Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Глава 7. — Доложите обстановку,— велел Сэм, как только мы поднялись наверх





 

— Доложите обстановку,— велел Сэм, как только мы поднялись наверх.

Трев сунул пистолет за пояс и осмотрел переднюю часть дома.

— Панорамное окно в гостиной. Около него человек,— он указал в сторону кухни.— В саду прячется еще один. Можно убрать, выстрелив из окна над раковиной. Третий за гаражом.

Я не знала, что с Коннором приехали не только те агенты, что остались в лаборатории. Или он вызвал подкрепление. И если эти уже тут, то сколько времени до приезда остальных?

— Кас, улица,— распорядился Сэм.

Кас кивнул и исчез в глубине коридора. Я проводила его взглядом. Мне стало не по себе. Раньше по этим коридорам ходили только мы с отцом.

— Ник, возьмешь на себя гараж?

Ник исчез в ванной, расположенной дальше по коридору.

— Я пойду с Касом,— сказал Трев, но, прежде чем уйти, подождал согласия Сэма.

Мы с Сэмом пошли на кухню. На столе громоздилась стопка моих учебников. Еще непрочитанный журнал для художников лежал около хлебницы. Папина чашка из—под кофе стояла в раковине немытой. Все казалось нереальным.

Положив руки на край стойки, Сэм с легкостью подтянулся и уселся на ней. Подбираясь ближе к окну над раковиной, он сдвинул в сторону упаковку муки и коробку чая.

— Открой заднюю дверь и кричи, зовя на помощь.

— Но...

Он взглядом заставил меня замолчать, а оружие в его руках положило конец дальнейшим пререканиям. Я двинулась к раздвижной двери, откинула щеколду и распахнула ее.

— На помощь! Пожалуйста! Кто—нибудь!

Человек в саду выпрямился, устремив свой взгляд точно на меня. Окно открылось, показался пистолет, и Сэм спустил курок. Голова человека дернулась от попадания пули, и меня бросило в жар.

За выстрелом Сэма последовали еще два. Несколько секунд спустя ребята собрались на кухне.

— Чисто,— доложил Трев, и у меня свело желудок. Еще смерти. Все они мертвы. И я этому помогла.

— Где файлы?

Кто—то встряхнул меня.

— Что?

— Где файлы?— спросил Сэм.— Где Артур хранит их?

— В конце коридора,— показала я рукой.— В кабинете.



Я выпалила код доступа, и парни поспешили туда.

Я прислонилась к раздвижной двери. Человек из Подразделения лежал на траве лицом вниз. Он не дышал. А что, если у него есть дети? Жена? Наверное, он вылез этим утром из постели, думая, что вечером вернется домой. Но этого не произойдет. Не теперь. Из—за меня.

Я чувствовала себя виноватой.

— Анна,— позвал меня сзади Сэм.

— Да?

— Мы уходим.

Я повернулась к нему лицом.

— Вы взяли документы?

— Они исчезли. Скорее всего, их взял Райли.

Я оцепенело, последовала за Сэмом в коридор. Ник, нахмурившись, прошел мимо меня. Трев и Кас спешили следом, их волнение было так велико, что я почти ощущала его. На улице они побежали. Мы с Сэмом наблюдали за ними сквозь стеклянную дверь в прихожей.

Кас трижды обежал вокруг гаража, потом упал на колени и притворно поцеловал бетон. Трев, уперев руки в бедра, осматривал двор, деревья, поле, вбирая в себя все кругом.

Я стояла на месте, размышляя, смогу ли спуститься к папе прежде, чем Сэм меня остановит. Помешает ли он мне? Будет ли папа зол?

— Нам нужно идти,— сказал Сэм.

Я оглянулась на дверь, ведущую в подвал.

— Анна,— его тон ожесточился.

Я надела куртку и вышла на улицу. Трев покопался в одном из джипов и вынес сверток для каждого из парней.

— Кажется, там какая—то одежда и обувь.

Кас порвал свой сверток, и оттуда вывалились ботинки.

— Господи боже, у меня есть настоящая обувь! А не тюремные мокасины!

Ник фыркнул, презрительно закатив глаза.

— Давай надевай их и пойдем. Никого не волнует, что мы тут так окопались?

— Успокойся,— сказал Трев.— Со временем у нас все в порядке.

— Откуда тебе знать?— возразил Ник.

Кас облачился в белую футболку с длинными рукавами, затем сунул ноги в тенниски. Остальные последовали его примеру, а Сэм нашел одну из папиных фланелевых рубашек, висящих в прихожей, и умыкнул ее, пока я не видела. Она была темно—синей с красными и белыми полосами и жемчужными пуговицами. Сэм спрятал пистолет за пояс сзади.

Я слонялась между домом и гаражом, стараясь оставаться маленькой и незаметной, потому что не была уверена, каков план, и не решит ли Сэм пристрелить меня как свидетельницу побега. Вступится ли Трев за меня? А Кас?

Трев указал на папину машину.

— Возьмем ее?

— Кто поведет?— спросил Ник.

— Я.— Сэм вынул ключи из кармана и бросил взгляд на меня.— Анна?

Я сглотнула.

— Кто ты? Откуда знаешь, как пользоваться оружием? Как...— Что еще он скрывал от меня?— У тебя на самом деле амнезия?

Ключи звякнули, когда он опустил руку.

— Да, но у нас нет времени это обсуждать. Нужно убираться отсюда.

— Оставь ее,— проворчал Ник.

— Ну—ка остуди свой пыл, солдат,— осадил его Кас.

Ник сузил глаза.

— Я еду с вами,— ответила я.— Просто... дай мне секунду. Пожалуйста?

Сэм вздохнул.

— У тебя одна минута.

В своей комната я достала из шкафа мамин журнал. Я не знала, куда собиралась и зачем, но если я уходила, обещав отцу, что никогда не вернусь, то хотела забрать журнал с собой. Он был единственным, что я лелеяла больше своих рисунков. Я даже подумать не могла оставить его здесь. В любом случае он будет напоминать мне о доме.



На улице Сэм уже развернул машину. Мне уже было плевать, есть у него права или нет. Я забралась на свободное переднее сиденье и пристегнулась, бережно положив журнал на колени.

Бросив на него взгляд, Сэм включил передачу и нажал на газ. Когда мы проехали нашу гравийную подъездную дорогу, он ударил по тормозам.

— Как проехать в город?

— Направо.

Сэм развернул машину и снова нажал на газ, подняв столб пыли. Я вцепилась в журнал, ища спокойствие в тепле изношенной обложки. Я все еще не знала, почему парней все эти годы держали в комнатах взаперти. Я думала, Подразделение хочет создать идеального солдата. Если это так, то они провалились. Идеальный солдат не убивает своих командиров.

От всех этих мыслей у меня разболелась голова. Если лечение Сэма привело к обратному результату, то почему отец заставил меня уйти с ним? И почему он настаивал на том, чтобы я держалась как можно дальше от Коннора?

Папа знал что—то, чего не знала я. А Сэм... часть меня хотела ему доверять. Меня он не убил. И папу он не убил, хоть и выстрелил в него.

— Так что дальше по плану?— спросил Кас, вернув меня на землю.

Сэм посмотрел на него в зеркало заднего вида.

— Поменять машину.

— Мы разделимся?— спросил Трев.

— А ты этого хочешь?

Трев пожал плечами и почесал затылок.

— Труднее выследить нас поодиночке, чем всех вместе. Но вообще—то я просто рад свободе. Так что согласен с любым решением.

— Нам нужно держаться вместе,— пробормотал Ник.

— Дружище,— Кас взялся за спинку моего сиденья и придвинулся вперед,— когда я увидел Коннора со всеми его прислужниками, то был уверен, что твой план прогорел.

Я повернулась.

— Вы планировали побег?

Сэм ничего не ответил. Даже не посмотрел на меня. Я уставилась на него, раскрыв рот. Я говорила ему о приезде Коннора. Я подготовила его к побегу. А что, если бы я промолчала? Может, все было бы иначе?

Меня с Сэмом разделяли сантиметров тридцать. Я очень хотела быть с ним на свободе, но не такой ценой. Вернулись воспоминания о лаборатории, крови и бездыханных агентах, и у меня свело живот.

— Когда вы планировали побег?

— На следующей неделе,— ответил Кас,— во время очередного забора крови у Сэма.

Я шокировано уставилась на него. Я что, оказалась бы на месте тех агентов?

— А что с газом?

— Соломинки,— сказал Кас.

Я нахмурилась.

— Он склеил несколько,— объяснил Кас,— и пустил через вентиляцию в ванную. Ты заметила, что дверь в его ванную всегда закрыта? Это потому, что он герметично ее заделал. Пускают газ, Сэмми падает и притворяется, что в отключке, но на самом деле использует соломинки наподобие подводной трубки.

— Ты, правда, это сделал?

Сэм не ответил, но это и неважно. Теперь все обрело смысл. Вот почему он просил соломинки, а затем скотч прошлой ночью. Я ведь его так и не забрала.

Я снабдила его всем необходимым для побега и вмешалась, когда Коннор попытался его остановить. Я была таким же беглецом, как и все они. Может, поэтому папа отослал меня оттуда— чтобы избежать наказания.

Господи. Какой же я была идиоткой. Я бросила всё ради Сэма. Ради парня. Я думала, что я на его стороне. Разве не я несколько ночей назад во время игры в шахматы размышляла о том, как ему выбраться? И такого я точно не ожидала. Все должно было быть иначе.

— Блестяще, да?— спросил Кас, похлопав Сэма по плечу.— И именно поэтому я с вами.

— Как будто у тебя был выбор,— отозвался Сэм.

Кас пожал плечами и упал в кресло.

— Да просто к слову пришлось.

Ник фыркнул.

— Может, хватит ему задницу лизать? Он и так скоро лопнет от гордости.

Поездка до города, казалось, заняла в два раза больше времени, чем обычно. Сэм бросил машину отца за пиццерией Эмери. Треву он велел остаться со мной на главной улице, а сам с остальными отправился на поиски другой машины.

Холодный октябрьский воздух продувал мою тонкую куртку. Я взглянула на Трева. Он по—прежнему выглядел как парень, с которым я делилась секретами, который любил читать биографии и который знал множество известных цитат. Но сейчас что—то в нем изменилось. Наверное, это из—за пистолета, спрятанного у него за поясом.

— Анна,— начал он.— Мне жаль, что тебе пришлось...

— У меня есть время воспользоваться туалетом?— перебила я его, указывая на аптеку через дорогу.

Он озадаченно кивнул.

— Да. Думаю, есть.

Как только за мной закрылась дверь, я сделала глубокий вдох и выдохнула вверх, останавливая готовые пролиться слезы. После этого вымыла руки и внимательно осмотрела свое отражение в зеркале. Утром я не успела принять душ, и мои светлые волосы смотрелись уныло, как сухая потрескавшаяся пшеница. Глаза опухли. Я выглядела усталой, но на удивление спокойной, как будто и не видела, как Сэм убивал всех этих людей. Я все еще выглядела как Анна.

Но я больше не чувствовала себя ей.

Я встретила Трева у витрины с едой для животных. Мы направились ко входу в магазин.

— Знаешь, ты не должна меня бояться,— сказал он.— Я все тот же парень.

— Я тебя не боюсь,— нахмурилась я.

Он склонил голову ко мне.

— Расстояние между нами говорит об обратном.

Мысленно я подсчитала отделяющие нас шаги. Пять. Может, шесть.

— Это ничего не значит.

Отросшие темные волосы падали на лицо Трева, скрывая его добрые янтарные глаза. Я всегда доверяла ему. В другой жизни он был бы мальчиком, в которого могла без памяти влюбиться любая девчонка, потому что он был умен, красив и добр.

Я все еще доверяла ему. Разве нет?

Из—за угла к нам подошел Сэм.

— Иди к Касу и Нику, они на автостоянке,— сказал он Треву.

Трев взглянул на меня и убежал.

От резкого запаха выпечки, шедшего из в пекарни по соседству, у меня заурчало в животе. Это напомнило мне, что я не успела позавтракать перед приходом Коннора. Напомнило мне, что сегодня все встало с ног на голову.

— Вы что, правда хотите украсть автомобиль?— спросила я, идя за Сэмом.

— Да. Или у тебя есть идея получше?

— Нет. Просто я… не знаю, как к этому относиться.

Он посмотрел на меня.

— Сейчас не время для морали.

Я остановилась.

— Как это понимать? Я свой моральный облик никогда не теряла.— Когда он не ответил, я с трудом продолжила:— Знаешь, я начинаю сомневаться, знала ли тебя вообще. На твоем лице ни единой эмоции. Я тебя вообще не вижу. Что произошло с Сэмом, который был моим другом?

Он подошел очень близко и, понизив голос, сказал:

— Мы никогда не были друзьями, Анна. Меня заперли в твоем подвале на пять лет. И, подозреваю, до этого я провел несколько лет в Подразделении.— У него на лбу вздулась вена.— Я хотел выбраться и делал для этого все, что только мог— в том числе втерся к тебе в доверие. Будь ты на моем месте, сделала бы то же самое.

Его слова ужалили меня.

— Нет, я бы так не сделала. Ты мог бы меня попросить.— Я развела руками.— Все, что тебе нужно было сделать— попросить меня о помощи.

Он собирался что—то сказать, но резко закрыл рот. Удивление на его лице говорило о том, что он никогда не думал просто обратиться ко мне. Я ощущала в груди пустоту, словно все хорошее, что я за эти несколько лет испытала с Сэмом, вытащили из меня и размазали в кашу. Вся моя жизнь в лаборатории была одной сплошной ложью.

На глаза навернулись слезы. Я была идиоткой, когда думала, что он заботился обо мне. Идиоткой, которая думала, что может стать особенной для него. А он просто воспользовался мной, чтобы сбежать.

— Мы должны идти,— сказал Сэм. Сжав челюсти, он смотрел на что угодно, только не на меня.

Мне пришла мысль броситься в аптеку и попросить помощи. Я нужна папе. Я должна быть рядом. Сэму я только мешаю.

Как бы то ни было, все легко решить. Я должна отпустить Сэма. Навсегда.

— Анна?

Он наклонил голову на бок, сузив глаза. Наверное, он заметил мою нерешительность. Сэм не давил на меня, не подталкивал к решению. Он давал мне возможность сбежать, прямо сейчас.

Но я не сделала этого.

Не смогла.

И какой я теперь была? Жалкой. Несчастной. Отчаявшейся. Я обещала папе не возвращаться домой. И теперь мне некуда было идти.

— Веди,— сказала я.

Что он сделал.

 








Date: 2015-05-22; view: 243; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.018 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию