Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПРОБЛЕМА ПОЗНАВАЕМОСТИ МИРА





Проблема познаваемости мира является одной из важнейших в фи­лософии. Она стояла как центральная в Древней Греции (вспомним, к примеру, Аристотеля), в средние века и Новое время (И. Кант, Гегель), особенно остро встала эта проблема в нашем столетии (С.Л. Франк, Н. Гартман, Л. Витгенштейн и многие другие). И на всем протяжении раз­вития философии в ней сталкивались различные подходы и направле­ния: гносеологический оптимизм и агностицизм, сенсуализм и рациона­лизм, дискурсивизм (логицизм) и интуитивизм и др.

Сама проблема: "познаваем ли мир, а если познаваем, то насколь­ко?" выросла не из праздного любопытства, а из реальных трудностей познания. Область внешнего проявления сущности вещей отражается органами чувств, но достоверность их информации во многих случаях сомнительна или вообще неверна. Полагаться же на них при постиже­нии сущности объектов тем более невозможно (нельзя, например, непо-


средственно постичь ими элементарные частицы или атомы; аналогично обстоит дело и с процессами, совершающимися в мегамире). Даже в социальной реальности, где, казалось бы, "все видно как на ладони", многое отражается не непосредственно, а опосредованно, причем мы имеем не столько "отражение", сколько искажение отражаемого (пос­редством включенности в сам механизм отражения социально-груп­повых и классовых интересов).

Одним из направлений в гносеологии является агностицизм.Его специфика - в выдвижении и обосновании положения о том, что сущ­ность объектов (материальных и духовных) непознаваема. Это положе­ние первоначально, когда философское знание окончательно еще не порвало с представлением о богах, касалось именно богов, а затем уже природных вещей. Так, древнегреческий философ Протагор (ок. 490 -ок. 420 гг. до н.э.) сомневался в существовании богов. Он писал: "О богах я не могу знать, есть они, нет ли их, потому что слишком многое препятствует такому знанию, - и вопрос темен и людская жизнь корот­ка"1. По отношению природных явлений он обосновывал взгляд, соглас­но которому "как оно кажется, так оно и есть". Разным людям свойст­венны разные понимания и разные оценки явлений, поэтому "человек есть мера всех вещей". Сущности же самих вещей, сокрытые их прояв­лениями, человек вообще не способен постичь. Древнегреческий фило­соф Пиррон (360 - 270 гг. до н.э.) считал, что от проникновения в глубь вещей человек должен воздерживаться. Его обоснование не лишено ин­тереса. Он считал, что человек стремится к счастью. Счастье же, по его мнению, слагается из двух компонентов: 1) отсутствия страдания (кстати, это мудрое жизненное наблюдение) и 2) невозмутимости. Со­стояние же невозмутимости, безмятежности достижимо при познании, но не всяком. Чувственные восприятия достоверны. Если нечто кажется мне горьким или сладким, то соответствующее утверждение будет ис­тинным. Заблуждения возникают, когда от явления мы пытаемся перей­ти к его основе, сущности. Ни о чем нельзя сказать, что оно поистине (по сущности) существует, и никакой способ познания не может быть признан истинным или ложным. Сама сущность постоянно изменчива. Всякому утверждению о любом предмете может быть с равным правом противопоставлено противоречащее ему утверждение. Вследствие этого единственно достойное человека отношение к вещам может состоять только в воздержании от суждений, проецируемых на "ускользающую" сущность. Выгодой, проистекающей от воздержания от всяких суждений о подлинной сущности, как раз и будет невозмутимость, или безмятеж­ность, человеческого духа.



1 Цит. по: Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М., 1979. С. 375.


На смену античному агностицизму впоследствии пришли многие другие.

В Новое время, характеризовавшееся быстрым развитием экспери­ментального естествознания, сложились две наиболее влиятельные агно­стические разновидности агностицизма - юмизм и кантианство (от имен их ведущих представителей Д. Юма (1711-1776) и И. Канта (1724-1804)).

Д. Юм обратил внимание на причинность, на ее трактовку учеными; согласно принятому тогда пониманию, в причинно-следственных связях качество следствия должно быть равно качеству причины. Он указывал на то, что в следствии есть немало такого, чего нет в причине. Он сде­лал вывод: объективной причины нет, а есть лишь наша привычка, наше ожидание связи данного явления с другими и фиксация этой связи в ощущениях. Мы в принципе не знаем и не можем знать, полагал он, существует или не существует сущность предметов как внешний источ­ник ощущений. Д. Юм утверждал: "Природа держит нас на почтитель­ном расстоянии от своих тайн и предоставляет нам лишь знание немно­гих поверхностных качеств".

И. Кант, как известно, исследовал познавательные способности че­ловека и специфику естественно-научного познания. Его привлекла ак­тивность человека в познавательной деятельности, созидание им форм, отсутствующих в природе, соединение "субъективного" и "объектив­ного" в познании. Материальные объекты, как он считал, воздействуют на человека, вызывают множество разных ощущений, они самим объек­том не упорядочиваются, а хаотичны, но приводятся в определенный порядок автоматически, без участия рассудка, посредством априорных (т.е. не выводимых из опыта) форм живого созерцания - "пространства" и "времени". Обретая пространственные и временные характеристики, представления затем оформляются посредством категорий рассудка ("количества", "причины" и др.) и предстают перед субъектом в качест­ве явлений, соотносимых с воздействовавшими на органы чувств "вещами в себе". Сами явления как проявления сущности есть резуль­тат взаимодействия объектов и субъектов, но они представляются суще­ствующими объективно. В процессе познания мы имеем дело фактиче­ски не с "вещами в себе", а с явлениями; "вещи в себе", т.е. сущность воздействующих на человека объектов, остается непознанной. О том, пишет И. Кант, каковы вещи могут быть сами по себе, "мы ничего не знаем, а знаем только их явления, т.е. представления, которые они в нас производят, действуя на наши чувства"1. Одной из форм кантианского агностицизма являлся "физиологический идеализм" физиолога И. Мюл-



1 Кант И. Пролегомены. М., 1937. С. 51.


 

лера (1801-1858), обосновывавшего свой агностицизм, в отличие от И. Канта, данными физиологической науки; родственна с мюллеровской концепцией "теория иероглифов", или "теория символов", немецкого физика и физиолога Г. Гельмгольца (1821-1894).

В дальнейшем наиболее значительной разновидностью агностицизма был конвенциализм А. Пуанкаре (1854-1912). Согласно конвенциализму наши теории и гипотезы являются лишь соглашениями между учеными (от лат. conventio - договор, соглашение); но они (теории) не способны отражать достоверно сущность исследуемых предметов, или предметных областей действительности. В наши дни встречаются многие разновид­ности агностицизма, в том числе "технический агностицизм" Г. Башля-ра (1884-1962), замыкающий познавательную деятельность преимущест­венно на созданной человеком технической реальности. Есть "квантово-механический", "кибернетический", "психиатрический", "социальный" агностицизм.

Во всех своих разновидностях агностицизм сохраняет свое своеобра­зие как течение внутри гносеологии, отрицающее (полностью или час­тично) достоверное познание сущностиматериальных систем. Он не отвергает возможности познания мира, но не идет дальше признания познаваемости явлений (как проявлений сущности материальных объек­тов).

Противоположностью такой позиции является гносеологический оп­тимизм.Он имеет многих ярких своих представителей. Достаточно вспомнить Демокрита, Платона, Аристотеля, Ф. Аквинского, Н. Кузан-ского, Ф. Бэкона, Р. Декарта, Шеллинга, Гегеля, К. Маркса, Ж.-П. Сар­тра и др. Здесь, как видим, имеются представители идеализма и мате­риализма, сенсуализма и рационализма и других философских направ­лений. Для него характерна вера в познаваемость не только явлений, но и сущности объектов. В этом смысле ими признается положение о по­знаваемости мира (хотя, конечно, мир в целом для них тоже не пости­жим, ибо мир бесконечен (см., например, работу С.Л. Франка "Непос­тижимое", 1939 г.). Но одно дело, - признавать непостижимость беско­нечности при уверенности в возможности познания сущности вещей и другое дело - отвергать способность человека постичь адекватно сущ­ность любой вещи, любого процесса. Агностицизм ограничивает чело­века в его стремлении к познанию действительности.

Сторонники гносеологического оптимизма не отвергают сложности познания, сложности и трудности выявления сущности вещей. Вместе с тем у разных его представителей имеются различные аргументы, дока­зывающие несостоятельность агностицизма. Одни из них опираются при этом на ясность и отчетливость мысли об объектах и их сущности, дру­гие - на общезначимость получаемых результатов, третьи - на невоз-


можность существования человека без адекватного отражения законов объективного мир, четвертые указывают на практику как на ведущий критерий при определении достоверного знания о сущности вещей и т.п. Данная позиция находится в полном соответствии со здравым смыс­лом, с точки зрения которого ближайшие сушностные причины обыден­ных явлений познаваемы.






Date: 2015-05-08; view: 165; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.005 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию