Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Стадии наркоза





Каждая стадия имеет свои особенности и обусловлена вовлечением в торможение определенных структур головного и спинного мозга.

1. Вводный наркоз является самым ответственным периодом общей анестезии. По аналогии с авиацией, где взлет и посадка самолета наиболее опасны, в анестезиологии таковыми считаются периоды введения в наркоз и выведения из него.

Наибольшее распространение в наши дни получил неингаляционный внутривенный путь введения в наркоз. Он привлек внимание анестезиологов, так как при этом методе стадия возбуждения клинически не проявляется. Из лекарственных средств для внутривенного вводного наркоза применяют барбитураты ультракороткого действия — 1—2% растворы гексснала или тиопентал-натрия. Введение (медленное) этих препаратов прекращают, как только больной теряет сознание. Обычно в среднем расходуется 200—400 мг препаратов.

Большое распространение за последние годы получила методика нейролептанальгезии, при которой для введения больного в наркоз (вводный наркоз) применяют дроперидол (10—20 мг), фентаннл (0,2—0,4 мг), закись азота с кислородом в соотношении 2:1 или 3:1. Много сторонников имеет также метод атаралыезии, при котором вместо нейролептика дроперндола используют атарактнк седуксен (диазепам) в дозе 10—25 мг.

В педиатрической анестезиологии для целей вводного наркоза широко используют масочный ингаляционный способ. Из анестетиков предпочтение отдают фторотану (0,5—2% по объему), с помощью которого быстро, за 2—3 мин, легко и спокойно, без видимого возбуждения, детей вводят в наркоз. Заслуживает внимания также кетаминовый наркоз. Препарат вводят внутримышечно (5—7 мг/кг) или внутривенно (2 мг/кг).

Для кратковременного наркоза, особенно в амбулаторной практике при искусственном прерывании беременности и при броихологнческих исследованиях, широко пользуются пропанидидом (эпонтол, сомбревин). Препарат вводят внутривенно из расчета 8—10 мг/кг со скоростью 30— 50 мг/с, т. е. 500 мг препарата вводят в течение 15—30 с. Эта доза вызывает наркотический сон длительностью 4—6 мни. Для продления анестезии вводят половину первоначальной дозы.



Таким образом, у анестезиолога имеется достаточный выбор средств для вводного наркоза. Суметь избрать наиболее оптимальный для каждого больного способ вводного наркоза — это уже половина успеха предстоящей анестезии и операции.

Для первой анальгетической стадии характерно внешне выраженное состояние оглушения. Пациент находится как бы в оцепенении или проявляет некоторое беспокойство. Дыхание глубокое и ритмичное, пульс учащен, движение глазного яблока произвольное. Тонус мышц остается прежним или несколько повышен. Рефлексы сохранены. Болевые ощущения притупляются или исчезают, тогда как тактильная и температурная рецепции не нарушены. Анальгезия развивается в связи с выключением центров болевой чувствительности в стволовой части ретикулярной формации и зрительных буграх, тогда как биоэлектрическая активность коры мозга даже повышается. Течение вводного наркоза может быть осложнено невозможностью выдвижения челюсти при микрогении, анкилозе височно-нижнечелюстного сустава. Это вызывает западание корня языка, надгортанника. Для борьбы с этим используется максимальное разгибание головы, вытягивание по возможности языка, введение носового катетера, вспомогательная вентиляция.

Вторая стадия — двигательное возбуждение наступает при дальнейшем поступлении средства. Оно проявляется повышением тонуса скелетных мышц, беспорядочными сокращениями конечностей, попытками встать или некоординированными перемещениями в пространстве. Дыхание и пульс неравномерны. Кровяное давление повышено. Наблюдается «блуждание» глазных яблок. Зрачок расширен. Усиливается секреция слюнных, слезных, бронхиальных и потовых желез. Частое глотание. На этом фоне наблюдается углубление анальгезии. Возможны мочеиспускание, рвота, рефлекторная остановка дыхания, фибрилляция желудочков сердца и даже смерть.

По мере усиления действия наркозного средства наступает третья стадия— хирургического наркоза. В анестезиологии эту стадию разделяют на 4 уровня:

1. Поверхностный наркоз. Полностью исчезает болевая и тактильная чувствительность. Прекращается глотание. Роговичный рефлекс (смыкание век на притрагивание волоском к роговице) исчезает. Глазные яблоки отклоняются в эксцентричном положении, зрачки сужаются. Дыхание глубокое, ритмичное, храпящее из-за расслабления голосовых связок. Кровяное давление стабилизируется, пульс учащен. Скелетные мышцы не расслаблены. Сохранены рефлексы анального сфинктера, а также висцеро-висцеральные на растягивание брюшины и брыжейки.

2. Легкий наркоз. Глазные яблоки устанавливаются в центральном положении. Зрачки сужены и слабо реагируют на свет. Скелетные мышцы расслаблены, но не полностью. Потеря рефлекса на растягивание брюшины. Дыхание и пульс ритмичны. Можно делать поверхностные операции.

3. Полный наркоз. Дыхание ровное, поверхностное, учащающееся при добавлении к вдыхаемому воздуху СO2. Пульс ритмичный, но его наполнение уменьшается, кровяное давление снижено. Рефлексы с поверхности и полостей тела не проявляются, зато сохраняются с аортальной и синокаротидных зон, обеспечивая функционирование центров дыхания и кровообращения. Можно вызвать ослабленные рефлексы мочевого пузыря и прямой кишки. Зрачки глаза начинают расширяться. Скелетные мышцы расслаблены, возможны западение языка, если он не фиксирован, и асфиксия из-за закрытия им прохождения воздуха в гортань.



4. Сверхглубокий наркоз— состояние на грани жизни и смерти. Дыхание поверхностное, толчкообразное, диафрагмальное. Пульс слабый, малого наполнения, кровяное давление низкое. Цианоз слизистых оболочек. Движения глазных яблок не проявляются и они находятся в обычном положении, роговица сухая, зрачок расширен.

Ингаляционный наркоз поддерживают на нужном уровне специальными устройствами (испарители, ротаметры - прибор для определения объёмного расхода газа или жидкости в единицу времени), дающими возможность точно регулировать концентрацию паров жидких (парообразующих) анестетиков или газообразных средств для наркоза в дыхательной смеси. Наркозно-дыхательные аппараты позволяют контролировать различные параметры искусственной вентиляции легких - ИВЛ, а современные анестезиологические мониторы— концентрацию газов (кислород, закись азота, углекислый газ и пары анестетика) во вдыхаемом и выдыхаемом газе.

5. Выход из наркоза или пробуждение — не менее ответственный этап, чем вводный наркоз и поддержание наркоза. Во время выхода из наркоза у больных восстанавливаются рефлексы, однако постепенно, и некоторое время они могут быть неадекватны. С этим связано возникновение ряда осложнений наркоза, что заставляет анестезиологов продолжать наблюдение за больным и после окончания операции.

По окончании операции, перед экстубацией, анестезиолог должен проверить надежность гемостаза в полости рта, хорошую фиксацию тампонов, защитных пластинок, шин и т. д. во избежание обструкции дыхательных путей и аспирационных осложнений.

Послеоперационный период для больных стоматологического профиля опасен обширными отеками, инфильтратами в зонах, где это представляет опасность из-за нарушения проходимости дыхательных путей. Это служит предметом особого внимания анестезиолога, так же как и вопрос ухода за полостью рта.

В настоящее время широко применяется нейролептаналгезия (НЛА) - вид комбинированной общей анестезин, при которой используют препараты, вызывающие нейролепсию и аналгезию. Метод особенно показан в детской хирургии. Нейролептаналгезия (греч. neuron нерв + lepsis хватание, приступ + греч. отриц. приставка ana- + algos боль)— комбинированный метод внутривенной общей анестезии, при котором пациент находится в сознании, но не испытывает эмоций (нейролепсия) и боли (анальгезия). Благодаря этому отключаются защитные рефлексы симпатической системы и уменьшается потребность тканей в кислороде. К преимуществам нейролептанальгезии также относятся: большая широта терапевтического действия, малая токсичность и подавление рвотного рефлекса

Наибольшее распространение приобрели три вида НЛА:

1) с использованием фентанила, дроперидола. закиси азота с кислородом, мнорелаксантов, ИВЛ (искусственная вентиляция легких);

2) как вспомогательное средство при ингаляционной общей анестезии;

3) в комбинации с местной анестезией при сохранении спонтанного дыхания.

Относительно новым видом общей анестезии является комбинированная электроанестезия, при которой используют генераторы импульсного, синусоидального тока и т.п. Преимущества такой анестезии следующие:

1. Наркотическое состояние можно вызвать, исключив из схемы комбинированного обезболивания все наркотические средства.

2. Электрический ток не имеет прямого токсического действия и влияет лишь на ЦНС.

3. Проведение анестезии отличается простотой, наркотизацию можно прервать в любой момент, нет кумуляции, метод взрывобезопасный и экономичный.

Однако независимо от применяемого тока и аппарата метод имеет существенный недостаток: ток вызывает боль в месте его прохождения, в связи с чем для введения в электроанестезию необходимо использовать медикаментозные средства. Поэтому он не имеет широкого применения в практической деятельности врача-стоматолога.

При обеспечении общего обезболивания анестезиологу и хирургу следует учитывать особенности наиболее важных систем организма ребенка, отличающиеся от таковых у взрослых, анатомо-фнзиологические и психологические характеристики детей разного возраста, специфику оперативных вмешательств в челюстно-лицевой области и полости рта. Объем и размеры различных органов и анатомических образований у ребенка значительно меньшие, чем у взрослых, что требует специальных инструментов и аппаратуры. Представление о том, что дети (в особенности младшего возраста) менее чувствительные к боли и психическим травмам, ошибочно. Они требуют адекватного обезболивания.

Во избежание неожиданностей во время анестезии, связанных с индивидуальной повышенной чувствительностью или непереносимостью каких-либо лекарственных препаратов (особенно наркотических), врач должен тщательно выяснить анамнез ребенка у родителей, уточнить наличие у него необычных реакций на прием различных лекарственных средств, пищевых продуктов, выраженного аллергического статуса, склонности ребенка к обморокам, потере сознания в ответ на такие факторы, как боль, страх.

Имеет значение и семейный анамнез: данные о непереносимости ближайшими родственниками каких-либо препаратов, так как не исключено, что непереносимость фармакологических средств генетически передалась ребенку. Важно выяснить, состоит ли ребенок на диспансерном учете у других специалистов. Ясное представление об общем состоянии ребенка и жизненно важных функциях организма определяет правильный выбор вида и способа анестезии и является профилактикой возможных осложнений при проведении местного и общего обезболивания.

Система дыханияу детей младшего возраста имеет ряд особенностей. Узкие верхние дыхательные пути легкоранимы и склонны к отеку слизистой оболочки; гипертрофированные нёбные миндалины, гиперглоссия и повышенная секреция слизистых желез — все это увеличивает угрозу нарушения их проходимости. Экскурсия грудной клетки у маленьких детей уменьшена в результате ограничения подвижности диафрагмы, ребер и грудины. Аэродинамическое сопротивление дыхательных путей, а также потребность в потреблении кислорода повышены. В связи с этим дыхательная система даже здорового маленького ребенка для обеспечения нормального газообмена значительно напряжена и минимальные нару шения дыхания приводят к дыхательной недостаточности. Накопление секрета в трахеобронхиальном дереве, отёк слизистой оболочки, повышение сопротнвления в системе "легкое — наркозный аппарат", болевая гиповентиляция вызываю резкое нарушение дыхания.

У новорожденных вход в трахею между голосовыми связками составляет около 14 мм, а диаметр трахеи в участке перстневидного хряща — 4 мм. Легкие маленького ребенка более полнокровные и менее эластичные, функционирующая альвеолярная поверхность в три раза меньше, чем у взрослых, по отношению к массе тела. Ребра у грудных детей расположены горизонтально, межреберные и вспомогательные дыхательные мышцы развиты слабо, объем брюшной полости увеличен, кишки часто содержат много газов, следствием чего является повышенное внутрибрюшное давление и высокое стояние диафрагмы. Все это опреде ляет функциональные особенности легочной системы маленьких детей, а именно повышенную потребность в кислороде (на 25-30 %) при повышении температу ры тела. Компенсируется это состояние увеличением частоты вдохов, поверхносттным дыханием, что, в свою очередь, приводит к неправильному соотношении вдоха и выдоха.

Анатомо-физиологические особенности дыхательных путей ребенка, а также частота гиперергической реакции в ответ на раздражитель приводят к одному из наиболее грозных осложнений — быстрому развитию отека. И если у взрослого это вызывает раздражение в горле, то у маленького ребенка — ларингоспазм. Так утолщение слизистой оболочки дыхательных путей у новорожденных на 1 мм уменьшает их просвет на 75 %, а у взрослого — лишь на 19 %. Поэтому любые факторы, которые могут нарушить дыхание, являются угрожающими из возможных серьезных нарушений вентиляции, газообмена и всего гомеостаза ре бенка, в особенности раннего возраста.

Сердечно-сосудистая системаребенка стабильнее, чем дыхательная. Анатомические особенности обеспечивают ее функциональное равновесие.

Сердечно-сосудистая система ребенка не реагирует так резко на стрессовые ситуации, как дыхательная. Правда, сердечная мышца больше подвержена инфекционным заболеваниям, но полное восстановление функции миокарда у де гей наступает чаще и быстрее, чем у взрослых. Преобладание симпатической иннервации вызывает у детей младшего возраста частый пульс и склонность к тахикардии. Так, пульс у маленьких детей зна чительно учащается при крике, натуживанпи.

У детей младшего возраста артериальное давление ниже, чем у взрослых. Это связано с большим просветом сосудов, эластичностью их стенок и меньшей нагнетательной способностью сердца. Сложная регуляция сосудистого тонуса маленького ребенка связана с недостаточным блокировочным действием блуждающего нерва. Это в совокупности с характерной для маленьких детей централизацией кровообращения (почти 2/3 капиллярного русла в норме не принимает участия в циркуляции) приводит к частым колебаниям пульса и артериального давления. Повышенное потребление кислорода и высший, сравнительно со взрослыми, уровень обмена предопределяют интенсификацию некоторых гемодинамических процессов. У ребенка объем крови в миллилитрах на 1 кг массы тела больше на 20-30 %, чем у взрослых; скорость кровотока в 2 раза больше, сердечный выброс и ударный объем также относительно больше, чем у взрослых.

Хирург должен знать о том, что маленький ребенок очень чувствителен к кровопотере. Гипергидратизация из-за угрозы нарушения сердечной деятельности, отека мозга и легких у него так же опасна, как и тяжелая гиповолемия. Если кровопотеря составляет свыше 12-15 % ОЦК (объем циркулирующей крови), целесообразно восстановить ее с помощью гемоделюции (60-70% кровью и 30-40 % — жидкостью).

Нервная системаребенка имеет ряд особенностей. Одной из главных является та, что кора большого мозга еще не проявляет необходимого регулировочного влияния на низшие отделы нервной системы, в связи с чем большинство рефлексов ребенка младшего возраста осуществляется через подкорковые отделы ЦНС и имеет рефлекторно-стереотипный и атетозоподобный характер.

Это приводит к таким функциональным нарушениям:

1. У детей раннего возраста ответ на многие внешние и внутренние раздражители разного характера бывает относительно стереотипный — судороги. Склонность к судорожным реакциям у них объясняется более высоким обменом и большей гидрофильностью тканей мозга.

2. Диффузной и генерализованной реакции нервной системы в ответ на разнообразные раздражения, в частности болевые. Поэтому у ребенка, даже после незначительных стрессовых влияний (переохлаждение, незначительная боль, незначительная травма и т.п.), может быть бурная реакция с гипертермическим и судорожным синдромами, резким изменением дыхания и другими нарушениями.

3. Компенсаторные реакции у новорожденных и детей младшего возраста быстро угасают. Под действием разнообразных раздражителей у детей первого года жизни быстро наступает "переутомление" дыхательного и сосудодвигательного центров.

4. В связи с особенностями вегетативной нервной системы сердечно-сосудистая система ребенка к моменту рождения и в раннем возрасте регулируется значительно лучше, чем дыхательная. При разнообразных критических, стрессовых и других ситуациях дыхание у ребенка нарушается гораздо быстрее и значительнее, чем функции других систем.

У многих врачей сложилось впечатление, что выраженная болевая чувствительность у детей младшего возраста в связи с недостаточно развитой и дифференцированной корой большого мозга отсутствует. Это неправильно. У детей есть выраженная, хотя и не типичная для взрослых реакция на боль: быстрое нарушение функции дыхания, истощение компенсаторных механизмов, скрытая следовая реакция. Известно, что у детей, которым даже в раннем возрасте проводили травматические манипуляции без адекватного обезболивания, значительно чаще наблюдались ночные страхи, заикание и т.п. Поэтому удлинение уздечки языка, хирургическая обработка небольших по размеру и глубине ран, удаление временных зубов, осуществляемые без обезболивания, — это:

—негуманное, неврачебное отношение к беззащитному пациенту;

—риск получения непредвиденных, вплоть до непоправимых, осложнений;

—наиболее низкая оценка теоретической подготовки и квалификации врача.

Факт незнания анатомо-физиологическпх и функциональных особенностей детского организма не оправдывает таких действий.

Обмен веществ.Основной обмен у детей значительно повышен. В связи с этим им вводятся разнообразные лечебные вещества в относительно больших дозах, чем взрослым. Большая затрата энергии требует адекватного пополнения. Поэтому инфузионная терапия с введением необходимого количества белка, электролитов — важнейшая задача при проведении интенсивной терапии. Маленькие дети требуют большего, чем взрослые, количества нуклеиновых кислот. При недостатке углеводов или их значительной потере у них быстро уменьшается жировое депо. Для детей характерна гидролабильность — быстрые потеря и пополнение воды. Чем меньше возраст ребенка, тем ниже порог выносливости к кислородному голоданию.

Мочевыделительная системана фоне повышенного водного обмена функционирует максимально, на грани возможного. У детей младшего возраста наблюдается выраженная тенденция к метаболическому ацидозу. У них большая склонность к задержке натрия и образованию отеков. К гиперсолемии и солевой интоксикации приводит чрезмерное введение хлора. И наоборот, следствиями рвоты и поноса является потеря хлора, снижение осмотического давления плазмы и развитие эксикоза.

Терморегуляция.Хирургу важно знать особенности терморегуляции маленьких детей. Теплопродукция у них отстает от теплоотдачи (меньшее отношение массы мышечной ткани к поверхности тела). Подкожной жировой клетчатки, задерживающей тепло, недостаточно, сосудистый центр еще не регулирует теплоотдачу путем сужения и расширения сосудов. В связи с этим температура тела ребенка значительно зависит от температуры внешней среды. Охлаждение маленького пациента приводит к резким нарушениям метаболизма и гемодинамики. Компенсировать потерю тепла повышенной мышечной деятельностью ребенок не может, а энергетических запасов у него очень мало. В связи с этим при проведении общего обезболивания у маленьких детей одной из самых важных задач является создание условий для поддержания нормальной температуры тела.

 

В условиях стационара могут быть с успехом использованы и адаптированы к данному контингенту больных все современные достижения общей анестезиологии.

Что касается условий поликлиники, то уже давно нет сомнений в целесообразности и перспективности использования наркоза в детской стоматологической практике

Наркоз позволяет обеспечить лечение неконтактных и малоконтактных детей, создает комфорт для больного и удобство для врача, сокращает сроки лечения и улучшает его качество.

Однако внедрение общего обезболивания в поликлиники связано с объективными трудностями, обусловленными недостатком кадров анестезиологов и стоматологов, специально подготовленных для работы в детском стоматологическом отделении, и некоторыми другими организационными проблемами.

На данном этапе развития стоматологической помощи детям более оправдана и безопасна централизация анестезиологической службы.

Врач-анестезиолог выделяется из числа не только достаточно опытных специалистов, но желательна его специализация по анестезиологии в стоматологии.

Особенности наркоза в амбулаторных условиях:

· непривычное сидячее положение больного, затрудняющее наблюдение за ним анестезиолога, стоящего за спиной больного;

· работа во рту, создающая предпосылки для механической обструкции дыхательных путей -задвигание тампона, располагающегося в области зева,

· западение языка,

· отвисание нижней челюсти,

· затекание слюны и крови,

· инородные тела во рту в виде ваты, пломбировочного материала, зубной пыли, удаленных зубов и др.),

· носовая маска, которая используются при масочном наркозе с возможным введением под маску в носовой ход короткой интубационной трубки при наличии у ребенка расщелины неба, аденоидных разрастаний и других причин, изменяющих характер дыхания.,

· во время лечения анестезиолог должен правильно фиксировать н/ч для обеспечения свободного спонтанного дыхания. Н/ч удерживается в выдвинутом положении, избегая ее боковых сдвигов. Смещение языка и н/ч происходит не только от расслабления жевательной мускулатуры под действием наркотика, но и от различных манипуляций стоматолога, особенно при удалении зубов н/ч, когда развивается значительное давление на нее. При лечении моляров н/ч стоматолог часто отдавли-вает ватными валиками или зеркалом язык кзади и в сторону, что может неблагоприятно сказываться на дыхании.

Врач-стоматолог должен быть высококвалифицированным терапевтом, освоившим методы эндодонтии, владеющим также удалением зубов и способным оказать неотложную и полную хирургическую помощь при острых гнойных воспалительных процессах и травме.

Условия работы стоматолога тоже необычны:

· затруднена диагностика заболеваний из-за отсутствия под наркозом реакции больного,

· исключается привычная многоэтапность лечения, чаще используются односеансовые методы лечения,

· сложна оценка эффективности эндодонтических мероприятий,

· отсутствует возможность рентгенологического контроля на этапах лечения.

Специально подготовленный и постоянно работающий в бригаде стоматолог постепенно преодолевает эти трудности в работе.

Медицинская сестра-анестезист

· помогает в проведении наркоза и обеспечивает наблюдение за состоянием ребенка, которое фиксируется в наркозной карте.

· осуществляет наблюдение за ребенком в посленаркозном периоде,

· своевременно готовит необходимые инструменты и лекарственные препараты,

· качественно и вовремя готовит пломбировочные материалы.

Медицинская сестра стоматолога, работая постоянно с одним врачом, хорошо осваивает не только последовательность лечебных манипуляций, но и технику и особенности лечения, свойственные данному врачу, У нее хорошо подготовленное рабочее место с удобным для нее размещением всего необходимого на столе.

Все члены бригады должны быть обученными и быстро регистрировать малейшие изменения в состоянии ребенка: нарушение спонтанного дыхания, изменение окраски слизистой оболочки, саливацию, углубление наркоза или несвоевременное пробуждение больного и т. п.

Должна быть выработана согласованная тактика всех членов бригады для быстрой коррекции этих кратковременных нарушений. Это возможно только при условии абсолютного взаимопонимания и взаимодействия персонала, постоянно работающего вместе. Это существенно уменьшает риск лечения стоматологических заболеваний под наркозом. Все члены бригады должны владеть методами догоспитальной сердечно-легочной реанимации.

Показания к амбулаторному наркозу в стоматологииможно обобщить в три группы.

I. Показания, обусловленные группой здоровья и психоэмоциональным состоянием ребенка:

1) пороки развития и заболевания центральной нервной системы;

2) аномалии конституции с предполагаемой непереносимостью местных анестетиков;

3) психоэмоциональная возбудимость, страх перед лечением у стоматолога:

а) у здоровых детей;

б) у детей с сопутствующими заболеваниями в стадии компенсации, в частности из группы сердечно-сосудистых заболеваний и заболеваний дыхательных путей с аллергическим компонентом.

II. Показания, обусловленные возрастом ребенка (все операции у детей до 3 лет).

III. Показания, обусловленные стоматологическими заболеваниями:

1. Неотложные состояния у детей, связанные с острыми одонтогенными и не-одонтогенными воспалительными процессами органов ротовой полости и ЧЛО (лечение периоститов, лимфаденитов, абсцессов), в особенности в раннем возрасте.

2. Плановые санационные операции по поводу хронических периодонтитов, радикулярных и фолликулярных кист челюстей, удлинение коротких уздечек языка и губ.

3. неадекватность местной анестезии.

Противопоказания к наркозу в условиях поликлиники:

· тяжелые или декомпенсированные формы общих сопутствующих заболеваний сердца, эндокринных заболеваний, в частности сахарного диабета, рахита, гепатита, нефрита и т. д. Дети с таким статусом практически не обращаются в поликлинику, так как по тяжести своего фонового заболевания нуждаются в лечении в профильных стационарах. Эти противопоказания надо иметь в виду стоматологам, работающим в соматических стационарах.

Более частыми противопоказаниями при лечении под наркозом в амбулаторных условиях являются:

· острые инфекционные заболевания, включая острый герпетический стоматит, ОРВИ (интервал между перенесенным заболеванием и лечением под наркозом должен быть не менее 2 нед);

· аномалии конституции, сопровождающиеся гипертрофией вилочковой железы;

· затрудненность или невозможность носового дыхания, обусловленная искривлением носовой перегородки, аденоидными разрастаниями, хроническим ринитом и др. (для ингаляционногонаркоза);

· дети с наполненным желудком (недавно поевшие). В случае необходимости оказания им экстренной стоматологической помощи надо выждать после еды не менее 4 час. Если же вмешательство нельзя откладывать, то удаление желудочного содержимого осуществляется через желудочный зонд.

Важно учитывать локализацию патологического процесса. Амбулаторные операции в области зева, челюстно-язычного желобка чреваты аспирационными и дислокационными (смещение языка, тампона и др.) осложнениями. Поэтому необходимо особое внимание при их выполнении или отказ от операции в амбулаторных условиях.

Планируя определенный объем лечебных мероприятий для данного больного, надо ориентироваться на длительность лечения, которая не должна превышать в среднем 40 мин, с допустимым пределом удлинения наркозного времени до 60 мин. Эти сроки обусловлены тем, что длительность посленаркозного восстановления адекватности поведения ребенка прямо пропорциональна длительности наркоза. При этом для амбулаторных условий важно обеспечить возможность ритмичного потока больных, чтобы наблюдения за одним пациентом не накладывались на время лечения следующего.

За 40 мин наркозного времени можно выполнить большой объем работы, принимая во внимание спокойное поведение ребенка, работу без перерывов даже на сплевывание, высокую квалификацию врача и хорошее стоматологическое оснащение.

Поликлинические условия лечения, необходимость быстрого восстановления адекватности поведения ребенка и возможности отпустить его домой требуют максимального облегчения поликлинического наркоза. Поэтому из большого арсенала видов и способов наркоза для поликлиники отбираются такие, которые не только обеспечивают эффективную анестезию, амнезию, релаксацию мышц челюстно-лицевой области, но и хорошо управляемые, сопровождающиеся минимальными неприятными ощущениями для больного, не дающими выраженного угнетения в посленаркозном периоде. Адекватность поведения ребенка, уходящего из поликлиники после лечения, должна быть такова, чтобы быть абсолютно уверенным в отсутствии осложнений или побочных реакций в позднем посленаркозном периоде.

Выбор наркоза решается только анестезиологом, который будет его проводить в зависимости от его личной подготовки.

В условиях поликлиники отдают предпочтение масочному наркозу смесью фторотана, закиси азота и кислорода. Однако широкое применение в поликлинических условиях приобрели вещества, которые анестезиолог вводит в/в или в/м. В зависимости от вида вмешательства, возраста ребенка, от того, где будет проводиться вмешательство (в ротовой полости или вне ее), и еще от многих причин (оборудования анестезиологической службы поликлиники, выбора медикаментозных средств, опыта анестезиолога и хирурга-стоматолога) выбирается вид наркоза, поскольку каждый из них имеет свои преимущества и недостатки. Так, в/в введение моноанестетика, например, кетамина, кеталара, калипсола, очень удобно: ребенок быстро и спокойно входит в наркоз, не нужна дорогая аппаратура, которую используют для ингаляционного наркоза, отсутствуют гипотензивная и рвотная реакции, есть возможность продлить время наркоза за счет повторного введения анестезирующего средства в дозе 1/4-1/2 от первичной. В последнее время широко используется рекофол (пропофол) — быстродействующий внутривенный анестетик. По сравнению с другими аналогичными препаратами, пропофол сокращает время выхода из наркоза и потребность в противорвотных средствах после него.

Недостатками их являются: угроза передозировки; индивидуальная непереносимость препарата из-за отсутствия эффективных целенаправленных антидотов; отсутствие воз­можности быстрого вывода из наркоза при необходимости; западение языка с возникновением асфиксии и затрудненного дыхания. Если все перечисленные недостатки, кроме последнего, — прямая забота анестезиолога, то западение язы­ка является не только угрозой, но и большим неудобством для хирурга-стомато­лога. В таком случае во время манипуляции в полости рта ассистент постоянно должен следить за положением прошитого лигатурой или зафиксированного инструментом языка, а также за работой слюноотсоса для профилактики аспира­ции кровью, слюной, содержимым кист, обтурации обломками зубов, костей, кончиков игл или частей других инструментов. Это, безусловно, затрудняет про­ведение относительно продолжительных операций в ротовой полости.

Ингаляционный наркоз, если исключить ряд недостатков в/в и в/м введения анестетиков, имеет следующие преимущества:

1) во время интубации трахеи проводится надежная искусственная вентиляция легких, обеспечивающая, даже сравнительно с масочным наркозом, более адекватный газообмен;

2) есть надежная защита дыхательных путей от затекания крови и слюны, позволяющая спокойно оперировать в ротовой полости;

3) легко управлять наркозом, его глубиной, обеспечивать относительно быстрый вывод из наркоза.

Эти преимущества, однако, не уменьшают недостатков ингаляционного наркоза, основными условиями проведения которого являются:

1) использование дорогих аппаратов, приспособлений и инструментов общего обезболивания;

2) необходимость продолжительного наблюдения за состоянием ребенка в послеоперационный период;

3) возможность появления у детей отека подсвязочного пространства после эндотрахеального наркоза и последующие в связи с этим осложнения.

Более правильно в поликлинической стоматологии эндотрахеальный наркоз применять в условиях так называемого стационара одного дня или дневного стационара. В противном случае, если в поликлинике нет условий для выделения отдельного операционного дня, а у врачей — возможности следить за состоянием организма ребенка необходимое количество времени, комбинированная общая анестезия с мышечными релаксантами и интубацией трахеи в амбулаторных условиях увеличивает риск осложнений.

После окончания операции и вывода ребенка из наркоза правильность действий хирурга приобретает очень большое значение. Принципиально важными являются эффективность и последовательность таких этапов и манипуляций:

1) при проведении оперативного вмешательства в ротовой полости необходимо после окончания операции убедиться в тщательном гемостазе в ране. Без этого проводить мероприятия по выводу ребенка из наркоза нецелесообразно;

2) необходимо внимательно и тщательно осмотреть операционное поле и полость рта и убедиться в отсутствии кусочков зубов, костей, игл, инструментов, тампонов, резиновых прокладок, дренажей вне раны, остатков лигатурной проволоки и т.п.;

3) при проведении операций на мягком нёбе, нёбно-язычных и нёбно-глоточных дужках, в области корня языка ассистент фиксирует широко открытый рот роторасширителем, чрезмерное действие которого может привести к переднему вывиху нижней челюсти, вывиху (чаще) временных зубов в сменном прикусе — такую возможность необходимо предусмотреть;

4) при ларингоскопии могут быть повреждения фронтальной группы зубов в/ч, их травматическое удаление, не исключающее возможности при выводе из наркоза обтурационной асфиксии;

5) при накоплении в ротовой полости слюны, слизи, кровяных сгустков необходимо удалить их слюноотсосом, поскольку в этот период раздражающее влияние любых посторонних тел может спровоцировать рвоту, ларингоспазм и прочие осложнения.






Date: 2015-05-23; view: 424; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.016 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию