Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Сумеречная земля





 

Уже стало вечереть, когда Баккар достиг Дальнего берега. Солнце висело над Синими горами, окутанное розовой дымкой. Усталый конь сложил крылья и опустился на берег моря. Баккар разрешил ему немного попастись на склоне ближайшего холма, а сам поднялся на вершину и, сложив руки на груди, в задумчивости стал оглядывать окружавшую его панораму.

Никогда прежде он не приближался так близко к Сумеречным землям, и сердце его невольно сжалось от тревоги. Сумеет ли он выполнить волю отца? Устоит ли он против леденящей мглы, не впадет ли в оцепенение? Даже здесь, на солидном расстоянии от границы, ощущался непривычный холод. Казалось, косые солнечные лучи здесь почти не греют…

Он хотел было взглянуть на развалины Таллара, ближайшего из Покинутых городов, но не смог оторвать зачарованного взгляда от заходящего солнца. Косые розовые лучи освещали удивительную панораму Мира Облаков: равнины, горы, озера, леса, реки… Как обычно, за прошедший день эта панорама немного изменилась. Облака жили своей собственной жизнью. Там, где облака пролили на землю дожди, образовались широкие впадины, быстро заполнявшиеся облачной водой. Одна из громадных гор заметно потемнела, изменила свою форму, и слегка содрогалась, словно ее раскачивал невидимый великан. Баккару показалось, будто оттуда доносятся глухие раскаты. Ну конечно же, в тех местах разразилась большая гроза. Наверное, сейчас на поверхность земли обрушились зигзаги громадных молний и свирепые ливни. Как же неуютно, наверное, оказаться под ударом небесных стихий! Бедная Ириния, она сейчас тоже находится там, на земле, да еще в лапах Пакира… Надо спешить, иначе все погибло!

Баккар устроился на ночевку возле одинокого разрушенного здания, похожего на древний храм. Ясф так устал, что улегся на облачную землю и почти тотчас заснул. А юному принцу не спалось. Он забрался на купол единственной уцелевшей башни храма и стал любоваться звездным небом.

Особенно ему хотелось увидеть созвездие Изумрудного города – то самое, откуда тысячи веков назад на Землю прилетели Белые маги. Кто знает, быть может он когда‑нибудь сможет увидеть родину своих предков?



Аларм воспользовался ситуацией, и вновь попытался заговорить с Баккаром. Но тот был слишком погружен в свои мысли, и никак не отреагировал на его призывы.

Принц еще долго стоял на вершине купола и, сложив руки на груди, смотрел в бесконечное звездное небо. Его задумчивое лицо освещали отблески падающих метеоров.

 

С первыми лучами солнца Баккар снова двинулся в путь. Ясф прекрасно отдохнул за ночь, и теперь уверенно летел между высокими белоснежными холмами, невысоко над дорогой, что вела к Цитадели.

До полудня они миновали еще три Покинутых города. Когда– то в этих местах жили искусные ремесленники, чьи ювелирные украшения славились по всему Южному царству. Но сейчас здесь царили разруха и полное запустение. Облака мглы висели над развалинами чудесных зданий. Сердце Баккара невольно сжималось, когда он смотрел на эти грустные картины. Отец говорил, что за многие века из Врат Тьмы смогли выбраться всего лишь несколько воинов звездного легиона. И как же много разора они учинили! Нет, ни за что нельзя уступать ультиматуму проклятого Пакира!

Наконец, за грядой холмов появилась высокая гора, окутанная серой дымкой. Это была Цитадель.

В незапамятные времена, когда на Землю явились Белые маги, они получили весть, что сюда же хотят прибыть с Темных звезд Черные маги во главе с Пакиром. Никого эта весть не обрадовала, однако никто, даже великий Белый маг Торн не стали протестовать. Тысячи веков назад между двумя расами магов было заключено мирное соглашение. Согласному этому документу, Свет и Тьма, Добро и Зло признавались равноправными силами, которые в равной степени управляют жизнью в Галактике. Белые и Черные маги договорились, что они будут создавать на разных планетах новые разумные расы, и бороться между собой за их души, но никогда не станут уничтожать друг друга.

Так случилось и на Земле. Торн и другие великие Белые маги разрешили Пакиру открыть Врата Тьмы – но не на поверхности Земли, а в Мире Облаков. А затем Торн создал в нескольких милях от Врат Тьмы огромную крепость – Цитадель. Она должны была защищать Землю от коварства Черных магов, которые уже не раз, на других мирах, тайно призывали себе на помощь воинов звездного легиона.

Крепость выросла рядом с крутым изгибом облачного моря, и поднималась в небо, словно огромный кулак. Баккар не раз разглядывал ее изображение на роскошном гобелене, что украшал кабинет отца. Но когда он пролетел над очередной грядой холмов и увидел Цитадель вблизи, то его сердце затрепетало. Даже Хрустальный дворец не мог сравниться по размерам с титанической башней! Ее могучие стены были испещрены тысячами темных бойниц, за которыми скрывались мощные световые пушки.

После того, как Белые и Черные маги переселились на поверхность Земли, следить за Вратами Тьмы было поручено императору Морефею. В случае, если бы Пакир нарушил древний договор и попытался бы проникнуть в Сумеречные земли, Морефей должен был отдать приказ гарнизону Цитадели, и ее световые пушки могли бы разрушить до основания Врата Тьмы.



Но Морефей мог и сделать вид, что не заметил появление в Мире Облаков колдунов с острова Гор. Этого и хотел коварный Пакир.

Ясф заржал и полетел чуть влево. Крылатый конь явно пытался пролететь подальше от исполинской башни, и Баккар не стал одергивать его. Ему тоже было не по себе. Даже отсюда, с расстояния более мили, были отчетливо видны многочисленные выбоины в стенах и чудовищные обожженные рубцы. Это были следы боев гарнизона Цитадели со звездными легионерами.

Опустив голову, принц пристально посмотрел на хорошо укрепленную границу, которая отделяла Империю Солнца от Сумеречной земли. Когда‑то они начиналась в непосредственной близи от Врат Тьмы, но, увы, ныне воинам Морефея пришлось отступить до самой Цитадели. Баккар надеялся увидеть там, на берегу моря, солдат имперской гвардии. Но с такой огромной высоты он не смог ничего разглядеть. Да и дымка быстро вновь сгустилась. Это уже были не отдельные островки мглы, а огромное облако. И от него веяло ледяным холодом.

Ясф заржал:

– Хозяин, я больше не могу лететь! – пожаловался он. – Крылья меня больше не слушаются…

Баккар хмуро кивнул.

– Хорошо, спускайся.

Вскоре летающий конь опустился возле зарослей каких‑то огромных голых деревьев, похожих на дымчатые кристаллы.

Баккар спешился с коня и дружески похлопал его по шее.

– Оставайся здесь, Ясф. – сказал он. – Дальше я пойду один. Да, и возьми это… – и юноша отстегнул крылья и положил их на седло.

Конь возмущенно заржал. Он попытался было пойти вперед, но вдруг задрожал всем телом, и поник головой.

– Холодно… – пробормотал он. – Хозяин, ты погибнешь! Мы не можем жить без света! Если бы здесь сияли хотя бы звезды…

– Все будет хорошо, – через силу улыбнулся Баккар. – Жди меня, сколько сможешь. Но если я не вернусь до ночи, беги отсюда к Цитадели! Солдаты сумеют тебя накормить и обогреть.

И принц уверенно зашагал вперед, между мрачных, голых деревьев.

Вскоре из‑за огромных стволов ему навстречу стали выплывать струи черного тумана. Они мягко покачивались, словно змеи перед смертоносным броском.

Лес мертвых деревьев становился все гуще и гуще. Среди громадных серых стволов стали попадаться черные валуны. Баккару они были знакомы. Один из таких камней висел на цепях в библиотеке Хрустального дворца. Это был огромный железный метеорит, упавший на одну из башен дворца много веков назад, и разрушивший ее до основания.

Наконец, ему преградил путь огромный черный метеорит, изъеденный бесчисленными мелкими и крупными впадинками. По обе стороны от него росли плотной стеной деревья, так что обойти метеорит было бы нелегко. Баккар хотел было вскарабкаться на железную глыбу, но силы окончательно покинули его. Руки заледенели, сердце заходилось от сильных ударов.

Принц упал на колени и простонал:

– Нет, не могу… Прости, отец, но я не могу идти дальше!

И тогда Алмар сказал:

«Чего ты испугался, друг? Да, вокруг немного темновато, и довольно прохладно. Но в Пещере Рудокопов, в которой я родился и вырос, еще темнее и холоднее!»

«Кто это говорит?» – опешил Баккар.

«Я Алмар, Белый рыцарь».

«Никогда не слышал о Белом рыцаре… Откуда ты взялся?»

«Из края Торна, что находится в центре огромного материка… Впрочем, об этом нет времени рассказывать. Баккар, так получилось, что я ненадолго поселился в твоем теле. Мы должны найти Врата Тьмы! От этого зависит судьба Волшебной страны».

«Выходит, ты на самом деле существуешь? Поначалу я подумал, что твой голос породило лишь мое распалившееся воображение!»

«Нет, я существую, принц. И твоими глазами любуюсь Миром Облаков. Прежде я даже не подозревал, что на Земле существует подобная красота! Только Розовая страна может сравниться с вашим удивительным миром».

«Розовая страна? Никогда не слышал про нее. Где она находится?»

«На юге земли Торна, за Большой рекой… Впрочем, о чем я говорю? Розовая страна будет создана волшебницей Стеллой много веков спустя. Боюсь, ты никогда ее не увидишь».

Алмар коротко рассказал про свое путешествие по Подземной стране, и о том, как призрак короля Мглы позволил ему войти в Разрушенный замок. Баккар выслушал его с огромным изумлением.

«Удивительная история! Никогда бы не поверил в нее, если бы ты не упомянул имена Торна и Пакира. Неужто борьба между ними вновь разгорится и в вашем, далеком будущем?»

«Еще какая борьба!.. Баккар, я слышал все, о чем ты разговаривал с императором Морефеем. Теперь я понимаю, почему вдруг перенесся через века, и оказался в твоем теле! Нам обоим нужно во чтобы то ни стало попасть к Вратам Тьмы!»

Баккар кивнул.

«Да, конечно… Но я замерзаю, и меня охватил страх! Наверное, если бы ты сейчас оказался на моей месте, то не испугался бы этого жуткого мрака… Но ведь идти‑то приходится мне!»

«Так в чем же дело? Морефей передал тебе часть своей волшебной силы, и отныне ты – великий маг. Сделай так, чтобы мы поменялись местами, и оставшуюся часть пути проделал я!»

Баккар изумленно заморгал.

«Но разве это возможно? Хотя… Раз твой разум переселился в мое тело, почему бы моему разуму не поселиться в твоем теле? Облачная земля здесь очень твердая. Наверное, она легко выдержит твой вес. Ладно, попробую!»

Он долгое время подбирал подходящее заклинание. Холод с каждым мгновением проникал в его мышцы и, наконец, принц вдруг понял, что уже не сможет идти дальше. Но он все же нашел одно подходящее заклинание…

Напрягая последние силы, Баккар заставил непослушные губы произнести несколько слов на древнем, давно забытом языке. И тотчас ему показалось, будто он проваливается словно бы в глубокую пропасть.

– А‑а‑а! – хрипло закричал принц и потерял сознание.

Когда он очнулся, то почувствовал, что с ним что‑то произошло, словно он сидел в тесной темной комнате, где трудно даже пошевелиться. Открыв глаза, Баккар увидел, что стал меньше ростом, но его тело теперь выглядело куда более мускулистым и сильным. Все его тело покрывали точно такие же серебристые доспехи, а в руке сиял слабым розовым светом длинный меч. Но не хрустальный, а другой меч!

«Это меч чародея Торна, – услышал он голос Алмара. – Я не раз пускал его в ход, сражаясь с воинами Пакира. Но теперь кажется, нас ждет самая важная битва!»

Алмар легко поднялся с колен. Прыгнув, он легко вскарабкался на огромный метеорит. И тогда он увидел, что далеко впереди, над мертвыми деревьями, в мглистом небе словно бы застыла крутая черная радуга. Это были Врата Тьмы.

Алмар прошел около мили, когда вдали послышались мерные тяжелые удары. Казалось, какой‑то великан крушит гигантским молотом громадные камни.

«Что это?» – спросил он Баккара.

«Наверное, страж Ворот. Когда‑то в детстве нянька рассказывала мне легенду об этом великане, пришедшем с холодных, давно остывших звезд. Железные люди давно подружились с Белыми магами, и взяли на себя роль стражей Врат Тьмы. Даже Пакир не может одолеть этих гигантов! Но я никогда не видел стража, и даже не знаю, как он выглядит. Знаю только одно: страж получил приказ от Торна убивать любое живое существо, которое посмеет приблизиться к Вратам».

«Убивать? На зачем же именно убивать? А вдруг бы к стражу, подошла, скажем, девушка!»

«Ха, ни одна девушка не сумела бы войти в Сумеречные земли. Зато сюда вполне мог проникнуть один из великих волшебников. Белые маги очень бы хотели разрушить Врата, а Черные маги – открыть их! Они легко могут принять любой облик, и старика, и ребенка, и прекрасной женщины. Страж предупрежден об этом. Мировая гармония состоит в единстве Света и Тьмы, и равновесии между Добром и Злом. Страж отвечает за то, чтобы это равновесие здесь, на Земле, никогда не было бы нарушено!»

«Выходит, как только мы выйдем из леса, страж тотчас нападет на нас?» «Да, он обязан это сделать. Но отец рассказал, как остановить его. Мы должны объяснить, что хотим всего лишь помочь стражу закрыть створки Врат еще плотнее. Когда Пакир узнает, что мы закрыли Врата Тьмы, то он, быть может, откажется от мысли напасть на Мир Облаков».

Алмар в сомнении покачал головой, но спорить не стал. Не обращая внимание на колышущиеся языки черно тумана, он торопливо зашагал вперед. «А ведь без меня принц не смог бы проделать этот путь, – вдруг подумал он. – Ему нужен был именно такой помощник, как я, выросший в вечной мгле Пещеры, и не боящийся ни холода, ни тьмы! Странно… Неужто именно я помог Баккару закрыть Врата Тьмы сейчас, за тысячи веков до моего рождения?»

Эта мысль ошеломила Белого рыцаря. Но вскоре он вышел из мертвого леса, и забыл обо всем на свете.

Он стоял на краю огромной поляны. В центре ее высоко в серое небо уходила черная арка. Внутри нее находились две громадные створки, украшенные надписями на незнакомом Алмару языке и барельефами из сотен небольших металлических фигурок. Казалось, они изображали хронологию каких‑то важных исторических событий. В нескольких местах на железных плитах виднелись небольшие дыры, из которых истекала густой черный туман. Еще больше Тьмы вытекало сквозь щель между створок – они были неплотно закрыты.

Невдалеке от Врат стоял железный великан. На огромной наковальне перед ним лежал черный метеорит. Великан наносил по железной глыбе удары огромным молотом. Глыба постепенно меняла форму, расплющивалась и разогревалась. Наконец, она превратилась в толстый лист раскаленного железа.

Великан отложил в сторону свой молот, взял лист железа в руки и, подойдя к Вратам, приложил его к одной из самых больших дыр. Некоторое время лист остывал. Наконец, он как следует приварился к створке, и великан с удовлетворенным вздохом отошел в сторону.

Но в этом момент створка вздрогнула, словно по ней нанес кто‑то сильный удар изнутри. Железный лист отлетел в сторону, и из дыры появился длинный черный коготь.

Зарычав от ярости, великан схватил молот, нанес мощный удар по когтю, и тот, отломившись, со звоном отлетел в сторону.

– Проклятые крысы… – пророкотал великан. – Покою от них нет!

Вздохнув, он положил на наковальню еще один железный метеорит и приготовился ковать очередной лист железа. Но вдруг застыл с поднятым над головой молотом.

– Кто‑то здесь есть, – сказал он. – Давно мне не приходилось видеть людей… Эй ты, чего прячешься? Выходи, все равно от меня не убежишь!

Алмар вышел из‑за дерева. Юный рудокоп озадаченно смотрел на металлического гиганта. Разумеется, он никогда не видел стража Врат Тьмы. И тем не менее он казался на удивление знакомым. Где‑то Алмар уже видел эти широкие плоские ступни, округлые суставы ног и рук, широкие металлические плечи, круглую золотистую голову с довольно добродушным лицом и шишковатым носом, коническую шапку… Но где же он мог видеть такого механического человека? Страж был решительно не похож на Дровосека. А других железных людей в Волшебной стране вроде бы не было…

Страж нахмурился, пристально разглядывая Алмара.

– Напрасно ты пришел сюда, парень, – пророкотал он. – Прости, но мне придется тебя убить. Не хочется этого делать – но вдруг ты Черный маг? Колдуны давно добираются до Врат, да я никого не подпущу. Уж такая у меня работа!

«Ну, принц, настала твоя очередь!» – подумал Алмар.

Через несколько секунд он заговорил голосом Баккара:

– Страж, я – сын великого императора Морефея! Вспомни, ты хорошо знаешь его!

Гигант равнодушно пожал плечами.

– Мне все равно, кто ты такой, хоть сам Морефей. Только вряд ли император заявился бы сюда. Он не так глуп, чтобы погибнуть от моего молота!

Страж зашагал к непрошеному гостю. Несмотря на громадный рост, он двигался на удивление легко. Алмар инстинктивно понял: даже если он очень постарается, то все равно не сможет убежать от этого железного гиганта.

– Не спеши! – крикнул он голосом Баккара. – Меня прислал император Морефей только с одной целью – мы должны вместе окончательно закрыть Врата Тьмы! Разве не этим ты занимаешься вот уже много веков?

Металлические брови гиганта удивленно округлились.

Остановившись, он озадаченно почесал левой рукой затылок.

– Да, это мое постоянно занятие, – признался он. – Только и делаю, что латаю дыры в створках! Проклятые легионеры постоянно прибивают их своими бивнями и клыками. Покою мне не дают ни днем, ни ночью, крысы!

– Если хочешь, могу помочь, – сказал Баккар. Он поднял правую руку и прошептал длинное, витиеватое заклинание. И вскоре в руке его появился черный ключ. Он быстро стал увеличиваться в размерах, и вскоре стал таким тяжелым, что даже Алмару нелегко его стало удерживать.

Гигант удивленно покачал головой.

– Да, это ключ от Врат Тьмы, – после долго молчания признал он. – Давненько его не видел – с тех пор, как прилетел на эту планету! Великий Белый маг Торн поручил Морефею хранить этот ключ, и ни за что не отдавать ему ни Черным, ни Белым магам. Что ж, мне пригодится эта штука! Но прости, все равно я должен потом тебя убить.

– Сначала возьми ключ и закрой створки, – прозвучал спокойный голос Баккара. А потом принц мысленно добавил: «Ну, друг, теперь твоя очередь действовать!»

Алмар поднял тяжелый ключ и швырнул его Стражу.

Великан поймал ключ в воздухе, Некоторое время он крутил ключ в руках, пристально разглядывая, а затем направился к Вратам. На его лице постепенно появилась довольная усмешка.

– Ну, держитесь, крысы! – закричал он громоподобным голосом.

Подойдя ближе, он вставил ключ в округлую скважину. И в тот же момент из‑за створок донесся ужасающий вопль.

– Кричите, кричите, – добродушно ухмыльнулся великан.

Он налег плечом на правую створку, которая немного выдавалась вперед. С протяжным скрипом сворка начала закрываться. Но в этот же момент изнутри послышались удары чудовищной силы.

Чтобы удержать створку, стражу пришлось налечь на нее обеими руками. Упершись в облачную землю, он боролся с невидимыми противниками, но никто не мог взять верх.

«Отец сказал, что я должен попытаться убежать, когда железный великан будет закрывать Врата, – тихо сказал Баккар. – Только в этом мой единственный шанс на спасение. Никакое волшебство не остановит стража! Алмар, что скажешь?»

Юный рудокоп не ответил. Несмотря на сильный холод, на его лице выступили капли пота. Он понимал, что сейчас решается очень многое. И в этот момент он должен бежать? Нет, ни что!

– Подожди, я помогу! – неожиданно для себя закричал он и, подбежав к Вратам, уперся плечом в приоткрытую створку.

Железный великан с удивлением взглянул на него сверху вниз.

– Чем ты можешь помочь, кроха? – промолвил он. – Вот если бы какой‑то волшебник превратил тебя в великана, то от тебя был бы толк! А еще лучше, если бы кто‑нибудь вдруг назвал меня по имени. Понимаешь, от этого проклятого серого тумана мои мозги здорово заржавели, и я почти потерял память. А без памяти о прошлом даже великан чувствует себя карликом!

«Баккар, тебе известно имя стража?» – сразу же спросил Алмар.

Принц застонал от ощущения полного бессилия.

«Прости, Алмар, но я не могу помочь тебе! Отец назвал мне имя стража, но я забыл его! Оно очень короткое… Нет, не могу вспомнить!»

Алмар помрачнел, но вдруг ему в голову пришла неожиданная мысль:

– Страшила как‑то рассказывал мне про железного великана, который однажды заявился в Изумрудный город. Этот громила нес на плече громадный молот. Почему‑то он не помнил ничего о своем прошлом. А потом великан однажды исчез, и вернулся в виде железной крохи… Дром! Тебя зовут Дром!

Страж вздрогнул. В его глазах засветилась радость.

– Да, я Дром! Вспомнил, все вспомнил!

Он налег на створку ворот с удвоенной энергией. Как не сопротивлялись чудовища со звезд, она медленно закрылась. Но нужно было еще повернуть ключ, а этого сделать Дром не мог.

– Помоги, маленький друг! – попросил он.

Алмар подпрыгнул и, схватившись за его ногу, медленно полез верх. Это было сделать очень нелегко. Но к счастью, Алмар как и любой рудокоп, умел прекрасно лазить по скалам. Ему удалось добраться до туловища гиганта, а затем, встать на краю большой пряжки его широкого металлического ремня. Вытянув руки, юноша ухватился за ключ и стал поворачивать его направо. Но, видимо, замок за долгие века заржавел, и никак не хотел поддаваться.

– Быстрее, маленький друг! – крикнул Дром. – Я слышу, что через туннель бегут сотни звездных чудищ. Они могут сломать Врата, и тогда нам конец!

Алмар перевел дыхание и, мысленно сказал:

«Ну, помогай, Баккар! Неужели твое волшебство совсем бессильно перед каким‑то ключом?»

Баккар произнес наудачу сразу несколько заклинаний, но ни ничего не произошло. И вдруг в его памяти всплыло еще одно заклинание… Оно могла подействовать даже здесь, в царстве вечной мглы. Но если он произнесет его, то отец… он умрет!

«Да, я могу повернуть этот ключ… – застонал Баккар в полном отчаянии. – Но я не могу этого сделать, не могу!»

И вдруг до него донесся, словно бы издалека, еле слышный голос отца:

«Сделай это, Баккар! Я слежу за тобой, и горжусь своим сыном! Если Мир Облаков уцелеет, ты станешь прекрасным императором. А я уже достаточно пожил на свете, и мне пора на покой. После того, как я передал тебе и Иринии свою магическую силу, я уже не один из бессмертных, а просто очень старый человек. Но все люди должны когда‑то умирать. И я буду только счастлив, если моя смерть не окажется напрасной!»

«Торопись, Баккар!» – закричал Алмар, чувствуя, что створка ворот стала дрожать все сильнее и сильнее.

И тогда Баккар еле слышным голосом произнес роковое заклинание.

Алмар тотчас ощутил необычный прилив сил. Ключ начал медленно поворачиваться в замочной скважине.

И настала необычайная тишина. Врата закрылись.

Алмар закрыл глаза и провалился в глубокий сон.

 

Когда он очнулся, то увидел, что лежит на берегу Подземного моря. Жемчужные волны мерно накатывались на отмель, шурша бесчисленными мелкими камешками.

– Что со мной было? – пробормотал юноша.

Он медленно встал на ноги, а затем нагнулся и, зачерпнув пригоршню воды, обмыл свое разгоряченное лицо. В голове его царил полный хаос. Такое с ним порой бывало после тяжелого, кошмарного сна…

Сна? Но разве он спал? Неужели удивительное путешествие в Мир Облаков ему только приснилось?

Алмар повернулся и взглянул в сторону Разрушенного замка. Казалось, седые развалины давным‑давно мертвы. Но это было не так. В каменных стенах жил дух древнего короля Мглы…

Неожиданная догадка заставила Алмара вздрогнуть. Он хотел было вновь подняться по склону холма, но вместо этого мысленно спросил:

«Баккар… так это ты живешь в развалинах замка?»

После долгой паузы послышался еле слышный голос:

«Да».

«Но как же так… Выходит, мне попросту причудилось все то, что произошло с нами в Мире Облаков?»

«Нет, все так и было на самом деле. Алмар, разве ты еще не понял, почему ты родился в Пещере рудокопов, и почему ты однажды пришел к волшебнице Виллине? Ты – один из вечных героев, которые в разные века воплощаются в разных людях, и всегда совершают самые важные для судеб человечества подвиги».

Алмар вздрогнул. Он – вечный герой? Чепуха, он обычный парень, среди рудокопов найдутся воины и получше. Но сейчас его занимали совсем другие мысли.

«Баккар, а что было потом – после того, как мы с Дромом закрыли Врата Тьмы?»

«Потом? Друг, мне тяжело об этом вспоминать… Пакир все равно затеял войну с Атлантидой, и погубил ее. Но в бушующие волны океана ушел и его остров Гор. Многие Белые и Черные маги погибли в буйстве стихий… Торн отправился на Американский материк и создал там Волшебную страну. Ну, а потом, много веков спустя, проклятый колдун Пакир пришел сюда, в эту пещеру… Мою пещеру!»

Алмар вздрогнул.

«Выходит, Пакир все‑таки выполнил свою угрозу, и погубил ваш прекрасный Мир Облаков»?

«Да, так и было. Однажды неизвестно откуда пришел ураган чудовищной силы. Он облетел всю Империю Солнца, и облака превратились в простое скопления водяного пара! Очень многие мои подданные упали на поверхность земли и разбились. Я сумел отстоять только часть Северного царства. Но тогда на нас обрушился гигантский смерч и унес через громадную расщелину сюда, в это пещеру. Так люди Облаков превратились в людей Мглы… Прости, Алмар, мне тяжело об этом вспоминать. Да и нет у тебя сейчас времени оглядываться в прошлое! Я давно мертв, и живу лишь одними воспоминаниями. А ты – живой, и должен совершить еще немало подвигов! Теперь ты понял, кто поможет навсегда закрыть Врата Тьмы?»

«Дром?»

«Да. Разыщи его в Волшебной стране, и постарайся вновь превратить в великана. И если вы оба попадаете на остров Тьмы раньше, чем Пакир заполучит Черное пламя, то победа сил Света станет неизбежной!»

«Понял, – ответил Алмар. – Прощай, друг. Если я не погибну в бою, то еще не раз приду к тебе в гости. А еще сюда может прийти и волшебница Стелла. Ведь она была когда‑то твоей невестой, верно?»

«Нет! – закричал король Мглы! – Прошу тебя, Алмар, не рассказывай обо мне Стелле! Мы ведь ни разу так больше и не встречались… Да и на что ей тень древнего короля, от которого не осталось даже горстки праха? Я счастлив знать, что она по‑прежнему так же молода и прекрасна, как тысячу веков назад. Наверное, она не раз любила, и была счастлива. А мне остается только воспоминание о несбывшемся счастье. Мы с Иринией пожертвовали всем ради других людей. И поверь, если бы я мог вернуться в свою молодость, то поступил бы точно так, как и прежде. А мои душевные муки… в них есть своя сладость! Когда ты станешь стариком, то поймешь это. Впрочем, тебе, воину, такая участь вряд ли грозит».

Алмар молча поклонился, отдавая дань мужеству своего нового друга. Он не согласился с его словами, но понимал, что в этом самоотречении есть и глубокая мудрость.

– Прощай, великий король Баккар, – тихо промолвил он. – А вернее, до свидания. Я еще вернусь, обязательно вернусь!

Он повернулся и посмотрел в сторону моря. Вдали, между двух далеких островов, в небо поднимался фонтан радужных струй.

Кит возвращался в гавань Надежды.

 

 






Date: 2015-08-24; view: 87; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.017 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию