Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Граница сектора освоения «Дитрих Фон Браун» и концерна «Новая Азия»





То же время…

 

Он сделал свою работу быстро и аккуратно.

На границе двух секторов он оставил машину, загнав ее на территорию лесопосадки. Закидывать ветвями или еще как-то маскировать арендованный автомобиль не было смысла — через небольшой промежуток времени тут все превратится в прах, а на таком удалении от эпицентра не уцелеет и металл — машина просто испарится, и вместе с ней исчезнут немногочисленные улики.

Легким спортивным шагом тренированного человека он углубился в молодой лес, обходя стороной контрольно-пропускной пункт, расположенный на границе между сектором освоения «Фон Браун» и территорией концерна «Новая Азия».

Процессор по переработке атмосферы высился над окружающим его равнинным ландшафтом, будто огнедышащая гора, периодически извергающая в небеса столбы призрачного, экологически чистого пламени.

Так создавался искусственный парниковый эффект. Так подпитывался густой облачный слой марсианской атмосферы, а кислород выделялся совершенно незаметно — он нагнетался в широкие трубы и выходил наружу в нескольких километрах от усеченного конуса рукотворного вулкана.

Стройные ряды лесопосадок, причесанные механическим гребнем, выходили прямо на окраину поселка.

Он не стал показываться на улице, а уж тем более — заходить в дома. Он не любил смотреть на тех, кому предстояло умереть. Чувства вины он не испытывал, — наверное, те же ощущения присущи пуле, вылетающей из ствола. Она лишь орудие, а вершит волю, ее направляющую, та рука, что сжимает приклад и давит своим пальцем на курок.

Для него это была просто работа, не лучшая в мире, но и не худшая.

Станцию переработки атмосферы ограждал невысокий сетчатый забор с чисто символическим предупреждением на китайском и интеранглийском:

«Стой. Опасная зона».

Он усмехнулся, легким гимнастическим движением перебрасывая свое тело через полутораметровое ограждение. Стряхнув прилипший к одежде кусочек ржавчины, он сунул руку за пазуху, извлекая на свет тускло блеснувший вороненой сталью автоматический «стайгер» с навернутым на него глушителем, потом неторопливо направился к центральному подъезду здания станции переработки.



У входа был расположен пост охраны. Приземистый бетонный бункер, сощурившись, смотрел на окружающий мир черной прорезью амбразуры. Нужно было обладать изрядной долей хладнокровия, чтобы спокойно идти прямо на него, не напрягаясь при этом, но он действовал именно так — хладнокровно, непринужденно, потому что был уверен в себе, в своей одежде, походке, к тому же он очень хорошо знал человеческую психологию и мог действовать там, где потерпел бы сокрушительное фиаско целый взвод отлично тренированных командос.

Ну кто же станет стрелять в человека, у которого только безукоризненно сидящий на нем костюм стоил без малого пять тысяч евро?

«Стайгер» с навернутым глушителем он держал в рукаве так, чтобы в нужную секунду тот скользнул в ладонь.

Тихо скрипнула массивная металлическая дверь; из приземистого бункера навстречу ему вышел офицер охраны и что-то залопотал по-китайски, эмоционально размахивая руками, но он продолжал идти прямо на него с вежливой, непонимающей улыбкой на губах, выигрывая метр за метром, пока не оказался в двух шагах от входа.

Звук выстрела вышел тихим как вздох.

Офицер начал медленно сползать по бетонной стене, оставляя на ней влажный красный след. В его глазах застыло безмерное удивление, в центре лба красовалась маленькая дырочка, а вот что представлял из себя его затылок, не хотелось даже и думать.

Он вошел внутрь бетонной коробки.

Надо же, сколько у них охраны… Все такие нервные, суетливые…

Разговаривать надо шепотом. А стрелять — без предупреждения, не тратя драгоценных секунд на глупые выкрики.

Говорят, что некоторые государства, такие, например, как Китай, тратят баснословные суммы своих бюджетов на создание так называемого кибернетического бойца. А другие страны, по тем или иным причинам недолюбливающие азиатов, вопят на весь мир о том, что на заводах компании «Селл» пытаются создать не знающего жалости убийцу.

Нет, господа. Самый безжалостный и хладнокровный убийца — это человек, и ничем никогда вы не замените его — спокойно раздающего свинцовые плевки, уверенного в себе профессионала, работающего за деньги.

Пустая обойма вылетела из рукоятки «стайгера» и звонко клацнула о бетонный пол бункера.

Он перезарядил пистолет и пошел ко входу во внутренние помещения процессорной станции, стараясь не наступать на горячие цилиндрики стреляных гильз и растекшиеся по полу лужи крови.

…Спустившись на три этажа вниз, он достал крохотный электронный блокнот и сверился с картой коммуникаций. Идти дальше, тревожа по дороге ничего не подозревающий персонал, не было смысла. Реактор находился прямо за стеной, и не беда, что она такая толстая, направленный взрыв сделает свое дело: он выбьет из активной зоны реактора защитные графитовые стержни, и уже ни одно чудо не сможет остановить мгновенно вспыхнувшей цепной реакции деления урановых ядер.



Установив заряд и запрограммировав таймер, он вышел тем же путем, что и вошел.

Пять минут понадобилось ему, чтобы, вдыхая прохладный лесной воздух, добраться до оставленной машины. Взглянув на часы, он достал трубку мобильного коммуникатора.

Все шло точно по графику. Вертолет, который должен его подобрать, наверняка уже близко, ведь у пилота осталось всего шесть минут, чтобы прихватить пассажира и, двигаясь вдоль земли, уйти за заранее условленную складку местности.

Он набрал номер.

— Все сделано.

В ответ не раздалось ни звука, хотя вызов явно приняли.

Только в этот момент он прислушался и понял, что подспудно беспокоило его последние тридцать секунд.

Не было слышно звука вращающихся вертолетных лопастей.

На том конце связи кто-то отключил коммуникатор.

Вот, значит, как?..

Он мгновенно оценил пройденное расстояние, расположение заряда, количество этажей и понял, что не успеет.

Оказывается, кто-то просчитал ситуацию лучше, чем он сам.

Дверь машины хлопнула чуть сильнее, чем обычно.

Задом вырулив на дорогу, он развернулся и погнал машину прочь, в глубь сектора «Фон Браун», к расположенному неподалеку городку Нью-Даймонд.

Он знал, как зовут переигравшего его хитреца.

До взрыва оставалось четыре с половиной минуты.

 

* * *

 

Они неумолимо сходились в одной точке.

Арендованная Мари машина ползла по влажной дороге, издавая резкий болезненный скрежет. За рулем сидел Дибров.

— Куда теперь? — спросил он, когда впереди появилась наконец новенькая, недавно установленная вывеска «Нью-Даймонд».

— Прямо, к центру города. Там площадь и фонтан, — ответила Мари, напряженно глядя сквозь проем выбитого лобового стекла на приближающиеся кварталы домов.

Дибров молча кивнул. Все его внимание было поглощено управлением: машина с поврежденной подвеской не желала держать дорогу, постоянно норовя уйти к обочине.

Они почти не разговаривали за те полчаса, что провели вместе. Мари отказывалась отвечать на вопросы. Она молчала, косясь на Диброва, а на все попытки заговорить отвечала односложно: мне нужно в Нью-Даймонд…

Дибров, которого поначалу не на шутку разозлило это упрямство, усугублявшееся еще и полным непониманием происходящих на Марсе событий, в конечном итоге смирился, решив, что выполнит ее просьбу и тогда Мари уже не сможет молчать, поджимая побелевшие губы.

Метров через сто, уже за границей городской черты, они увидели, что между крайними домами открылось незастроенное пространство. Длинный и узкий участок раскисшей под бесконечным дождем почвы походил на зачатки бульвара. Кое-где можно было заметить следы остановленных работ, из грязи торчали полосатые столбики разметки, оплывшими горками высились кучи щебня, вереница чахлых или вовсе почерневших и погибших без должного присмотра саженцев тянулась вдаль, производя унылое, тягостное впечатление, но все это являлось лишь незначительными деталями…

— Что это? — спросила Мари, указав на борозду развороченной земли и застывший в ее конце горбоносый контур.

— Орбитальный штурмовик, — ответил Дибров, безошибочно узнавший класс машины. Все приметы свидетельствовали о том, что вынужденная посадка произошла совсем недавно — развороченная почва еще курилась легким паром, над обшивкой штурмовика зыбким маревом струился горячий воздух, но бортовой люк был открыт, а триплекс кабины, наоборот, оставался на месте плотно затворенным.

— Пилот не катапультировался, — пояснил Дибров свои наблюдения. — Он выбрался через люк и должен находиться где-то поблизости.

Мари не ответила на это замечание. В данный момент ей не было никакого дела до пилотов корпорации.

Городок был небольшим, и впереди уже показалось пространство его центральной площади, но заветный фонтан со скульптурной группой все еще был закрыт выступом витрины знакомого супермаркета — одного из немногих зданий, которое Мари помнила еще со времени своего последнего посещения Марса.

Магазин уже тогда работал, обслуживая персонал стройки.

Это было место, где спустя минуту должно было так или иначе разрешиться бремя ее надежд…

— Туда! — Она дернула Диброва за рукав. — Умоляю, поехали!

Он кивнул, с трудом поборов желание выйти из машины и заглянуть в кабину штурмовика.

 

* * *

 

Площадь открылась внезапно.

Покалеченная машина взвизгнула тормозами и остановилась, тяжело осев на пробитую подвеску.

Влажная брусчатка мощеной площади таинственно поблескивала. Окрестные здания обступали открытое пространство, глядя на площадь глазницами выбитых окон.

Посреди площади возвышался неработающий фонтан, обрамленный гранитным поребриком, на краю которого спиной к подъехавшей машине сидел человек. Он был одет в ярко-рыжую строительную куртку и темные брюки из комплекта спецодежды. Его поза казалась напряженной и неестественной.

Сбоку громко хлопнула помятая дверца машины — это Мари, не выдержав, выскочила под дождь.

— Отец! — закричала она, бросаясь к фонтану.

Человек, сидящий на краю поребрика, начал медленно оборачиваться на вскрик. Дибров, прихватив автомат, выбрался из машины, в немом напряжении глядя на эту сцену.

Человек у фонтана отчего-то казался ему смутно знакомым, хотя он смотрел ему в спину и не мог разглядеть черт лица, но…

Сознание Кайла внезапно вырвалось из своего узилища, и вслед за вскриком Мари губы Диброва невольно выдохнули, отвечая на смутную узнаваемость фигуры:

— Гоум?!..

Сидевший обернулся, и это оказалось неожиданнее любых интуитивных предположений. Горький, задавленный вскрик Мари тоскливым эхом отразился от покинутых зданий…

У фонтана, одетый в рыжую робу строительного рабочего, стоял робот-андроид.

Ноги Мари подкосились.

Ее измученный разум не мог вынести жестокости этого разочарования. Миллиарды километров пустоты кружили сейчас в ее расширяющихся зрачках. Она верила, надеялась до последней секунды. Она летела сюда через жуткую бездну, разделяющую планеты…

— Отец… — холодеющими губами прошептала она, без сил опускаясь на мокрую брусчатку площади.

Дождь внезапно усилился, он хлестал по коротким волосам Мари, стекал по ее щекам, смешиваясь со слезами отчаяния, но она уже не воспринимала этой реальности — последняя ее безумная надежда рухнула, и жизнь оканчивалась здесь и сейчас, на этой мертвой площади, под проливным дождем…

Андрей успел подскочить в тот миг, когда взгляд Мари начал тускнеть.

— Мари! — Он встряхнул ее за плечи. — Мари, очнись!

Она не реагировала на слова. Ее глаза были открыты, зрачки расширены, но в них не было осмысленности — из взгляда исчез разум.

Поддерживая ее обмякшее тело, Дибров обернулся.

Андроид стоял в двух шагах за его спиной.

Все в нем было нелепо, неестественно, особенно эта набрякшая водой и испачканная в грязи строительная роба, размер которой не соответствовал человекоподобной фигуре, отчего одежда висела мокрым мешком на покатых плечах.

Словно манекен, на которого напялили ворох обносков, — неприязненно подумал Андрей. Он был далек от того, чтобы бояться человекообразной машины, — опираясь на одно колено, Дибров вскинул снятый с предохранителя укороченный штурмовой автомат. Сделай дройд еще шаг — и тугая очередь титановых шариков вспорет его наискось от бедра до плеча.

— Стой, где стоишь, — предупредил Андрей.

Андроид сверлил его немигающим взглядом.

— Вам не стоит нервничать, — внезапно произнес он, и при этом губы дройда правдоподобно шевельнулись. — Ее нужно отнести в дом. Я приготовил там сухую постель и горячий чай.

Сухую постель и горячий чай?!

Диброву пришлось собрать все свои моральные силы, чтобы не расхохотаться в этот миг.

Глядя на него мертвым, немигающим взглядом, дройд внезапно добавил:

— Я ждал прибытия Мари и догадывался, что ей станет плохо…

— Откуда ты знал, что она едет сюда?! Говори! — Диброву было уже не до шуток. Бред продолжался, хуже того — он усиливался.

— Я ее отец, — коротко, без интонаций ответил андроид и, развернувшись, пошел к распахнутым настежь дверям супермаркета, за витриной которого горел свет. — Несите ее сюда, — не оборачиваясь, произнес он.

Андрей ощутил себя в этот миг полным идиотом.

Убей бог — он не понимал, что происходит вокруг. С тою момента, как его разум был растревожен первым ирреальным сном, мир вокруг медленно, но верно изменялся в худшую сторону — все привычные устои летели в неведомую пропасть, рушились незыблемые понятия, словно неизбежно близился конец всего сущего. Вот теперь этот чертов робот приказывает ему…

Он посмотрел на мокрое лицо Мари.

Да, ее надо отнести в дом. Но будь он проклят, если станет дальше действовать по чьей-либо указке!

За стеклянными дверями было тепло и сухо. Андроид действительно готовился к встрече — в углу торгового зала он отгородил небольшое пространство, сдвинув стеллажи с товарами. Там стоял опутанный небрежно проложенными кабелями компьютерный терминал, рядом возвышались какие-то коробки, на пустом, перевернутом кверху дном контейнере курилась паром пластиковая чашка, подле стояло разложенное в длину кресло из набора мягкой мебели.

Андрей бережно положил Мари и выпрямился. Она дышала ровно, но сознание не желало возвращаться в измученный разум. Дибров не мог оценить масштабы ее личного горя, ему были неведомы муки Мари Лаймер, оставалось лишь надеяться, что она вскоре очнется…

Его взгляд скользнул по опутанному проводами комплексу аппаратуры и вдруг наткнулся на ее фотографию, которая была аккуратно прислонена к наклонной панели терминала.

Он медленно повернулся.

Звук механических приводов прозвучал в тишине пустого магазина резко и неприятно. Андроид, появившись из-за стеллажей, подошел к креслу и остановился, глядя на девушку. Он не обращал внимания на Диброва, будто того не было тут вовсе, еще меньше дройда интересовал автомат, который сжимали побелевшие пальцы Андрея, а эта чертова куртка, напяленная на механическое тело, придавала ему облик убитого горем, понурившего плечи старика…

Дибров вдруг почувствовал, что не способен разрушить внезапно наступившую тягостную тишину.

Виной всему была память Кайла, уже прочно и бесповоротно обосновавшаяся в его голове.

Он не знал, как ему воспринимать этого человекоподобного робота! Сгорбленная фигура в нелепой куртке болезненно напоминала ему старика Гоума, а резкие, кричащие воспоминания, вырванные из той реальности, не советовали судить о логической правомочности тех или иных явлений, не разобравшись в них…

Бросив хмурый взгляд через витрину, он вспомнил об оставленном в машине ноутбуке.

Надо бы забрать, подумал Андрей, покосившись на сгорбленную фигуру.

Ему казалось, что спешить больше некуда, а фигуру в оранжевой робе он все же воспринимал разумом капитана Диброва — как дурно запрограммированную человекообразную куклу.

Он ошибался, но событиям ближайших часов только предстояло свершиться, переубеждая его в оценках реальности…

 

* * *

 

Дождь на улице прекратился, будто его отсекли ножом. Над мокрой площадью курился пар, воздух был очень теплым — сказывалось близкое расположение усеченного конуса станции переработки атмосферы.

Дибров взял из машины ноутбук и повернулся, чтобы идти назад, но его остановил раздавшийся за спиной окрик:

— Эй, подождите! — Голос прозвучал резко, с дребезжанием высоких частот, словно был пропущен через усиливающее устройство какой-то аудиосистемы.

Еще один робот?! — обожгло разум неприятное предчувствие.

Он резко обернулся и увидел, что через площадь к нему бежит человек в боевом скафандре пилота.

Забрало его гермошлема было закрыто, не позволяя разглядеть черты лица, в руках он сжимал табельное оружие из бортового комплекта, и Андрей понял — перед ним пилот того самого штурмовика, который они видели на окраине Нью-Даймонда.

Он остановился в нескольких шагах от Диброва и, желая показать, что не настроен враждебно, машинальным, доведенным до автоматизма движением откинул вверх поляризованное забрало шлема, открывая взгляду осунувшееся лицо.

— Антон Столетов, — скупо отрекомендовался он. — Сбит час назад при штурмовке… Ты из какого подразделения, капитан? У тебя есть связь с орбитой?

Его слова прозвучали ошеломляюще.

Связь с орбитой? Сбит час назад при штурмовке? Да что же тут происходит, в конце концов?!

Дибров сразу же понял, что пилота ввел в заблуждение его легкий скафандр, на рукаве которого были знаки отличия капитана, и автомат, который Андрей держал в руках.

— Дибров, — уклончиво ответил он, сознательно не афишируя своей принадлежности к «Янусу».

Он увидел шанс прояснить ситуацию, воспользовавшись подавленным состоянием и явной растерянностью этого человека, но реализовать свое намерение не успел — в этот миг на площадь, ревя перегруженным двигателем, внезапно вылетела шикарная спортивная машина.

Ее юзом занесло по влажной брусчатке, нервно и протяжно взвизгнули тормоза, вслед за этим чавкнула дверца, и они увидели высокого сухопарого незнакомца, который бегом кинулся к ним.

— Быстрее! — заорал тот. — Есть тут какой-нибудь подвал?!

Его вид не оставлял сомнений — осталось очень мало времени до какого-то крайне неприятного события.

 

* * *

 

Дибров в свое время побывал в достаточном количестве экстремальных ситуаций, чтобы научиться отличать панику от реальных признаков угрозы. Пустой город, покинутые коробки зданий с выбитыми окнами только усилили мгновенное безошибочное ощущение, что этот человек орет не просто так.

— Держи, — он сунул в руки Столетова ноутбук и кинулся к дверям супермаркета.

Незнакомец вслед за ним вбежал в универсальный магазин.

— Минута двадцать секунд! — тяжело дыша, выпалил он, озираясь по сторонам. — Есть тут ход в какую-нибудь нору?!

На этот вопрос внезапно отреагировал андроид. Пока Дибров пытался что-то сообразить, он выступил из-за стеллажей с бесчувственным телом Мари на руках.

— Туда, — кивок головы указал на дверь в дальнем конце торгового зала. — Здесь под зданием бетонная коробка склада.

Незнакомец кинулся в указанном направлении. Он резко распахнул скрипнувшую на петлях металлическую дверь, за которой разлилась прохладная темнота подвального помещения.

— Да что случилось?! — не выдержал Дибров, пропуская вперед фигуру в оранжевой робе. Подчиняясь общему порыву, он, оказывается, уже стоял на верхней ступеньке гулкой, уводящей вниз винтовой лестницы.

— Реактор атмосферного процессора!.. — немного успокоившись при виде толстых железобетонных стен, ответил из темноты голос незнакомца. — Думаю, осталось секунд тридцать, закрывайте дверь там наверху! — Он вдруг нервно и зло захохотал.

Столетов уже затворил за собой металлическую дверь.

— Посветите кто-нибудь!

В темноте подвала, заставленного коробками и ящиками, вспыхнул свет переносного фонаря.

Мари тихо застонала, когда андроид осторожно опустил ее на плотно сдвинутые ящики.

В этот миг земля вздрогнула, будто по ней ударил кулаком неведомый исполин.

Адский грохот, пронесшийся наверху, показался здесь угрюмым ватным рокотом, но это была лишь прелюдия к настоящему взрыву…

 

 






Date: 2015-09-24; view: 122; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.019 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию