Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ФИГУРНОЕ‑ФЕХТОБАНИЕ‑НА‑ЛЬДУ





 

Праздник Пятой Пятницы происходил (как и следует из названия) в пятую пятницу последнего зимнего месяца и знаменовал для Викингов окончание зимы и приход долгожданной весны.

В этом году Пятую Пятницу отмечали на морском льду, посреди замерзшей Хулиганской Гавани. Трудно было поверить, что всего полгода назад в Гавани плескались серые, угрюмые океанские волны. Сейчас скованные холодом морские просторы были усеяны красно‑белыми полосатыми шатрами. Высоко к небу взметалось пламя костров, на которых жарились Полупятнистые Снегоступики; Викинги слонялись вокруг палаток, где продавались осьминоговые леденцы, или слушали, как бродячие сказители декламируют древние легенды, или, разинув рот, глазели на могучих великанов, которые балансировали на коньках, водрузив себе на голову карликов.

Самый большой каток был отведен под соревнования по Фигурному‑Фехтованию‑на‑Коньках. Если кто не в курсе, это очень сложная и очень жестокая спортивная игра, для которой нужны клюшки, мячи и коньки. Правил никто в точности не знает, поэтому их выдумывают прямо на ходу, кто во что горазд, а тот, кто недоволен, затевает драку.

Первыми на лед предстояло выйти Юным Героям, а после них – Взрослым Воинам. Их противникам и должны были стать воинственные Бой‑Бабы, специально приглашенные на праздник.

Бой‑Бабы были племенем грозных воительниц, они обитали на острове, расположенном к западу от Олуха. Их Вождь, Большегрудая Берта, стояла неподалеку, поглощала пиво кружку за кружкой и задумчиво почесывала щетину на подбородке.

А на катке тренировалась в Размахивании Клюшкой ее дочь Камикадза – маленькая, донельзя развязная девчонка с самой лохматой шевелюрой на всех Внутренних Островах. Иккинг, который дружил с Камикадзой, подошел спросить, не видела ли она нынче утром Рыбьенога.

– Не‑а. – бодро ответила Камикадза. – Трепещите, жалкие мальчишки! Мы, Бой‑Ба6ы, разобьем вас, чахлых хлюпиков, ВДРЕБЕЗГИ!. Все вы, Хулиганы, не умеете клюшки в руках держать. Кроме, конечно, тебя, Иккинг, – добавила она, Камикадза боготворила Иккинга с тех самых пор. как в Форте Жестокусе он спас ее от страшной гибели в челюстях кровожадных Акулогадов.[3]



 

 

Тут, как на грех, мимо проезжал Сопляк Мордоворот. От хохота он едва не свалился с коньков.

– Иккинг??? – хохотал Сопляк. – Да Иккинг забьет столько же голов, сколько вчера добыл Полупятнистых Снегоступиков. Я‑то пристрелил больше двух сотен. А ты, Иккинг? Ни одного?

Иккинг покраснел, Камикадза страшно удивилась,

– Т‑Р‑Р‑У‑У‑М! Соревнования Юных Героев по Фигурному‑Фехтованию‑на‑Коньках начинаются! Команды приглашаются на лед… – проорал Брехун Крикливый с середины катка.

Для роли судки Брехун переоделся в свои самые короткие шортики. Бой‑Бабы (за исключением, естественно, Камикадзы) были мощные, разбитные девицы с чахлыми косичками, переломанными носами и бедрами толстыми, как вековые деревья,

Рыбьеног, пошатываясь, вышел на каток. Он выглядел даже хуже, чем накануне: чихал, дрожал всем телом, стоял, опираясь на клюшку. И коньки он перепутал, правый и левый надел с точностью наоборот,

Иккинг поднял руку, чтобы привлечь внимание Брехуна.

– Сэр, мне кажется, Рыбьеног плохо себя чувствует.

– ЧУШЬ! – взревел Брехун. – Викинги НЕ БОЛЕЮТ! Сопливят только хлюпики! Кашляют только младенцы! Я за всю свою жизнь ни одного дня не хворал, даже горло ни разу не болело. Слышать ничего НЕ ЖЕЛАЮ!

Иккинг и Рыбьеног покатились по льду, Иккинг кое‑как поддерживал Рыбьенога, у которого подгибались коленки.

– Неважно выглядишь, – беспокоился Иккинг, – Тебе бы дома посидеть…

Рыбьеног саркастически рассмеялся:

– Ты что, не слышал Брехуна? Викинги НЕ БОЛЕЮТ… Я не болен, просто дрожу от РАДОСТИ, что очутился на улице в этот прекрасный морозный денек…

Брехун дунул в свисток, вбросил шайбу, и Фигурное Столпотворение (простите, Фехтование) началось.

Мальчишки и девчонки сбились в лохматую кучу‑малу, остервенело молотя друг друга по головам деревянными клюшками. Не прошло и минуты, как Кабанчик, Бестолков, Громилочка и Смертоносная Дорис распростерлись на льду. Камикадза каким‑то образом сумела выбраться из мешанины и с головокружительной скоростью помчалась навстречу Иккингу и Рыбьеногу. Рыбьеног кинулся ей наперерез, но дерзкая девчонка натянула ему шлем на глаза, так, что Рыбьеног ничего не видел, а потом ловко забросила мяч в ворота.

 

 

Бои‑Бабы радостно взвыли:

"Го‑о‑о‑о‑л!!!"

Неожиданно с Рыбьеногом произошла разительная перемена.

Он сорвал с головы шлем и зафыркал, как рассерженный бык, готовящийся к битве.

– Ой‑ой‑ой, – проговорил Иккинг. Он уже видел друга в таком состоянии, – Погоди немножко, Рыбьеног, не принимай поспешных решений…

– ОНА СЖУЛИЛА! – пропищал Рыбьеног, Он покатил к возвышавшейся надо льдом исполинской фигуре Брехуна Крикливого. исполнявшего роль судьи. Ехал он, будто краб, поскользнувшийся на мыле.



– БРЕХУН, АХ ТЫ, ДУБИНА СТОЕРОСОВАЯ, БАБУИН НЕОТЕСАННЫЙ! ТЫ ЧТО, ОСЛЕП? ОНА ЖЕ НАРУШИЛА ПРАВИЛА!

Брехун отшатнулся. Если бы маленькая розовая креветка на тарелке вдруг подскочила и укусила его за нос, он, пожалуй, удивился бы меньше.

– Рыбьеног, ЧТО ты сказал? – ошалело проревел Брехун. – У ТЕБЯ ВПРИДАЧУ И УШИ ЗАЛОЖИЛО? – пищал Рыбьеног. – ТЫ ГЛУПЕЕ НЕСТРИЖЕНОЙ ОВЦЫ! САМАЯ ХЛИПКАЯ МЕДУЗА, И ТА ОБЫГРАЛА БЫ ТЕБЯ В ШАХМАТЫ!

Брехун раздулся, как воздушный шар, вот‑вот готовый лопнуть,

– СТОЙ, БРЕХУН, Я С НИМ САМ РАЗБЕРУСЬ! – крикнул Стоик Обширный и величественно покатил к месту чрезвычайного происшествия. Стоик Обширный поглядел на Рыбьенога с высоты своего шести‑с‑половиной‑футового роста.

– МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК, – проревел он. – С ТОБОЙ РАЗГОВАРИВАЕТ ВОЖДЬ ПЛЕМЕНИ ЛОХМАТЫХ ХУЛИГАНОВ! СЕГОДНЯ У НАС ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ДЕНЬ… НА ПРАЗДНИКЕ ПРИСУТСТВУЮТ БОЙ‑БАБЫ… – Стоик указал на грозных воительниц, которые покатывались со смеху.

Рыбьеног на мгновение замолчал, поднял глаза на Вождя, и вдруг…

– ТОЛСТЯК! – завизжал Рыбьеног.

Стоик Обширный выпучил глаза.

– ЖИРТРЕСТ! ПУЗЫРЬ БЕЗДОННЫЙ! – вопил Рыбьеног, – НЕНАСЫТНЫЙ ОБЖОРА, КОТОРЫЙ СЖИРАЕТ ПО ТРИ ПОРЦИИ ОМЛЕТА!

Стоик Обширный покраснел как рак.

– КАК ТЫ СМЕЕШЬ РАЗГОВАРИВАТЬ СО СВОИМ ВОЖДЕМ В СТОЛЬ ГРУБОЙ И НЕПОЧТИТЕЛЬНОЙ МАНЕРЕ?

Рыбьеног открыл было рот, чтобы наговорить еще с три короба всяких гадостей, но тут его перебил Иккинг.

– Папа, он нездоров, – настойчиво шепнул Иккинг. – Его берсерковские наклонности пошли вразнос… Папа, прошу тебя… Я отведу его домой, ему нехорошо…

– Ну так отведи его домой, – прорычал Стоик. – Только предупреждаю тебя, сынок; этот мальчик недостоин быть Хулиганом и уж тем более дружить с Сыном Вождя.

Иккинг потащил Рыбьенога с катка. Поначалу тот упирался, но потом вдруг споткнулся и упал. Прикосновение к холодному снегу привело его в чувство.

Иккинг серьезно забеспокоился и решил отвести друга к Старому Сморчку. Может, дедушка знает, что случилось с Рыбьеногом…

 

 






Date: 2016-02-19; view: 123; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.005 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию