Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Философия





Вплоть до позднего средневековья философия на терр. И. развивалась в общих рамках европ. мысли этого периода. В И. жил Боэций, выходцами из И. были Пётр Дамиани, Ансельм Кентерберийский, Пётр Ломбардский, Бонавентура, Фома Аквинский, деятельность которых протекала преим. за пределами И. Бóльшую связь с И. обнаруживают мистич. учения Арнольда Брешианского и Иоахима Флорского. Начало формирования нац. итал. философии относится к 13–14 вв. Важную роль в этом процессе сыграли Болонский и Падуанский ун-ты; последний стал центром аверроистского (см. Аверроизм) аристотелизма (Пьетро д'Абано и др.), с которым связано развитие учения о двойственной иcтине (см. «Двойственной истины» теория) философской и религиозной (Марсилий Падуанский).

В эпоху Возрождения итал. философия играет ведущую роль в развитии европ. философии. В плане институализации филос. сообщества важную роль сыграло господствовавшее в 14–16 вв. противопоставление гуманистических кружков и академий – университетам, которые долгое время оставались оплотом схоластики. Философия Возрождения ещё слабо вычленена в системе культуры и не имеет чёткого осознания специфических для неё предмета и методов; она обычно не отделяет себя от теологии, магии, рождающейся эксперимент. науки, теории искусства и т. д. В общем русле увлечения гуманистов мудростью древних намечаются тенденции к возрождению учений, несовместимых с христ. миросозерцанием, в частности эпикуреизма (Л. Валла) и гностицизма. Аверроистам падуанской школы противостояли «александринисты» болонской школы, придерживавшиеся аристотелизма в его истолковании Александром Афродисийским (П. Помпонацци с его натуралистич. концепцией души и др.). Идеи H. Макиавелли, утверждавшего автономную значимость «государственной необходимости», её независимость от к.-л. моральных и религ. оснований и выдвигавшего идеал сильного человека, побеждающего своей «доблестью» слепую «судьбу», оказали значит. воздействие не только на мыслителей его эпохи, но и на социологич. концепции Нового времени. Видным представителем второй схоластики был Каэтан.



Итал. гуманисты опирались в своих филос. построениях на традиции платонизма (сказывалось также влияние Августина и вост. патристики), пытаясь соединить их с принципами христ. вероучения (M. Фичино, Пико делла Мирандола и деятельность Платоновской академии во Флоренции). Обращение к неоплатонизму и эзотерич. учениям (каббала и др.) привело к распространению оккультных наук, в т. ч. астрологии и алхимии. Из этого увлечения «магическими науками» родилась итал. натурфилософия эпохи Возрождения (Дж. Кардано, Б. Телезио, Ф. Патрици, T. Кампанелла), достигшая наивысшего развития у Дж. Бруно. Проникнутая пантеистич. умонастроениями и гилозоизмом, натурфилософия Возрождения утверждает единство и иерархич. упорядоченность мира, где всё – от сферы духа до сферы низших существ и самой материи – пронизано «симпатическими» связями. На основе представления о единстве человека и вселенной (микрокосмоса и макрокосмоса) возникает идеал человека-мага, открывающего закономерное действие потаённых сил и благодаря этому господствующего над стихиями. Эти магич. устремления натурфилософов способствовали развитию опытного знания, экспериментального естествознания.

В 18 в. одним из основоположников историзма в новоевроп. философии явился предшественник И. Г. Гердера и Г. В. Ф. Гегеля Дж. Вико, который выдвинул теорию историч. круговорота – циклич. развития наций и дал опыт целостного истолкования различных форм духовной культуры и социальной жизни.

Господствующее положение в философии нач. 19 в. занимали разл. направления католич. мысли, гл. обр. учения А. Розмини-Сербати и В. Джоберти, испытавших известное влияние И. Канта и полемизировавших с гегелевской диалектикой. В 1830–60-е гг. выдвинулся ряд мыслителей, принадлежавших к демократич. крылу нац.-освободит. движения (К. Каттанео, Дж. Феррари). В 1850–70-х гг. наиболее значит. филос. направлением стало т.н. неаполитанское гегельянство, к правому крылу которого принадлежал А. Вера, а к левому, отличавшемуся просветительской и антиклерик. направленностью, – Б. Спавента и Ф. де Санктис. Неаполитанское гегельянство явилось одним из идейных источников как марксизма в И. (А. Лабриола), так и итал. неогегельянства. В последние десятилетия 19 в. доминирующим в идейной жизни И. стал позитивизм (P. Ардиго и др.). Весьма влиятельной в последующем развитии европ. социологич. мысли оказалась концепция В. Парето (функционалистское учение о «социальном равновесии», теория смены элит и др.).

В нач. 20 в. вплоть до 1940-х гг. ведущим направлением становится неогегельянство, представители которого (Дж. Джентиле, Б. Кроче) стремились освободить учение Гегеля от «ошибочной идеи природы» и превратить его в «чистую философию духа». Офиц. гос. идеологией И. с сер. 1920-х гг. стал фашизм, с которым был связан Ю. Эвола, идеолог традиционализма. Наследие Кроче длитетельное время господствовало в итал. литературоведении, искусствознании, историографии. Последователи Джентиле разделились на левых джентилианцев (Уго Спирито, Г. Калоджеро), выдвинувших принцип «проблематичности», относительности любого филос. решения, и более многочисл. и влиятельную группу «правых» джентилианцев. В их числе – представители христианского спиритуализма (M. Ф. Шакка, А. Карлини и др.), сочетающие элементы концепции Джентиле с идеями Платона, Августина и Розмини-Сербати; в центре их внимания – индивидуальное сознание на его пути к Богу. Неотомизм получил значит. распространение в И. (Ф. Ольджати, У. Падовани и др.). Представители всех направлений итал. религ. философии объединяются в т. н. Галларатском движении, осн. в 1945 и проводящем ежегодные съезды.



Идейное наследие А. Грамши оказало большое влияние на итал. культуру и филос. мысль в послевоен. период, сыграв важную роль в формировании идеологии «еврокомунизма». Основанный в 1949 ин-т Грамши стал центром марксистской мысли в И. (А. Банфи, Г. Делла Вольпе и др.).

После 2-й мировой войны в И. получает развитие экзистенциализм, оптимистический вариант которого (т.н. позитивный экзистенциализм) представлен концепцией Н. Аббаньяно. В русле христианского осмысления экзистенциальной проблематики сложился «онтологический персонализм» Л. Парейсона (1918–1991). Влияние аналитической философии сказалось в философии науки Н. Боббио (1909–2004), виднейшего представителя итал. либерализма. Крупнейшим историком итал. философии явился Э. Гарен (1909–2004). Получили развитие идеи филос. герменевтики (Парейсон, Дж. Ваттимо, род. 1936), семиотики (У. Эко) и др.

Гл. центры филос. исследований: Итал. филос. об-во (с 1902); Итал. об-во социологии (с 1937); Ин-т философии при Рим. ун-те (с 1939), Итал. об-во логики и философии науки (с 1952); Итал. об-во филос. и религ. исследований. Филос. журналы: «Critica» (1903–44, с 1945 назв. «Quaderni della critica»), «Rivista di filosofia» (c 1909), «Rivista di filosofia neoscolastica» (c 1909), «Giornale critico della filosofia italiana» (c 1920), «Archivio di filosofia» (с 1931), «Sophia» (c 1933), «Giornale di metafisica» (c 1946), «Rivista critica di storia della filosofia» (c 1946), «Sapienza» (c 1948), «Filosofia» (с 1950), «Il Pensiero» (c 1956), «Critica Marxista» (c 1963).

Лит.: Bibliografia filosofica italiana 1850–1900. Roma, 1969; Bibliografia filosofica italiana dal 1900 al 1950. Roma, 1950–1956. 4 v.; Spaventa B. La filosofia italiana nelle sue relazioni con la filosofia europea. Roma, 2003; Gentile G. Storia della filosofia italiana / A cura di E. Garin. Firenze, 1969. 2 v.; Sciacca M. F. Il pensiero italiano nell'età del Risorgimento. Mil., 1963; Garin E. Cronache di filosofia italiana, 1900–1960. Roma, 1997; La filosofia italiana dal dopoguerra a oggi / A. Bausola et al. Roma; Bari, 1985; La cultura filosofica italiana attraverso le riviste, 1945–2000 / A cura di P. Di Giovanni. Mil., 2006; Moderno e postmoderno nella filosofia italiana, oggi / A cura di P. Ciaravolo. Roma, 1991; I pensatori del '900 / A cura di G. Straniero; Introd. di G. Vattimo. Roma, 2001; I progressi della filosofia nell'Italia del Novecento / N. Badaloni et al. Napoli, 1992; Le avanguardie della filosofia italiana nel 20. secolo / А cura di P. Di Giovanni. Mil., 2002; Viano C. A. La filosofia italiana del Novecento. Bologna, 2006. См. также лит. к ст. Возрождение.

H.В. Котрелев.

Литература

Лит-ра И. включает не только произведения, созданные на итал. яз., но и тексты на латыни и на многочисл. итал. диалектах (среди наиболее известных: комедии Рудзанте на падуанском диалекте, комедии К. Гольдони на венецианском, сонеты Дж. Белли на римском, драмы Л. Пиранделло на сицилийском и др.). Первые сведения об итал. яз. (вольгаре) восходят к 9 в.; однако в И., вследствие подавляющего влияния лат. традиции во всех сферах культурной практики, нар. язык входит в употребление существенно позже, чем во мн. других странах Зап. Европы (напр., во Франции). В 12 в. в И. на вольгаре было создано всего 3 небольших стихотворных соч., тогда как Франция к этому времени уже располагала богатой лит-рой на нар. языке. Время рождения литературы И. как соцтального явления — 13 в. В течение этого столетия формируется риторич. проза (посредством применения к нар. языку приёмов, заимствованных из руководств по ведению деловой переписки) и повествовательная (через переводы с франц.; среди первых памятников — сб. «Новеллино»), а также религ. (Франциск Ассизский, Якопоне да Тоди) и лирич. поэзия. Первым значит. лит. явлением стала сицилийская школа поэзии (Якопо да Лентини, Ринальдо д’Аквино и др.), возникшая в 1230-40-х гг. в Палермо, при дворе императора Фридриха II Штауфена и под прямым влиянием поэзии трубадуров. Сохранив куртуазную концепцию любви, сицилийцы разрабатывали её в осн. в абстрактно-умозрит. плане. К числу их новаций относится изобретение сонета, первой твёрдой формы в ср.-век. поэзии, а также отход от муз. сопровождения, что придало поэзии более самостоят. статус.

Сицилийская поэтич. школа нашла продолжателей в Тоскане (Гвиттоне д’Ареццо, Бонаджунта Орбиччани, Монте Андреа), в прямой полемике с которыми возникла в последней трети 13 в. школа «дольче стиль нуово» (Г. Гвиницелли, Г. Кавальканти, Чино да Пистойя; в рамках этой школы поначалу развивалась и поэтич. деятельность Данте). Стильновисты развернули до предела филос.-религ. коннотации, заложенные в куртуазной доктрине: любовь в их понимании приобрела характер всеобъемлющей миросозидат. силы. Крайность, представленная «дольче стиль нуово» с его предельно сублимир. взглядом на любовь, дала толчок возникновению др. крайности — комич. поэзии (Рустико ди Филиппо, Чекко Анджольери) с её всепрофанирующей установкой в отношении всякого идеализма. От этих двух школ берёт начало одна из самых устойчивых традиций лит-ры И., продержавшаяся до 19 в. и предполагающая, что любому высокому лит. стилю непременно должен соответствовать его комич., снижающий антипод.

Две указанные линии по раздельности отразились в ранней поэзии Данте и слились воедино в «Божественной Комедии» (1307–21): высокая лирика дала этому гл. произведению лит-ры И. силу пафоса и масштабность обобщений, а комич. поэзия – сатирич. остроту и точность детали. Как универсальный синтез ср.-век. культуры, переводящий весь репертуар его смыслов и идей на язык худож. образов, «Божественная Комедия» обозначила пределы Средневековья и открыла перспективу обновления. Однако и после неё ср.-век. лит. традиция не только сохранялась в своих прежних формах на протяжении, по крайней мере, двух веков (так, традиция комич. поэзии была продолжена в творчестве А. Пуччи в 14 в. и Буркьелло в 15 в.), но и порождала новые («священное представление» – итал. вариант мистерии; рыцарский эпос с характерным именно для Италии соединением героич. гиперболизации и бурлескной профанации), при этом всё более мельчая, примитивизироваясь и тяготела к слиянию с фольклором.

Ф. Петрарка, располагая тем же арсеналом культурных возможностей, что и Данте, изменил всю систему культурных координат. Если и у Средневековья были свои периоды подъёма интереса к лит-ре языч. древности, то Петрарка возвёл словесность древнего Рима (с греками он был знаком только понаслышке) в ранг абсолютного и непререкаемого образца. Сделав интерес к индивид. началу, к самому себе гл. содержанием своего творчества, он в многочисл. лат. трактатах, обширном эпистолярии, «Книге песен» (после 1348) перевёл содержание внутр. мира на язык отвлеч. категорий и общих моделей, положив начало лит-ре Возрождения с её риторич. доминантой и антропоцентрич. картиной мира. Современник, друг и последователь Петрарки Дж. Боккаччо пришёл к сходным результатам, действуя в осн. в рамках лит-ры на нар. языке; при этом он использовал как традиц. жанры (роман, рыцарская поэма), так и вновь им созданные (новелла). В «Декамероне» (1351), своей главной книге, он не только запечатлел чрезвычайно многостороннюю и рельефную картину действительности, но и выстроил идеальную модель человеческих отношений, которая предполагает как безусловный приоритет позитивных социальных начал, так и сплошное «окультуривание» мира с помощью риторически обработанного слова.

1-я пол. 15 в. была отмечена тотальной экспансией гуманистич. словесности. Центром гуманизма была Флоренция (Л. Бруни, П. Браччолини, М. Пальмьери и др.), но многочисл. адепты гуманистич. штудий, сосредоточившие интерес исключительно на дисциплинах, имеющих отношение к человеку (риторика, этика, политика, история), появились в Милане (А. Лоски, П. К. Дечембрио, Ф. Филельфо), Риме (Э. С. Пикколомини, Помпоний Лет, Ф. Биондо), Неаполе (Лоренцо Валла, Дж. Понтано, А. Беккаделли). Их деятельность носила гл. обр. филологич. характер: в частности, ими была впервые разработана методика историч. критики текста. В качестве историков они отказались от ср.-век. провиденциализма; в качестве литераторов культивировали в основном лат. риторич. жанры (диалог). Во 2-й пол. 15 в. модель гуманистич. словесности была перенесена на жанры италоязычной лит-ры: возникают ренессансные варианты комич. поэмы («Большой Морганте» Л. Пульчи, 1478-83), рыцарского романа («Влюблённый Орландо» М. Боярдо, 1483-94), свящ. представления («Сказание об Орфее» А. Полициано, 1480). Высокая лирика (Л. де Медичи, Боярдо, Полициано) была ориентирована как на образец, заданный Петраркой, так и на традицию «дольче стиль нуово».

В 16 в., в период т.н. зрелого или высокого Возрождения, неолатинская словесность, которую в основном культивировали гуманисты, отмирает, и единств. языком лит-ры И. становится итальянский. Указанное явление было санкционировано П. Бембо, который в своих «Беседах о народном языке» (1525) указал на поэзию Петрарки и прозу Боккаччо как на высшие образцы стиля. Подражание античности на этом этапе проявляется по преимуществу на жанровом уровне; так возникли новоевроп. трагедия (Дж. Триссино, Дж. Джиральди Чинцио) и комедия (Л. Ариосто, Н. Макиавелли, П. Аретино). Из жанров новоязычной лит-ры бурно развивалась новелла (М. Банделло, Ф. Страпарола, А.Ф. Граццини); в лирике доминировал петраркизм (Бембо, Дж. Делла Каза); на базе историографии и биографии был создан новый жанр искусствоведч. очерка (Дж. Вазари).

Рыцарский роман – несмотря на огромную популярность «Неистового Орландо» Ариосто (1516–45), полнее других произв. словесности выразившего идеалы высокого Возрождения, – проиграл состязание с героич. поэмой, воспроизводившей жанровую модель, заданную Гомером и Вергилием; эпич. жанр прошёл путь от «Неистового Орландо» с его худож. свободой, ограниченной только внутр. чувством меры, до «Освобождённого Иерусалима» Т. Тассо (1581), где свобода трактовалась как нечто неистинное и недолжное. В итал. лит-ре Возрождения сформировалась жанровая система, которая сохранила свою императивность для всей зап.-европ. лит-ры, по крайней мере до 19 в.

В 16 в. была сформулирована нормативная поэтика (Л. Кастельветро и др.), ограничивавшая строго определёнными рамками авторскую инициативу. Вместе тем индивидуальность перед лицом всё более ужесточающегося «эстетич. законодательства» искала выход в форсированной субъективности, причудливости, непредсказуемости самопроявлений. Единство общего и частного, закономерного и исключит., идеального и материального, составлявшее основу лит-ры И. эпохи Возрождения от Петрарки до Ариосто и Макиавелли, оказалось нарушенным: перевес нормативного начала дал импульс формированию классицизма (Триссино), перевес индивидуального начала породил маньеризм (Аретино, Граццини, Делла Каза и пр.).

Проза и поэзия барокко – именно этот стиль стал доминирующим в лит-ре И. 17 в. – отмечены ярко выраженным пафосом новизны. Сильно ощущалось воздействие географич. и науч. открытий (прежде всего Х. Колумба и Г. Галилея), рационализма Р. Декарта, совр. политич. мысли (Т. Кампанелла). В начале столетия формировалась традиция памфлетно-публицистич. сочинений («Парнасские известия» Т. Боккалини, 1612–13; П. Сарпи); на её основе затем возник самый знаменитый итал. политич. трактат 17 в. – «О государственном интересе» Дж. Ботеро (1689). Наиболее активно развивалась в 17 в. поэзия (Дж. Марино и его последователи К. Акиллини, Дж. Империали, Дж. Лубрано, Г. Муртола, Ч. ди Перс, Дж. Л. Семпронио, Т. Стильяни и др.). Поэты-приверженцы маринизма активно использовали антитезы и изощрённые метафоры, прибегали к «поэтике изумления», особенно в заключит. пуантировке; тяготели к самоценной виртуозности в описании быта (контраст возвышенного и приземлённого); их излюбл. жанры – сонет и мадригал. Стиль барокко породил смешение жанров, породовшее, в частности, ироикомическую поэму (А. Тассони, Ф. Браччолини). Для лит-ры И. была характерна интенсивная теоретич. саморефлексия барочного стиля (в первую очередь у Э. Тезауро, М. Перегрини и развивавшего традиции менипповой сатиры Ф. Ф. Фругони). В поэзии Г. Кьябреры и Ф. Тести просматривается классицистич. тенденция. В прозе 17 в. влияние франц. «галантного» романа (у Дж. А. Марини, Ф. Бьонди, Дж. Лоредано, П. Пазини и т.д.) сочеталось с переосмыслением традиций ренессансной новеллистич. книги (Ф. Пона, К. Ленгвелья, А. Дж. Бриньоле Сале). Интенсивное развитие получают религ. и бытовой романы (Бриньоле Сале, Дж. Брузони). Наиболее значит. памятником диалектальной лит-ры И. данного периода стал сб-к Дж. Базиле «Сказка сказок» на неаполит. диалекте (1634–36). Итал. театр 17 в. был представлен прежде всего комедией дель арте; учёная сценич. традиция – трагедиями Ф. Делла Валле (развивавшего традиции Сенеки) и мелодрамами (О. Ринуччини). В конце столетия лит. академия «Аркадия» провозгласила борьбу с маринизмом и способствовала формированию в И. как классицистич. театра (Ш. Маффеи), так и галантной поэзии рококо (П. Ролли).

В 18 в. эстетич. мысль И. постепенно переориентируется на критерии разумного, естественного и общественно-полезного. Классицизм обнаруживает новые худож. ресурсы, соединяясь в лирике «Аркадии» и драматургии П. Метастазио с тяготением к «простому» и «чувствительному». В трактатах Дж. Гравины о смысле поэтического формулируются начала просветит. классицизма (требование реформировать театр посредством его переориентации на познание «правдивых» сторон человеческой натуры и на серьёзные обществ. цели). Этим требованиям отвечали просветит. трагедии Маффеи, А. Дзено, А. Конти; в трагедиях В. Альфьери в «классические одежды» облечено уже не просветит., но более характерное для предромантизма ощущение трагичности бытия. Разл. регистры классицистич. лирики (от галантных сонетов в стиле рококо до од высокого обществ. звучания) использовал Дж. Парини, создатель наиболее значит. произведения итал. Просвещения – ироикомич. поэмы «День» (1763).

Взаимодействуя с Просвещением др. европ. стран, просветит. мысль И. была погружена в сугубо национальный обществ.-лит. контекст. Л. Муратори выступил за создание «лит. республики», которая объединила бы творч. интеллигенцию ради воспитания гражд. самосознания итальянцев. Критик С. Беттинелли язвительно разоблачал мелкотемье поэзии и с рационалистич. позиций атаковал гл. бастион традиц. эстетики – формальный критерий прекрасного. Большую роль в распространении просветит. идей сыграла журналистика («Газета итальянских литераторов» Дзено, «Венецианская газета» и «Венецианский обозреватель» Г. Гоцци и П. Кьяри; журналы «Литературный бич» Дж. Баретти и «Кофейня» П. Верри).

Вне рамок классицизма развивалась комедия в Венеции. Жанр театральной сказки (фьябы), созданный К. Гоцци, подпитывали фольклор и площадная комедия масок. К. Гольдони реформировал жанр комедии, утвердив в ней принципы просветит. реализма. Об отказе от принципов классицизма свидетельствовало и творчество М. Чезаротти – автора «Очерка философии языков» (1785), где утверждалось право художника быть свободным от признанных норм лит. языка и создавать индивид. стиль по своему собств. вкусу.

Возрождение самосознания итальянцев как единой нации – гл. тема литературы 19 в., открывающегося классицистич. поэзией В. Монти и У. Фосколо и заканчивающегося сочинениями веристов о насущных проблемах разл. сословий и регионов объединившейся страны. В течение почти всего столетия на лит. сцене главенствовал романтизм, первым предвестьем которого можно считать выдержанный в традициях сентиментализма роман Фосколо «Последние письма Якопо Ортиса» (1798). Центром романтич. движения стал Милан, где в 1818–19 выходил журнал романтиков «Примиритель» («Il Conciliatore»), провозгласивший принципами новой лит-ры содействие духовному объединению и «нравственному совершенствованию» нации, сохранение нац. самобытности и бережное отношение к отечеств. классике, актуальность и гражд. значимость лит-ры, отказ от подражательности и рационалистич. регламентации эстетики классицизма. Полнее всего романтич. стиль выразил себя в историч. романе и в историч. драме, посвящённых событиям нац. прошлого, притеснениям со стороны иноземных захватчиков, борьбе патриотов за свободу родины: «Обручённые» (1827) и др. романы А. Мандзони и его «школы» ломбардских романистов; романы И. Ньево, Ф. Гверрацци, драмы Мандзони и Дж. Б. Никколини. Развивалась и романтич. мемуаристика (С. Пеллико). В поэзии романтизм был представлен филос. лирикой Дж. Леопарди, в которой преобладала трагич. тональность; гражд. лирикой Н. Томмазео, сатирич. поэзией Дж. Джусти, патриотич. песенной лирикой гарибальдийцев. Внимание к социальным проблемам проявилось в диалектальной поэзии К. Порты и Белли, а также в романтич. повестях «о народной жизни» (Дж. Каркано, А. Раньери, Ньево). В 1860-е гг. в творчестве миланской группы «растрёпанных романтиков» («Скапильятура») социальные мотивы сочетались с романтич. фантастикой.

После объединения Италии романтич. тенденция сохранялась в поэзии Дж. Кардуччи (сочетаясь с элементами классицизма), а также в позднем, тяготеющем к массовой литературе историч. романе (Р. Джованьоли) и в ранних произведениях основателей веризма Дж. Верги и Л. Капуаны. Среди второстепенных, но пользовавшихся значит. популярностью писателей кон. 19 в. – близкий к веристам Э. де Амичис, автор «Приключений Пиноккио» (1880) К. Коллоди и «итальянский Жюль Верн» Э. Сальгари.

Эпоха декаданса («конца века») в И. началась в лоне веризма и выразилась в постепенном преодолении позитивистской мотивации поступков персонажей: отныне над их судьбами властвуют не столько среда и время, сколько стихия необъяснимого, спиритуально-мистич. или эротич. начало (романы А. Фогаццаро). Однако веристская основа сохраняется у мн. писателей, сформировавшихся в кон. 19 в. Начинающий Г. Д’ Аннунцио то усиливает в ней натуралистич. составляющую, то привносит в неё черты символизма и импрессионизма — направлений, которые позднее будет полностью определять его поэтику. У И. Звево на веристском романном фоне выделяется типичный для лит-ры 20 в. герой с неустойчивой, подверженной комплексам психикой. В новеллах, романах и ранних комедиях Л. Пиранделло стилистика веристского этюда-зарисовки служит воссозданию абсурдного, нелепого человеческого «казуса», демонстрирующего относительность реального и фиктивного, доброго и злого, комического и трагического.

Футуризм с шокирующей категоричностью объявил об исчерпанности итал. и всей европ. культуры (манифесты и романы Ф. Т. Маринетти). Перед лит. творчеством была поставлена задача полного обновления личностного самовыражения; новую реальность 20 в. надлежало запечатлевать в «синтетических» образах и экспериментах со словом и синтаксисом (опыты Маринетти, раннего А. Палаццески, А. Соффичи). Хотя век футуризма в лит-ре И. оказался недолгим, благодаря ему в широкую волну европ. авангарда были втянуты мн. писатели нонконформистского толка (Дж. Папини), заложившие в лит-ре И. 20 в. основы сюрреализма (А. Савинио, Дж. Де Кирико, Палаццески), магического реализма (М. Бонтемпелли, Д. Буццати, Т. Ландольфи) и экспрессионизма (К. Малапарте, К.Э. Гадда). К наиболее значит. феноменам театрального авангарда И. относится «интеллектуальный» театр зрелого Пиранделло.

Поэзия И. в поиске языка, адекватно передающего свободную поэтич. интуицию, проходит в 20 в. сложный путь: от символизации наивной повседневности у Дж. Пасколи и импрессионистич. эстетства Д’Аннунцио через эпатирующую разговорность верлибров Дж. Лучини и Маринетти к эскизной камерности приверженцев «сумеречной поэзии» (Г. Гоццано, К. Говони, Л. Фольгоре, У. Саба) и зашифров. ассоциативному письму сторонников герметизма (Дж. Унгаретти, Э. Монтале, С. Квазимодо), антитезу которому П. П. Пазолини ищет в оживлении языковой и образной конкретности диалектальной поэзии. В поэзии А. Гатто ощущается переход от герметизма к неореализму.

В преддверии 2-й мировой войны и в первые послевоенные годы в лит-ре И. упрочивает свои позиции реалистич. лит-ра антибуржуазной и антифашистской направленности (А. Моравиа, К. Леви, Э. Витторини, В. Бранкати). В её рамках сосуществуют разл. прозаич. жанры, а также киносценарии и пьесы с демократич. проблематикой, выполненные в традициях социально-психологич. анализа (Моравиа, Н. Гинзбург, Дж. Бассани, Дж. Т. ди Лампедуза), в неореалистич. духе (Э. Де Филиппо, В. Пратолини, К. Кассола, Ч. Дзаваттини, ранние Пазолини и И. Кальвино), в мифопоэтич. технике (Ч. Павезе). В 1950–60-х гг. набирает силу филос.-аллегорич. проза (Кальвино, Г. Паризе). Оживление авангардистских тенденций в 1960–70-х гг. вызвало к жизни новые эксперименты со стилем (впитавшая идеи марксизма и структурализма и объединившая поэтов, писателей и критиков «группа 63»; поэзия А. Дзандзотто, поэзия и кинопроза Пазолини) и с повествоват. формой (поздний Кальвино); в качестве альтернативы этим экспериментам традиц. манеру письма развивали П. Леви, Э. Моранте, М. Ригони Стерн, Л. Шаша. В 1980-х гг. в лит-ре И. заявил о себе постмодернизм (романы У. Эко и А.Барикко). Иронич. переосмысление традиций историч. романа характерно для прозы Л. Малерба; остросоциальный характер носит проза Д. Мараини. Лит. изощрённость в сочетании с актуальной проблематикой отличает романы А. Табукки.

Изд.: Новеллы итальянского Возрождения. М., 1912–13. Ч. 1–3.; Итальянские новеллы. 1860–1914. М.; Л., 1960; Комедии итальянского Возрождения. М., 1965; Итальянская лирика: ХХ век. М., 1968; Итальянская новелла ХХ в. М., 1969; Из современной итальянской поэзии. М., 1981; Итальянская поэзия в русских переводах. М., 1991; Итальянская поэзия в переводах Е. Солоновича. М., 2002.

Лит.: Croce B. Saggi sulla letteratura italiana del Seicento. Bari, 1911; Мокульский С. С. Итальянская литература. М.; Л., 1931; Pompeati A. Storia della letteratura italiana. Torino, 1944–50. Vol. 1–4.; Flora F. Storia della letteratura italiana. Milano, 1962. Vol. 1–5.; Де Санктис Ф. История итальянской литературы. М., 1963–64. Т.1–2.; Battaglia S. Le epoche della letteratura italiana: dal Medioevo al Seicento. Napoli, 1964; Cecchi E., Sapegno N. Storia della letteratura italiana.. Milano, 1965–2005. Vol. 1–14; Реизов Б. Г. Итальянская литература XVIII века. Л., 1966; Шишмарёв В. Ф. Избранные статьи. История итальянской литературы и итальянского языка. Л., 1972; Голенищев-Кутузов И. Н. Романские литературы. М., 1975; Asor Rosa A. Storia della letteratura italiana. Scandicci, 1985; Андреев М. Л., Хлодовский Р. И. Итальянская литература зрелого и позднего Возрождения. М., 1988; История итальянской литературы ХIХ–ХХ веков. М., 1990; Storia della civiltà letteraria italiana. Torino, 1990–96. Vol. 1–5; Petronio G. L’attività letteraria in Italia: storia della letteratura italiana. Palermo, 1993; Spagnoletti G. Storia della letteratura italiana del Novecento. Roma, 1994; Malato E. Storia della letteratura italiana. Roma, 1995–2004. Vol. 1–14; История литературы Италии. М., 2000. Т. 1–4; Голенищева-Кутузова И. В. История итальянской литературы: Указатель работ, изд. в СССР на рус. яз. 1917—1975. М., 1977. Т. 1–2.

М.Л. Андреев (Средневековье и Возрождение), К.А. Чекалов

(17 в.), Е.Ю. Сапрыкина (18–20 в.).








Date: 2015-04-23; view: 434; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.012 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию