Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 9. – Объясни ему, почему у меня такое имя, – попросила Джейми, но Кинкейд не удостоил ее ответом





 

– Объясни ему, почему у меня такое имя, – попросила Джейми, но Кинкейд не удостоил ее ответом. Он тоже считал, что у жены мужское имя, однако сейчас у него были дела поважнее.

Алек локтем подтолкнул Гавина, продолжавшего смотреть на Джейми, и мужчины вошли в замок. Джейми, нахмурившись, последовала за ними.

Они вошли в огромный зал, и новоявленная леди Кинкейд с любопытством огляделась вокруг. Стены были выложены из золотисто-коричневого камня, холодного и гладкого на ощупь. Широкая деревянная лестница вела на второй этаж, переходя в длинный, расположенный по одной стороне зала балкон, на который выходили три двери. Джейми решила, что там находятся спальни Алека и его близких. Любой из присутствующих в зале мог видеть, кто входит или выходит из этих комнат, что, по мнению Джейми, было крайне неудобно – уж слишком все на виду.

Помещение было таким огромным, что горящий в камине огонь едва согревал его. Все вокруг блистало чистотой, и Джейми удивлялась, как удается ее поддерживать на такой гигантской площади. В одной лишь этой комнате, казалось, мог поместиться весь замок ее отца. Вдоль стен стояли длинные столы с ровными, как воины в строю, рядами стульев с высокими спинками. Позади одного из столов виднелась высокая деревянная ширма.

Кинкейд и Гавин, отодвинув стулья, сели. Они не предложили Джейми присоединиться к ним, и, воспользовавшись моментом, она зашла за ширму, где, к своему великому удивлению, обнаружила стоявшую на помосте широкую кровать. На вбитых в стену деревянных гвоздях висела мужская одежда. «Неужели на этой кровати спит Алек?» – с ужасом подумала Джейми.

Вслед за ней за ширму вошел слуга и молча положил на кровать се вещи. Джейми сразу поняла, что ее предположение оказалось верным – кровать принадлежала Алеку. Она поблагодарила вошедшего и тот молча кивнул. Тотчас же вошел другой – с продолговатой лоханью в руках, которую он, не произнеся ни звука, поставил рядом с кроватью.

Джейми была разочарована: мытье требовало уединения, которого ширма определенно не гарантировала. Любой мог заглянуть туда, да и плеск воды, доносящийся из-за ширмы, позволял догадаться, чем она там занимается.



Джейми вернулась в зал, намереваясь расспросить мужа, где находится кухня, чтобы приготовить ужин. Она встала рядом с Алеком, ожидая, когда он прервет беседу. Но разговор друзей был серьезным, и ни один из собеседников не обратил на нее внимания. Джейми села на стул рядом с мужем и, сложив на коленях руки, терпеливо ждала, когда можно будет задать вопрос. Ей не хотелось показаться невоспитанной, прерывая их, ведь теперь она была женой великого человека, хозяина огромного замка и предводителя большого войска, и должна служить примером для всех. Если придется подождать до утра, ну что же – она готова и к этому.

Джейми почувствовала, что ее клонит ко сну, и уже было решила встать из-за стола, когда в зал вбежали две женщины. На них была богатая одежда, выдержанная в цветах клана Кинкейда. Обе были блондинками с огромными темными глазами. На их лицах сияли улыбки.

Заметив незнакомку, они перестали улыбаться и с удивлением уставились на нее.

Джейми, в свою очередь, глядела на них, хоть и понимала, что это невежливо. Завтра она постарается расположить их к себе, но сегодня она слишком устала, чтобы быть обаятельной.

Вслед за женщинами в зал вошел воин, судя по сходству – их родственник. Он обнял дам за плечи и тоже стал разглядывать Джейми. Мужчина был черноволосым, с темными недобрыми глазами.

Джейми почувствовала исходящую от него неприязнь и решила, что причиной тому ее английское происхождение. Конечно же, людям Алека необходимо время, чтобы привыкнуть к ней, чужестранке, но вопрос в том, сколько времени им понадобится и сколько времени понадобится ей самой, чтобы полюбить этих людей.

Увлеченный разговором с Гавином, Алек не замечал вновь пришедших, и Джейми пришлось толкнуть его под столом ногой. Он хмуро взглянул на нее, недовольный, что она помешала беседе, но тут заметил стоявшую перед ним троицу, и лицо его мгновенно озарилось улыбкой. Женщины заулыбались в ответ.

– Присоединяйся к нам, Маркус, – сказал он мужчине. – Я выслушаю тебя после ужина. Ты привез с собой Элизабет?

–Да.

– Где она?

– Она остановилась в доме Ангуса. Алек кивнул. Заметив, что Маркус смотрит на Джейми, он небрежно представил ее:

– Это моя жена. Ее зовут Джейми.

– Это Маркус, Джейми, – сказал он жене, – это Эдит. Маркус и Эдит – брат и сестра. А Елена была их двоюродной сестрой.

Джейми уже сама поняла, что в их жилах течет одна кровь, но что еще за Елена? И кто такая Элизабет, о которой они говорили?

Алек прервал размышления Джейми.

– А это моя маленькая Энни, – произнес он нежно, указав на вторую женщину.

– Подойди сюда, дитя, – позвал он. – Познакомься с моей новой женой.

Энни подбежала к Алеку, и Джейми увидела, что она всего на год или два моложе ее самой, однако в ее хорошеньком личике было что-то детское, а взгляд широко распахнутых глаз был невинным, как у младенца.



Энни присела в реверансе и улыбнулась Джейми.

– Я должна полюбить ее, Алек? – спросила она детским голосочком.

–Да.

– Почему?

– Потому что мне будет это приятно.

– Тогда я полюблю ее, – ответила девушка, – даже несмотря на то, что она англичанка. – Ее личико озарилось улыбкой, когда она снова посмотрела на Алека. – Я скучала без вас, милорд, – сказала она, и прежде чем Алек успел что-либо ответить, убежала к дальнему концу стола и села между Маркусом и Эдит.

Джейми продолжала наблюдать за Энни. Она принадлежала к тому типу женщин, которые остаются девочками до конца дней. Джейми сразу же почувствовала приязнь к этому очаровательному существу. Она также была благодарна Алеку за то, что тот был с ней ласков.

– Энни тоже сестра Маркуса? – поинтересовалась она у мужа.

– Нет, она сестра Елены.

– А кто такая Елена?

– Моя бывшая жена, – пояснил Алек и снова повернулся к Гавину.

Внимание Джейми привлекла вереница слуг, вошедших в зал. Они несли блюда с разнообразной едой. Впереди шла статная женщина с большим блюдом мяса, которое она поставила прямо перед Джейми. Вид и запах жареной баранины, которую Джейми не переносила с детства, вызывал тошноту: ее желудок не принимал этой пищи.

Круги сыра в желтой и красной оболочке, пышные пироги с мясом и фруктами, огромные куски серого ноздреватого хлеба заполнили стол. Повсюду были расставлены кружки с элем и кувшины с чистой колодезной водой.

Пока слуги накрывали на стол, Алек продолжал беседовать с Гавином, прервавшись лишь на минуту, чтобы кивком головы пригласить к столу группу вошедших в зал воинов.

Столь долгий разговор мужа с этим красивым шотландцем начал раздражать Джейми. А тот, в свою очередь, непринужденно отвечая на вопросы своего вождя, не спускал с Джейми горящего взгляда.

Голос Алека становился все громче и раздраженнее. Джейми взглянула на мужа, стараясь привлечь его внимание.

– Плохие новости? – спросила она, когда он наконец-то посмотрел на нее.

– Ангус исчез.

– Ангус?

– Один из моих военачальников, – объяснил Алек. – Он в одном чине с Гавином, хотя у него совсем другие обязанности.

– Он тоже твой друг?

– Да, он был моим хорошим другом, – ответил Алек, разламывая хлеб на две половины и одну из них протягивая Джейми.

– А кто такая Элизабет? – поинтересовалась она. – Я слышала, как вы упоминали это имя.

– Жена Ангуса.

– Бедная женщина, – заметила Джейми. – Она, должно быть, очень беспокоится о муже. Возможно, он еще вернется домой? Может, он где-то задержался?

Алек покачал головой. Ему было непонятно беспокойство Джейми, ведь она даже не знала, о ком идет речь, однако ему нравилось, что жена разделяет его заботы.

– Он не мог задержаться. С ним что-то случилось.

– Скорее всего он мертв, а то давно был бы здесь, – вмешался Гавин.

– Пожалуй, – согласился Алек.

Сидевшие за столом слушали их разговор, из чего Джейми пришла к заключению, что они знают ее язык так же хорошо, как и Алек. В ответ на замечание Гавина они дружно закивали головами.

– Ты не должен говорить о своем друге, как о мертвом, пока не убедишься, что это действительно так, – сказала Джейми, не обращая внимания на направленные на нее со всех сторон взоры.

– О чем ты, жена? – спросил Алек нахмурившись.

– Вы искали его?

– Воины сейчас прочесывают лес и горы, – ответил Алек.

– Если повезет, найдем его тело, – заметил Гавин.

– Гавин, пожалуйста, не говорите так, – попросила Джейми. – Вы должны верить, что ваш друг жив.

– Я?

– Вы все должны. – Джейми оглядела сидящих за столом. – Надо надеяться до последнего, – заключила она.

Алек едва сдержал улыбку. Джейми всего час находится в его доме, а уже всех поучает.

– Нельзя питать напрасную надежду, – заметил он. – Ты ведь не знаешь, о чем говоришь, жена.

Разговор стал общим. Каждый высказывал свое мнение, и, хотя предположения, как потерялся Ангус, были разными, все сходились в одном – он мертв.

Джейми молча слушала, и из отдельных фраз ей стало ясно, что исчезнувший человек занимал в их жизни не последнее место. Тем более ей было непонятно, почему они так быстро мысленно похоронили его.

Ни Эдит, ни Энни не принимали участия в разговоре. Они молча сидели, опустив взгляд в тарелки.

Алек протянул жене кусок баранины.

– Спасибо, я не хочу, – ответила Джейми.

– Ты должна это съесть, – приказал он.

– Не буду.

Брови Алека грозно поползли вверх. Жена спорила с ним в присутствии его соратников. Это было неслыханной дерзостью с ее стороны.

Джейми видела, что ее отказ может вызвать бурю.

– Я не ем баранины, – сказала она, – но спасибо тебе за заботу.

– Ты должна съесть этот кусок, – настаивал Алек. – Тебе нужно восстановить силы.

– Я уже отдохнула, – прошептала Джейми. – Алек, я действительно не ем баранины. Мой желудок не принимает ее. Меня тошнит даже от ее запаха. Я уже наелась. Все остальное было очень вкусным.

– Тогда иди искупайся, – приказал Алек. – Скоро стемнеет, а по вечерам здесь очень холодно. Холод проберет тебя до костей, если к этому времени ты не ляжешь в постель.

– А тебя он тоже проберет до костей? – спросила Джейми.

– Меня – нет. Мы, кельты, сделаны из прочного материала.

– Ты говоришь моими словами, Алек, – звонко рассмеялась Джейми, привлекая к себе всеобщее внимание. Алек промолчал.

– Где я буду спать?

– Со мной.

– Но где? Мы будем спать за этой ширмой или в одной из комнат наверху?

Джейми посмотрела в сторону балюстрады и от удивления раскрыла рот. Она не поверила своим глазам. От того, что она увидела, ей стало жарко: по всей стене висело оружие, все его виды, можно сказать, целый арсенал. Но не это поразило Джейми, в конце концов, нет ничего удивительного в том, что дом воина полон оружием. Но меч? В самом центре стены висел огромный меч, который, наверное, мог поднять только Геркулес.

Джейми встала из-за стола и подошла к стене, чтобы получше рассмотреть этот необычный меч, рукоятку которого украшали драгоценные камни. Джейми никак не могла отвести от него взгляда и только позже обратила внимание и на другие окружающие его предметы. Чего здесь только не было! Она насчитала пять мечей размером чуть поменьше первого, несколько дубинок, пик и массу другого оружия, названия которого она не знала.

Итак, у Алека был меч и не один. Как, должно быть, он веселился, когда она предложила ему потратить свои с таким трудом накопленные шиллинги на покупку меча! Она вела себя так глупо! Но и Алек вел себя не лучшим образом, посмеявшись над ее наивностью.

Джейми настолько смутилась, что не смела поднять на мужа глаза. Продолжая смотреть на стену, она спросила:

– Гавин, это оружие принадлежит моему мужу?"

– Да, – ответил тот, удивленный поведением Джейми. Он перевел взгляд на Алека, словно спрашивая, почему так покраснела его жена и почему так дрожит ее голос.

Алек с улыбкой наблюдал за Джейми, которая наконец нашла в себе силы оторвать взгляд от стены и посмотреть ему в глаза. Гавин не мог скрыть удивления: из робкой, застенчивой женщины она превратилась в тигрицу. Глаза ее метали молнии: леди Кинкейд была готова разорвать мужа на части.

Да, она была полна решимости схватиться с Алеком. Га-вин видел это по ее глазам, по сжатым в кулаки рукам. Неужели она еще не знает, какой крутой нрав у ее мужа? Неужели не понимает, что он не терпит, когда ему перечат?

– Гавин, у нас в Англии все, что принадлежит мужу, принадлежит и его жене. А как у вас? – Задавая это вопрос, она по-прежнему не спускала глаз с мужа.

– У нас тоже, – ответил Гавин. – Но почему вы спрашиваете, миледи? Вам что-нибудь понравилось?

–Да.

– Что именно?

– Меч.

– Меч, миледи? – переспросил, недоумевая, Гавин.

– Да, меч. Тот, что висит в центре. Я хочу этот меч.

По залу прокатился ропот. От неожиданности Гавин открыл рот, да так и забыл его закрыть. Он оглядел сидящих за столом: они внимательно наблюдали за разворачивающимся действом. На лицах выражался неподдельный интерес.

– Но этот меч принадлежит нашему предводителю. Это его личное…

Громкий смех Алека прервал его объяснения.

– Моя жена даже не сможет поднять его, – сказал он. – Ни одна из женщин не обладает достаточной силой и тем более та, которая не ест баранину.

– Но наверное, у нее хватит сил поднять кинжал, – заметила Джейми с ехидной улыбкой.

– Не сомневаюсь, – ответил Алек. – На это способна любая женщина.

Джейми кивнула. Алек был несколько разочарован: победа досталась ему слишком легко. Джейми поклонилась мужу и направилась к ширме. Алек смотрел ей вслед, зачарованный покачиванием ее стройных бедер, пока не заметил, что и остальные не отводят от нее взгляда. Он громко откашлялся, стараясь отвлечь внимание присутствующих.

Перед ширмой Джейми остановилась и спокойно спросила:

– Значит, ты не боишься кинжала, Алек? Скоро ты уснешь. Ты не опасаешься, что тогда мои руки смогут поднять кинжал? Спокойной ночи, муж. Желаю тебе хорошо провести время.

Алек громко расхохотался.

– Я не понимаю тебя, – сказал Гавин. – Почему ты смеешься? Ведь она угрожала убить тебя?

– Перестань хмуриться, я в полной безопасности. Моя жена никогда не поднимет на меня руку. Это не в ее натуре.

– Ты не ошибаешься, Алек? Не забывай, что она англичанка.

– Ты поймешь, что я прав, когда получше узнаешь ее.

– Она очень красива, – заметил Гавин. – Я не мог оторвать от нее глаз.

– Я это видел.

– Да… наверное, должно пройти время, прежде чем я привыкну к ней, – заметил Гавин, смущенный тем, что его внимание к чужеземке не прошло незамеченным. – Воины не пощадят своих жизней, чтобы защитить ее, но, мне кажется, ей будет трудно снискать их расположение – она англичанка, и этим все сказано.

– Да, это так. Каждый раз, когда она открывает рот, ее произношение напоминает мне об этом, но я уверен, что со временем Джейми завоюет доверие воинов.

– Поначалу она показалась мне очень робкой, теперь же я не уверен в этом.

– Она такая же робкая, как и я. У этой женщины есть характер. Она открыто высказывает все, что думает, и весьма решительна в своих действиях, при этом Джейми самая нежная женщина на свете.

– Понимаю.

– Чему ты улыбаешься?! – взорвался Алек.

– Своим мыслям, милорд.

– Слушай меня внимательно. Я хочу, чтобы ты охранял ее, если меня не будет. Не выпускай ее из виду, слышишь, Гавин?

– Тебя что-то беспокоит?

– Нет. Выполняй мой приказ и не задавай вопросов.

– Слушаюсь, милорд.

– Я хочу, чтобы ей было здесь хорошо. Она нуждается в защите.

– Я понял, милорд. Значит, она не такая уж сильная? Алек нахмурился: замечание друга явно не понравилось ему.

– Возможно. Даже вид крови пугает ее.

– И вид баранины тоже…

Собеседники расхохотались. Алек оглядел стол, и лицо его стало серьезным: все мужчины, присутствующие в зале, смотрели на ширму, за которой скрылась Джейми. Алек понял, что его жена произвела неизгладимое впечатление. Пусть ее английское происхождение не вызывает у них симпатии, но, несомненно, она привлекает их как женщина.

Джейми и предположить не могла, что вызвала столько разговоров, что посеяла такую смуту в сердцах мужчин. Она терпеливо ждала, пока слуги под присмотром седовласой полной женщины по имени Фрида наполнят ей лохань водой.

Когда дело было сделано и Фрида собралась уходить, Джейми поинтересовалась, где находится кухня.

– У черта на куличках, – пробормотала женщина себе под нос и тут же спохватилась: – О, простите, миледи, я не то хотела сказать.

Джейми рассмеялась. Фрида покраснела до корней волос, и девушке стало жаль служанку.

– Не беспокойся, Фрида, все останется между нами. Как я поняла, кухня находится в отдельном строении?

Фрида так отчаянно закивала, что волосы рассыпались по ее лицу.

– Зимы здесь очень снежные, и нам приходится добираться туда по колено в снегу. Пока дойдешь, можно превратиться в ледышку.

– Завтра ты покажешь мне, где она находится.

– А зачем она вам понадобилась?

– Теперь я хозяйка этого замка и хочу здесь кое-что изменить. Из твоих слов я поняла, что было бы лучше перенести кухню поближе к дому, ведь так?

– Неужели это возможно? – спросила Фрида, и лицо ее засветилось надеждой. – Однако вам придется быть очень осторожной, миледи. Эдит считает себя здесь хозяйкой, и, я боюсь, она не допустит никаких изменений.

– Будем надеяться, что мне будет сопутствовать удача, – сказала, улыбаясь, Джейми. – И я единственная стану здесь полновластной хозяйкой.

По просиявшему лицу Фриды Джейми поняла, что приобрела в ней надежную союзницу.

– А сейчас вам лучше искупаться, пока вода совсем не остыла, – посоветовала Фрида, перед тем как уйти.

Раздеваясь, Джейми размышляла о том, что услышала от Фриды. Она бесшумно погрузилась в теплую воду, не забывая, что в нескольких шагах от нее сидят Алек и его воины: они наверняка прислушиваются к тому, что творится за ширмой. Джейми с наслаждением вымылась, растерлась полотенцем и натянула на себя новую сорочку, украшенную розовыми лентами. Становилось холодно, и она, боясь простудиться, быстро юркнула под теплый плед.

Джейми долго не могла заснуть: меч Алека не выходил у нее из головы. Как она могла предположить, что у такого воина, как Алек, нет меча? И она еще предложила ему брать уроки у Даниела! Сейчас вся эта ситуация уже не казалась Джейми такой унизительной. Она не могла долго сердиться на мужа. Пусть себе думает, что у нее мозги, как у овцы, все равно она не может не простить его. Засыпая, Джейми пожелала, чтобы он сейчас лежал рядом. «Господи, – думала она, – я, кажется, начинаю его любить».

«Я вижу, каким взглядом Алек смотрел на ширму, за которой скрылась его новая жена. Английская сука сумела заворожить его. Неужели он так быстро забыл Елену?! Урок не пошел ему на пользу. Похоже, он влюбился в эту женщину. Дай-то Бог! Ее смерть нанесет ему глубокую рану. Надо поскорее убить ее».

 






Date: 2015-09-05; view: 77; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.013 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию