Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 8. Джейми начала подумывать, что Кинкейду вовсе не ведомы такие человеческие чувства, как голод, жажда и усталость





 

Джейми начала подумывать, что Кинкейду вовсе не ведомы такие человеческие чувства, как голод, жажда и усталость. Они остановились только раз и то по ее просьбе, но видит Бог, как ей не хотелось снова просить его об этом! На его месте англичанин сто раз бы поинтересовался, не устала ли его спутница, позаботился о том, чтоб ей было удобно. Но Алек, казалось, совсем забыл, что у него есть жена.

Джейми чувствовала себя разбитой и обессиленной, как древняя старуха. Поначалу ее беспокоило, как она выглядит, но потом она махнула на себя рукой. Какая разница? Все равно муж не обращает на нее никакого внимания. Он достаточно ясно указал ей ее место, отказавшись представить этим людям. Она для него ничего не значит.

«Ну и пусть, – решила Джейми, – он тоже не заслуживает моего внимания. Что в нем хорошего? Длинные, как у женщины, волосы, тупая грубая сила, ростом с дерево – истукан да и только».

Возможно, Джейми по отношению к мужу не была бы так сурова, прояви он хоть каплю внимания, но чем выше в горы они взбирались, тем более равнодушным и отстраненным он становился.

«Должно быть, холодный горный воздух вымораживает в нем все человеческое, – подумала Джейми. – У этого шотландца пороков больше, чем у самого сатаны. Он еще, оказывается, и считать не умеет: сказал, что до его владений три дня, а мы уже пятые сутки в пути. Может, он не умеет и ориентироваться? Куда мы едем? В каком направлении?»

Такие мысли проносились в голове Джейми, пока она наблюдала, как Алек расседлывает лошадей. Воспользовавшись тем, что муж занят, она решила пойти к озеру и искупаться. Сняв сорочку, Джейми тщательно ополоснулась ледяной водой и прилегла отдохнуть на поросшем травой берегу.

Вокруг царила неестественная тишина, Джейми она была неприятна и вызывала непонятную тревогу, но девушка так устала, что ей просто необходимо было хоть немного полежать с закрытыми глазами.

Густой туман затянул лощину. Землю покрыла холодная роса. Долгое отсутствие жены стало беспокоить Алека. Он позвал ее раз, другой – никакого ответа. Сейчас они уже были на земле, принадлежащей клану Кинкейдов, и не было причин опасаться, что кто-то мог похитить Джейми, но ее могли напугать его собственные воины. Покричав еще немного, Алек отправился на поиски. Он вышел на берег озера и в изумлении застыл: его взору открылась чудесная картина. Его юная жена крепко спала на зеленой траве, ее окутывал белый, напоминающий облако густой туман, сквозь который пробивались лучи заходящего солнца, окрашивая кожу красавицы в божественный золотистый цвет. Джейми лежала на боку, вытянув длинные стройные ноги. Блестящие черные волосы рассыпались по траве, оттеняя белизну кожи. Алек стоял затаив дыхание. Желание охватило его с такой силой, что все тело наполнилось мучительной сладкой болью. Никогда ни одна женщина не влекла его так, как эта. Особенно теперь, когда он уже познал ее, помня нежность ее кожи и сладость губ…



Она – его жена. Его собственность. В любой момент он может овладеть ею, и он сделает это сегодня же ночью. Зачем ждать до дома? Она его, и он возьмет ее, но на сей раз будет действовать медленно, продлевая наслаждение. Будет нежным и внимательным любовником. Покажет ей, что такое настоящая близость между мужчиной и женщиной. И будет терпелив как никогда… пусть даже во вред себе.

Алек еще долго стоял, глядя на спящую жену, пока солнце совсем не село и на землю не спустилась ночь.

Джейми неловко повернулась во сне и тут же заскользила по отвесному берегу вниз. Не подоспей Алек вовремя, она скатилась бы в озеро! Кинкейд схватил ее на руки и крепко прижал к сердцу.

Как же она трогательна и доверчива! Еще не проснувшись и не понимая, что случилось, она прижалась к его груди, обхватила шею руками и нежно улыбнулась.

Алек бережно донес драгоценную ношу до лагеря и, закутавшись вместе с ней пледом, лег на землю. Согревшись, Джейми открыла глаза и прошептала:

– Алек.

– Что, дорогая?

– Ты сердишься?

– Нет.

– Правда? – Крепкие объятия мужа мешали ей пошевелиться и заглянуть ему в лицо.

– Правда.

– Я так устала. Сегодня у нас был трудный день. Да? Алек не считал, что день был трудным, но, решив не спорить, ответил:

– Да, очень.

Джейми снова попыталась выскользнуть из объятий мужа, но он только крепче прижимал ее к себе. Плоть его была твердой как камень.

Если бы она только знала, как действует на него! Алек закрыл глаза и попытался расслабиться. Джейми слишком устала и, возможно, плохо себя чувствует, так что не следует набрасываться на нее. Самое разумное – подождать, когда она отдохнет.

– Алек, пожалуйста, отпусти. Мне больно.

– Спи, дорогая. Тебе нужно отдохнуть. Джейми сделала еще одну попытку освободиться.

– У меня болит все тело, – пожаловалась она.

Алек чувствовал, что, произнося эти слова, его жена покраснела. Не обращая внимания на стоны и причитания, он принялся растирать тело Джейми.

– Пожалуй, стоит продолжить твое образование, жена, – сказал Алек, поглаживая ее. – Ты самая неумелая из всех женщин, которых я знал. Хочешь, чтобы я продолжил твое обучение?



– Я бы сейчас заплакала, – ответила Джейми. – И не делаю этого лишь потому, что знаю, как ты не любишь слезы. Я видела, как ты смотрел на моих рыдающих сестер. Тебе это было не очень-то приятно. Я права?

– Несомненно права.

– Поэтому, если не хочешь, чтобы я заплакала, отпусти меня. Прошу, не испытывай моего терпения.

– Мне нет дела до твоего…

– А должно быть, – прервала мужа Джейми. – Почему ты считаешь, что я ничего не умею? А если я скажу, что стреляю из лука лучше многих твоих воинов? Или что я неплохо скачу верхом? Без седла, конечно… Еще я могу…

– Ты шутишь, жена? – изумился Алек. – Ты едва держишься на лошади.

– Значит, ты считаешь, что уже все знаешь обо мне? Алек ответил вопросом на вопрос:

– Ты, кажется, хотела сказать мне что-то?.. Что тебя беспокоит?

– Ничего.

– Так в чем же дело?

– Просто я хотела спросить, ты всегда будешь давать мне подобные указания?

– Какие указания? О чем ты?

– Что мне говорить и что делать, Алек. Я понимаю, что ты стыдишься меня и хочешь, чтобы я все время молчала, но я не привыкла к этому. Я люблю разговаривать и высказывать свое мнение.

– Почему ты решила, что я стыжусь тебя?

Изогнувшись, Джейми посмотрела в лицо мужа, хорошо видное при свете луны. На нем было написано искреннее удивление.

– Тебе незачем притворяться, Алек. Женщины всегда чувствуют, как относятся к ним мужчины. Я знаю, почему ты велел мне молчать и не смотреть на тех людей, которых мы встретили. Ты находишь меня некрасивой, да к тому же я англичанка.

– Но ведь ты и есть англичанка.

– И я горжусь этим. Алек расхохотался.

– К тому же ты груб, – добавила Джейми.

– Никогда не встречал таких мнительных женщин, – ответил Алек, продолжая смеяться.

– Мои недостатки не идут ни в какое сравнение с твоими. Ты весь соткан из греха.

– Но с чего ты взяла, что я считаю тебя некрасивой? Почему ты пришла к такому заключению?

– Я уже тебе говорила. Сначала ты не позволил мне смотреть на тех людей, потом не представил меня им и, кроме того, просил, чтобы я все время молчала. Значит, ты стыдишься меня. Перестань смеяться, Алек. Мне все равно, считаешь ты меня красивой или нет.

Алек взял жену за подбородок и посмотрел ей в глаза.

– Дорогая, – начал он, – если ты ненароком посмотришь на мужчину, он может неправильно истолковать твой взгляд и подумать, что ты желаешь его. Те люди были из клана Керриса, и я не очень им доверяю. Думаю, что из-за тебя у меня еще будут с ними неприятности. Если бы ты посмотрела на них, то каждому из них запал бы в душу взгляд твоих фиалковых глаз, ему захотелось бы погладить твои шелковистые волосы, коснуться тебя…

– Ты говоришь правду?

Удивление Джейми было таким искренним, что Алек понял: она совсем не осознает, насколько она прекрасна и желанна для мужчин.

– Я думаю, ты сильно преувеличиваешь. По-моему, они совсем не обратили на меня внимания.

– Они не могли оторвать от тебя глаз, Джейми. Мне хотелось их всех убить, но я сдержал себя, зная, что ты не переносишь вида крови.

Джейми была просто ошеломлена. Неужели Алек и вправду так думает? Неужели ее глаза кажутся ему такими неотразимыми?

– Почему ты хмуришься?

– Странно… значит, ты… – Джейми вздохнула и положила голову мужу на грудь. – Значит, ты не считаешь меня некрасивой?

– Конечно же, нет.

– А я-то думала… – Джейми улыбнулась. – Как хорошо знать, что я тебе нравлюсь.

– Я этого не говорил.

Джейми решила, что муж опять шутит, и не стала обижаться. Помолчав, она добавила:

– В душе я тоже считала тебя некрасивым, просто никогда не говорила об этом.

Алек снова засмеялся, да так громко и заразительно, что и Джейми не могла сдержать улыбку. «Неужели я привыкаю к нему?» – подумала она.

Алек убрал непокорную прядь, упавшую на лоб жены.

– Ты загорела сегодня, – сказал он. – У тебя нос красный, как морковка. Кому ты можешь понравиться с таким носом?

Джейми вздрогнула.

– Значит, я не нравлюсь тебе? Алеку стало жаль жену.

– Я пошутил, – признался он.

– Правда? – Джейми заулыбалась снова. Она протяжно зевнула – было видно, что она действительно устала.

– Поспи, Джейми, – сказал Алек. Его рука нежно поглаживала ее спину. Джейми закрыла глаза и тихо вздохнула. Ее ладонь лежала на груди мужа, там, где находилось его сердце, и она ощущала, как оно бьется. Непроизвольно ее пальцы стали поглаживать покрытую густыми светлыми волосами грудь. Она с удовольствием вдыхала его запах: так пахнет умытая дождем земля.

Алек крепко прижал ее руку к своей груди.

– Перестань, – потребовал он почти грубо, чувствуя, что сходит с ума от захлестнувшей его страсти.

Вскоре Джейми заснула, и ей приснился чудесный сон: она спит обнаженной на лугу, покрытом ковром великолепных ярких цветов. Ласковое солнце греет ее, по телу растекается блаженство. Желание близости с мужчиной, которое она уже познала, охватывает ее.

Джейми застонала и проснулась. Сон оказался явью. Сознание сыграло с ней шутку: Алек был ее солнцем, цветущий луг – его пледом. Она была обнажена, и муж лежал между ее ног. Сон как рукой сняло – Джейми мгновенно проснулась. В темноте она не видела лица мужа, но ощущала его горячее дыхание. Она открыла было рот, чтобы сказать, как боится боли, но муж закрыл его поцелуем. Одна его рука ласкала ее грудь, вторая – осторожно раздвинула ноги. Желание охватило Джейми. Она больше не боялась боли, она хотела любви.

Алек был искусным любовником: нежность его прикосновений, легкое касание губ заставляли трепетать и возносили на вершину блаженства. Протяжный стон сорвался с ее губ. Тонкая рука Джейми зарылась в непокорную шевелюру, пытаясь оторвать от себя источник муки и восторга, но Алек продолжал ласкать ее, под его лаской она разомлела и, забыв, что такое стыд, в свою очередь, принялась ласкать это стройное мускулистое тело.

Их губы слились в жарком всепроникающем поцелуе. Язык Алека погрузился в жаркую сладость ее рта, и она приняла его.

– Ты уже готова, – сказал он.

– Ну что ж…

Алек осторожно раздвинул ее ноги.

– Потерпи, – прошептал он, медленно входя в нее.

– Не надо! – закричала Джейми, пытаясь оттолкнуть мужа. Она чувствовала, что сходит с ума от возбуждения. Она готова была сейчас умереть…

– Расслабься, Джейми, – сказал Алек, – позволь мне…

– О нет, нет! – закричала Джейми. Если бы у Алека в этот момент были силы, он бы расхохотался, настолько явным было ее желание.

– Но ты не пускаешь меня…

Тело Джейми выгнулось, и Алек, забыв о своем намерении быть нежным, положил ее ноги себе на плечи и одним сильным толчком вошел в нее.

Теперь он не мог контролировать себя, не мог думать, больно жене или нет. Его рот жадно впился в ее губы, руки бродили по телу, движения становились все быстрее, и наконец – он больше не мог сдержать себя! – его семя изверглось, и тотчас он почувствовал, что и страсть Джейми достигла вершины. Ее сильные ноги сжимали его спину, тело изогнулось и затихло. Застыл и Алек, не в силах даже освободить жену от своей тяжести.

Когда Алек пришел в себя, его первой мыслью было: не причинил ли он жене боли?

– Джейми, – тихо позвал он, – как ты себя чувствуешь? Я не слишком грубо себя вел?

Джейми молчала. Обеспокоенный, Алек заглянул ей в лицо – Джейми сладко спала. Он нежно погладил ее по щеке. Леди Кинкейд уснула умиротворенной. Она улыбалась во сне.

Следующий день был для Джейми самым трудным. Они ехали по прекрасной незнакомой земле, тут и там сверкали озера, по зеркальной глади которых рябью пробегал легкий свежий ветерок. Они скакали узкой тропинкой, вьющейся среди топких изумрудно-зеленых болот, по дороге, серпантином кружащей между высоких гор, среди полей дикого лука, от которого шел резкий будоражащий запах. Дорога, ведущая на северо-запад Шотландии, была похожа, по мнению Джейми, на путь, ведущий к небесам.

К полудню пейзаж изменился и потерял свою привлекательность. Становилось зябко, и холод усиливался с каждым часом пути. Джейми надела теплую накидку. В горах труднее дышалось, клонило ко сну. Она едва держалась в седле. Заметив это, Алек подъехал к ней и пересадил на своего коня. Джейми не противилась даже тогда, когда он снял с нее теплую накидку и бросил на землю. Алек завернул жену в теплый плед и крепко прижал к себе.

Джейми протяжно зевнула и, не выдержав, все-таки спросила:

– Зачем ты бросил мою накидку?

– Мой плед согреет тебя лучше. – Алек не удержался и поцеловал жену в макушку. «До чего же удивительное существо моя жена, – подумал он. – Может засыпать в мгновение ока».

Алеку нравилось в ней все: ее податливое тело, нежный женский запах, ее доверчивость. Последнее наиболее сильно пленяло его. Утром он ни словом не обмолвился о том, как хороша она была, занимаясь с ним любовью. Что-то подсказало ему, что Джейми не хочет говорить на эту тему и виной тому ее застенчивость.

Стыдливость Джейми продолжала удивлять Алека. «Наверное, это оттого, – думал он, – что она еще сама себя не знает. Надо быть с ней очень бережным и терпеливым».

Джейми безмятежно спала в объятиях мужа, и Алек с трудом разбудил ее.

– Джейми, проснись, – прокричал он ей в самое ухо. – Мы уже дома.

– Дома? – переспросила она, ничего не понимая со сна. Алек потряс жену за плечо, стараясь стряхнуть с нее дремоту.

– Ты всегда просыпаешься с таким трудом? – поинтересовался он.

– Не знаю, – ответила Джейми, – мне никогда не приходилось засыпать днем. – Джейми посмотрела вокруг и увидела густой лес. – Ты рано разбудил меня, – сказала она. – Я не вижу никакого дома.

– Посмотри вперед, жена. Видишь дым? За следующим поворотом наше жилище.

Джейми поглядела в указанном мужем направлении и увидела столб дыма, высоко поднимающийся в небо, за ним высилась остроконечная башня.

Они свернули за выступ скалы, и перед взором Джейми предстала гигантская каменная стена. Она была такой огромной и крепкой, что создавалось впечатление, будто она является продолжением горы. Стена была сложена из бурого камня и выглядела очень величественно. Джейми никогда не видела таких стен. Замки баронов в Англии строились из бревен и были гораздо ниже. Этот же, казалось, упирался прямо в небо. К широким воротам вел массивный подвесной мост. Вокруг не было ни одного дерева. Нигде ни цветочка, ни травинки, только голая каменистая земля. Стену окружал глубокий ров с черной, как чернила, водой.

По сравнению со скромным замком отца замок Алека производил грандиозное впечатление. Джейми сразу решила, что если его обитель такова, то Алек очень богатый человек. Она хорошо знала, как дорого обходится строительство.

Да, все увиденное было для Джейми полной неожиданностью. Она думала, что шотландцы живут в каменных лачугах с соломенными крышами и земляным полом, как, к примеру, сервы в Англии. Вскоре Джейми углядела и небольшие каменные домики, разбросанные среди деревьев по склону холма. Она решила, что там обитают его воины со своими семьями.

– Алек, у тебя такой большой замок. Мне кажется, он занимает половину Шотландии. В ответ Алек молча улыбнулся.

– Ты живешь здесь один? – продолжала расспрашивать Джейми. – Вокруг не видно ни души. Где твои воины?

– Они ждут меня на вершине холма, во дворе замка.

– Там есть и женщины?

– Несколько, – ответил Алек. – Женщины и дети ушли во владения Гиллбрида на праздник весны. Часть моих воинов сопровождает их.

– Теперь я понимаю, почему так тихо, – заметила Джейми. – А сколько у тебя воинов, Алек? – спросила она и тотчас же забыла о своем вопросе, завороженная улыбкой мужа. – Ты рад, что вернулся домой?

Алеку нравилась серьезность, с которой она расспрашивала его.

– Под моим началом около пяти сотен воинов, – ответил Алек на первый вопрос жены, – и я рад, что вернулся домой.

Лицо Джейми выразило недоверие.

– Пять сотен? – изумилась она. – Ты, наверное, шутишь?

– Это правда, Джейми. Клан Кинкейда очень большой. Но Джейми все еще не верила мужу.

– Большой по шотландским меркам, – заметила она.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Просто у меня возникло подозрение, что шотландцы не умеют считать. Ты сказал мне, что до твоего дома три дня пути, а мы ехали почти неделю.

– Я нарочно ехал помедленнее, учитывая твое состояние.

– Какое состояние? – изумилась Джейми.

– Твое здоровье. Или ты забыла, что с тобой произошло? Джейми мгновенно вспыхнула:

– Я ничего не забыла.

– Ты устала и выглядишь измученной, – продолжал Алек.

– Я совсем не устала, – ответила Джейми и, заметив, что Алек нахмурился, поспешно добавила: – Какое имеет значение, устала я или нет. Сейчас мы дома. – Джейми совсем не хотелось, чтобы Алек встретился с родственниками и своими воинами, будучи в дурном расположении духа. – Я верю тебе, Алек, – сказала она. – Раз ты говоришь, что у тебя пятьсот воинов, значит, так оно и есть.

Улыбка мужа показала Джейми, что она достигла цели: ей удалось исправить ему настроение. Однако она все еще не могла успокоиться:

– Мне кажется странным, Алек, что до сих пор мы не встретили ни единого человека. Неужели все твои люди уместились во дворе замка?

Алек только рассмеялся в ответ. Он громко свистнул, и в тот же миг со всех сторон высыпали люди. Они выскакивали из домов, конюшен, из леса, бойниц, и вскоре все пространство перед замком было заполнено грозными воинами из клана Кинкейда.

Алек не преувеличивал. Уж что-что, а считать он умел, должна была признать Джейми. Она во все глаза смотрела на этих диковинных шотландцев. В это время Алек поднял сжатую в кулак руку, и стройный хор голосов ответил ему.

В воздухе стоял такой гул, что, казалось, еще минута, и небеса рухнут на землю. Джейми в испуге прижалась к мужу, по-хозяйски обнявшему ее за талию. Она решила, что попала в страну великанов, ибо большинство воинов были ростом с могучие деревья, недаром же она слышала, что они бросали друг в друга бревна.

Все в этих людях было необычным для Джейми – их рост, грозный вид, горящие взгляды, но больше всего удивлял их наряд.

Чоли не преувеличивала, когда говорила, что шотландцы носят женскую одежду. Нет, это были не платья, а короткие, едва доходящие до колен юбочки, которые назывались пледами, в одинаковую клетку – цвета клана Кинкейда.

На нескольких воинах были надеты шафраново-желтые рубашки, но большинство были голыми по пояс, и все как один – босиком.

– Можешь сосчитать их, жена, – шепнул Алек на ухо Джейми. – По моим подсчетам, их здесь не более двух сотен, но, если хочешь, пересчитай сама.

– Ты же говорил, что сотен пять, – заметила Джейми.

– Увидишь и остальных.

Когда они проезжали через строй воинов, тесной стеной стоящих по обе стороны дороги, Джейми, понизив голос, сказала:

– Алек, значит, у тебя целый легион воинов, если здесь только половина?

– Нет, Джейми. Легион состоит из трех, а иногда и шести тысяч воинов. У меня же их гораздо меньше, но я в любой момент могу созвать союзников. Кого ты боишься, Джейми? – спросил Алек.

– Я не боюсь, – ответила жена.

– Тогда почему ты дрожишь?

– Они все смотрят на меня.

– Просто им интересно.

– У меня такое впечатление, что мы застигли их врасплох.

– Почему?

– Они не совсем одеты. Алек громко рассмеялся:

– Джейми, это вовсе не платья, как ты думаешь.

– Откуда ты знаешь, что я думаю? Неужели Бик…

– Я сам там был.

– Где?

– В конюшне.

– Не может быть!

– Это правда.

– О Боже!

Джейми пыталась вспомнить, о чем они с Мери болтали тогда, но не припомнила ничего существенного.

– Что ты еще подслушал, Алек?

– Что у шотландцев мозги, как у овец, и что они бросают бревна друг в друга, и что…

– Алек, я просто разыгрывала Мери. Но Чоли оказалась права… Они всегда так одеты?.. С голыми коленями…

– Ты быстро привыкнешь к нашей одежде, – заметил Алек, улыбаясь.

– Но ведь ты так не одеваешься?

– Одеваюсь.

– Но сейчас на тебе нормальный костюм, – возразила Джейми.

– Я был в Англии, поэтому на мне эта непривычная и неудобная одежда.

Джейми снова оглядела воинов:

– Но как им удается спрятать брюки под такими коротенькими юбочками?

– Они не носят брюк, – ответил Алек.

– Тогда… – Джейми смутилась. – Не обращай внимания на мои глупые вопросы. Я вовсе не хочу знать, что они носят под своими юбками.

– Но я с удовольствием расскажу тебе об этом, – рассмеялся Алек. Джейми уже пожалела, что коснулась этой темы. Мужа явно забавляло ее смущение.

– Поговорим об этом позже, – сказала она поспешно. – Может быть, ночью, когда будет темно и мне не будет так стыдно. Скажи мне лучше, надевают ли они кольчуги, когда идут в бой?

– Нет, мы не пользуемся кольчугами, мы надеваем пледы, хотя многие предпочитают старый способ.

– Что это за старый способ?

– Полное отсутствие одежды.

«Он определенно издевается надо мной», – решила Джейми. Она представила себе голых мужчин на лошадях и весело рассмеялась.

– Ты хочешь сказать, что они сбрасывают юбки и…

– Именно так.

– Алек, я не настолько наивна, чтобы поверить тебе. Пожалуйста, перестань подшучивать надо мной. Поприветствуй лучше своих воинов. – И Джейми откинулась в седле и, опершись на грудь мужа, смело оглядела грозных воинов.

– Ты не должна командовать мной, жена, – прошептал Алек ей в затылок.

– Я научусь все делать правильно, но и тебе следует поучиться. Грубость не самое лучшее в общении с людьми.

Они въехали в следующий, внутренний двор замка, и стоявшие там воины приветствовали их громкими криками. Алек спешился, оставив Джейми в седле, взял под уздцы своего коня и Резвую и направился к тесным рядам воинов.

Джейми волновалась, руки ее дрожали. Пытаясь справиться с дрожью, она скрестила их на груди.

От рядов воинов отделился высокий светловолосый мужчина и пошел навстречу своему вождю. Они обнялись, радостно похлопывая друг друга по плечам, из чего Джейми сделала вывод, что этот красивый блондин если не родственник Алека, то его ближайший друг и соратник. Дальше действие разворачивалось странным образом: встретившиеся били себя кулаками в грудь и произносили бранные слова, от которых щеки Джейми зарделись. «Еще один странный шотландский обычай», – решила она.

Но вскоре их разговор перешел в серьезное русло. Насколько Джейми могла понять, новости были плохими. Кинкейд все больше хмурился, голос его становился сердитым. Серьезными стали и лица воинов.

Алек, казалось, забыл о Джейми и только уже перед самым замком он, передав конюху Резвую, помог ей слезть с коня.

Алек продолжал беседу, не обращая внимания на стоявшую рядом жену. Воины с интересом рассматривали Джейми, и, как ей показалось, она им совсем не понравилась. Другое дело Резвая. Глядя на нее, воины не могли сдержать улыбки. Однако Резвой такое внимание было не по душе. Привыкшая к хозяйке, она не подпускала к себе посторонних. Переданная конюху, она встала на дыбы, громко заржала и попыталась вырвать поводья из его рук.

Джейми отреагировала мгновенно. Как мать, привыкшая утихомиривать непослушного ребенка, она бросилась усмирять свою кобылу. Растолкав стоящих вокруг Резвой людей, Джейми подбежала к лошади и остановилась в нескольких шагах от нее. Протянув вперед руку, она ждала. Завидев хозяйку, Резвая начала успокаиваться, перестала ржать и рвать поводья. Она приблизилась к Джейми и потерлась мордой об ее руку. Воины не сводили восхищенных глаз с гордой белой красавицы кобылы и ее хозяйки.

Подойдя к жене, Алек обнял ее за плечи и притянул к себе.

– Обычно она очень послушная, Алек, – сказала Джейми мужу, – просто устала с дороги и голодна. Можно я задам ей корму?

– О ней позаботится Дональд, – ответил Алек.

Джейми не хотелось при всех спорить с мужем, и она промолчала. Алек взял из ее рук поводья и передал их подоспевшему конюху.

По мнению Джейми, Дональд был слишком молод, чтобы уметь хорошо обращаться с лошадьми, но у этого рыжеволосого детины был нежный голос и добрая улыбка, и она решила доверить ему свою кобылу, надеясь, что та останется довольна.

Однако Резвой Дональд явно не понравился, и она снова сделала попытку вырваться из его рук, но опять вмешался Алек. Он что-то грозно сказал конюху, и тот, поборов смущение, крепко ухватил Резвую под уздцы. Джейми с тревогой за ними наблюдала.

– Она скоро успокоится, – заверил Алек.

Эти слова разозлили Джейми. Так же он говорил про нее. Похоже, для него что жена, что кобыла – одно и то же. Он совсем не видит разницы между ними.

– Она – возможно, – ответила Джейми, делая ударение на слове «она».

Наконец лорд и леди Кинкейд стали подниматься по ступеням длинной лестницы, ведущей к входу в замок, и Джейми ждала, когда же муж представит ее своим людям. На последней ступени Алек остановился и, все еще обнимая жену за плечи, повернулся лицом к своему войску.

Один из воинов подал Алеку плед, и он молча накинул его на правое плечо Джейми. Воины, склонив головы и положив руки на грудь, туда, где бились их сердца, тоже молчали. Наступил торжественный момент.

Гордо вскинув голову, Джейми ждала, когда ее муж обратится к своему войску с речью. Уж сейчас наверняка он представит им свою жену. Джейми приготовилась запомнить каждое произнесенное им слово, чтобы потом вспоминать самой и пересказывать другим.

– Моя жена! – объявил Алек громким голосом и замолчал. Джейми не сразу поняла, что это все, что он хотел сказать.

Алек молчал, молчала и Джейми. Слова «моя жена» были сказаны по-кельтски, и уж коль скоро она решила скрыть, что знает этот язык, то лучше и сейчас сделать вид, что она не поняла ни слова.

Алек поднял руку, и все мечи вскинулись вверх. Двор в очередной раз огласился воинственными криками.

Джейми поближе придвинулась к мужу и, склонив голову, присела в реверансе. Послышались одобрительные возгласы.

– Что ты сказал им, Алек? – тихо спросила Джейми, краснея от всеобщего внимания.

– Я сказал им, что ты англичанка, – солгал Алек, по уже заведенной им привычке прижав жену к себе.

– Именно поэтому они так рады были видеть меня? Им нравится, что я англичанка? – не удержалась Джейми.

– Они кричали от страха, узнав об этом, – съязвил Кинкейд. Джейми решила, что муж ведет себя возмутительно, и замолчала.

– Что ты думаешь о шотландцах? – уже серьезно спросил Алек.

– Я думаю, что у всех у них есть мечи и только у тебя одного его нет. Вот что я думаю.

Алек лишь улыбнулся в ответ.

Воины с нескрываемым любопытством смотрели на Джейми. Алек нахмурился – впереди у него трудные времена. Много воды утечет, пока они привыкнут к его жене.

К ним подошел красивый блондин, который первым приветствовал Алека, и остановился, выжидая, когда его представят Джейми.

– Это Гавин, жена, – сказал Алек. – Он моя правая рука.

Джейми улыбнулась как можно приветливее, желая расположить к себе друга и соратника мужа, но тот продолжал пристально смотреть ей в глаза, и она растерялась: возможно, согласно шотландскому обычаю, она должна сказать какие-то приветственные слова?

Гавин был очень красив. Он чем-то напоминал Даниела, мужа Мери, хотя был гораздо привлекательнее.

– Для меня большая честь познакомиться с вами, леди Кинкейд, – сказал наконец Гавин, не опуская глаз. – Ты сделал хороший выбор, Алек. Я удивляюсь, как Даниел…

– Мы бросили жребий, – перебил его Алек, – и мне досталось выбирать первому. Моя жена досталась мне по жребию.

– По жребию? – удивилась Джейми. – Ты, наверное, шутишь?

– Шучу, шучу, – рассмеялся Алек.

– Он всегда шутит, – пояснила Джейми, обращаясь к Гавину. – Он шутил со мной всю дорогу.

Гавин был несказанно удивлен: он не помнил, чтобы его друг хоть когда-нибудь шутил, но решил пропустить замечание Джейми мимо ушей.

– Она устала, Гавин, – сказал Кинкейд, – и нуждается в хорошем ужине и отдыхе.

– Сначала я хочу осмотреть свой новый дом, – вмешалась Джейми. – Я очень любопытна.

Алек и Гавин переглянулись: они не привыкли к тому, чтобы женщина их перебивала. Джейми как раз была довольна: она утерла нос мужчинам.

– Я также хочу искупаться, Алек, – добавила она, улыбаясь.

– Я отдам распоряжение, миледи, – ответил Гавин прежде, чем Алек успел раскрыть рот.

Алек был удивлен: он заметил, что его друг смотрит на Джейми, как преданный пес, и не мог понять почему. Неужели она так понравилась ему?

– Спасибо, Гавин, – поблагодарила Джейми. – Надеюсь, мы будем друзьями. Зовите меня просто Джейми. Гавин нахмурился.

– В чем дело? Вы не хотите называть меня по имени?

– Я не расслышал ваше имя. Вас зовут Джейн?

– Нет, Джейми.

Гавин выглядел смущенным.

– Но это мужское имя, – сказал он, обращаясь к Алеку.

 






Date: 2015-09-05; view: 88; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.028 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию