Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 21. Весьма вероятно, что он самый глупый парень, какого я когда-либо встречала





ДЖУНО

Весьма вероятно, что он самый глупый парень, какого я когда-либо встречала.

Хотя нет. Не глупый. На самом деле он выглядит достаточно умным. У него большой словарный запас, когда он усиленно пытается воспользоваться им. И я могу сказать - он слушает каждое мое слово и сохраняет его на потом. Зачем?Как сказал Фрэнки, у него есть скрытые мотивы. Майлс нуждается во мне так же, как и я в нем. У него есть секреты. Как и у меня. Однако мой оракул сказал быть честной с ним. Это не значит, что я должна рассказать ему историю всей моей жизни - нет, если он не спрашивает. Поэтому я не буду ожидать от него того же.

Я сменила свою оценку с "глупый" на "наивный". Очевидно, что он жил в теплице. И я говорю про теплицу не в сравнении с той дикостью, в которой выросла я. Он жил в том, что Деннис бы назвал "счастливой жизнью, к несчастью для всего остального мира". Блаженное неведение богатого отпрыска.

После недельного блуждания по улицам Сиэтла, разница между состоятельными и бедными людьми стала для меня очевидной. В сравнении с повстречавшимися мне простыми людьми, нарочито обыденная одежда Майлса, его поставленная речь, чересчур беспечное и самоуверенное поведение - все сводилось к наличию денег, которых он сам не зарабатывал.

Я оборачиваюсь посмотреть на пламя и задаюсь вопросом: то ли он не знал, как разложить костер, то ли просто поленился об этом побеспокоиться. Я не понимаю, почему Фрэнки сказал, что он мне нужен. Мне он кажется последним человеком на Земле, который смог бы мне сейчас пригодиться. Не умей Майлс водить, он бы вообще висел на мне мертвым грузом.

Он упорно настаивал на ночевке в машине, пока я не сообщила ему, что запах ароматизатора в виде черепа и перекрещенных костей, свисающего с зеркала заднего вида, и пакетов чипсов и печенья, припрятанных на заднем сиденье, могут привлечь медведя, который не постесняется отодрать дверь машины, орудуя здоровенными когтями.

Первый раз я видела, чтобы он так шевелился. Он отодрал череп-ароматизатор с зеркала, выгреб пакеты с заднего сиденья и пулей унесся куда-то в лес, вернувшись, минут через десять уже с пустыми руками. Он даже оставил машину проветриться с опущенными стеклами, и без колебаний устроился спать в палатке, стоило мне только сказать, что в ней безопаснее.



Я с нетерпением жду, когда же он уснет. Наконец, увидев, что он перестал ворочаться, я выуживаю из рюкзака мешочек с порошком слюды. Бережно отмерив маленькую серебристую горстку, я швыряю порошкообразную слюду в пламя. - Папа, - говорю я, представляя его лицо, и смотрю направо поверх языков пламени.

Ничего не происходит, и нить беспокойства крепко стягивает мне грудь. Как я сказала Майлсу, помимо чтения оракулов больше в Сиэтле я не смогла ничего прочитать. И я не знаю, связано ли это было с пребыванием в городе. К счастью, мне удалось совершить то небольшое колдовство и поджарить его сотовый телефон. Но ощущение такое, будто что-то меняется: либо во мне, либо в моей связи с Йарой.

Вообще, ещё на пути в Сиэтл, во время тех непростых пяти дней на корабле я начала ощущать перемену. Тёмный, стелящийся туман над всем, что я знаю. Если старейшины врали насчёт войны, могла ли Йара быть их очередной выдумкой? В глубине души я, конечно, знаю, что Йара существует. Просто такое ощущение, что у меня пропадает с ней связь.

Я прогоняю эти мысли и сосредотачиваюсь на костре. Немного погодя, изображение всё же появляется.

Всё точно так, как в моём видении: бесплодная пустыня с кактусами на переднем плане и каменными образованиями вдалеке. И хотя время ночное, это местоосвещает яркая луна.Я вижу группу небольших сооружений из глины или грязи. Я помню, что нечто подобное было в ЭБ - в статье про коренных американцев, и пытаюсь вспомнить, в какой части Америки они жили. Сооружения окружены высоким ограждением, увенчанным колючей проволокой. Оно тянется вдаль, насколько хватает взгляда, и, изгибаясь под углом, уходит в другую сторону. Граница лагеря. Моих людей держат в плену.

Вскоре из одной лачуги появляется мой отец, обхватывающий себя руками. Немного отойдя, он останавливается и смотрит на луну. У него печальное лицо. Обеспокоенное. Я знаю, что он думает обо мне. Интересно, он вышел, потому что каким-то образом почувствовал, что я пытаюсь его прочесть?

За последние две недели я столько думала об отце и своём племени, что теперь, когда вижу его, меня захлестывают противоречивые чувства. Одна часть меня хочет броситься к нему, обнять и не отпускать.Другая - хочет кричать. Хорошенько его встряхнуть. Спросить, почему он мне врал. Почему, с тех пор как пятилетнюю меня начал обучать Уит, мудрецы племени постоянно лгали. Почему взрослые обманывали детей. Почему они промывали нам мозги, заставляя думать, что внешнего мира нет, словно загнанных кроликов заставляя прятаться от опасности, которой никогда не было. Из-за этого заговора взрослых - семьи, которой я всегда верила - вся моя жизнь была фарсом.



У меня щиплет глаза, и я вытираю слезу злости. Нащупав в рюкзаке пальцами огненный опал, я достаю его и, положив на ладонь, вдавливаю в землю.

 

- Папа, - говорю я. Ничего. Он слишком далеко, чтобы я прочла его эмоции. Или, возможно, это моя злость не позволяет установить связь с Йарой.

В сотый раз я думаю, что же из того, чему меня учили, было паутиной лжи, которой нас опутывал мой отец с другими старейшинами племени, а что - правдой. Боль от их предательства до сих пор прожигает мою грудь насквозь, но, по крайней мере, у меня по-прежнему есть Йара. Больше я не знаю, во что верить. Я покинула свой дом. И теперь блуждаю по этому новому миру.Я снова фокусируюсь на фигуре отца, неподвижно стоящей в пустыне.

 

- Со мной всё хорошо, папа, - говорю я, осознавая, что он меня не слышит. Сглотнув комок в горле, я добавляю: - И я за тобой иду.


 






Date: 2015-09-18; view: 139; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.018 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию