Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Основные этапы истории перевода и науки о переводе. Теория и практика перевода в России





На протяжении всей истории развития человеческого общества разные народы вступали и вступают в торговые, военные, политические, экономические, культурные и другие отношения друг с другом. В процессе общения языки этих народов оказывают определенное влияние друг на друга, что приводит к их изменению, исчезновению одних и появлению других языков. Особую роль в этих процессах играет двуязычие и многоязычие. Влияние языков друг на друга привлекало ученых давно. Они установили, что двуязычие возникло в эпоху первобытно — общинного строя. В результате войн, которые велись между родами, говорившими на разных языках, захватывались пленные, которые вынуждены были усваивать язык нового рода, но и свой родной язык они не могли сразу забыть. Таким образом они становились билингвами. Уже в то время возникла потребность в переводе с одного языка на другой. С появлением государственных объединений, таких как древний Египет, Римская империя, Греция, Индия, включавших в себя разноязычные племена и народности, возникла необходимость общения между ними, появилась потребность в профессиональных переводчиках. Особый интерес представляет латино — греческое двуязычие, которое началось в 146 году до нашей эры с покорения римлянами Греции. Это двуязычие оставило человечеству «греко-римскую» научную терминологию.

Устойчивые формы двуязычия стали возникать в эпоху феодализма. Этому способствовал переход от языческих верований к новым религиям, которые вносили в общество второй культовый язык и письменность. В эпоху капитализма двуязычие становится широко распространенным явлением, возникает мода на иностранные языки. В этот период появляются такие многонациональные государства, как Российская Империя, Австровенгрия, США, в которых язык одной господствующей нации является государственным. В колониях страны-метрополии проводят политику вытеснения местных языков и культур. В этот период возникают языки–гибриды (смешение местного языка с каким-либо европейским языком колонизаторов), примерами таких языков является “Пи́джин (англ. pidgin) -English” и Креольские языки французского типа в американо — карибской зоне и в зоне индийского океана.



Общение между деловыми партнерами, говорящими на разных языках может осуществляться при помощи переводчиков. На Руси их называли толмачами или толмачками. Основы лингвистической теории перевода в нашей стране были заложены Федоровым Андреем Венедиктовичем в 30-е годы в курсе лекций по теории перевода. В его основе лежит установление закономерностей при помощи сопоставления особенностей словарного состава, грамматического строя и стилистического исполнения языковых средств Французского, Немецкого и Английского языков и анализа переводческой практики. Одним из известных последователей Федорова является Рецкер Яков Иосифович. Он пишет, что в течение более 30-ти лет переводческой, редакторской и педагогической работы по преподаванию перевода в ВУЗе ему оказывала существенную помощь комплексная лингвистическая теория перевода, разработанная Федоровым. Теория перевода нужна и обучающемуся переводу, и начинающему переводчику, и профессионалу, и преподавателю перевода.

Истоки российской истории перевода относятся к поре принятия христианства и появлению на Руси письменности. Абсолютным приоритетом с 10-го века пользуется пословный перевод. Первые переводы делаются преимущественно с греческого языка. Наряду с христианской литературой в 11-13 веках появляются вполне светские произведения, но с нравоучительной тенденцией. В 14-17 веках в Московский период начинает ощущаться сдвиг в восприятии текста, как связующего звена между человечеством и творцом. На смену теории пословного перевода приходит грамматическая теория. Акцент переносится на структурное преобразование языка-оригинала. Появляются переводы с польского, немецкого, латинского языков. Это в основном сочинения светского характера (по истории, географии). В 17 веке публикуются первые переводы с французского языка. Популярность приобретает беллетристика, в ходу разнообразные словари. В 18 веке Россия сделала огромный рывок в развитии всех областей перевода, решительно отходя от православной и переходя к западной традиции. Диапазон светских нехудожественных текстов из различных областей знаний резко расширятся. Переводы в начале 18 века в России составляют до 90% всех текстов на русском языке. Петр I полагал, что стиль переводов должен быть близок к стилю посольского приказа. Постепенно меняется порядок оплаты за переводческий труд. Если первоначально преобладали разовые вознаграждения, то со временем их сменяет договорная оплата за печатный лист. В первые 30 лет 18 века переводов художественных текстов очень мало, но затем их объем резко возрастает. В 19-20 веке установилась и официально закрепилась литературная письменная норма языка. Она постепенно сводила воедино устные и письменные языки официального общения, стала показателем образованности человека, поставила на единую основу языки науки.



Вольный перевод, буквальный, адекватный и эквивалентный перевод

Адекватным переводом называется перевод, который обеспе­чивает прагматические задачи переводческого акта на макси­мально возможном для достижения этой цели уровне эквива­лентности, не допуская нарушения норм или узуса ПЯ, соблю­дая жанрово-стилистические требования к текстам данного ти­па и соответствуя общественно-признанной конвенциональной норме перевода. В нестрогом употреблении «адекватный пере­вод» - это «хороший» перевод, оправдывающий ожидания и на­дежды коммуникантов или лиц, осуществляющих оценку каче­ства перевода.

^ Эквивалентным переводом называется перевод, воспроизво­дящий содержание иноязычного оригинала на одном из уров­ней эквивалентности. Под содержанием оригинала имеется в виду вся передаваемая информация, включая как предметно-логическое (денотативное), так и коннотативное значение язы­ковых единиц, составляющих переводимый текст, а также прагматический потенциал текста. По определению любой адекватный перевод должен быть эквивалентным (на том или ином уровне эквивалентности), но не всякий эквивалентный перевод признается адекватным, а лишь тот, который отвечает, помимо нормы эквивалентности, и другим нормативным тре­бованиям, указанным выше.

^ Точным переводом называется перевод, в котором эквива­лентно воспроизведена лишь предметно-логическая часть со­держания оригинала при возможных отклонениях от жанрово-стилистической нормы и узуальных правил употребления ПЯ. Точный перевод может быть признан адекватным, если задача перевода сводится к передаче фактической информации об ок­ружающем мире. Эквивалентный перевод всегда должен быть точным, а точный перевод по определению лишь частично эквивалентен.

^ Буквальным переводом называется перевод, воспроизводя­щий коммуникативно нерелевантные (формальные) элементы оригинала, в результате чего либо нарушаются нормы и узус ПЯ, либо оказывается искаженным (непереданным) действи­тельное содержание оригинала. К буквальному переводу приво­дят также попытки воспроизвести смысловые элементы более высокого уровня эквивалентности, не обеспечив передачу со­держания на предыдущих уровнях: Itis a goodhorsethatneverstumbles. «Это хорошая лошадь, которая никогда не спотыкает­ся» (?!) - буквальный перевод высказывания описывает совер­шенно иную ситуацию (ср. «Конь, который никогда не споты­кается, конечно, очень хорош», подразумевая: «но разве такие бывают?») и не учитывает цель коммуникации, заключающую­ся в оправдании допущенной оплошности (т.е. «Конь о четы­рех ногах и то спотыкается»). Буквальный перевод по опреде­лению неадекватен и допускается лишь в тех случаях, когда перед переводчиком поставлена прагматическая сверхзадача воспроизвести в переводе формальные особенности построения высказывания в оригинале. В таких случаях буквальный пере­вод может сопровождаться пояснениями или адекватным пере­водом, раскрывающим истинное содержание оригинала. 234

^ Свободным (вольным) переводом называется перевод, вы­полненный на более низком уровне эквивалентности, чем тот, которого возможно достичь при данных условиях переводче­ского акта. Свободный перевод может быть признан адекват­ным, если он отвечает другим нормативным требованиям пе­ревода и не связан с существенными потерями в передаче со­держания оригинала. Более серьезные отклонения от содержа­ния оригинала делают свободный перевод неэквивалентным и неадекватным, превращая его в «переложение» или самостоя­тельное высказывание на тему оригинала.

Проблема оценки качества перевода. Классификация переводческих ошибок

КЛАССИФИКАЦИЯ ПЕРЕВОДЧЕСКИХ ОШИБОК ПО Д. М. БУЗАДЖИ,
В. В. ГУСЕВУ, В. К. ЛАНЧИКОВУ, Д. В. ПСУРЦЕВУ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ
«ВЕСОВ» ПО КАТЕГОРИЯМ ОШИБОК

 

 

Эта классификация – перечень возможных ошибок, а их относительный «вес» указан применительно к специальному переводу. При переводе художественных и, например, публицистических текстов относительные «веса» могут быть другими. Приводится в сокращении, без примеров. Подробно – см. публикацию, указанную в сноске к п. 3.3.7.2.

 

***

 

В идеале качественный перевод любого текста не должен содержать сколько-нибудь значительного количества ошибок. Однако очевидно, что в практике переводческой деятельности ошибки случаются. «Допустимое» количество переводческих ошибок является относительной величиной, зависящей от характера текста, условий и цели перевода, требований заказчика, возможностей последующего редактирования.

 

При оценке качества перевода необходимо оценивать его как на уровне целостного текста, так и на уровне установления степени пофрагментной эквивалентности перевода оригиналу и вытекающей отсюда адекватности/неадекватности перевода текста в целом.

 

Понятие переводческой ошибки. Понятие видов, групп и категорий ошибок

 

Часто выделяются следующие виды ошибок: ошибки логического, синтаксического, лексического, стилистического характера. Подобная классификация имеет право на существование в педагогических или редакторских целях, однако в целях квалифицированной оценки перевода, ставящей во главу угла принцип функционального соответствия оригиналу целостного текста перевода, представляется более уместным говорить о более глобальных группах ошибок, выделяя внутри групп категории.

 

Первая группа ошибок: нарушения при передаче смысла, связанные с денотативным содержанием текста

 

Категория I: искажения в переводе денотативного содержания оригинала. Это – опущение, добавление и замена информации.

 

Категория II: случаи неточной передачи в переводе денотативного содержания текста. Неточно может передаваться как фактическая, так и релятивная информация.

 

В первой категории опускается информация, входящая в инвариант, а добавляется – противоречащая инварианту, тогда как во второй опущения и добавления в целом не противоречат инварианту (не меняют основных параметров описываемой ситуации), но и не мотивированы им.

 

Ошибки первой группы, категория I: «вес» ошибок первой категории достаточно высок. Действительно высококачественный перевод не должен содержать ошибок первой категории. Большое количество ошибок этой категории свидетельствует о недостаточной переводческой квалификации (пробелах в базовой языковой подготовке, невнимательности, нежелании или неумении понимать предметную действительность, стоящую за текстом).

 

Ошибки первой группы, категория II: «вес» ошибок второй категории не столь высок, как ошибок категории I, но при их обилии терпит урон прагматика перевода текста в целом. Качественный перевод не должен содержать большого количества ошибок второй категории.

 

Вторая группа ошибок: нарушения, связанные с передачей стилистической характеристики оригинала

 

В ее рамках выделяются три типа ошибок: нарушения в передаче функционально-стилевых или жанровых особенностей текста оригинала, калькирование оригинала, нарушения узуса переводящего языка.

 

«Вес» этих ошибок меньше, чем вес ошибок первой группы, однако при большом количестве подобных ошибок под вопросом оказывается прагматическая эквивалентность частей перевода, может страдать и адекватность текста перевода в целом. В действительно высококачественном переводе допустимо самое минимальное количество ошибок второй группы.

 

Третья группа ошибок: нарушения, связанные с передачей авторской оценки

 

В ее рамках выделяются два типа ошибок: ошибки, связанные с ослаблением или усилением экспрессии оригинала, и ошибки, связанные с неточной передачей авторской оценки (в т.ч. ее нейтрализация или немотивированное создание).

 

«Вес» этих ошибок меньше, чем ошибок первой группы, однако при большом их количестве под вопросом оказывается адекватность всего текста перевода. Действительно высококачественный перевод может содержать минимальное количество ошибок третьей группы.

 

Четвертая группа ошибок: очевидные нарушения нормы и узуса переводящего языка

 

В ее рамках выделяются пять (не совсем однородных) типов ошибок: ошибки, связанные с нарушением орфографических и пунктуационных норм переводящего языка, ошибки, связанные с неверной передачей в переводе имен собственных, ошибки, связанные с очевидными нарушениями стилистических норм переводящего языка, ошибки, связанные с нарушениями при передаче специфических видов цифровых данных, и ошибки, связанные с нарушениями требований оформления, предъявляемых в переводящем языке к данному типу текстов.

 

«Вес» этих ошибок меньше, чем «вес» ошибок первой, второй и третьей групп. Однако при большом количестве таких ошибок, из-за явного противоречия норме и узусу переводящего языка, под вопросом оказываются общая прагматическая эквивалентность и адекватность текста перевода. Действительно высококачественный перевод не должен содержать большого количества ошибок четвертой группы.

 

Ошибки первой группы (нарушения, связанные с передачей денотативного содержания текста), и в особенности категории I, могут являться следствием недостаточной языковой подготовки (переводчик неверно понимает значения слов, смысл высказыва­ний, фрагментов, не умеет правильно интерпретировать логиче­скую и логико-коммуникативную структуру высказывания). Ошибки второй группы (нарушения, связанные с пере­дачей стилистических черт оригинала) чаще всего возникают от недостаточно чёткого представления о типологических различиях английского и русского языков, о необходимости различения язы­кового и авторского в оригинале и переводе, от непонимания зако­номерного характера ряда переводческих преобразований, выпол­няемых с учётом частотности соответствующих языковых явлений в ИЯ и ПЯ в целом, в аналогичных функциональных стилях и жанрах ИЯ и ПЯ. Ошибки третьей группы (нарушения, связанные с передачей авторской оценки) нередко возникают от неумения оценивать смысл целостного текста с учётом фактора авторской позиции, а также определять, какая система языковых средств выражения авторской оценки присутствует в тексте ори­гинала и каковы возможности её воспроизведения в переводе средствами ПЯ (которые могут частично не совпадать со средст­вами ИЯ). Наконец, ошибки четвёртой группы говорят о недос­таточной нормативно-узуальной языковой компетенции (грамот­ности) переводчика в ПЯ.

 

***

 

Предложенная классификация может рассматриваться как основа для разработки методического руководства по определению уровня качества перевода, если ее дополнить описанием процедуры оценивания перевода, а также нормами количественной оценки нарушений. Такие руководства должны разрабатываться силами корпоративных отделов переводов/бюро переводов с учетом прагматических требований, продиктованных особенностями стоящих перед ними задач. При этом следует помнить, что методика оценки перевода включает два взаимосвязанных критерия: качественный (учитываются типы ошибок) и количественный (подсчитывается число ошибок каждого типа).

 

Стандартизация определений характера и сущности переводческих ошибок может и должна стать фактором, исключающим случаи принципиального расхождения в оценке качества переводов и тем самым повышающим эффективность взаимодействия переводчика, организатора выполнения перевода (БП) и конечного заказчика.

Проблема переводческих ошибок на слуху в кругах филологического и переводческого общества уже на протяжении многих лет. Надо сказать, что ошибки при переводе — будь то деловая документация, художественный перевод или же личная переписка — пренеприятная вещь. Однако, как известно, «errarehumanumest».Поэтому не будем перекладывать всю вину на плечи переводчиков, а постараемся разобраться, какого рода ошибки наиболее часты (не забыть про «ложных друзей») и каковы же их причины.

Начнём с определения термина «переводческая ошибка». Ошибка обычно определяется как грубая неточность, отклонение от нормативного, стандартного, правильного, отступление от правил, нарушение требований. Следовательно, для того чтобы понять, что такое переводческая ошибка (ошибка в переводе) необходимо разобраться, что такое правильное в переводе, решение каких задач должен обеспечивать безошибочный перевод. Перевод в самом общем виде определяют как передачу содержания текста на одном языке средствами другого языка. Это определение сфокусировано на одном из основных требований к переводу — передавать содержание оригинала. Нарушение этого требования, бесспорно, воспринимается как ошибка. [3, с.1]. Не стоит забывать, что существует несколько подходов, поясняющих суть рассматриваемой проблемы. Так, в качестве ошибки может рассматриваться только так называемое «смысловое искажение», т. е. искажение смысла, при котором соответствующее высказывание или отрывок текста будет понят неверно. Прочие недостатки текста воспринимаются лишь как стилистические погрешности, роль которых в смысловой структуре текста имеет весьма небольшое значение [1, с.32].

Различить природу переводческих ошибок бывает довольно сложно, так как наиболее распространенным способом выявления ошибок остается сравнение текста перевода с текстом оригинала. Но это сравнение не всегда способно показать, отчего возникло несоответствие — от того ли, что переводчик неверно понял смысл какого-либо знака в оригинальном тексте, или же от того, что он выбрал в языке перевода знак, не соответствующий понятию. Иначе говоря, в акте речевой коммуникации переводчик может совершать ошибки и как получатель исходного сообщения, т. е. слушатель, читатель оригинального текста, и как отправитель переводного сообщения.

Причиной переводческих ошибок является, по мнению Н. К. Гарбовского, «недостаточная образованность переводчика» [2, с. 514]. Исследователь выделяет четыре типы переводческих ошибок, в основе которых лежит: 1) недостаточное владение языком оригинала; 2) недостаточный когнитивный опыт, т. е. недостаток знаний об описываемой в исходном тексте области окружающей действительности; 3) невнимательное отношение к системе смыслов, заключенной в тексте, т. е. непонимание того, что автор говорит о предмете; 4) неумение различать особенности индивидуального стиля автора исходного речевого произведения.

Анализ ошибок переводчика представляет собой особый раздел переводческой критики. Он не только позволяет убедиться в том, что невежество, безграмотность и бездарность несовместимы с переводческой деятельностью, но и в некоторых случаях способен вскрыть те или иные стороны закономерной переводческой интерференции. [2,с. 215]

В переводческой практике обычно наблюдается два основных типа переводческих ошибок: 1) ошибки, возникающие под влиянием родного языка, 2) ошибки, причины которых коренятся в структуре самого иностранного языка. В обоих случаях имеет место явление, которое было упомянуто ранее, а именно, интерференция. В первом случае можно говорить о межъязыковой интерференции, во втором случае мы имеем дело с внутриязыковой интерференцией. Однако, говоря о видах ошибок, стоит также выделять ошибки логического, лексического, стилистического характера, т. е. связывать вид ошибки с тем уровнем, к которому относится явление, при переводе которого ошибка допущена. Так, логический уровень является самым глубинным, соотносящимся со сферой человеческого мышления. Что касается синтаксического и лексического уровней, то они относятся к языковой системе, а стилистический компонент определяет характер выбора единиц различных языковых уровней. [2,с.516] Вот пример стилистической неточности: «Результаты исследования могут быть использованы при чтении теоретических лекций и проведении практических занятий. — Theresultsoftheresearchcanbeusedindeliveringtheoreticalandpracticallectures». Рекомендуемый вариант перевода второй частипредложения- in delivering theoretical lectures and conducting practical classes.

Говоря о группах ошибок, следует исходить из того, что группы в отличие от видов более глобальны и должны отвечать представлениям об успешности перевода как в частях, так и в целом, т. е. соотноситься с концепцией эквивалентности и адекватности, а также с другими элементами общей и частной теории перевода. [1, с.33]

Ошибки, обусловленные непониманием смыслов исходного текста

Ошибки на этапе расшифровки смыслов, заключенных в знаках исходного сообщения, могут затрагивать все аспекты текста как знаковой сущности: прагматический, семантический и синтаксический.

Неверная трактовка прагматического аспекта оригинального высказывания может возникнуть в случае, если переводчик сталкивается с так называемыми косвенными речевыми актами, т. е. высказываниями, внешняя форма которых скрывает истинные намерения автора вызвать у получателя речевого произведения ту или иную реакцию. Она возможна также при столкновении с разного рода аллегориями, «эзоповым языком» и другими формами образной речи. Фразеологические обороты, метафоры и другие тропы нередко выполняют определенную прагматическую функцию и также представляют трудности для понимания.

Семантические искажения представляют собой наиболее распространенный вид переводческих ошибок на герменевтическом этапе. Они могут касаться как понятий, простых и сложных, так и смыслов целых высказываний. При этом возможны искажения не только на сигнификативном, но и на денотативном уровне, когда переводчик неверно понимает, какой класс предметов соотносится с тем или иным понятием.

Синтаксические искажения обусловлены непониманием характера логических связей между элементами высказывания, его коммуникативного членения. Они могут возникнуть также, если переводчик не смог понять взаимной обусловленности отдельных элементов высказываний, особенно в тех случаях, когда они находятся не в непосредственной, а в дистантной связи, т. е. того, что каждый элемент представляет собой часть единого целого.

Ошибки понимания на уровне «знак — понятие»

Переводческие ошибки на семантическом уровне происходят в результате неверных трансформаций. Они основываются на ошибочном представлении переводчика о соответствии знаков исходного языка понятиям, т. е. знакам приписываются совсем не те понятия, которые они заключают в себе на самом деле.

Ошибки понимания на уровне «знак — сложное понятие»

Исследователь обращается к анализу фрагмента из текста Булгакова «Мастер и Маргарита»,предлагая рассмотреть, что и как нес Берлиоз: свою приличную шляпу пирожком нес в руке.

Здесь, шляпа пирожком — это сложное понятие, в содержании которого видовой признак родового понятия шляпа передан сравнением (как пирожок), в русском языке обозначено устойчивым словосочетанием. Смысл его в том, что шляпа напоминает пирожок, то есть она имеет сверху довольно глубокую продолговатую впадину. Но у переводчиков возникли сложности. Так. Английский переводчик вовсе опускает сравнение. В английском переводе возникает мягкая шляпа:...held his proper fedora in hishand.

Ошибки понимания на уровне «знак — суждение»

Ошибки в расшифровке смыслов исходного речевого произведения не ограничиваются непониманием только понятий, заключенных в отдельных словах или словосочетаниях. Они могут затрагивать смысл целых суждений и более сложных логических конструкций. Эти ошибки часто происходят от недостаточно внимательного отношения к синтаксической организации высказывания. Такие ошибки наиболее очевидны в философских рассуждениях автора оригинального текста.

Ошибки понимания предметной ситуации

Похожая статья: Структурная классификация лексических единиц, репрезентирующих концепт «Любовь» в произведениях У.С. Моэма

Для определения того, насколько верно и полно ситуации, описанные в тексте оригинала, воспроизведены в тексте перевода, анализ совпадений и несовпадений в значениях отдельных лексических единиц оказывается недостаточным. Описываемые в тексте референтные ситуации представляют собой некую систему взаимодействующих в определенных условиях актантов, которую переводчику следует расшифровать. В этом случае словарь не всегда может оказаться верной палочкой-выручалочкой. Как полагаем Гарбовский, верная и полная расшифровка референтной ситуации, описанной в тексте оригинала, предполагает наличие у переводчика необходимого когнитивного опыта именно в той сфере жизни, срез которой предлагает автор оригинала в описываемой ситуации.

Переводческие ошибки на этапе перевыражения системы смыслов

На этапе перевыражения ошибки обусловлены прежде всего недостаточно мастерским владением языком перевода, неспособностью найти в языке перевода формы, эквивалентные соответствующим формам оригинала.

Рассмотрим пример. У Булгакова один из персонажей первой главы «Мастера и Маргариты» одет в черные тапочки: «Второй — плечистый, рыжеватый, вихрастый молодой человек в заломленной на затылок клетчатой кепке — был в ковбойке, жеваных белых брюках и в черных тапочках».

В переводе на чешский язык произошла замена тапочек на сандалии (а čеrnỳch sandàlech). В чешском языке есть слова, обозначающие понятия, близкие русскому слову тапочки. Třepky (домашние тапочки), plâtënky cvičky (спортивные тапочки). Переводчик же одел Бездомного в сандалии, т. е. летнюю легкую обувь, главным образом на кожаных ремешках, что изменяет картину типичной внешности молодого интеллигента простого происхождения в Советской России 20-х гг.

Стилистические ошибки

И наконец, исследователь обращается к не менее важной группе ошибок — стилистических. Всегда нужно быть предельно внимательным в отношении к оригинальному произведению, сохраняя уникальный стиль создателя. Следует помнить, что ошибки, связанные с передачей стиля и авторской оценки, зачастую не влияя на качество пофрагментного воспроизведения непосредственного денотативного содержания оригинала, выходят, тем не менее, на уровень целостного текста, искажая существенные прагматические (функционально — стилевые, жанровые) параметры его восприятия.

В завершение хотелось бы отметить, что избежать ошибок при переводе практически невозможно, но вот свести их к минимуму — всегда пожалуйста. Для этого требуется не только талант и высокое мастерство переводчика, но и умение найти важнейшие нити, нити, которые пронизывают весь текст перевода. И если эти нити будут логично, ясно и красиво вплетаться в текст перевода, то, бесспорно — вы достигли успеха.

Теория переводческой эквивалентности (В.Н. Комиссаров).

Теория уровней эквивалентности

Попытку объединить теорию закономерных соответствий, информационную теорию, семантико-семиотическую модель и ситуативно-денотативную модель в рамках единой, целостной системы научных представлений о переводе предпринял В.Н. Комиссаров, который разработал теорию уровней эквивалентности, получившую широкое признание в нашей стране и за рубежом.

В основе теории уровней эквивалентности лежит, по концепции Л.С. Бархударова, представление о том, что степень реальной смысловой близости между оригиналом и переводом является величиной переменной. В содержании текста выделяется ряд последовательных уровней, отличающихся по характеру информации (ср.: см. выше Р.К. Миньяр-Белоручев), а отношения эквивалентности устанавливаются между аналогичными уровнями содержанием текстов ИЯ и ПЯ.

В.Н. Комиссаров выделяет следующие типы эквивалентных отношений между текстами оригинала и перевода: (1) эквивалентность на уровне цели коммуникации, характеризующаяся наименьшей общностью содержания оригинала и перевода; (2) эквивалентность на уровне описания ситуации, характеризующаяся несколько большей общностью содержания разноязычных текстов, так как в обоих текстах говорится об одном и том же; (3) эквивалентность на уровне способа описания ситуации, при которой кроме общности цели коммуникации и общности ситуации сохраняются и понятия, с помощью которых была описана ситуация в исходном тексте; (4) эквивалентность на уровне структурной организации высказывания, при которой к описанным выше общим компонентам добавляется инвариантность синтаксических структур оригинала и перевода; (5) эквивалентность на уровне семантики словесных знаков наименьшая степень смысловой общности, которая вообще/не может существовать между оригиналом и переводом.

Таким образом, В.Н. Комиссаров разработал универсальную типологию семантических состояний, в которых может пребывать исходный текст относительно переводного. Для каждого из этих состояний постулируется свой набор лексико-семантических трансформаций. Можно, по-видимому, констатировать, что в переводческой концепции В.Н. Комиссарова в наиболее полной мере реализован и использован когнитивный потенциал собственно лингвистического подхода к переводу как процессу межъязыковых преобразований.

Теория уровней эквивалентности В.Н. Комисарова

 

В 1990г. В.Н. Комиссаров в своей книге «Теория перевода (лингвистические аспекты)» сформулировал теорию уровней эквивалентности, согласно которой в процессе перевода устанавливаются отношения эквивалентности между соответствующими уровнями оригинала и перевода. Комиссаров выделил в плане содержания оригинала и перевода пять содержательных уровней:

1. уровень цели коммуникации;

2. уровень описания ситуации;

3. уровень высказывания;

4. уровень сообщения;

5. уровень языковых знаков.

Согласно теории В.Н. Комиссарова эквивалентность перевода заключается в максимальной идентичности всех уровней содержания текстов оригинала и перевода.

Единицы оригинала и перевода могут быть эквивалентны друг другу на всех пяти уровнях или только на некоторых из них. Полностью или частично эквивалентные единицы и потенциально равноценные высказывания объективно существуют в исходящем языке и в языке перевода, однако их правильная оценка, отбор и использование зависят от знаний, умений и творческих способностей переводчика, от его умения учитывать и сопоставлять всю совокупность языковых и экстралингвистических факторов. В процессе перевода переводчик решает сложную задачу нахождения и правильного использования необходимых элементов системы эквивалентных единиц, на основе которой создаются коммуникативно равноценные высказывания в двух языках.

Комиссаров также различает потенциально достижимую эквивалентность, под которой понимается максимальная общность содержания двух разноязычных текстов, допускаемая различиями языков, на которых созданы эти тексты, и переводческую эквивалентность – реальную смысловую близость текстов оригинала и перевода, достигаемую переводчиком в процессе перевода. Пределом переводческой эквивалентности является максимально возможная (лингвистическая) степень сохранения содержания оригинала при переводе, но в каждом отдельном переводе смысловая близость к оригиналу в разной степени и разными способами приближается к максимальной.

Различия в системах исходного языка и языка перевода и особенностях создания текстов на каждом из этих языков в разной степени могут ограничивать возможность полного сохранения в переводе содержания оригинала. Поэтому переводческая эквивалентность может основываться на сохранении (и соответственно утрате) разных элементов смысла, содержащихся в оригинале. В зависимости от того, какая часть содержания передается в переводе для обеспечения его эквивалентности, различаются разные уровни (типы) эквивалентности. Но главным остаётся то, что на любом уровне эквивалентности перевод может обеспечивать межъязыковую коммуникацию.

Специфика перевода, отличающая его от всех других видов языкового посредничества, заключается в том, что он предназначен для полноправной замены оригинала и что рецепторы перевода считают его полностью тождественным исходному тексту. Вместе с тем, очевидно, что абсолютная тождественность перевода оригиналу недостижима и что это отнюдь не препятствует осуществлению межъязыковой коммуникации.

Вследствие отсутствия тождества отношение между содержанием оригинала и перевода был введен термин «эквивалентность», обозначающий общность содержания, т. е. смысловую близость оригинала и перевода. Поскольку важность максимального совпадения между этими текстами представляется очевидной, эквивалентность обычно рассматривается как основной признак и условие существования перевода.

Из этого вытекает три следствия. Во-первых, условие эквивалентности должно включаться в само определение перевода. Во-вторых, понятие «эквивалентность» приобретает оценочный характер: «хорошим», или «правильным», переводом признается только эквивалентный перевод. В-третьих, поскольку эквивалентность является условием перевода, задача заключается в том, чтобы определить это условие, указав, в чем заключается переводческая эквивалентность, что должно быть обязательно сохранено при переводе.

В поиске ответа на последний вопрос в современном переводоведении можно обнаружить три основных подхода к определению понятия «эквивалент». До последнего времени в переводоведении ведущее место принадлежало лингвистическим теориям перевода, в которых доминирует традиционное представление о том, что главную роль в переводе играют языки. При таком подходе задачи переводчика могут быть сведены к максимально точной передачи текста оригинала языком перевода в его полном объёме. Некоторые определения перевода фактически подменяют эквивалентность тождественностью, утверждая, что перевод должен полностью сохранять содержание оригинала. А. В. Федоров, например, используя вместо «эквивалентности» термин «полноценность», говорит, что эта полноценность включает «исчерпывающую передачу смыслового содержания подлинника» [3]. Однако этот тезис не находит подтверждения в наблюдаемых фактах, и его сторонники вынуждены прибегать к многочисленным оговоркам, которые фактически противоречат исходному определению. Так, Бархударов оговаривает, что о неизменности «можно говорить лишь в относительном смысле», что «при переводе неизбежны потери, т. е. имеет место неполная передача значений, выражаемых текстом подлинника». Отсюда Бархударов делает закономерный вывод, что «текст перевода никогда не может быть полным и абсолютным эквивалентом текста подлинника» [1].

Такой подход к переводу дал основания для появления так называемой теории непереводимости, согласно которой перевод вообще невозможен. Безусловно, уникальность словарного состава и грамматического строя каждого языка, не говоря уже о различии культур, позволяет утверждать, что полное тождество текстов оригинала и перевода в принципе невозможно. Однако, утверждение о том, что невозможен и сам перевод, весьма спорно.

Второй подход к решению проблемы переводческой эквивалентности заключается в попытке обнаружить в содержании оригинала какую-то инвариантную часть, сохранение которой необходимо и достаточно для достижения эквивалентности перевода. Наиболее часто на роль такого инварианта предлагается либо функция текста оригинала, либо описываемая в этом тексте ситуация. Иными словам если перевод может выполнить ту же функцию или описывает ту же самую реальность, то он эквивалентен. Однако, какая бы часть содержания оригинала ни избиралась в качестве основы для достижения эквивалентности, всегда обнаруживается множество реально выполненных и обеспечивающих межъязыковую коммуникацию переводов, в которых данная часть исходной информации не сохранена. И, наоборот, существуют переводы, где она сохранена, однако, они не способны выполнять свою функцию в качестве эквивалентных оригиналу. В таких случаях мы оказываемся перед неприятным выбором: либо отказать подобным переводам в праве быть переводами, либо признать, что инвариантность данной части содержания не является обязательным признаком перевода.

Третий подход к определению переводческой эквивалентности можно назвать эмпирическим, он представлен в работах В. Н. Комиссарова. Суть его заключается в том, чтобы не пытаться решать, в чем должна состоять общность перевода и оригинала, а сопоставить большое число реально выполненных переводов с их оригиналами и выяснить, на чем основывается их эквивалентность. Проделав такой эксперимент, Комиссаров сделал вывод о том, что степень смысловой близости к оригиналу у разных переводов неодинакова, и их эквивалентность основывается на сохранении разных частей содержания оригинала [3]. В своей книге «Теория перевода (лингвистические аспекты)» В. Н. Комиссаров сформулировал теорию уровней эквивалентности, согласно которой в процессе перевода устанавливаются отношения эквивалентности между соответствующими уровнями оригинала и перевода. Комиссаров выделил в плане содержания оригинала и перевода пять содержательных уровней.

1. Уровень цели коммуникации. Любой текст выполняет какую-то коммуникативную функцию: сообщает какие-то факты, выражает эмоции, устанавливает контакт между собеседниками, требует от слушателя какой-то реакции или действий и т. п. Наличие в процессе коммуникации подобной цели определяет общий характер передаваемых сообщений и их языкового оформления. Эквивалентность переводов первого типа заключается в сохранении только той части содержания оригинала, которая указывает на общую речевую функцию текста в акте коммуникации и является целью коммуникации. Переводы на таком уровне эквивалентности выполняются, когда более детальное воспроизведение содержания невозможно, а также тогда, когда такое воспроизведение приведет рецептора перевода к неправильным выводам, вызовет у него совсем другие ассоциации, чем у рецептора оригинала, и тем самым помешает правильной передаче цели коммуникации. Для отношений между оригиналами и переводами этого типа характерны:
• несопоставимость лексического состава и синтаксической организации;
• невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации;
• отсутствие реальных или прямых логических связей между сообщениями в оригинале и переводе, которые позволили бы утверждать, что в обоих случаях «сообщается об одном и том же»;
• наименьшая общность содержания оригинала и перевода по сравнению со всеми иными переводами, признаваемыми эквивалентными.

2. Уровень описания ситуации. В этом типе эквивалентности общая часть содержания оригинала и перевода не только передает одинаковую цель коммуникации, но и отражает одну и ту же внеязыковую ситуацию, т. е. совокупность объектов и связей между объектами, описываемая в высказывании. Любой текст содержит информацию о чем-то, соотнесен с какой-то реальной или воображаемой ситуацией. Коммуникативная функция текста не может осуществляться иначе, как через посредство ситуативно-ориентированного сообщения. Более полное воспроизведение содержания оригинала далеко не означает передачи всех смысловых элементов оригинала. Сохранение указания на одинаковую ситуацию сопровождается в переводах этого типа значительными структурно-семантическими расхождениями с оригиналом. Одна и та же ситуация может описываться через различные комбинации присущих ей особенностей. Следствием этого является возможность и необходимость отождествления ситуаций, описываемых с разных сторон. В языке появляются наборы высказываний, которые воспринимаются носителями языка как синонимичные, несмотря на полное несовпадение составляющих их языковых средств. Люди способны осознавать идентичность ситуаций, описанных совершенно различными способами. Для второго типа эквивалентности характерна идентификация в оригинале и переводе одной и той же ситуации при изменении способа ее описания. Основой смыслового отождествления разноязычных текстов служит здесь универсальный характер отношений между языком и экстралингвистической реальностью. Второй тип эквивалентности представлен переводами, смысловая близость которых к оригиналу также не основывается на общности значений использованных языковых средств. В подобных высказываниях большинство слов и синтаксических структур оригинала не находит непосредственного соответствия в тексте перевода. Таким образом, для отношений между оригиналами и переводами этого типа характерны:
• несопоставимость лексического состава и синтаксической организации;
• невозможность связать лексику и структуру оригинала и перевода отношениями семантического перефразирования или синтаксической трансформации;
• сохранение в переводе цели коммуникации;
• сохранение в переводе указания на ту же самую ситуацию.

3. Уровень высказывания. Сопоставление оригиналов и переводов этого типа обнаруживает следующие особенности:
• отсутствие параллелизма лексического состава и синтаксической структуры;
• невозможность связать структуры оригинала и перевода отношениями синтаксической трансформации;
• сохранение в переводе цели коммуникации и идентификации той же ситуации, что и в оригинале;
• сохранение в переводе общих понятий, с помощью которых осуществляется описание ситуации в оригинале.

Последнее положение доказывается возможностью семантического перефразирования сообщения оригинала в сообщение перевода, выявляющего общность основных сем. Сохранение способа описания ситуации подразумевает указание на ту же ситуацию, а приравнивание описываемых ситуаций предполагает, что этим достигается и воспроизведение цели коммуникации оригинала. Общность основных понятий означает сохранение структуры сообщения, когда для описания ситуации в оригинале и переводе выбираются одни и те же ее признаки. Если в предыдущих типах эквивалентности в переводе сохранялись сведения относительно того, «для чего сообщается содержание оригинала» и «о чем в нем сообщается», то здесь уже передается и «что сообщается в оригинале», т. е. какая сторона описываемой ситуации составляет объект коммуникации.

4. Уровень сообщения. В данном типе, наряду с тремя компонентами содержания, которые сохраняются в третьем типе, в переводе воспроизводится и значительная часть значений синтаксических структур оригинала. Структурная организация оригинала даёт определенную информацию, входящую в общее содержание переводимого текста. Синтаксическая структура высказывания обусловливает возможность использования в нем слов определенного типа в определенной последовательности и с определенными связями между отдельными словами, а также во многом определяет ту часть содержания, которая выступает на первый план в акте коммуникации. Поэтому максимально возможное сохранение синтаксической организации оригинала при переводе способствует более полному воспроизведению содержания оригинала. Кроме того, синтаксический параллелизм оригинала и перевода дает основу для соотнесения отдельных элементов этих текстов. Использование в переводе аналогичных синтаксических структур обеспечивает инвариантность синтаксических значений оригинала и перевода. Таким образом, отношения между оригиналами и переводами четвертого типа эквивалентности характеризуются следующими особенностями:
• значительным, хотя и неполным параллелизмом лексического состава - для большинства слов оригинала можно отыскать соответствующие слова в переводе с близким содержанием;
• использованием в переводе синтаксических структур, аналогичных структурам оригинала или связанных с ними отношениями синтаксического варьирования, что обеспечивает максимально возможную передачу в переводе значения синтаксических структур оригинала;
• сохранением в переводе цели коммуникации, указания на ситуацию и способа ее описания.

При невозможности полностью сохранить синтаксический параллелизм несколько меньшая степень инвариантности синтаксических значений достигается путем использования в переводе структур, связанных с аналогичной структурой отношениями синтаксического варьирования. В четвертом типе эквивалентности отмечаются три основных вида такого варьирования:
• использование синонимичных структур, связанных отношениями прямой или обратной трансформации;
• использование аналогичных структур с изменением порядка слов;
• использование аналогичных структур с изменением типа связи между ними.

5. Уровень языковых знаков. В последнем типе эквивалентности достигается максимальная степень близости содержания оригинала и перевода, которая может существовать между текстами на разных языках. Для отношений между оригиналами и переводами этого типа характерно:
• высокая степень параллелизма в структурной организации текста;
• максимальная соотнесённость лексического состава: в переводе можно указать соответствия всем знаменательным словам оригинала;
• сохранение в переводе всех основных частей содержания оригинала.

К четырем частям содержания оригинала, сохраняемым в предыдущем типе эквивалентности, добавляется максимально возможная общность отдельных сем, входящих в значения соотнесенных слов в оригинале и переводе. Степень такой общности определяется возможностью воспроизведения в переводе отдельных компонентов значения слов оригинала, что, в свою очередь, зависит от того, как выражается тот или иной компонент в словах исходного языка и языка перевода и как в каждом случае на выбор слова в переводе влияет необходимость передать другие части содержания оригинала.

Таким образом, согласно теории В. Н. Комиссарова эквивалентность перевода заключается в максимальной идентичности всех уровней содержания текстов оригинала и перевода. Единицы оригинала и перевода могут быть эквивалентны друг другу на всех пяти уровнях или только на некоторых из них. Полностью или частично эквивалентные единицы и потенциально равноценные высказывания объективно существуют в исходящем языке и в языке перевода, однако их правильная оценка, отбор и использование зависят от знаний, умений и творческих способностей переводчика, от его умения учитывать и сопоставлять всю совокупность языковых и экстралингвистических факторов. В процессе перевода переводчик решает сложную задачу нахождения и правильного использования необходимых элементов системы эквивалентных единиц, на основе которой создаются коммуникативно равноценные высказывания в двух языках. Комиссаров также различает потенциально достижимую эквивалентность, под которой понимается максимальная общность содержания двух разноязычных текстов, допускаемая различиями языков, на которых созданы эти тексты, и переводческую эквивалентность - реальную смысловую близость текстов оригинала и перевода, достигаемую переводчиком в процессе перевода. Пределом переводческой эквивалентности является максимально возможная (лингвистическая) степень сохранения содержания оригинала при переводе, но в каждом отдельном переводе смысловая близость к оригиналу в разной степени и разными способами приближается к максимальной. Различия в системах исходного языка и языка перевода и особенностях создания текстов на каждом из этих языков в разной степени могут ограничивать возможность полного сохранения в переводе содержания оригинала. Поэтому переводческая эквивалентность может основываться на сохранении (и соответственно утрате) разных элементов смысла, содержащихся в оригинале. В зависимости от того, какая часть содержания передается в переводе для обеспечения его эквивалентности, различаются разные уровни (типы) эквивалентности. Но главным остаётся то, что на любом уровне эквивалентности перевод может обеспечивать межъязыковую коммуникацию.

Эквивалентность – сохранение относительного равенства смысловой, семантической, стилистической и функциональной – коммуникативной информации. Перевод, осуществляемый на уровне, необходимом и достаточном для передачи неизменного плана содержания при соблюдении норм ПЯ, является переводом эквивалентным. Это определение дает Л.С. Бархударов.

В.Н.Комиссаров выделил пять уровней эквивалентности:

1) Любой текст выполняет какую-то коммуникативную функцию: сообщает какие-то факты, выражает эмоции, устанавливает контакт между коммуникантами, требует от Рецептора какой-то реакции или действий. Сравним такие отрезки речи, как: «На столе лежит яблоко», «Как я люблю яблоки!», «Дай мне, пожалуйста, яблоко», «Ты слышишь, что я сказал?». В каждом из этих высказываний, помимо значений отдельных слов и структур и конкретного содержания всего сообщения, можно обнаружить и обобщенное функциональное содержание: констатацию факта, экспрессию, побуждение, поиск контакта. Часть содержания текста (высказывания), указывающая на общую речевую функцию текста в акте коммуникации, составляет его цель коммуникации. Она представляет собой «производный» («подразумеваемый» или «переносный») смысл, присутствующий в нем как бы в скрытом виде, выводимый из всего высказывания как смыслового целого. Отдельные языковые единицы участвуют в создании такого смысла уже не непосредственно через свое собственное значение, а опосредственно, составляя с другими единицами смысловое целое, которое служит основой для выражения с его помощью дополнительного смысла. Воспринимая высказывание, Рецептор должен не только понять значение языковых единиц и их связь друг с другом, но и сделать определенные выводы из всего содержания, извлечь из него дополнительную информацию, которая сообщает не только что говорит Источник, но и для чего он это говорит, «что он хочет этим сказать».

Эквивалентность переводов первого типа заключается в сохранении только той части содержания оригинала, которая составляет цель коммуникации:

=> Maybe there is some chemistry between us that doesn't mix. – Бывает, чтолюдинесходятсяхарактерами.

=> That's a pretty thing to say. – Постыдилсябы.

Таким образом, в данном типе эквивалентности в переводе как будто говорится «совсем не то» и «совсем не о том», что в оригинале. Этот вывод справедлив в отношении всего сообщения в целом, даже если одно или два слова в оригинале имеют прямые или косвенные соответствия в переводе.

2) Во втором типе эквивалентности общая часть содержания оригинала и перевода не только передает одинаковую цель коммуникации, но и отражает одну и ту же внеязыковую ситуацию. Ситуацией называется совокупность объектов и связей между объектами, описываемая в высказывании. Любой текст содержит какую-то информацию, соотнесен с какой-то реальной или воображаемой ситуацией. Более полное воспроизведение содержания оригинала во втором типе эквивалентности по сравнению с первым типом не означает передачи всех смысловых элементов оригинала. Обозначаемая ситуация представляет собой сложное явление, которое не может быть описано в одном высказывании целиком. Каждое высказывание описывает соответствующую ситуацию путем указания на какие-то отдельные ее признаки. Одна и та же ситуация может описываться через различные комбинации присущих ей особенностей. Следствием этого является возможность и необходимость отождествления ситуаций, описываемых с разных сторон. В языке появляются наборы высказываний, которые воспринимаются носителями языка как синонимичные («означающие то же самое»), несмотря на полное несовпадение составляющих их языковых средств.

В связи с этим возникает необходимость различать сам факт указания на ситуацию и способ ее описания, т.е. часть содержания высказывания, указывающую на признаки ситуации, через которые она отражается в высказывании.

Широкое распространение в переводах эквивалентности второго типа объясняется тем, что в каждом языке существуют предпочтительные способы описания определенных ситуаций, которые оказываются совершенно неприемлемыми для других языков. По-английски говорят: =>Welockedthedoortokeepthievesout, а по-русски кажется нелепым описывать данную ситуацию подобным образом (=> запирать дверь, чтобы держать воров снаружи), но вполне возможно сказать: => «чтобы воры не проникли в дом». Подчеркивая невозможность для себя каких-либо поступков, англичанин скажет: => I amthelastmantodoit. По-русски невозможно воспроизвести подобное сообщение, назвав кого-либо «последним человеком, способным сделать что-либо». Придется описать в переводе эту ситуацию другим путем, например: => «Уж я, во всяком случае, этого не сделаю». Теоретически можно по-разному предупредить о свежеокрашенном предмете, но по-русски обязательно напишут: => «Осторожно, окрашено», а по-английски – «Wetpaint».

3) Третий тип эквивалентности может быть охарактеризован сохранением в переводе цели коммуникации, ситуации и способа ее описания. В пределах одного способа описания ситуации возможны различные виды семантического варьирования. Этот тип эквивалентности может быть охарактеризован следующими примерами:

=>Scrubbingmakesmebad-tempered. – От мытья полов у меня настроение портится.

=>Londonsaw a coldwinterlastyear. – В прошлом году зима в Лондоне была холодной.

=> That will not be good for you. – Этоможетдлявасплохокончиться.

Сопоставление оригиналов и переводов этого типа обнаруживает следующие особенности: 1) отсутствие параллелизма лексического состава и синтаксической структуры; 2) невозможность связать структуры оригинала и перевода отношениями синтаксической трансформации; 3) сохранение в переводе цели коммуникации и идентификации той же ситуации, что и в оригинале; 4) сохранение в переводе общих понятий, с помощью которых осуществляется описание ситуации в оригинале, т.е. сохранение той части содержания исходного текста, ко­торую мы назвали «способом описания ситуации. Если в предыдущих типах эквивалентности в переводе сохранялись сведения Относительно того, «для чего сообщается содержание оригинала» и «о чем в нем сообщается», то здесь уже передается и «что сообщается в оригинале», т.е. какая сторона опи­сываемой ситуации составляет объект коммуникации.

В следующих двух типах эквивалентности смысловая общность оригинала и перевода включает не только сохранение цели коммуникации, указания на ситуацию и способа ее описания, но и максимально возможную близость значений соотнесенных синтаксических и лексических единиц. Здесь уже сохраняются сведения не только «для чего», «о чем» и «что» говорится в тексте оригинала, но отчасти и «как это говорится».

4) В четвертом типе эквивалентности, наряду с тремя компонентами содержания, которые сохраняются в третьем типе и использованием в переводе синтаксических структур, аналогичных структурам оригинала или связанных с ними отношениями синтаксического варьирования, что обеспечивает максимально возможную передачу в переводе значения синтаксических структур оригинала.

Структурная организация оригинала репрезентирует определенную информацию, входящую в общее содержание переводимого текста. Синтаксическая структура высказывания обусловливает возможность использования в нем слов определенного типа в определенной последовательности и с определенными связями между отдельными словами, а также во многом определяет ту часть содержания, которая выступает на первый план в акте коммуникации. Поэтому максимально возможное сохранение синтаксической организации оригинала при переводе способствует более полному воспроизведению содержания оригинала. Кроме того, синтаксический параллелизм оригинала и перевода дает основу для соотнесения отдельных элементов этих текстов, оправдывая их структурное отождествление коммуникантами.

=> I told him what I thought of her. – Ясказалемусвоемнениеоней.

=> Не wasnevertiredofoldsongs. – Старые песни ему никогда не надоедали.

Сопоставительный анализ обнаруживает значительное число переводов, у которых существует параллелизм синтаксической организации по отношению к оригиналу. Использование в переводе аналогичных синтаксических структур обеспечивает инвариантность синтаксических значений оригинала и перевода. Особенно важным оказывается обеспечение подобного параллелизма при переводе текстов государственных или международных актов, где перевод часто получает правовой статус оригинала, т.е. оба текста имеют одинаковую силу, являются аутентичными. Стремление к сохранению синтаксической организации текста без труда обнаруживается и при сопоставлении с оригиналом переводов произведений иного типа, в том числе и художественных.

Таким образом, отношения между оригиналами и переводами четвертого типа эквивалентности характеризуются следующими особенностями: 1) значительным, хотя и неполным параллелизмом лексического состава - для большинства слов оригинала можно отыскать соответствующие слова в переводе с близким содержанием; 2) использованием в переводе синтаксических структур, аналогичных структурам оригинала или связанных с ними отношениями синтаксического варьирования, что обеспечивает максимально возможную передачу в переводе значения синтаксических структур оригинала; 3) сохранением в переводе всех трех частей содержания оригинала, характеризующих предыдущий тип эквивалентности: цели коммуникации, указания на ситуацию и способа ее описания.

5) В последнем, пятом типе эквивалентности достигается максимальная степень близости содержания оригинала и перевода, которая может существовать между текстами на разных языках. Этот тип характеризуется сохранением в переводе всех основных частей содержания оригинала, к которым добавляется максимально возможная общность отдельных сем, входящих в значения соотнесенных слов в оригинале и переводе. Семантика слов, входящих в высказывание, составляет важнейшую часть его содержания. Слово в качестве основной единицы языка представляет собой сложный информативный комплекс, отражающий различные признаки обозначаемых объектов, отношение к ним членов говорящего коллектива (коннотативное значение слова) и семантические связи слова с другими единицами словарного состава языка (внутрилингвистическое значение слова). В последнем, пятом типе эквивалентности достигается максимальная степень близости содержания оригинала и перевода, которая может существовать между текстами на разных языках. Этот тип эквивалентности обнаруживается в следующих примерах:

=> I saw him at the theatre. – Явиделеговтеатре.

=> The house was sold for 10 thousand dollars. – Домбылпроданза 10 тысячдолларов.

 

Три основных макрокомпонента семантики слова






Date: 2015-07-27; view: 2902; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.104 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию