Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ф. Шиллер





Скрытое управление детьми в семье: цели и мотивы

Почему родители стремятся управлять детьми? От­ветить на этот, казалось бы, тривиальный вопрос сле­дует для того, чтобы понять место и роль скрытого управления и особенности манипулирования детьми в семье.

Родителями движут следующие основные мотивы:

1) желание добра своим детям в том смысле, как родители его понимают: предостеречь от болезней, несчастий, жизненных ошибок и драм; чтобы дети не повторяли, в частности, ошибок родителей; чтобы дать им надлежащее образование, воспитание, привить хо­рошие навыки — все то, что способствует успеху в жизни или хотя бы облегчает вхождение во взрослую жизнь;

2) желание видеть в детях лучшее свое продолжение: чтобы разделяли взгляды родителей по принципиаль­ным вопросам бытия, чтобы шли дальше своих роди­телей. Этот мотив, как и первый, присущ в той или иной степени всем добропорядочным родителям;

3) самоутверждение себя за счет успехов ребенка;

4) решение своих психологических проблем за счет ре­бенка.

Первые два мотива носят в целом альтруистический характер, с изучения их мы и начнем. Третий и четвер­тый мотивы имеют манипулятивный характер. О них речь пойдет чуть ниже.

Чтобы достичь поставленных целей, родителям надо контролировать детей, то есть лишить их, хотя бы частично, самостоятельности. А это детьми воспринима­ется очень болезненно и встречает сопротивление, не­послушание. Уже маленький ребенок пытается посто­ять за себя: «Я сам(а)!».

Дабы избежать конфликтов, вызываемых ограниче­нием самостоятельности и свободы ребенка, родители и вынуждены прибегать к скрытому управлению им. Оно не носит манипулятивного характера, если исхо­дит только из интересов ребенка. Но может быть и ма­нипуляцией, если родители при этом получают одно­сторонние выгоды, как, например, в случае своего самоутверждения за счет успехов ребенка, если эти ус­пехи достигаются во вред его здоровью. А уж о реше­нии личных психологических проблем за счет детей и говорить не приходится.

Примеры скрытого управления детьми



Переключение внимания. Этот прием альтруистиче­ского управления часто используется в отношении мла­денцев: когда у ребенка в руках оказывается, скажем, острый предмет, попытка отобрать его сопряжена с еще большей опасностью. Один из действенных спосо­бов — показать ребенку что-нибудь более привлека­тельное. Тогда он, потянувшись за новой вещью, сам разожмет ручку.

Скрытая угроза. Родитель догадывается, что в шко­ле ему наверняка сообщат что-либо не очень хорошее о его чаде. Однако идти туда без вызова желания нет.

Перед тем как сделать поручение сыну (дочери), от ко­торого он (она) может отказаться, родитель говорит: «Давненько я не был у тебя в школе. Может, выбрать время, сходить...» Вскоре после этого он обращается к ребенку с поручением. Тот обычно соглашается. Ведь если отказаться, то отец (мать) разозлится и найдет время для посещения школы, а там, конечно, услышит такое, что станет поводом для серьезного наказания.

Мишенью воздействия здесь является боязнь ребен­ка быть наказанным за школьные грехи. Приманкой — возможность уйти от нежелательного сейчас обостре­ния отношений, исполнив поручение. Трансактная схема первого обращения родителя изображена на рис. 2.17, а. Второе обращение (рис. 2.17, б) — явная трансакция Р-В, но скрытая Р-Д — отложилось в памяти, ребенка.

 

Этой схеме соответствуют скрытые угрозы и в дру­гих ситуациях, когда предполагаются «грешки» со сто­роны детей.

А вот пример замаскированного шантажа.

Мать говорит сыну: «Если ты не подтянешься в учебе, скрывать это от отца уже не удастся. А ты его харак­тер знаешь...»

Мишень воздействия — страх наказания. Приман­ка— неведение отца (действительное или мнимое) о неуспехах сына в школе. Трансактная схема та же, что и на рис. 2.17, а.

«Взрослый» подход. Примеров тут может быть мно­жество. Приведем один из них.

«У меня нет денег на твои карманные расходы! Впро­чем, если ты сходишь в магазин за продуктами и по пути сдашь бутылки, то деньги за них будут твоими».— «Да-а, там очередь...»— «Но другой возможности у меня нет».— «Ладно уж, пойду».

Мишень воздействия — желание подростка иметь кар­манные деньги. Приманка — возможность их получить.

Явная трансакция Р-В дополнена скрытой В-В (рис. 2.18, а): взаимоотношения деловых партнеров — деньги надо заработать. Первоначально подросток пытается проигнорировать скрытую трансакцию, от­вечая лишь на явную: Р-В. Однако настойчивость родителя заставляет отреагировать на деловой под­ход: В- В (рис. 2.18, б).

 

Стимулирующее сравнение. Подобной трансакцией родители пользуются довольно часто.

«Брат учится лучше тебя, а новые джинсы просит не так часто, как ты!»— говорит кто-нибудь из родителей. Мишень воздействия — чувство вины за слабую уче­бу и свою просьбу: Р -Д. Приманка — «Будешь учиться лучше, тогда и о джинсах поговорим» (В—В: деловой подход, рис. 2.19).

Отсроченная похвала. Такой прием тоже «сраба­тывает» довольно часто.



«Все во дворе и мы с от­цом восхищаемся соседским парнем. Он такой вежли­вый!» — говорит мать.

Мишенью воздействия

 

является потребность ребенка, подростка в уваже­нии, признании. Приманка — легкость достижения: ничто не дается нам так дешево и не ценится окружа­ющими так дорого, как вежливость. Трансактная схема изображена на рис. 2.19.

Воодушевляющая критика. Вомногих .случаях она оказывается продуктивной.

«Я так гордилась тобой после родительского собрания по итогам первой четверти! Целую неделю, как на крыль­ях, летала. Классная руководительница очень хвалила твои способности и старания».

Упрек в снижении школьных успехов среди похвал не выглядит обидным.

Апелляция к своему нездоровью. Используется как по­нуждение к какому-либо действию со стороны ребенка.

«Всякий раз, когда в дневнике плохая оценка или запи­сано замечание, у меня сильно разбаливается сердце. Не отлучайся тогда из дома, а то вдруг и «скорую» некому будет вызвать. С этим шутки плохи. Останешься без мамы...»

Мишень воздействия — любовь ребенка к матери. Приманка — страх лишиться ее. Побуждение к дей­ствию — приносить хорошие оценки.

Разговаривая на равных (В-»В), мать одновремен­но скрыто встает (рис. 2.20) на позицию «Родитель» (В—Р). Действительно, если ребенок будет исходить из высоких требований к себе, хорошо учиться (по­зиция Р), то это защитит ее от сердечных расстройств. Не подтянется в школе — придется дежурить возле матери (позиция покровительства, то есть опять по­зиция Р).

Рис. 2.20

Мотивация к учебе. Приведем лишь один по­учительный пример.

Мальчик не хотел учить­ся читать. Родители орга­низовали ему письмо от по­нравившейся ему девочки с приглашением на день рож­дения. Получив его, он про­сил родителей прочесть, а те все отнекивались некогда.

Наконец прочли и узнали, что день рождения ее уже прошел. Сын страшно переживал, но после этого потребо­вал учить его читать. И занимался с большим интересом! Подтвердилась замечательная мысль Льва Толстого, что истинное обучение начинается лишь тогда, когда у обучаемого возникает проблема и учеба отвечает на вопрос, как эту проблему решить.

Апелляция к чувству любви к родителям. Вот один из возможных диалогов:

Дочка, любишь ли ты свою маму?

Конечно, мамочка. А почему ты спрашиваешь ?

— Видишь ли, когда любят, то берегут, стараются не расстраивать.

— А чем я тебя расстроила ?

Сама посуди... (излагаются претензии). Так, любит меня моя дочь или нет ?

Диалог проходит в три стадии. На первой осущест­вляется «пристройка» на эмоциональном уровне: Д-Д (рис. 2 21,а). Следующий обмен репликами — на раци­ональном уровне: В-В (рис. 2.21, б). Заключительное за­мечание содержит обращение и к В, и к Д: первое — на явном уровне, второе — на скрытом (рис. 2.21, в).

 

На схеме видно, как постепенно мать постепенно переходит с позиции Дна позицию Р.

«Заочная» похвала. Вомногих случаях она оказыва­ется весьма действенной.

Родители в разговоре друг с другом или с кем-то из посторонних (с гостями или по телефону) хвалят своего ребенка за какой-то его успех или хорошее поведение. Тон­кость состоит в том, что говорится это не при ребенке, но так, чтобы он мог «нечаянно» услышать.

Любая похвала является сильнейшим средством управления человеком. Тем более детьми, которые бо­лее эмоциональны и потребность у них в положитель­ных эмоциях значительно выше. (Не случайно дети, ведущие себя более естественно, смеются раз в 20 чаще, чем взрослые.)

Однако заочная похвала действует даже более эф­фективно, нежели похвала открытая. Последняя пред­ставляет собой прямое управление, и дети довольно быстро «раскусывают» это, подсознательно чувствуя искусственность некоторых (по крайней мере) похвал.

Заочная похвала лишена этого недостатка. Кроме того, она показывает, что родители хвалят в глаза не всегда, когда ребенок этого заслужил, а в особых случаях. Значит, отсутствие похвалы еще не означает неодобрения. Тем самым родители избавлены от необходимости хва­лить за каждую мелочь, а положительных эмоций у ре­бенка от общения с родителями становится больше, что очень важно для их душевного здоровья.

Заставить услышать свои доводы. Вот один из воз­можных способов.

Юноша (подросток) нетерпелив, вспыльчив, не желает выслушивать родительских замечаний. Возникает повод для серьезного разговора. Родитель пишет для себя все аргументы для разговора с сыном, что тот собирается сделать поступок, грозящий большими осложнениями. Кла­дет свою записку туда, где она «нечаянно» попадется на глаза сыну. Прочитав ее, сын отказывается от своего намерения.

Мишень воздействия — любопытство, приманка — желание разгромить доводы родителя в предстоящем разговоре, заранее ознакомившись с его тезисами.

Найти путь к примирению. Иногда это требует не­тривиальных действий, без долгих разговоров.

Мать и дочь разругались, не разговаривают. Обеих это тяготит. Но главное, что беспокоит мать,— дочь мо­жет натворить глупостей, о которых всю жизнь будет жалеть.

Она пишет отчаянное письмо, где ей удалось найти слова к сердцу дочери, с которой они живут вместе. Про­читав его, дочь в слезах бросается в объятия матери и просит у нее прощения.

В этом случае, как и в предыдущем, родителям при­ходится искать пути воздействия на детей, обычная коммуникация с которыми была по разным причинам затруднена.

Способ прекратить игру. Ниже описаны действия умного родителя — не окриком либо принуждением.

Ребенок разыгрался и не хочет ложиться спать. Один из родителей подключается к нему и вводит в игру сю­жет, который вскоре приводит к ее окончанию. Обсуж­дая на равных перипетии игры, ребенка укладывают спать без каких-либо протестов с его стороны.

Родитель добился аттракции путем вхождения в игру, что ребенок охотно принял (рис. 2.22, а). Взяв на себя

управление игрой, родитель осуществляет скрытую трансакцию Р—Д, которую ребенок, увлеченный иг­рой, автоматически принимает (рис. 2.22, б). Игра за­кончилась, родитель начинает укладывать ребенка, тот подчиняется (взаимная трансакция Р-Д), при этом продолжается (рис. 2.22, в) обсуждение игры (Д-Д).

Мнимый запрет. Вот один из примеров.

Ребенок мешает матери заниматься уборкой квар­тиры. На улицу идти не хочет. Тогда мать, сделав одно-два замечания за что-нибудь, грозит: «На улицу не пущу!». У ребенка сразу же возникает желание погу­лять. А поскольку он еще и упрям, то начинает настаи­вать. Мать «нехотя» уступает, оговаривая и еще ка­кие-либо условия.

Мишенью воздействия в данном случае является желание ребенка поступать по-своему. Приманкой — феномен «запретного плода», который всегда сладок. Запрет матери — это трансакция Р—Д. Ребенок факти­чески принимает это распределение позиций (скрытая трансакция Р-—Д: чувство протеста против запрета и необходимость получить разрешение матери). Но на явном уровне — отношение В-Р, то есть требование, обращенное к рассудку матери: он знает, что нередко его упрямство побеждает. Она приходит к мысли, что разумнее уступить (рис. 2.23, а). Ребенок торжествует: взаимная трансакция В-Р при сохранении скрытых трансакций (рис. 2.23, б).

«Накажи себя сам». Вподобных случаях родители исходят из знания детской психологии.

Ребенок провинился и осознает это. Родитель предла­гает ему самому назначить себе наказание.

Практика показывает, что дети выбирают обычно не менее строгое наказание, чем предлагали родители, а не­редкои более строгое. Почему?

Ответ дает трансактный анализ. Взаимные трансак­ции, означающие признание вины, изображены на рис. 2.24, а; родитель на них — слева. Предложением вы­брать наказание он осуществляет «пристройку рядом» Р- Р. Гордый доверием, ребенок играет роль «Родите­ля» по-настоящему. При этом прежние явные трансак­ции перешли в скрытые: чувство вины осознается обо­ими участниками (рис. 2.24, б).

«Оденься потеплее». Нередко родители переходят к открытому управлению, что вызывает столь же явное сопротивление. Вот типичная ситуация.

Подросток отправляется в школу холодным утром, легко одевшись.

«Надень сейчас же куртку! Холодно, ты простудишь­ся».— «Не хочу!»— «Я знаю, что говорю! Нужно слушать родителей!»— «Не буду!»

Враги сошлись в битве. Если ребенок покорится, он будет чувствовать себя обиженным и строить планы, как наказать родителей, как им отомстить. Возможно, он и наденет куртку, но отойдя от дома, снимет. Так что, родитель победил?

А что будет, если в споре победит не мать, а подро­сток? Тогда мать будет сердиться и мысленно ругать отца, которому наплевать на поведение и здоровье ре­бенка... День у нее наверняка сложится скверно. И ви­ной всему ее попытка открыто управлять подростком. Более вдумчивая мать, предвидя подобные сложно­сти (которые знакомы всем родителям, опасающимся, что ребенок может простудиться), найдет другой под­ход: «Ни ты, ни я не хотим, чтобы ты простудился? Пой­ми, я искренне за тебя волнуюсь. Войди, пожалуйста, в мое положение и сам реши, что делать». При таком подходе ребенок скорее всего скажет: «Хорошо, я надену свитер». Хорошее настроение у обоих. Что же произошло? Просто они пошли навстречу друг другу, при этом каж­дый чуть уступил, то есть достигнут компромисс.

Трансактный анализ хорошо иллюстрирует разли­чие между двумя подходами в традиционных спорах, как одеться ребенку. При силовом варианте мать осу­ществляет «пристройку сверху» Р-Д (требование под­чиниться).

При варианте, приведшем к компромиссу, мать осуществляет «пристройку рядом» (В-В), при этом име­ет место скрытая трансакция Д- Р (предложение са­мому принят решение). Естественно, такой расклад по­зиций льстит ребенку, и он отвечает трансакцией Д-Р, позиция Р помогает ему принять требуемое решение (рис. 2.25).

«Садись за уроки!» Авот другая, не менее часто встре­чающаяся ситуация.

Подросток (для определен­ности — сын) сражается с ро­дителем (отцом) из-за домаш­него задания. Он никак не хочет садиться за него. Тем более что во дворе собирается ватага для футбольного сражения. Отец же обеспокоен,

 

Рис. 2.25

что игра затянется и сын сядет за уроки поздно вечером, когда на качественное выполнение их рассчитывать не приходится.

Ситуация довольно типичная. Одна из особенностей детской психики состоит в том, что получение сиюми­нутного результата для ребенка несравненно более зна­чимо, чем отдаленного, даже существенно более важ­ного. Поэтому дети чрезвычайно настойчивы, добиваясь удовлетворения своих желаний. На них не действуют ар­гументы, связанные с будущим: «Сначала сделай уро­ки, потом пойдешь играть!», или «Будешь так отно­ситься к школе, не станешь тем, кем мечтаешь».

Это не означает, что не надо приводить подобные аргументы. Просто нужно помнить об особенностях де­тей и облегчать им преодоление этого барьера. Напри­мер, приучать их к режиму дня, где определенные часы всегда отводятся на школьные домашние задания.

Если же подобный режим не установлен, вступать в единоборство со школьником в каждом подобном слу­чае — непростая задача. Заставить силой сесть за уро­ки? Можно представить, каково ему будет при этом слышать возбужденные крики друзей-футболистов. Про­сто уступить его желанию поиграть — тоже нельзя.

По-видимому, и здесь стоит пойти на компромисс.

Я прекрасно тебя понимаю, но, когда затемно фут­бол закончится, ты не сможешь хорошо сделать уроки.

Смогу!

— Тебе на уроки нужно два с половиной часа. После девяти вечера ты уже ничего не соображаешь. Кроме того, надо поужинать. Значит, не позднее шести нужно сесть за уроки. Игра к этому времени наверняка не закончится.

Я приду в шесть.

— Ты можешь заиграться и «прозевать» это время.

А вы меня позовете.

— Это невозможно: я должен отлучиться по делам, а мама еще не вернется.

— А давай я на своих часах заведу звуковой сигнал на шесть!

Хорошо. По только договоримся: если в шесть ты не будешь за уроками, впредь будешь ходить гулять только после того, как сделаешь их

--Договорились!

Когда подростка заставляют, это выражается трансакцией «Босс» (Р-Д). Она подчеркивает зависимое по­ложение ребенка. Противодействие его желанию поиг­рать вызывает сильнейшее сопротивление.

Иное дело в нашем случае. Отец осуществляет «при­стройку рядом», обращаясь к рассудку подростка. Од­новременно с помощью скрытой трансакции В--Д идет апелляция к желанию подростка поиграть (рис. 2.26, а). Это желание определяет весь его настрой, поэтому он сам называет меры по выполнению поставленных от­цом требований. Принятие подростком окончательно­го решения соответствует скрытой трансакции Д--Р (рис. 2.26, б).

 

Уступка, сделанная отцом, куда лучше, чем регулярные конфликты по поводу выполнения домашних заданий, которые знакомы многим родителям.

Способ направить ребенка к стоматологу. Девуш­ка-подросток боится идти к стоматологу, спасаясь от зубной боли таблетками.

«Доченька, у тебя неприятный запах изо рта,— гово­рит мать. «Это от зуба». — «Может мне завтра утром, взять тебе талончик к врачу?»«Ну, сходи...»

Наутро: «Вставай,, солнышко, а то опоздаешь к врачу. Час стояла в очереди и взяла талончик пораньше, потому что с утра зуб у тебя не так болит, как после обеда. Вставай, доченька».

Мишенью воздействия на дочь явилось ее желание нравиться. Приманкой — возможность избавиться от неприятного запаха, а заодно и от боли. Еще одной приманкой послужила готовность матери достать талончик: рано или поздно дочери пришлось бы самой вставать ни свет, ни заря, чтобы получить его. При­манкой было и то, что согласие сходить к врачу тре­бовалось «на завтра», а не «прямо сейчас». Наличие талона — побуждение к действию: если им не вос­пользоваться, самой потом придется его доставать.

Как видим, удачно избранная мишень воздействия и ряд приманок позволили подвести дочь к нужному шагу. Трансактная схема изображена на рис. 2.27.

Рис. 2.27

«Почетная капитуля­ция». Еще Блез Паскаль, выдающийся ученый, за­метил, что ничто так не уменьшает готовность к со­противлению, как условия почетной капитуляции.

Дочь и родители никак не могут прийти к согласию относительно ее сви­дания. Ей только 15 лет, но она очень хочет ехать на ночной сеанс кино на машине с 19-летним парнем. Родители не могут отпустить ее.

Вы не отпускаете меня даже в кино! — манипулятивно протестует девочка.

Мать не соглашается:

Дело не в кино, а в том, что ты окажешься в безза­щитном положении, если он захочет взять тебя силой.

Он не такой!

Ты же его практически не знаешь. Не думай, что изнасилование — это только с другими. Это может слу­читься и с тобой. Многие мужчины считают, что, раз девушка согласилась ночью остаться один на один, значит она уже согласна сопротивляется для виду.

— Вы просто мне не доверяете!

Мы предполагаем такую ситуацию.

Отец предлагает несколько вариантов: он готов на машине встретить их после кино и развезти по домам; или пусть они идут вчетвером, взяв с собой старшего брата с его подружкой.

Дочь выбирает последний вариант. И хотя немного недовольна, но врагами родителей не считает.

Свое несогласие родители выразили не в категорич­ной форме, а предложили два альтернативных вариан­та. Любому человеку льстит, что окончательное реше­ние остается за ним.

Девочке приходится «капитулировать» (отказаться от своего первоначального намерения), но решающее слово (выбор варианта) остается за ней.

Трансактная схема состоявшегося диалога изобра­жена на рис. 2.28. При явной трансакции «Коллеги» (В- В) родители контролируют ситуацию, вынуждая дочь подчиниться требованиям морали и рассудка (P- B), а не желанию (позиция Д).

Рис. 2.28

Несколько слов о пользе компромиссов. В рассмот­ренных выше случаях ро­дители добивались успеха благодаря следующим об­стоятельствам:

1) осуществляли к ре­бенку «пристройку рядом»: В -В, всячески стараясь не подчеркивать позицию Р, соответствующую их положению; позиция Р, если она ибыла, то в скрытом виде;

2) искали компромисс вместо прямого принужде­ния (вновь уход от явной позиции Р и «пристройки сверху»).






Date: 2015-04-23; view: 324; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.019 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию