Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 25. – В этом здании должна быть какая‑то необыкновенная еда, – заметил Мэт





 

– В этом здании должна быть какая‑то необыкновенная еда, – заметил Мэт. – Потому что, конечно, оно не продержалось бы с таким интерьером и общей обстановкой.

Ресторанчик «Шечуан‑Террас» можно было описать одним словом – пластика. Свисавшие с потолка фонарики из пластика, пластиковые скатерти на столиках, пластиковые рельефы китайских ландшафтов на стенах. Даже кабинки, сделанные из красного винила, завешивались пластиковыми занавесками.

Сара и Мэт пошли в район Чайнатауна пешком. Воздух значительно посвежел, а на востоке сверкали молнии. Но прохладный ветерок приятно овевал, а город оставался таким же оживленным.

Время приближалось к половине десятого. «Шечуан‑Террас» все еще был на четверть заполнен. Обслуживающий персонал состоял в основном из азиатов.

– Как вы думаете, качество китайского ресторана измеряется тем, сколько китайцев в нем обедает? – шепотом спросила Сара.

– Конечно, разве не так же думают другие?

– До того как я прожила несколько лет на Дальнем Востоке, я тоже так думала. Но на самом деле столько же азиатов не любят китайскую кухню, скольким американцам не нравится западная еда. Со временем в Пекине появятся наши заведения скорой готовой пищи.

Мэт сел на высокий круглый стол у красной стойки, а Сара безучастно ходила от кабинок и обратно.

– Эндрю здесь нет, – сказала она, садясь на соседний покрытый винилом круглый стул у стойки бара.

– Судя по вашим рассказам об этом Трюскоте, его нынешняя метаморфоза удивительна.

– Не совсем. Эндрю знает, что я дважды могла бы причинить ему большие неприятности в больнице, но не сделала этого. – К тому же, Мэт, разве у нас есть какой‑нибудь выбор? Этот Томми Це‑то может быть ключом ко всему.

Без десяти минут десять Сара подошла к кассиру, который недавно сменил женщину за кассовым аппаратом. Он быстро переговорил с официантами и сказал им, что никого, похожего по описаниям на Эндрю, в ресторане не было. Но, добавил он, народу в этот вечер было очень много. Когда она упомянула имя Томми Це‑то, в глазах кассира сверкнула искра понимания, но он отрицал, что знает такого человека.



– Здесь никто не запомнил Эндрю, – шепнула Сара Мэту. – Но думаю, что этот кассир знает, кто такой Томми Це‑то. Он уверяет, что не знает, но по лицу видно, что лжет.

– Но куда запропастился Эндрю?

– Не знаю, но печенками чувствую что‑то тревожное. Давайте подождем еще минут десять.

– У меня есть мысль получше.

Мэт направился к телефону‑автомату, расположенному прямо во входном коридорчике и просмотрел телефонный справочник. Оттуда Эндрю мог видеть выходивших из любой кабинки, в том числе и Це‑то. Интуиция подсказывала ей, что Трюскот действительно подслушал разговор, о котором рассказал ей. Но если это так, с беспокойством задавалась она вопросом, где же он теперь?

– Це‑то... Так вы назвали фамилию этого парня по буквам? – спросил Мэт, возвратившись к бару.

– Именно так назвал ее Эндрю.

– Так, в справочнике приводятся несколько Це‑то, но нет Томми.

– Меня это не удивляет.

– Я знал одного парня из Чайнатауна... Бенни Синг. И вполне уверен, что Беннет Синг в справочник внесен.

– И что?

– Бенни был членом спортивного клуба команды «Сокс», но потом его исключили. Он всегда лез не в свое дело, распространял сплетни о других. Если этот Це‑то не является просто плодом воображения Трюскота, то Бенни его знает.

– Где он живет?

– На улице Ригэл, в нескольких кварталах отсюда.

– Будет ли Он с нами откровенен?

– Кто знает. Когда‑то я ему даже нравился. Хотя бы потому, что моя жизнь была настолько унылой, что ему и в голову не приходило распространять обо мне сплетни. Все равно никто бы не поверил, что со мной случилось что‑то необычайное. А с другой стороны, когда Стив Мац обвинил его в краже золотого ожерелья и позже прогнал из клуба, я попытался объяснить ему, что с точки зрения закона, если нет свидетеля или самой украденной вещи, у Маца нет оснований для судебного дела.

– Тогда почему же прогнали Бенни?

– Ну, в то время я был студентом второго курса юридического колледжа, и к тому же не очень предприимчивым. А Мац был ведущим игроком команды. И пока он был на таком счету, он мог прогнать из организации почти любого.

– Может быть, нам сначала позвонить этому Бенни?

– Бенни никогда не высовывался ради других. Думаю, что ему труднее будет отказаться поговорить с нами, если мы просто заявимся к нему домой.

В десять часов они ушли из ресторана. Но перед этим Сара позвонила на квартиру к Эндрю. С женой Эндрю Клэр она встречалась несколько раз и всегда находила ее милой, но страшно застенчивой женщиной. Она никогда не казалась идеальной парой для ее яркого, с острым язычком мужа.

– Я... гм... думала, может быть, вы знаете, – мямлила Клэр. – Вы дружите с Эндрю и все такое.

– Что знаю?

– Мы разошлись. Примерно шесть недель назад Эндрю ушел из этого дома. Он живет теперь на квартире, недалеко от больницы. Если хотите, могу дать его телефон.



– Клэр, мне жаль слышать об этом.

– Спасибо. Но, я думаю, это к лучшему. Последние несколько лет Эндрю был женат скорее на больнице. А теперь он сказал мне, что у него связь с другой женщиной. Но не сказал, с кем именно. Хотите верьте, хотите нет, но я думала о вас.

– Это совершенно неверно, Клэр. На самом деле уже несколько недель мы не разговариваем друг с другом.

Сара записала новый телефон Эндрю и попыталась позвонить ему, но ответа не было.

Улица Ригэл находилась недалеко от останков когда‑то процветающего района красных фонарей, который окрестили зоной потасовок. Они прошли три с половиной квартала под небольшим моросящим дождем, под звуки отдаленного грома. Жилище Бенни Синга находилось в непривлекательном кирпичном жилом здании с запахом мочи при входе и необычайно большим количеством кнопок звонков на двери. Напротив одной из кнопок стояла фамилия Бенни. После двух звонков он показался наверху лестничного марша в подъезде дома, посмотрел на них и бросился открывать дверь.

– Кошка, – воскликнул он. – Вот это да! Неужели мои усталые глаза видят тебя? – Говорил он быстро и отрывисто, резкий контраст с протяжной речью Мэта.

– Привет, Бенни. Как поживаешь? – приветствовал его Мэт. – Бенни, это – Сара Болдуин. У тебя не найдется свободной минутки?

– Это для тебя‑то? Для Черной Кошки? Конечно. Конечно. Заходите. Поднимайтесь ко мне.

Это был мешковатый, лысеющий человек, довольно неискренняя улыбка обнажала дурные зубы. Запятнанные китайские брюки дудками и водолазка, запах табака, пота и пива. Сара понимала, что он мог измениться за те годы, что перестал работать на команду «Ред Сокс». Но все равно ей не надо было очень напрягать свое воображение, чтобы представить, как Бенни Синг выкрадывает чье‑то золотое ожерелье.

– Жена у меня спит. – Бенни показал на дверь в спальню. Он предложил им садиться на тахту, покрытую коричневым армейским одеялом. – Чем‑нибудь угостить вас? Хотите пива? Коку? Елки‑палки, Кошка, какое совпадение. Я недавно смотрел игру команды «Сокс» в Детройте. И думал о прежних деньках. Этот мужчина, мисс, был молоток на подаче. Потрясный подавала.

– Я слышала об этом, – отозвалась Сара.

– Й ловкий. Скажу вам, мисс, более ловких не бывает. Ты теперь адвокат, да, Кошка?

– Да. Бенни, нам нужна помощь, – обратился к нему Мэт.

– Моя помощь?

– Мы кое‑кого разыскиваем. Человека по фамилии Це‑то. Томми Це‑то.

Бенни крутанулся и показал узловатым пальцем на Сару.

– Доктор! Вот кто вы. Доктор Квонга Тян‑Вена. Бог ты мор, простите, что я так говорю, мисс, но в жизни вы гораздо лучше выглядите, чем на снимках в газетах.

– Спасибо, – неохотно вымолвила Сара.

– Квонг уверяет, что кто‑то его подставил, – продолжал Мэт. – Он клянется, что кто‑то копался в его травах в магазине и из подвала принес туда опиум, поставил его на открытую полку. Ты что‑нибудь слышал об этом.

– Черная Кошка Даниелс в моем доме, а? Я твой должник, Кошка. Ты единственный, кто пытался отбить меня от этого ублюдка Маца. Единственный человек. Мне пришлось нелегко, с тех пор как меня прогнали, Кошка. Чертовски трудно.

Он жестом обвел маленькую комнатку. В ответ Мэт вытащил свой кошелек и положил на кофейный столик две двадцатки.

– Для нас это важно, Бенни, – подчеркнул он.

Бенни пренебрежительно посмотрел на деньги.

– Многого я не знаю, – отозвался он. – Практически ничего.

– Бенни, тут вся моя наличность. Поверь. Эй, подожди‑ка. – Он опять пошуровал в бумажнике и выудил оттуда два билета, держа их так, как будто это были драгоценные кристаллы. – Вот два билета в переднюю ложу на игру на следующей неделе «Сокса» с «Ориолесом». Первая базовая полоса. Скажи, что нам надо, о Томми Це‑то, и эти сорок и два билета твои.

Сара хотела было возразить, чтобы из‑за нее не тратили так много, но Мэт быстрым взглядом остановил ее. Бенни жадно смотрел на билеты.

– Знаешь, как давно я не смотрел игру на стадионе?

– Бенни, ты будешь там на следующей неделе. Скажи только, что ты знаешь о Це‑то и где мы можем найти его.

– До меня доходят только сплетни, Кошка. Одни сплетни. Це‑то – дрянь человек. Совсем скверный. Он слышит, что я говорю о нем кому‑то, и сбывает мое тело по кускам. Он – тонг. Понимаешь, что это значит?

– Член банды, правильно?

– Тонг круче любой банды, Кошка. Банды появляются здесь только с разрешения тонга.

– Продолжай.

– Говорят – помните, я все говорю с чужих слов, – что Це‑то схватил большие бабки, подставив Квонга. Очень, очень большие бабки.

– Я знал это, – шепнул Мэт.

– От кого? – спросила Сара, сбитая с толку и напуганная этой новостью.

Бенни Синг пожал плечами и покачал головой.

– Где мы его можем найти? – спросил Мэт.

– Он приходит и уходит. В Нью‑Йорке много щелей. Вы знаете, где швартуются суда? А тут он либо с женщиной, либо играет в покер у Мориса Фенга.

Бенни смотрел на деньги и билеты, но Мэт не пододвигал их в его сторону.

– Где находится заведение Мориса Фенга?

– Пожалуйста, Кошка. Если Це‑то узнает, я – труп.

– Он ничего не узнает. Так где же это?

Бенни колебался, потом нацарапал адрес на обратной стороне конверта.

– Второй этаж. Зеленая дверь. Игра в покер каждый вечер допяти утра. Начинают опять на следующее утро в десять. Морис – кореш Це‑то. Надо быть осторожным.

– Постараемся. Как его узнать?

Бенни провел воображаемую линию от глаза до уголка рта.

– Большой шрам, Кошка, – пояснил он. – Думаю, нож.

Мэт отошел, пятясь назад, от денег и билетов. Бенни тут же схватил их. Потом торопливо юркнул в спальню и появился оттуда с бейсбольным мячом.

– Вот, Кошка, – протянул он мяч. – Ты всегда хорошо ко мне относился. И тогда, и теперь. Вот мяч, который ты бросил и закрепил наш титул в игре в Торонто. Помнишь? Сколько раз я хотел продать его, но всегда говорил себе: «Нет. Это мяч Кошки, и когда‑нибудь мне представится случай дать его ему».

– Это очень мило, Бенни. Спасибо.

Мэт пару раз подбросил мяч, а потом сунул его в карман пиджака.

– Будьте осторожны с Це‑то, – снова предупредил Бенни. – Будьте осторожны и не упоминайте имени Бенни Синга. Удачи, мисс.

Сара поблагодарила его и стала первой спускаться по слабоосвещенной лестнице к зловонному подъезду. Выйдя на улицу через стеклянную парадную дверь, они почувствовали, как усилился дождь и покрепчал ветер.

– Давайте зайдем в эту закусочную на углу и подумаем о том, что нам надо делать дальше, – предложил Мэт.

Сара жестом очертила перед собой круг и зажала нос.

– Куда угодно, только подальше от этого места. Впрочем, Бенни оказался достаточно любезным. Как вы думаете?

– Что?

– Отдал вам этот мяч... Такой жест.

– Да‑а, – протянул Мэт. – Это было очень любезно, за исключением одного. Мяч от игры в Торонто уже лежит у меня в закутке.

 

* * *

 

Продолжал лить ровный дождь, но это была еще не гроза. После кофе и толстого яблочного пирога, Сара и Мэт вышли из небольшой закусочной и перебежками, прячась от дождя у подъездов, устремились к бостонскому автомату выдачи денег. Они обсудили и отбросили все варианты, которые пришли им на ум и, наконец, остановились на самом первом – разыскать Томми Це‑то и как‑то заставить его открыть, кто его нанял и почему. Для этого они используют все средства: уговоры, подкуп, угрозы – если будет необходимо, то и некоторое физическое насилие.

Сара больше не сомневалась, что Томми Це‑то наняли подменить травы в магазине Квонга Тян‑Вена. Кто‑то хотел разорить старика и загубить карьеру Сары. Возможно, и то, и другое. Но шансы на то, что гангстер, подобный Це‑то, задержится в Бостоне достаточно долго, чтобы учинить ему допрос законным путем, были невелики, не говоря уже о том, что органы правопорядка вряд ли захотят возиться с этим делом. Собственно, особого выбора не было. Им надо было увидеть Це‑то до того, как он узнает, что они его разыскивают. Все очень просто.

Банкомат не выдал им больше двухсотпятидесяти долларов, но Мэт отнес такой лимит к положительным качествам машины. Они пробежали, разбрызгивая лужи, четыре квартала к дому, где находилось заведение Мориса Фенга, ночная игра в покер. Хотя ни не спрашивали друг друга об этом, обоих мучил вопрос: что же случилось с Эндрю Трюскотом?

Их план – если это можно было назвать планом – заключался в том, чтобы склонить Томми на свою сторону, представившись юристами, заинтересованными в этом деле, и пообещать хорошую плату.

– Что, если он на это не клюнет? – спросила Сара.

– Тогда мы переключаемся на план Б, в чем бы он ни заключался. В конечном счете все может свестись к тому, кто из нас здоровее.

– Или лучше вооружен...

Ветхое трехэтажное здание затерялось на узкой улочке всего в квартале от магазина Квонга. Дверь с улицы открывалась в фойе, заваленное выброшенными газетами и корреспонденцией и освещенное не лучше, чем улица Ригэл. Темно‑зеленая дверь, выкрашенная блестящей эмалью, находилась на площадке первого марша лестницы. До слуха Сары и Мэта донеслась музыка и звонкий голос женщины, которая пела с другой стороны.

– Постарайтесь выглядеть уверенно, – шепнул Мэт перед тем, как постучать.

Дверь приоткрылась ровно настолько, чтобы увидеть полоску лица и один слезящийся глаз. Пение, которое раздавалось теперь громче, было явно на китайском языке и давалось в записи.

– Что вам надо?

Голос прозвучал хрипло и нетерпеливо.

– Меня зовут Мэт Даниелс. – Мэт махнул визитной карточкой и быстро ее спрятал. – Я адвокат из фирмы «Даниелс, Ханниган и Чанг». Если вы Морис Фенг, то мне надо поговорить с вами.

– О чем?

– В общем‑то дело идет о деньгах, которые задолжали одному из ваших клиентов. О большой сумме денег. Мистер Фенг, пожалуйста. Мне известно об игре в карты в вашем заведении, но мне до этого нет дела. Я не веду дела, стоя в коридоре. Так, может быть, мы можем войти? Сейчас уже поздно, и я бы действительно хотел покончить с этим делом до наступления ночи.

Сара, остававшаяся вне пределов видения глаза за дверью, кивнула Мэту, давая знать, что он производит хорошее впечатление. После некоторого колебания хозяина железный засов отодвинули в сторону и открыли зеленую дверь. Квартира Мориса Фенга была меблирована гораздо лучше, чем квартира Бенни Синга, но зато здесь было гораздо больше табачного дыма. Неширокая струя его плыла из следующей комнаты в прихожую.

– Кого вы ищете? – спросил Фенг.

Это был гибкий худощавый мужчина лет шестидесяти в черной выходной рубашке с большим белым галстуком. Чей‑то дедушка, который хочет быть добрым дядюшкой, мелькнуло в голове у Сары. Мэт, не мешкая, несколько подвинулся и оказался между Фенгом и входом в прокуренную комнату.

– Как я уже сказал вам, я – адвокат. А это мой ассистент, мисс Шарп. Было проведено урегулирование имущественного иска. Мы пытаемся найти человека по фамилии Це‑то. Имя – Томми. Меня уполномочили заплатить до пятидесяти долларов за информацию, которая помогла бы разыскать его. Мы ищем его целый день. Наконец, кто‑то посоветовал заглянуть сюда.

– Кто?

– Мистер Фенг. Я – адвокат. Все, что мне говорят, остается конфиденциальным. Именно поэтому все могут не беспокоиться, включая вас.

– Давайте взглянем на вашу полсотню, – предложил Фенг.

Он взял купюры и предложил Мэту и Саре подождать его в прихожей, а сам направился в комнату карточной игры. Мэт остался стоять на своем месте. Сара подошла к нему. Через минуту Фенг возвратился и протянул обратно купюру.

– Никто не знает, где находится Це‑то, – объявил он. – Эй! Подождите минутку.

Мэт двинулся мимо него к комнате.

– Хочу спросить сам, – бросил он. – Мы потратили на это целый день.

Сара последовала его примеру и, войдя в комнату, тут же увидела, что один из куривших и игравших картежников‑китайцев был Томми Це‑то. Он был тщедушного телосложения, с нездоровым цветом кожи и обезьяньими чертами, тонкими усиками и разительным шрамом, как точно показал Бенни.

Морис Фенг попытался вытолкнуть Мэта из комнаты, но Мэт легко отбросил его в сторону.

– Не знаю, есть ли среди вас мистер Томми Це‑то, – соврал он. – Но мне надо с ним переговорить относительно денег, которые он может получить, – большой суммы денег.

Сидевшие за столом люди просто уставились на Мэта. Никто не пошевелился.

– Видите, – взвизгнул Фенг, – видите сами? А теперь убирайтесь отсюда к чертовой бабушке!

Мэт взглянул на Сару. Оба они понимали, что второго такого случая может не представиться. Це‑то явно не попался на удочку Мэта.

– Думаю, нам стоит попробовать план Б, – шепнул он ей через плечо.

Взглядом он измерил комнату, затем шагнул вперед и схватил Томми Це‑то за правую руку.

– Очень приятно встретиться с вами, мистер Це‑то. Очень приятно, – проговорил он с напускным воодушевлением...

Не успел Це‑то опомниться, как Мэт поднял его на ноги, заломил ему правую руку за спину, а левой рукой придавил тощую шею.

– Что за бля... – прохрипел Це‑то.

– Плохого я вам ничего не сделаю, Томми, – успокаивал его Мэт, вытаскивая в узкую прихожую. – Но нам надо поговорить. – Он надавил посильнее на его горло. – Понятно?

Це‑то кивнул. Мэт, не ослабляя захвата, повернул его лицом к тоже вышедшей в прихожую Саре.

– Вы знаете, кто это такая? – требовательно вопросил он. – Знаете?

Це‑то попытался вырваться, но тут же отказался от этой мысли. Он был по меньшей мере на шесть дюймов ниже Мэта и весил на пятьдесят фунтов меньше.

– Отпустите, – пропищал он.

– Вы знаете, кто это такая?

– Да.

– И почему она здесь?

– Да, да. Отпустите.

Мэт ослабил захват. С быстрой, неожиданной сноровкой Це‑то выдернул свою руку, саданул Мэту по физиономии, не оборачиваясь, потом крутанулся и изо всей силы ударил его в пах. Мэт крякнул от боли и тяжело привалился спиной к стене. Це‑то хотел было кинуться к нему, чтобы добавить, но Мэт уже оправился от неожиданности. После мгновенной нерешительности бандит что‑то крикнул Морису Фенгу по‑китайски, стремглав устремился к окну с другой стороны прихожей и прыгнул через подоконник на пожарную лестницу. Мэт, глаза которого слезились и из разбитой губы засочилась кровь, пошатываясь, бросился за ним. Сара не отставала. Но Це‑то уже исчез с площадки пожарной лестницы. Потом они услышали крик боли со стороны аллеи.

– Он ушибся, – предположил Мэт, пытаясь что‑то рассмотреть в дождливой темноте через дырку, образовавшуюся на месте стекла. – Мы можем догнать его.

Не дожидаясь ответа Сары, он вылез на блестящие прутья платформы. Сара тут же последовала за ним.

– Суки поганые, сумасшедшие кретины! – донеслась до них яростная ругань Мориса Фенга.

Це‑то, видимо, не смог ослабить зажимы и опустить нижнюю часть пожарной лестницы и спрыгнул. Теперь он находился примерно в двадцати ярдах от дома, шел под дождем, сильно хромая, в направлении следующей аллеи.

– Мы должны поторопиться, – сказал Мэт, нагибаясь и освобождая нижнюю секцию лестницы.

– Как вы там, в порядке? – спросила Сара, когда он добрался до грязной, плохо замощенной поверхности.

– Об этом потом, – крикнул он ей. – Спускайтесь.

Сара скорее скользила, чем спускалась по лестнице, и бросилась бежать за Мэтом, разбрызгивая по пути грязные лужи. Она догнала его у следующей аллеи. По ее сторонам стояли пустые ящики для мусора и набитые отбросами картонные коробки. Освещения не было. Они всматривались в промозглую темноту, но никого не вдели.

– Что Це‑то крикнул Морису, когда удирал? – спросил Мэт, делая наугад несколько шагов по аллее. – Вы не поняли?

– Точно не уверена. Что‑то вроде: «Позвони Гуо‑Мингу».

Они осторожно пошли вдоль аллеи. Впереди находилась масса мест, где мог спрятаться Томии Це‑то и даже устроить им засаду.

Вдруг яркая молния стрелой пронзила затопленную водой аллею, осветив все вокруг. И тут же грохнул гром. Потом вспышка молнии повторилась.

– Вот он! – крикнул Мэт, указывая вперед.

Це‑то казался тенью, которая двигалась вдоль здания к дальнему концу аллеи. Как только он услышал голос Мэта, он прибавил шагу. Они припустились за ним по безлюдному переулку к разветвлению железнодорожных путей, которые сходились возле массивных сооружений Южного вокзала. Це‑то ковылял перед ними к составу пустых пассажирских вагонов и, достигнув их, нырнул между двумя вагонами. Задыхаясь от тяжелых испарений, Мэт преследовал его, Сара, явно физически более выносливая, следовала за ним по пятам. Они проскочили между двух вагонов и замерли на месте.

Це‑то был от них не более чем в пятнадцати ярдах. Но он остановился, обернулся и ждал их, а рядом, под проливным дождем, стояли трое других. Двое азиатов, у одного из которых в руке сверкнул пистолет. Третьим оказался Эндрю Трюскот.

– Господи Иисусе, – пробормотал Мэт.

– Мэт, это же Эндрю, – шепнула она, всматриваясь в их слабо освещенные лица.

– Я подозревал это, – произнес Мэт.

– Эндрю, что происходит? – крикнула она ему громким голосом. – Что вы здесь делаете?

– Идите сюда, – завопил Це‑то, стараясь перекричать шум дождя, который барабанил по стальным вагонам. – Двигайтесь медленно. Гуо‑Минг, вот он, отличный стрелок. Не заставляйте его доказывать это.

– Эндрю, что происходит? – повторила она с мольбой в голосе.

– Сара, неужели вы не видите? – торопливо зашептал ей Мэт. – Марш за мою спину и назад к вагонам. Быстро!

Сара не поняла его замысла, но сделала так, как он велел.

– Еще шаг, и вы оба трупы, – предупредил Це‑то. – Так же, как и ваш друг.

Мужчины, стоявшие по обеим сторонам Эндрю, отошли и безжизненное тело Эндрю хряснулось вперед на рельсы.

– Гуо‑Минг, давай, пристрели их.

– Сара, беги! – бросил Мэт в то время, как Це‑то заковылял за бросившимися к ним навстречу двумя бандитами. – Беги!

Правая рука Мэта была уже в кармане спортивного пиджака, пальцы железной рукой охватили бейсбольный мяч. Непрерывно меняя положение, он вынул мяч, подался вперед и метнул. Бандит с пистолетом, который был теперь на расстоянии всего тридцати шагов, потерял секунду, пытаясь понять, что происходит. Для него эта секунда оказалась чересчур длинной. Бросок, мощный и быстрый, как стрела, бросок, идущий по восходящей, врубился в грудь, как раз под горлом. Пистолет выстрелил в воздух и стукнулся о гравий. Бандита отбросило назад, как будто его ударил бык, и он шмякнулся о землю, тяжело застонав.

Сара уже пробиралась между двумя вагонами.

– Сара, беги! – опять крикнул Мэт. – Назад, к аллее.

Они снова пересекли дорогу. Подбегая к аллее, оглянулись и увидели, как Це‑то и другой бандит вылезают из‑под вагонов. Пистолет, теперь в руках Це‑то, сверкнул. От кирпича, как раз с правой стороны от головы Сары, отлетели осколки. Мэт схватил ее за руку и пригнул к земле, потому оба живо повернулись и, согнувшись, побежали по аллее.

 






Date: 2015-07-23; view: 68; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.024 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию