Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Мягкий», но не безобидный





В журнале «Конкур медикаль» (февральский номер 1987 года) два психиатра медицинского центра Ар-жантея — доктор Моран, заведующий, и Ж. Гейедро, интерн, — опубликовали статью, в которой доказали существование шизофрении, связанной с регулярным потреблением гашиша в больших дозах. Тезис этот вхо­дит в противоречие с распространенным мнением, что «мягкие» наркотики вреда не приносят. Согласно данным этих двух медиков, из четырнадца­ти пациентов, которых они обследовали за последние четыре года, «ни у кого из обследуемых ни в детстве, ни в отрочестве не было личных или семейных психи­ческих отклонений, которые априорно можно было бы расценить как признаки развития патологии шизофре­нического порядка». Так что единственная точка сопри­косновения между всеми пациентами — употребление гашиша в больших дозах. Все начали курить в возрасте немногим старше семи лет и по два раза в день. «Га­шиш, как известно, изолирует курильщика от всех и вся, вызывает бред», — утверждает доктор Моран. Опираясь на исследования всех ведущих психиатров, изучавших это явление, эти медики говорят о «травяном хмеле». Хмель, который при условии регулярного употребления гашиша в больших дозах ведет к тяжелым изменениям «ментального автоматизма», регулирующего нашу пси­хику. По доктору Морану, последствия не заставят себя долго ждать: наступает деформация мировосприятия, деформация ощущения пространства, других людей и самого себя. У курильщиков гашиша регистрируется тяжелая путаница в мыслях. Получается, что эта точ­ка зрения («которая все сдвинула с места», по словам одного из авторов статьи) отличается от той, что принята в медицинском мире. В одном из писем протеста, направленном авторам, психиатр из Страсбурга пред­лагает другую гипотезу: «Если все указанные пациенты злоупотребляли гашишем, значит, с ними не все было в порядке; следовательно, развитие психоза не связа­но с употреблением гашиша, а является результатом ослабленной психической организации индивида».

Школьники становятся наркоманами не потому, что попробовали «травку» в компании. «Травка» — утверждение группового способа существования. Сто­ит кому-нибудь из них влюбиться в девушку, как он оставляет компанию; это совсем другое, чем в случае употребления «жестких» наркотиков, что сопровожда­ется страхами перед существованием. «Травка» как сигарета. Но сигарета другого рода — она разрушает не легочные ткани.



Незначительное употребление алкоголя не имеет ничего общего с проспиртованностью, при которой требуется дезинтоксикация в течение шести-семи не­дель. Алкоголь лишь со временем начинает походить на «жесткий» наркотик. Зависимость от «жесткого» наркотика, возможно, сравнима с алкогольной за­висимостью, которая рано или поздно приведет к не­обходимости дезинтоксикации, радикальной и доста­точно нелегкой.

Наставления взрослых типа: «Будь осторожен, гра­ница между „мягкими" и „жесткими" наркотиками прозрачна, может „занести"... Поставщики втянут вас в свою западню...» — не доходят до молодых. Подоб­ные разговоры школьники называют «чтением мора­ли» и «туфтой».

Я предпочитаю другое, более конкретное: «Это вер­но, что ты можешь вылезти из этого без интоксикации. Но ты не можешь отрицать, что наркотики ослабляют волю к жизни и способность к действию, к тому, чтобы нести ответственность. Когда ты куришь, ты не дела­ешь ничего другого. И потом, у тебя и желание что бы то ни было делать пропадает». Такое тотальное безраз­личие обычной сигаретой вызвать нельзя.

Табак никогда не мешал людям участвовать в об­щественной жизни, хотя и причинял неудобства не­курящим соседям, а кроме того, способствовал раку легких.

Погружение в групповое курение «травки» вызва­но параличом семейных отношений, в свою очередь вызванных чересчур патерналистским воспитанием, какое получают обычно единственные дети в семье. Все больше и больше молодежи задерживаются в ро­дительском доме, где юноше все тошно, он лишается инициативности и желаний, и единственные слова, которые можно услышать от такого подростка, это: «Для чего все?», «Куда идет мир?», «Все прогнило». С подобной бедностью словаря они окончательно впа­дают в игру словами.

Словарь тех, кто живет в воображаемом мире, где нет действия, все больше и больше обедняется. Аудио­визуальная одержимость поддерживает гипнотиче­ское и бездеятельное состояние. Только так можно вы­терпеть эту «собачью жизнь». Поначалу телевидение для ребенка — это дополнительные ресурсы, расши­ряющие его воображение. Потом это — отклонение, которое ведет к отсутствию ответственности.

«Это безвредно, — протестует телеманьяк. — Це­лебный отвар телевидения менее вреден, чем все ва­ши медикаменты и ваше светское пьянство». Подрост­ки относятся к «мягким» наркотикам как к чему-то обычному. Для них они означают утверждение своей свободы: «Потому что ваше общество запрещает их... Я могу переступить через это. А это стоит всех ваших наркотиков».

На основании бесед со школьниками, которые регу­лярно курят гашиш, можно выделить два основопо­лагающих момента, свидетельствующих о «плохой приживаемости» подростков в нашем обществе и о трудностях, с которыми они сталкивается, входя в него: «Без „травки" я стану слишком агрессивным» и «Я лучше себя чувствую на экзаменах и меньше бо­юсь безработицы».



С раннего возраста дети становятся слабыми из-за протекционизма и постоянной опеки родителей: ма­лыш не должен огорчаться — успокоительное, чтобы он заснул — тоже. Человек перестает терпеть даже малейшее волнение или неудобство. От него скры­вают, что такое смерть, болезни, старость. Тревогу заглушают лекарствами, вместо того чтобы снять ее в беседе, вербально, осуществляя социальный обмен. Порог чувствительности у каждого индивида свой, од­нако замечено, что именно те дети, которых опекают больше других, чувствуют себя неспособными адап­тироваться к трагедии ежедневной жизни. И может быть, «травка» подсознательно напоминает подростку те успокоительные средства, которые выписывал пе­диатр ребенку в раннем детстве.

Вы посещали лицеи и отвечали на вопросы учени­ков выпускных классов. Они спрашивали вас о нар­котиках?

Каждый второй говорил о своем смятении перед наркотиками, смятении, которое разделяла опреде­ленная часть класса: «Ребята прибегают к наркотикам и в то же время прекрасно знают, что это опасно. Они только об этом и думают и не знают, что делать».

Я сказала: «Вы могли бы поговорить об этом с пси­хоаналитиком... потому что, если вы заговорите об этом с родителями, они встревожатся...» — «Но пси­хоаналитики дорого стоят». — «Психоаналитики есть во всех диспансерах. Тем, кто захочет прийти по­говорить, достаточно только позвонить мне. Сама я больше не консультирую, но я дам адреса диспансе­ров, где есть психоаналитики, к которым вы можете пойти. Необходимости долго лечиться у вас нет, но вы сможете поговорить с кем-то о ваших тревогах, с кем-то, для кого работой является сохранять присутствие духа, когда вы рассказываете ему о своих страхах».


12 глава

Из-за чего никак не избавиться от отставаний в школе

ФАКТ КОНСТАТИРОВАН: МЕЖДУНАРОДНЫЙ СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

За последние несколько лет, по мере того как рас­тет стоимость школьного обучения, число тех, кто ис­пытывает трудности в школе, заметно увеличилось, и теперь к этой категории можно отнести подростков, которые прекращают учиться после первого цикла второй ступени [Соответствует нашему восьмилетнему образованию.], и тех, кто не сумел приобрести ква­лификацию на уровне второй ступени среднего обра­зования, и тех, кто вынужден пойти на малопрестиж­ные работы...

Вообще в последние двадцать лет наблюдается рост стоимости школьного обучения во многих разви­тых странах.

Однако не менее заметно и то, что в этих странах около 10% молодых людей испытывают трудности в обучении или оказываются в маргиналах еще до того, как закончат обязательное обучение. В самом деле, значительное число подростков бросают шко­лу, получив обязательное образование, или уходят из нее через год-два, не получив никакой квалифика­ции (6) [См. приложение V (библиография).]

Наиболее уязвимыми оказываются подростки из малообеспеченных социальных слоев или этнические меньшинства (5). Кроме того, несмотря на значитель­ные сдвиги, перед девушками, как и раньше, ставит­ся множество препятствий (2).

В большинстве развитых стран более 2/3 общего чис­ла семнадцатилетних подростков продолжают учить­ся так или иначе, но в девятнадцать лет соотношение меняется: учиться продолжают лишь от 30% до 50% подростков.

Чтобы правильно понять, что значат эти цифры, следует учесть различия в типах обучения, предла­гаемого после обучения обязательного. Разделить эти структуры можно на три типа:

· Образование по школьной модели: речь идет о том, чтобы полную школьную программу освоили большинство подростков.

Так, в США и Канаде количество семнадцатилет­них подростков, обучающихся в школе, выросло до 87% и 72% соответственно.

Сегодня примером хорошего функционирования модели этого типа может служить Япония, где 94% подростков указанной возрастной группы продолжа­ют обучение в последних классах средней школы.

В большинстве европейских стран школьный сек­тор в образовании также преобладает. Это Бельгия, Швеция, Нидерланды, Финляндия, Дания, в мень­шей степени Франция.

Во всех этих странах более 2/3 семнадцатилетних подростков сегодня учатся в школе, но большинство этих учеников продолжают техническое или профес­сиональное обучение, дополняющее их деятельность по совершенно другой системе, чем та, что принята в США или Японии, где обучение аналогично тому, которое соответствует второй ступени школы второго цикла в европейских странах.

· Образование по двойственной модели: его харак­теризует усиленное внимание к профессиональному обучению.

Так, в Германии, Австрии и Швейцарии сочета­ют приобретение профессии на предприятии с об­учением в школе по усеченной программе; процент подростков, которые обучаются профессии, ремеслу, здесь выше. Меньшее число подростков аналогичного возраста продолжают ежедневное обучение по пол­ной программе.

Образование по сложной модели: человек мак­симально занят приобретением профессии, он не посещает школьные занятия.

Так, в Великобритании возможность получить спе­циальность предлагается 40% подростков, которые не посещают школу.








Date: 2015-05-19; view: 337; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2022 year. (0.01 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию