уходили, не оставляя после себя даже памяти.

– Алфея, мне кажется, вы переволновались сегодня, – заботливо обратился ко мне Лотар. – Вам надо отдохнуть! Позвольте, я провожу вас в вашу комнату.

Он не спросил позволения, он приказал мне следовать к себе и отдыхать.

Почему Вольф позволяет ему так себя вести со мной? Ведь сейчас маркиз абсолютно безнаказанно может воспользоваться ситуацией, запереться со мной в комнате и сделать то, что он собирался сделать ночью, но получил производственную травму, пытаясь влезть в мой мозг. Брр… Я этого не хочу!.. Почему мысли такие медленные и растекаются, как манная каша по тарелке? Я сплю или все еще иду в свою комнату? Иду… А кто меня так по-хозяйски обнимает за талию? Это не муж… У него другой запах… родной… любимый… А от моего провожа… власть…

Холод, возникший где-то внутри тела, привел меня в чувство, правда, ненадолго. Но мне хватило сил и настойчивости выпроводить Лотара за дверь, запереть ее на ключ и подставить стул.

– Господин маркиз… блдарю… – пробормотала в дверь, тыкаясь в нее лбом.

До кровати в буквальном смысле доползла… на четвереньках. Как вскарабкалась на постель, лучше не вспоминать. Разбитый паралитик сделал бы это быстрее и изящнее. До подушки не добралась, уснув на полпути к ней.

 

Проснулась выспавшаяся, полная сил, готовая к подвигам, свершениям и… уперлась взглядом в хмурую физиономию хранителя, сидевшего у меня в ногах.

– Плохие новости? – Нехорошее предчувствие смело меня с кровати. – Вольф?!!

– Сядь, – очень тихо сказал Гораций. – Не кричи… Он часто подслушивает под дверью…

– Лотар? – Я прислушалась, но посторонних звуков не обнаружила.

– Да. Слушай, что я тебе сейчас скажу, – продолжал шептать призрак. – Вам очень опасно стало находиться в этом замке! – На мой вопросительный взгляд он кивнул, мимикой призывая меня к терпению. – Во-первых, маркиз вас чем-то опоил и вы с Вольфом заснули практически одновременно. Я замучился метаться между комнатами, следя за вашим состоянием. Успокоился только тогда, когда убедился, что зелье было сонным, а не отравляющим.

– Сонным? Но зачем? – попыталась я понять логику маркиза.

– Ты знаешь, сколько спала?

– Часа два-три…

– Сутки! – огорошил меня хранитель. – Посмотри на часы.

– Хлор! – Дедушкин хронометр неумолимо показывал, что у нас были отняты еще сутки. – И что, всего три дня осталось? – Гораций кивнул. – Но зачем?

– Я так понял, маркиз стремится удержать вас в этом мире во что бы то ни стало! И чтобы за вами потом пришла спасательная экспедиция. Тогда он потребует за ваши жизни какое-нибудь оружие или технологии. Вы – его заложники, его гарантия. Открыто он с вами не конфликтует. Изучает пока…

– Изучает… Хлор с ним! Лотару многое о нас неизвестно. Так что задержать нас в этом мире ему не удастся!

– Угу, – насмешливо отозвался хранитель. – Еще пару раз вас опоить, и портал закроется на годы, а вы тут дрыхнуть будете! Уверен, он будет говорить, что спали вы всего два часа.

– А что тогда не разбудил раньше? – надулась на хранителя.

– Зелье больно сильное! Я тебя на грани сна смог на три минуты всего взбодрить, а потом все было бесполезно. – Я вспомнила холод, спасший меня от домогательств маркиза. – Уходить вам надо!

– Куда?

Я прекрасно понимала, что Вольф будет надеяться отыскать Вилду до последнего. Мысли эти мне удовольствия не доставляли, но с его мнением приходилось считаться. Есть у него какие-то чувства к этой женщине или нет, но как истинный мужчина он должен предпринять все возможное…

– А вот это как раз во-вторых! – хитро улыбнулся призрак, прерывая мои невеселые думы. – В другую половину этого замка!

– В какую половину?

Нет, я, конечно, все понимаю! Этот мир полностью вывернут наизнанку. Здесь царят другие законы и правила. Но чтобы в ЭТОМ мире у замка была другая половина!!! Субпространство?! Межпространственный карман?! Что-нибудь абсолютно неизвестное в нашем мире?

Все оказалось до банальности просто.

– Во вторую! – повторил Гораций. – Пока хозяева отсутствовали, я и не подозревал, что этот замок поделен на две части. Только слуги снуют по комнатам, хлопочут, убираются…

– Поделен? Погоди, как поделен?

– Стеной во дворе, стенами в доме! Глухими. Во всем дворце нет ни одной двери, ведущей на соседнюю половину.

– Хлор! Я же сразу подумала, что двор внутри гораздо меньше, чем замок выглядит снаружи! Вот это крекинг! И кто там хозяин?

– Не догадываешься? – хмыкнул призрак.

– Сын маркиза, – как само собой разумеющееся, предположила я. – Или отец оставил часть замка для проживания, или сам отсудил у самозванца.

– Какая разница! – махнул рукой хранитель. – Но он там живет не один…

– А с кем?

– С кем? С женой, разумеется.

– Я рада за него! – буркнула, решая, какая логика связывает все добытые Горацием сведения.

– С Вилдой… – тихо вздохнул призрак.

– Что?!! В смысле с кем?!!

– Да, моя королева. Жену Рамиро Фармазотти зовут Вилда.

– Надо сказать Вольфу… – Произнесла это, а сама покрылась противными мурашками, так мне стало страшно и любопытно. Мне ужасно хотелось спросить Горация: какая она? Как выглядит? И как выгляжу я на ее фоне. Но вместо этого я выпустила свой пар на ненавистного хозяина: – А маркиз – сероводородная сволочь!

– Еще какая, – поддержал меня хранитель, даже не скрывая облегчения. Понимаю, есть вопросы, которые я не решилась задать, а он не желал на них отвечать. – Но это еще не все…

– Гораций, не томи! – Я уже начала опасаться того, что он мне скажет.

– У них гостит одна примечательная парочка. Светловолосый мужчина и кудрявая миленькая девушка.

– Что? Алекс и Селена? – с надеждой кинулась к призраку и кувырнулась с кровати.

– Петра, я никогда не видел твоих друзей, – как ни в чем не бывало продолжил Гораций. – Но они пребывают в точно таком же состоянии, что и вы с Вольфом.

– Не поняла – в каком? – кряхтя, поднялась с пола, потирая ушибленную руку.

– Спят! И тоже уже целые сутки!

– Хлор! Их что, тоже в заложники определили?

– Давай ты не будешь драматизировать.

– Я не драматизирую, а реально смотрю на этот мир. Так! Надо все обсудить с Вольфом. Проверишь, как он там?

Пока Гораций отсутствовал, я немного привела себя в порядок. Умылась, предварительно проверив воду на посторонние ненужные примеси. Не хватало того, чтобы еще и физиономия облезла или позеленела невзначай. Мало ли какие фантазии бродят в голове Лотара. Доверия теперь нет ничему! Переплела косу. Сунула камень-амулет в карман брюк. С хранителем я чувствовала себя спокойнее. Ведь абсолютно не знаешь, чего ожидать в следующий момент от маркиза.

– Спит. И когда проснется, неизвестно! – сообщил возвратившийся призрак.

– А вдруг маркиз ему специально большую дозу дал, а?!

– И не вдруг, и специально… Давай сами решать, как выбираться из его лап будем?

– А проводи меня к гостям вторых хозяев. Я тогда точно буду знать, они это или нет. Это можно сделать?

– Вполне. Их никто не охраняет. Только я все равно сначала проверю.

Я еле дождалась, когда он вернется. Меня внезапно охватила такая радость. Ведь если где-то совсем рядом находятся наши друзья и там же живет Вилда, то наши поиски можно считать завершенными. Вольф проснется, мы пойдем на вторую половину замка и решим все вопросы. Вилда вполне может знать, где найти их парамедика Кельса. И у нас будет еще один день в запасе, если вдруг что…

– Идем, – позвал меня хранитель.

Они спали так безмятежно, словно дети. Кудряшки Ленки разметались по подушке, прикрыв полголовы Алекса. А он, обняв одной рукой невесту, блаженно улыбался.

Мило… Мило до слез. Жаль вас будить, дорогие мои, но придется.

– Алекс, – потрепала парня за нос. Он отмахнулся и что-то буркнул. – Сердится он… Просыпайся, Алекс! – позвала чуть громче.

– У… не мешай…

– Алекс! Вставай, проспишь все на свете! – начала щипать его за бока, но это мало помогло.

– Петра, – прошептала проснувшаяся Селена, радостно улыбаясь.

– Тсс, – прикрыла ей ладошкой рот. – Все вопросы и объяснения потом. – Она кивнула согласно. Я убрала руку. – Мы в чужом мире, в замке, поделенном на две части. Мы с Вольфом в одной, – она счастливо улыбнулась, – вы в другой. Хозяева замка враждуют. Нас, как и вас, опоили сонным зельем. Верить здесь нельзя никому и надо срочно сматываться домой. Вот только мужчины наши проснутся, и рванем. Да, вот еще что. Ничему не удивляйтесь и зовите меня Алфеей.

– Хорошо, – прошептала Ленка. – Ты все-таки сбежала! Я так и думала. А чему не удивляться?

– Вольф изображает равнодушие ко мне, а я типа его добиваюсь. – Она вытаращила на меня и так немаленькие глаза. – Мой титул – герцогиня, других нет.

– Угу… А зачем?

– Вам здешние хозяева про самозваного маркиза Фармазотти рассказывали?

– Да.

– Так вот это – охлоревший выродок, у которого не осталось ничего святого. У него грандиозные планы по завоеванию этого мира, вот мы перед ним комедию и ломаем!

– Я ничего не поняла, но сделаю все как ты говоришь.

– Спасибо. Буди Алекса, а я возвращаюсь к Вольфу.

– Петь, а маркиз знает про МГТ?

– Нет, мы это скрываем.

– Мы тоже. Ну пока!

– Пока! Придем к вам, как только добужусь этого соню. А! Не пугайтесь Горация!

– Кого? – мотнула она головой и наморщила лоб.

– Хранителя… вроде того, что ты тогда во дворце победила.

– У тебя появился рыцарь-хранитель?

– Это тот, из университета, хозяин энциклопедии. Я его в камне-амулете с собой взяла. Потом расскажу!

– А где он сейчас?

– Шпионит, где же еще! Предупредит, если сюда кто пойдет.

– Ну, Петра, ты всегда меня удивляешь!

– Не только тебя. До встречи!

 

Вернувшись в свою комнату, принялась возвращать ей первозданный вид. То есть вернула карниз на законное место, сняла со штор заклинание накрахмаленности. Вроде других новшеств я тут не вводила. Почему-то не хотелось, чтобы в этом мире остались материальные следы моего пребывания. С чем это было связано, не знаю, но не хотелось, и все!

Оглядела на прощанье комнату, в которую возвращаться уже не собиралась, и переместилась к мужу. Вольф до сих пор спал и просыпаться не собирался. Пришлось применить небезопасный, но эффективный способ. Мои поцелуи всегда действовали на него пробуждающе. Вот и сейчас он явно проснулся, но глаз не открыл. Зато шустро сграбастал меня в охапку, прижал к себе и прошептал, блаженно улыбаясь:

– Петра…

– Кхм… Что здесь происходит?

Ведро ледяной воды на голову было бы для меня сейчас предпочтительнее, чем ненавистный голос маркиза. Вольф расцепил руки, глядя на меня растерянно. Я ему подмигнула так, чтобы Лотар не видел, состроила озверевшее лицо и повернулась к хозяину. Если он ожидал увидеть мое смущение или надеялся, что я буду оправдываться, то он очень сильно ошибался.

– Господин маркиз, – прошипела разъяренная герцогиня Олмарк, поднимаясь над кроватью возлюбленного и принимая самую надменную позу, на которую была способна. – Вас не учили стучаться? – Гнев в глазах полыхал не хуже пламени костра. – Или правила приличия в этом мире не существуют?!

– Это мой дом! – попытался возразить Лотар.

– И что?! – скривила я рот. – Даже на постоялых дворах хозяин стучится в дверь, прежде чем войти к своему гостю! Меня поражает ТАКОЕ ваше гостеприимство! Я вынуждена отказаться от вашего крова!

– И вы думаете, что я это вам позволю?!

Хорошая фраза. И сказать ее можно с такими разными интонациями. Можно как угрозу. А можно как просьбу о прощении за бестактность. Именно как просьбу, низко кланяясь, и произнес ее маркиз. Но я видела, каких усилий ему стоит такое смирение.

Игра продолжается? Тогда сменим гнев на милость.

– Эх… – опустила обреченно глаза на недоумевающего Вольфа, перевела взгляд на Лотара и обиженным тоном произнесла: – Господин Фармазотти, вы сейчас разрушили мечту всей моей жизни!

– В каком смысле?

– Господин профессор меня уже обнял и собирался поцеловать, а вы помешали…

– Но… он назвал чужое имя! Или мне показалось?.. Петра…

– Какая разница, – топнула недовольно. – Как вы не понимаете?!

– Я понимаю, Алфея, – грустно сообщил маркиз. – Ведь вы точно так же обходитесь со мной! Не обращаете никакого внимания на мои чувства!

– Я вам не мешаю? – с сарказмом произнес Вольф и поднялся с кровати.

– Господин маркиз, я постараюсь изменить к вам свое отношение, – скосила недовольный взгляд на профессора. – Только позвольте мне наедине переговорить с моим му… – Хлор! Чуть не проговорилась! – Мучителем.

– Хорошо! Но пообещайте мне, что вы с ним ничего не сделаете, – привычно усмехнулся Лотар.

– А что я могу с ним сделать? – пожала недоуменно плечами. – Он сильнее меня во всем.

– Меня, похоже, никто спрашивать не собирается? – буркнул Вольф, ополаскивая лицо над умывальным тазиком.

– Вы не откажетесь поговорить со мной? – смиренно вопросила я, состроив виноватые глаза.

– По своему горькому опыту знаю, что отказывать вам, леди Алфея, бесполезно. Не хватало еще того, чтобы вы членовредительством занялись.

Маркиз нехотя оставил нас вдвоем, коротко кивнув, выходя из комнаты. Я бесцеремонно проследила, чтобы он ушел как можно дальше, оставив дверь приоткрытой.

– Господин профессор, почему вы так ко мне относитесь? – громко сказала в коридор.

– Что случилось? – шепнул на ухо подошедший Вольф.

– Собирайся, уходим! – повернула к нему голову. – Они нашлись.

– Кто? – выдохнул он с надеждой.

– Все! В твоей комнате есть потайной ход?

– Да. А как ты…

– Гораций. – Я не сомневалась, что мужа интересует, как я обнаружила друзей и… ее.

– Сюда!

Мы вошли в потайную дверь, оставив ее чуть приоткрытой. И уже оттуда телепортировались в комнату Алекса и Селены. Меня уже не интересовало, есть там кто посторонний или нет. Я направлялась домой. Моя авантюра закончилась, и закончилась успешно. Можно собой гордиться. А мозги мне прочистят потом… все, начиная с папы-короля и его мага, заканчивая горячей подружкой Танаис. Но это будет потом.






Date: 2015-07-10; view: 145; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.019 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию