Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Тринадцатая глава





 

Зои.

 

— Зет, все хорошо? — тихонько на ушко спросил Старк, когда я с моим кругом собрались перед входом в фойе школы. Танатос попросила нас подождать, пока она не закончит говорить с профессорами и Воинами, а затем присоединится к нам на пресс-конференции.

— Мне грустно из-за Дракона, — прошептала я ему в ответ.

— Я не об этом, — его голос был таким тихим, что только я одна могла слышать его. — Я имел в виду, все ли в порядке с камнем? Я видел, как ты касалась его во время похорон.

— Мне показалось, что я ненадолго ощутила жар от него, но затем все исчезло. Возможно, это из-за того, что мы стояли слишком близко от погребального костра. Кстати говоря..., — я повысила голос и сказала Шони: — отличная работа с огнем для похорон Дракона. Я знаю, как это не легко сохранять огонь погребального костра, но ты помогла. Ты помогла пройти через это быстрее.

— Спасибо. Ага, мы уже все устали от похорон. По крайнем мере, до этого мы увидели, как Дракон вошел в Потусторонний мир, но видеть кошек на погребальном костре рядом с ним было вдвойне печально. — Она вытерла глаза, и я удивилась, как она (или кто-нибудь другой) могла рыдать и при этом оставаться красивой. — На самом деле, это напомнило мне, — продолжила Шони, поворачиваясь лицом к Эрин, которая стояла в конце группы, глазея на ребят, стоящих у костра, как будто искала кого-то. — Эрин, ты не против, если я перенесу лоток и другие вещи Вельзевула в свою комнату? Он спит там уже много дней.

Эрин посмотрела на Шони, пожала плечами и сказала:

— Ага, как хочешь. Все равно лоток воняет дерьмом.

— Эрин, кошкам не нравится пользоваться грязным лотком. Тебе нужно чистить его каждый день, — хмурясь сообщил ей Дэмьен.

Эрин саркастически хмыкнула.

— Уже нет. — Затем она отвернулась и стала снова разглядывать рябят.

Я заметила, что она не плакала. Я задумалась об этом и поняла, что она не проронила ни единой слезинки за все время похорон. Сперва разлад между Близняшками, казалось, больше беспокоил Шони, но со временем я стала замечать, что Эрин не была похожа на себя. Хотя, я предполагала, что это нормально, так как быть похожей на себя означало быть похожей на Шони, которая теперь вела себя более зрело и вежливо. В уме я сделала себе памятку найти время и поговорить с Эрин, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке.



— Черт, хотела бы я, чтобы Танатос не давала Рефаиму распоряжения ждать в автобусе с другими ребятами. Он очень сильно расстроился на похоронах. Ненавижу, оставлять его таким, — сказала Стиви Рей, подходя ко мне.

— Он не один. Он с другими красными недолетками. Я видела, как они шли к автобусу. Крамиша разговаривала с ним о поэзии, как способе выражения эмоций.

— Крамиша заболтает птенчика своей поэтической чепухой. Бла... бла... рифмованный ямб бла, — вставила Афродита. — К тому же, даже тебе необходимо понять, что позволить человеческой общественности узнать о его небольших «птичьих проблемах», — она изобразила кавычки в воздухе, — не очень хорошая идея.

— Эй, хм, простите, что перебиваю, но я ищу фойе школы.

Мы все вместе повернулись и уставились на человека, который направлялся к нам по дорожке, ведущей от главной парковки. Следом за ним шел парень, удерживающий камеру, большую черную сумку, перекинутую через плечо и забитую каким-то оборудованием, и длинную серую, похожую на микрофон штуку, болтающуюся у него над головой.

Как и следовало ожидать, Дэмьен первым из нас взял себя в руки. Я имею в виду, что Дэмьен уже давно должен быть коронован званием Мисс Конгениальность Дома Ночи Талсы.

— Вы как раз там, где надо. Отлично, что вы нашли нас! — улыбка Дэмьена была такой теплой, что я увидела, как напряженные плечи мужчин расслабились. И тогда он действительно протянул руку и сказал:

— Превосходно. Я Адам Палука из «Фокс Ньюз 23», Талса. Я здесь, чтобы провести интервью с вашей Верховной Жрицей и, как я полагаю, с некоторыми из вас.

— Приятно познакомиться, Мистер Палука. Я Дэмьен, — представился мальчик-талисманчик, пожимая его руку. Затем он хихикнул и добавил: — Оого, сильная хватка!

Репортер усмехнулся. — Всегда рад стараться. И называйте меня Адам. Мистер Палука — это мой папа.

Дэмьен снова захихикал. Адам тихо засмеялся. Они выразительно посмотрели друг другу в глаза. Стиви Рей пихнула меня локтем и мы обменялись Таким Взглядом. Адам был милым, по-настоящему привлекательным, молодым и подающим надежды метросексуалом. Темные волосы, темные глаза, красивые зубы, действительно хорошая обувь и мужская сумка, которую мы сразу же приметили со Стиви Рей. Мы без слов говорили друг другу глазами, что Адам может быть потенциальным бойфрендом для Дэмьена.

— Привет, Адам. Я Стиви Рей, — она протянула руку. Когда он пожал ее, она сказала: — У вас нет девушки, так ведь?

Его белоснежная улыбка на мгновенье дрогнула.

— Нет, у меня , хмм. Нет. У меня абсолютно точно нет девушки. — Затем его взгляд переместился на красную татуировку и метку Стиви Рей. — Итак, вы одна из того нового вида вампиров, о котором говорила ваша бывшая Верховная Жрица.



Стиви Рей широко улыбнулась.

— Ага, я первая Верховная Жрица Красных вампиров. Правда круто?

— Ваша татуировка без сомнения прелестна, — заметил Адам, который выглядел более любопытным, чем чувствующим себя неловко .

— Спасибо! — выпалила Стиви Рей. — Это Джеймс Старк. Он первый Воин из красных вампиров. Его татуировка тоже потрясающая.

Старк подал руку.

— Приятно познакомиться. И вам не надо говорить, что у меня прелестная татуировка.

Лицо Адама слегка побледнело, но он пожал руку Старка. Его улыбка показалась мне искренней — нервной, но искренней.

— Привет, — вставила я, пожимая его руку. — Я Зои.

Взгляд Адама быстро переместился с законченной татуировки на моем лице на v-образный вырез моей футболки, потом на проглядывающую татуировку на ключице, а затем на мою ладонь, также покрытую кружевными татуировками.

— Не знал, что вампирам делают дополнительные татуировки. Ваш мастер здесь, в Талсе?

Я усмехнулась: — Ага, иногда. Но в основном она в Потустороннем мире. — Я видела, что он пытался понять то, что я сейчас сказала, поэтому не теряя времени я выпалила: — Эй, ты сказал, что у тебя нет девушки, а как насчет парня?

— Хмм, нет, парня у меня тоже нет. По крайней мере сейчас. — Адам взглянул на Дэмьена, встретившего его взгляд.

«В яблочко!» — подумала я, когда Афродита фыркнула и сказала: — О, что за дерьмо, у нас тут не шоу Холостячка. Я Афродита ЛаФонт. Да, мэр мой отец. Вот так, черт возьми. — Она взяла Дария под руку. — А это мой Воин, Дарий.

Изящная бровь Адама приподнялась вверх, когда он посмотрел на школьный свитер Афродиты, с вышитой на ее левом нагрудном кармане эмблемой шестой ступени обучения, в виде трех мойр. — Людям разрешается посещать Дом Ночи?

— Афродита — Провидица Никс, факт, доказанный ее связью с Дарием, Сыном Эреба и ее защитником, присягнувшего Клятвой Воина, — произнесла Танатос, выходя из тени и грациозно приближаясь к нам. Я подумала, что ее чувство времени было таким же превосходным, как и ее появление. Она выглядела высокой и властной, лишенной возраста и классически красивой. Ее голос был приятным и поучительным, словно она читала лекции людям-репортерам каждый день. — Я знаю, внутреннее устройство нашего общества не является достоянием общественности, но я полагаю, большая часть людей понимает, что Воины не могут приносить присягу воителя людям.

— На самом деле, несмотря на то, что интервью было назначено в последнюю минуту, у меня хватило времени, чтобы кое-что узнать, и это один из фактов, который я выяснил.

— Афродита — Провидица Никс, и то, что она посещает эту школу наряду с несколькими красными недолетками и вампирами, станет одной из тем нашего интервью. Хотя, кажется, оно уже началось. — Танатос полностью вышла из тени, кивком показывая на оператора, держащего камеру и определенно снимающего нас, несмотря на то, что никто из нас не обращал на него никакого внимания. — Я Танатос, новая Верховная Жрица Дома Ночи Талсы. Счастливо встретиться, Адам Палука. Добро пожаловать в нашу школу.

— С-счастливо встретиться, — Адам слегка запнулся. — Я не хотел оскорбить вас, начав снимать раньше.

Танатос улыбнулась.

— Ты вовсе не оскорбил нас. Я рада, что интервью началось без официальных формальностей. Мы можем остаться здесь, под красивым ночным небом Талсы, и продолжить?

— Конечно, — ответил Адам, получив одобрительный кивок от оператора. — Газовые фонари, на самом деле, отличное освещение. Если вы дадите нам немного времени, то мы воспользуемся микрофонным журавлем и во время съемок поместим в кадр стольких из вас, скольких вы посчитаете нужным.

— Прекрасный план. Зои, Афродита, Стиви Рей, Старк и Дэмьен, пожалуйста, останьтесь здесь для интервью. Дарий, не могли бы вы с Шони и Эрин удостовериться, что все недолетки вернулись в свои спальни? Сегодняшняя ночь была тяжелой для нашей школы. — Дарий поклонился Афродите и Танатос, а затем они с Шони ушли вместе. Эрин направилась в противоположную сторону.

— Вы сказали, сегодняшняя ночь была тяжелой для школы. Что вы имели в виду?

— Принимая во внимание вашу профессию, я уверена, что вы осведомлены о пожаре на нашей территории, — ответила Танатос.

— Мы получили такое сообщение на «Фокс». Что-то случилось с вашими конюшнями? — подсказал он.

— Так оно и есть, несчастный, хотя и не совсем неожиданный, случай. — Танатос указала на большие медные лампы, которые висели, создавая живописную красоту вокруг нас. — Газовые лампы и свечи не так резки для нашего зрения, как электрические лампочки. Как вы уже заметили, они создают хорошую атмосферу, но все равно это открытое пламя, а иногда оно капризно. Зажженный фонарь был оставлен без присмотра в конюшне. Вечером было ветрено. Порыв ветра перекинул огонь фонаря на сено, а затем загорелись уже все конюшни.

— Надеюсь, никто не пострадал. — Мне показалось, что Адам был по-настоящему встревожен.

— У наших Хозяйки конюшен и недолетки небольшие повреждения дыхательных путей, а человек — наемный управляющий в конюшнях — получил ожоги, в основном на руках. Он полностью поправится. Я должна сообщить вам, что Трэвис Фостер — в некоторой степени герой. Он убедился, что все лошади выбрались из огня.

— Трэвис Фостер — человек?

— Совершенно точно, очень ценный служащий и друг.

— Очаровательно, — сказал Адам. Он осмотрелся по сторонам. Я заметила, что его взгляд остановился на виднеющемся вдалеке погребальном костре, который медленно догорал, оставляя после себя оранжевое свечение. — Пожалуйста, исправьте меня, если я ошибаюсь, но я не думаю, что этот горящий костер — это часть конюшен. Во время моего исследования я прочитал, что вампиры хоронят своих мертвых на погребальном костре. Я выбрал плохое время для интервью? — В его голосе прозвучали нотки тактичности, но я видела, что его глаза блестели от любопытства.

— Вы не ошибаетесь. Это остатки погребального костра. Мы, действительно понесли серьезную потерю в Доме Ночи, которая не имеет ничего общего с пожаром в конюшнях. Наш Мастер Меча, Дракон Ланкфорд, был недавно убит в результате трагического несчастного случая, произошедшего на лавандовой ферме, которая присоединяется к национальному заповеднику, известному под названием Прерии Высокой Травы. — Я закрыла рот, удивляясь, какого лешего, Танатос собиралась преподнести убийство Дракона, как «трагический несчастный случай», который можно было объяснить человеческой общественности. — Большой бизон сбежал за пределы заповедника. Некоторые из нас как раз завершали прекрасный ритуал очищения на лавандовой ферме, и животное, должно быть, было сбито с толку дымом шалфея и нашим кругом. Существо напало на нас. Наш Мастер Меча потерял жизнь, защищая наших недолеток.

— Это ужасно! Мне очень жаль, — Адам выглядел расстроенным. На самом деле, мы все выглядели расстроенными, и именно это помогло нам спрятать шок от большой, просто гигантской лжи Танатос.

— Благодарю вас, Адам. Несмотря на то, что это ужасный несчастный случай и ужасная потеря для нашего Дома, наш Мастер Меча умер так же отважно, каким был и при жизни, защищая наших недолеток. Благодаря ему никто больше не пострадал, и даже ритуал был полностью завершен. Мы не забудем храбрость Дракона Ланкфорда до конца наших веков. — Она протерла глаза кружевным носовым платком, который вытащила из рукава. Это было по-настоящему трогательно. Адам стоял там, сопереживая, в то время как оператор переместил камеру с погребального костра Дракона и сфокусировался на горе Танатос, и ее очень человеческом стремлении взять себя в руки.

Все это было очень хорошо сыграно. Действия Танатос заставили меня задуматься, сколько уроков актерского мастерства посетила Верховная Жрица Смерти будучи недолеткой.

Танатос закончила вытирать глаза и глубоко вдохнула.

— И отвечаю на ваш второй вопрос, нет, это не неуместное время для интервью. Мы сами пригласили вас, помните? Мы рады приветствовать вас в Доме Ночи, даже во времена нашей печали. Итак, давайте официально начнем. Вот это место у скамьи подойдет? — Танатос указала на одну из длинных каменных скамей, расположенных по всему периметру школы, вплоть до входа в фойе. Во время обычного учебного дня ребята собирались вокруг них, делали домашние задания, флиртовали и сплетничали. Сегодня они были пустыми.

— Идеально, — сказал Адам.

Пока они с оператором подготавливались, Танатос заняла место в центре скамьи. Она тихо произнесла: — Зои, Старк, сюда рядом со мной. — Она указала справа от себя. — Афродита, Стиви Рей и Дэмьен сюда. — Они устроились на скамейке слева от нее.

Когда Адам вернулся и съемки официально начались, я начала нервничать. Даже мои старые друзья из Южной Средней Школы увидят это!

— Танатос, я хотел бы узнать, не могли бы вы конкретизировать комментарий Неферет, бывшей Верховной Жрицы этого Дома Ночи в Талсе, который она сделала прошлой ночью. Она сказала, что Смерть — здесь новая Верховная Жрица, — Адам сделал паузу и улыбнулся. — Мне кажется, вы совсем не похожи на Смерть.

— А вы часто ее видели, молодой Адам? — ответила Танатос тихим, шутливым тоном.

— Нет, на самом деле, я никогда не умирал, — пошутил он в ответ.

— Хорошо, слова Неферет можно легко объяснить. Я не являюсь Смертью. Просто, мне была дарована способность помогать мертвым переходить из этого мира в следующий. Я такая же Смерть, как и вы Человечество. Мы оба являемся всего лишь их представителями. Возможно вам станет легче понять, если вы будете думать обо мне как о прилежном медиуме.

— Неферет также упомянула о новом виде вампиров — красных вампирах, и дала понять, что они могут быть опасными. — Я увидела, как камера переместилась со Старка на Стиви Рей. — Вы могли бы подробнее рассказать и об этом тоже?

— Конечно, но сперва, мне кажется, я должна прояснить еще один момент. Неферет больше не работает в Доме Ночи Талсы. По правде говоря, согласно правилам нашего общества, как только Верховная Жрица теряет свою работы, она также навсегда теряет и эту должность. Она больше никогда не будет Верховной Жрицей ни в одном Доме Ночи. Как вы можете себе представить, это может быть трудным и как правило неловким переходным периодом, как для уволенного сотрудника, так и для его работодателей. Вампиры не переносят клеветы и они не связаны законом. Мы используем клятвы и систему чести. Очевидно, в этот раз эта система дала сбой.

— То есть вы хотите сказать, что Неферет... — он замолчал и кивнул Танатос, подталкивая ее закончить предложение за него.

— Да, это печально, но это правда. Неферет — недовольный бывший работник, которому некуда жаловаться, — спокойно продолжила Танатос.

Адам посмотрел на Старка, стоящего рядом со мной недалеко от Танатос.

— Этот бывший работник сделала шокирующее заявление, касающееся одного ученика Дома Ночи, а точнее — Джеймса Старка.

— Это я, — сразу же отозвался Старк. Я знала, что он чувствовал себя не в своей тарелке, но я не думала, что кто-то еще, включая телезрителей, может увидеть что-то иное, кроме привлекательного парня с красной татуировкой на лице, в виде двух, расположенных друг напротив друга, стрел.

— Итак, Джим. Могу я вас так называть? — спросил Адам.

— Конечно, но будет лучше, если вы будете звать меня Старк. Все так делают.

— Хорошо, Старк, Неферет сказала, что вы убили своего наставника в Чикагском Доме Ночи, и она намекнула, что вы является угрозой для общества здесь. Что вы можете ответить на это?

— Да это же собачьи какашки, — услышала я свои слова.

Старк улыбнулся мне своей дерзкой ухмылкой, взял меня за руку и переплел свои пальцы с моими так, чтобы зрители смогли это увидеть.

— Зет, не ругайся на камеру. Твоя бабушка может услышать это, а это не очень хорошо.

— Простите, — пробормотала я. — Давай, я просто дам тебе ответить.

Улыбка Старка стала еще больше. — Хорошо, это будет впервые.

Очень досадно, что все мои друзья засмеялись. Я нахмурилась. Старк продолжил говорить, несмотря на то, что я подумывала придушить его подушкой в следующий раз, когда мы будем спать.

Сперва, он говорил неуверенно, но чем больше он говорил, тем сильнее и увереннее он звучал.

— Мой наставник, Уильям Чидси, был потрясающим. Он был очень хорошим. И умным. Я имею в виду, по-настоящему, умным. И талантливым. Он помог мне. На самом деле, он был для меня больше отцом, чем наставником. — Старк остановился и вытер лицо рукой. Когда он снова начал говорить, казалось что он был один на один с репортером, как будто он забыл, что нас вообще снимали. — Адам, я довольно рано узнал, еще когда был, как сказали бы люди, второкурсником в средней школе*, что мне был дан этот дар. — Старк отчетливо произносил слова, без сарказма, но и не так, словно это была потрясающая вещь Его голос говорил о том, что его дар был ответственностью, и не такой уж классной ответственностью. — Я не могу промазать мимо цели. Я лучник, — объяснил он, когда Адам вопросительно посмотрел на него. — Ну знаете, лук и стрелы. Итак, неважно, во что я мечу — я попадаю. К несчастью, не все так просто. Представьте, между вами и тем, на что вы смотрите, тем о чем вы думаете и тем, во что вы целитесь много витиеватого пространства. Вот простой пример: представьте, что вы взяли лук и стрелу, и целитесь в знак «Проезд без остановки запрещен». Итак, вы натягиваете лук, вкладываете в него стрелу и смотрите на центр большого красного знака. Но что, если про себя вы думаете: «Хорошо, я хочу попасть в то, что останавливает машины». И следуещее, что вы осознаете, что ваша стрела нашла свой путь, попав в радиатор, проезжающей мимо машины.

— Ну, я понимаю, как это может причинить массу больших неприятностей, — сказал Адам.

— Да, больших и грандиозных неприятностей. Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять это и научиться контролировать. Между прошлым и настоящим, я сделал, по-настоящему, ужасную ошибку. — Старк снова остановился, и я сжала его руку, пытаясь таким образом показать свою поддержку. — И из-за нее умер мой наставник. Я не позволю этому повториться снова. Я поклялся.

— И именно поэтому, Джеймс Старк сейчас находится здесь, в Доме Ночи Талсы. — Танатос подхватила нить разговора в свои руки, и камера переместилась на нее. — В Талсе мы верим во второй шанс. — Ее взгляд переместился на Афродиту. У меня чуть не отвисла челюсть, когда она спокойно продолжила: — Разве это не превосходное место для второго шанса, Афродита ЛаФонт?

Мне не следовало волноваться. С наведенной на нее камерой, Афродита была полностью в своей стихии. Она вышла вперед, поближе к камере (конечно же) и села рядом с Танатос. — Я абсолютно согласна с вами, Верховная Жрица. Я была недолеткой почти четыре года, но Никс, наша великодушная Богиня, решила забрать у меня Метку и заменить ее даром провидения. Мои родители согласны с моим решением остаться в Доме Ночи. На самом деле, мы говорили с ними о моей возможной стажировке в Верховном Совете в Венеции, когда я закончу здесь свое обучение. Мои мама и папа очень сильно поддерживают меня. — Она улыбнулась в камеру. — Вы можете сказать это, поскольку последние несколько месяцев оплачивали все счета по кредитной карте. Вау! У меня такие потрясающе классные родители!

Ладно, серьезно. Это было такой большой вонючей, гниющей кучей собачьих какашек, я даже не могла ничего сказать. К счастью, Стиви Рей не промолчала.

— Кстати, говоря о чудесных родителях, моя мама, Джинни Джонсон, собирается приготовить самые лучшие шоколадные печенья во всей известной вселенной, и привезти их на день открытых дверей и распродажу выпечки, которые очень скоро пройдут у нас, не так ли, Танатос?

Танатос не пропустила подачи: — Ты полностью права, Стиви Рей. В эти выходные, да будет милостива к нам бурная погода Оклахомы, мы планируем организовать день открытых дверей. Мы надеемся, что организация Уличные Коты придет к нам с кошками, которых будут отдавать в хорошие руки. На самом деле, прямо сейчас я хотела бы объявить, что все деньги, полученные с распродажи выпечки, — она улыбнулась Стиви Рей, — пойдут в наш местный благотворительный фонд, к Уличным Котам. К тому же, бабушка нашей недолетки и Верховной Жрицы, Зои Редберд, принесет для продажи свои изделия из лаванды.

— И не забудьте про ярмарку вакансий.

Все, включая оператора, повернулись на звук голоса Хозяйки конюшен. Ленобия стояла там, держа под узцы свою красивую черную кобылу, Муджажи, безусловно похожую на мечту.

— Профессор Ленобия, как хорошо, что вы присоединились к нашей пресс-конференции, — сказала Танатос.

— Обалдеть! Какой шикарный жеребец! — воскликнул Адам, в то время как оператор снимал Муджажи крупным планом.

Дэмьен дотронулся до руки Адама и улыбнулся.

— Дорогой, это она, а не он.

— Ой, ошибся. — Адам сходу все понял и мило улыбнулся, показывая свой румянец. — Парень или девушка — никогда не мог отличить.

— Потому что все мы одинаковые. — Я услышала слова, исходящие из моего рта, и мысленно поблагодарила за них Никс. — Парни, девушки, люди, вампиры, какая разница? Мы все живем в Талсе, и мы ее любим. Поэтому давайте жить дружно!

Танатос рассмеялась, и эти звуки были похожи на музыку.

— Ох, Зои, я сама не смогла бы сказать лучше. И Ленобия, ты правильно напомнила мне. Адам, я хочу объявить этим вечером, что во время дней открытых дверей и акции Уличных Котов, Дом Ночи Талсы, первый Дом Ночи в нашей летописной истории, будет предлагать вакансии о работе для людей-профессоров. Мы будем проводить собеседования на должность преподавателя актерского мастерства, а также преподавателя литературы. — Танатос встала и раскрыла объятия, выглядя доброжелательной и мудрой. — Дом Ночи приветствует Талсу. И до субботы мы желаем вам всем счастливо встретиться, счастливо проститься и счастливо встретиться вновь.

 

Прим. переводчика:

* Второй курс американской средней школы = 10-му классу

 






Date: 2015-12-12; view: 84; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.011 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию