Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 93





 

После обмена Грей и Симпсон быстро покинули территорию Капитолия.

Симпсон спросил:

– Как скоро ты рассчитываешь узнать, что Kapp и сын Леси мертвы?

– Думаю, вот‑вот… А я, честно говоря, не ожидал, что у тебя хватит нахальства признаться Карру, что именно ты отдал приказ на его ликвидацию.

– Хотелось, чтобы он сдох, зная, что к чему.

– И все же я не стал бы такое делать, – покачал головой Грей.

Симпсон попросил его показать бланки старых приказов. Разглядывая их, он заявил:

– Мир стал много лучше благодаря нам.

– Согласен. Два мертвых советских лидера. Мы расчистили путь для мирной жизни.

– Хотя так и не получили заслуженного признания.

Грей пожал плечами.

– Потому что эти распоряжения не были завизированы наверху. Мы взяли ситуацию в свои руки.

– Таково бремя любого патриота… Ладно, что сейчас?

– Документы и сотовый телефон будут уничтожены.

Грей забрал бумаги у Симпсона.

– А что там записано на этом мобильнике? Я даже ничего не услышал.

– Вот и радуйся, Роджер. В противном случае мне пришлось бы и тебя ликвидировать.

Симпсон ошеломленно застыл.

– Да ты шутишь…

– Разумеется, – соврал Грей.

 

В четыре часа утра Картеру наконец доложили новости: все его люди погибли, Kapp и Финн скрылись. Судя по всему, смертоносная машина по имени Kapp не потеряла былых навыков. Грей немедленно позвонил Симпсону.

– Итак? – вальяжно спросил сенатор.

– Да, Роджер, все получилось согласно нашей задумке. Kapp и Финн мертвы. В новостях об этом никто и не заикнется. Мы примем нужные меры.

– Великолепно. Что ж, наконец‑то мы можем оставить прошлое прошлому.

Грей повесил трубку. «Ну‑ну…»

В тот же день он встретился с президентом, перед этим отдав распоряжение «простерилизовать» Туристический центр.

Главнокомандующий не был приятно удивлен минувшими событиями.

– Что за чертовщину вы устроили прошлой ночью? Мне доложили, что там обнаружены многочисленные следы крови и все признаки масштабной перестрелки.

– Сэр, нам удалось обнаружить Джона Kappa и сына Леси в Туристическом центре.



– Господи, так ведь это в центре Капитолия!

– Я не знаю, как им удалось туда просочиться, но таковы факты. Мы получили сообщение от осведомителя, направили туда подразделение спецназа, и в результате произошло крайне напряженное боестолкновение.

– И что в итоге?

– Все угрозы сняты, – туманно ответил Грей.

– А у нас? Есть потери в личном составе?

– К сожалению, да. Семьи уже поставлены в известность.

– Где тела?

– Переправлены за пределы США для последующего тайного захоронения. Сэр, мы вынуждены держать этот инцидент в строгом секрете, иначе пресса поднимет жуткий вой.

– Послушайте, Картер, я все‑таки президент. И хочу знать, что все это значит. Немедленно!

Грей откинулся на спинку кресла. Конечно, он этого ожидал и заранее положил бланки с приказами в карман. Сотовый телефон уже уничтожен, однако эти документы слишком важны. И в первую очередь потому, что на них не стоит его подпись.

Президент ознакомился с приказами.

– Роджер Симпсон?

Грей кивнул.

– Разрешите доложить вам всю историю этого дела, сэр.

Его слова представляли собой почти полную ложь, однако Грей излагал ее с таким апломбом и убежденностью, что когда президент, в свою очередь, откинулся на спинку кресла, было ясно, что он принял все изложенное за чистую правду.

– И что же получается насчет роли Леси и Рейфилда Соломона? – спросил он. – Ведь его выставили изменником. Так ли оно на самом деле? Если нет, мы должны его реабилитировать.

Грей поколебался пару секунд.

– Я не могу со стопроцентной уверенностью утверждать, что он предал свою страну, сэр.

– Тем не менее вы доложили мне, что он был ликвидирован. Вы сами назвали его предателем!

– В ту пору мы в этом не сомневались. Сейчас, однако, в свете открывшихся обстоятельств… Мне придется организовать дополнительное расследование.

– Да, Картер, считайте, что таков мой приказ. Если выяснится, что этот человек был невиновен, мы исправим ошибку, вы меня понимаете?

– Так точно, сэр. К тому же Рей Соломон был мне другом.

– Господи Боже, два советских премьера умерщвлены нашей страной… Поверить невозможно!

– Да, сэр. Как снег на голову.

– Вы что, хотите сказать, что сами об этом не знали? – резко отреагировал президент.

Грею пришлось тщательно подбирать слова:

– В ту пору главенствовал совсем другой подход. У нас имелись доказательства, что Советы время от времени замышляли покушения на американских президентов, однако наши контрмеры свели их попытки на нет. Правду нельзя было разглашать, поскольку она могла привести к ядерной войне. У нас никогда не было официальных планов по устранению членов советского руководства, однако в остальных аспектах «холодная война» велась по всем фронтам.

– Так кто же, черт побери, все‑таки приказал ликвидировать Андропова и Черненко?

– Приказы проходили не через меня.

– И что получается? Роджер Симпсон, который, как я понимаю, в то время был всего лишь куратором оперативных разработок, принял подобное решение самостоятельно?!



– Нет, сэр, ни в коем случае. Он никогда бы не осмелился пойти на подобный шаг по собственной инициативе. Должно быть, он получил соответствующие указания по другим каналам, которые шли на самый верх.

– И эти каналы каким‑то образом обходили вас? Почему? Ведь он был вашим подчиненным, верно?

– Не во всех случаях, сэр. Более того, я не скрывал моих личных убеждений по поводу устранения глав иностранных правительств. Существовал президентский указ, который ставил все такие мероприятия вне закона, и я здесь проводил жесткую границу.

– Что ж, пожалуй, мне следует побеседовать с Роджером напрямую.

– Сэр, я не уверен, что такой шаг полностью обоснован. Ведь он сам нацелился занять высший пост в Белом доме. Если вы начнете расследование, информация просочится в прессу. В наши дни мало что удается сохранить в полном секрете.

– Чертовы правдолюбцы! Да, это мне хорошо известно…

– И что может ответить сенатор Симпсон? На этих документах стоят его подписи. Он заявит, будто покушения были затребованы кем‑то сверху. Не исключено даже, что он решит заодно инкриминировать и вашего покорного слугу. Вряд ли возможно его за это винить. Впрочем, дело прошлое. Да, были убиты два человека. В нарушение законов? Не исключено. Но вот вопрос: оправдывает ли результат примененные средства? По‑моему, в данном случае человечество согласится, что так оно и есть. Предлагаю не будить спящую собаку. Господин президент, как говорится, не буди лихо…

– Я обдумаю ваши слова, Картер. Меж тем прошу держать меня в курсе дальнейших событий.

– Есть еще одно, сэр…

– Да?

– Я хотел бы вернуться к прежней работе. На пост руководителя разведслужбы. Чтобы вновь служить родной стране.

– Что ж, как вам известно, должность в настоящее время вакантна. Можете занять ее, если таково ваше желание. Вряд ли сенат будет сильно возражать против кандидата, награжденного «Медалью свободы».

Они обменялись рукопожатием.

– Я ценю вашу сегодняшнюю откровенность, Картер. Вы – настоящий патриот. Побольше бы таких людей, как вы.

– Я лишь исполняю свой долг, сэр.

На самом деле, коль скоро Kapp по‑прежнему представлял собой угрозу, Грею хотелось окружить себя как можно большим числом вооруженных людей.

– А знаете, Картер, по‑моему, из вас вышел бы отличный президент.

Грей рассмеялся.

– Благодарю вас, сэр, но я не думаю, что обладаю для этого нужной квалификацией.

Он умолчал о том, что в глубине души считал себя слишком квалифицированным для такой работы. Кроме того, его больше влекла должность, дающая реальную власть. Все, на что способны президенты, – это объявить кому‑нибудь войну, а такое происходит слишком редко. В остальном они беспомощны – так по крайней мере полагал Грей.

Он покинул Белый дом и сел в вертолет. Когда машина поднялась в воздух, Грей подумал, что ему следовало бы испытывать радость, возбуждение от чувства победы. Увы. Если на то пошло, он с трудом мог припомнить, когда в последний раз переживал столь глубокую депрессию.

 






Date: 2015-12-13; view: 78; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.007 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию