Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Часть третья 5 page





Спустившись с «небес» новостройки, Скорпион подошёл поближе, шаркая походкой скучающего бомжа. Куча гравия была действительно самым лучшим местом. Северная её сторона выходила на дорогу. Следовательно, не стоит опасаться отблеска солнца от окуляра снайперской винтовки, если Врач надумает приехать к Томе засветло. А это вполне возможно, так как Врач, судя по данным Миноса, не был любителем подобных вечеринок. «Значит, он пожалует к нему либо до неё, либо после, вряд ли в середине, хотя… Скорее всего, раньше, надо же, чтобы слух пробежал по толпе ещё до того, как её накачают алкогольными напитками. Вывод: Врач может приехать в максимальном промежутке от пятнадцати до девятнадцати часов. Будет ещё светло. Это хорошо – видимость будет чёткая, и плохо – в искусстве маскировки придётся поднапрячь мозги».

Скорпион обошёл кучу гравия. По высоте она явно когда-то была приличная, наверное хватило бы на две такие же дороги. Но нужды страдающего от нехватки денег народа уменьшили её в три четверти. Если чуть-чуть незаметно подровнять, то вполне можно смоделировать оптимальную высоту для точного выстрела. «Так, а это что ещё такое?» Недалеко лежал длинный железный П-образный короб. Бомж медленно присел возле него, словно отдыхая от бесполезных скитаний. А затем и вовсе прилёг, слегка задремав. «Отлично!» Короб почти соответствовал его росту. В голове Скорпиона проснулся инженер-изобретатель, манипулирующий сложными математическими вычислениями и расчётами. «А что если разгрести кучу гравия наискось, уложить этот короб как навес и присыпать его сверху гравием так, чтобы эта куча выглядела как непотревоженная. Снизу и на выходе лаз замаскировать. Внутри вполне хватит места, чтобы залечь со снайперской винтовкой. Так… расчёт оптимальной высоты гравия… дальности… траектории полёта пули… выход на прямую, можно и под определённым углом… скорость полёта… направление ветра… сила ветра… влажность… тепло… прозрачность воздуха…» Дальше пошли сплошные расчёты специфических параметров. Но главная задача по обеспечению маскировочных мероприятий в зоне предполагаемой акции была успешно решена. Великолепно!



Бомж снова присел, зевнул и сладко потянулся, будто ему приснилась бутылка недопитого пива и большой ломоть хлеба с толстыми кружками колбасы. Но, вернувшись к действительности, он тяжко вздохнул, кряхтя поднялся и побрёл к ближайшим кустам справить нужду. Надо же было не только подготовить место встречи, но и натоптать тропинки экстренной эвакуации.

Обдумывая все перипетии своей предыдущей партии, Скорпион сам к себе придирался по поводу нового сценария, как назойливый дотошный критик. Важно было предвидеть все возможные и невозможные неожиданности, не упустить из виду ни один пустяковый момент. Он, как никто другой, знал, что из-за таких вот непредусмотренных маленьких пустячков и слагается череда больших неприятностей, особенно в его деле.

Походив по пустырю и собрав в округе засохшее собачье дерьмо в кулёк, он незаметно положил этот кулёк рядом с гравием. Вечером пригодится. Потом пошатался возле вскопанных приусадебных участков, расположенных с другой стороны трассы, и чтобы окончательно доиграть свою роль (не мог же он сразу после пустыря скрыться из зоны видимости, дабы не выказать свой интерес), Скорпион обошёл микрорайон и вновь зашёл в него с другой стороны. Там он увидел большой мусорный бак – «радость бомжа», который был просто переполнен различными отходами, видимо достаточно состоятельных граждан. Глаза у «старого бомжика» засверкали изголодавшимся блеском и он усердно стал копаться в мусоре, как заядлый кладоискатель.

Не прошло и пяти минут его захватывающего погружения в мир отходов, как кто-то дал ему внушительный пинок под зад.

– Ах ты, хряк! Ты на чью территорию топырщишься?! – прозвучал грозный рык сзади.

«Дедок-бомжик» воровато оглянулся. Перед ним стояли два бомжа лет сорока с угрожающим выражением лица.

– Да я, да я… мужики… Я ж просто мимо, – стал пятиться «дедок», изрядно шепелявя. – Я ж не знал… что вы тут… вот…

– А ну вали отсюда! – угрожающе прикрикнул второй и со всей силой пнул сумку с бутылками «старикашки».

– Ухожу, ухожу… – стал тот раскланиваться, спешно подбирая на коленках своё разбитое добро-барахлишко.

Пятясь назад и видя, что его никто не преследует, «дедок» развернулся и побежал во весь дух за ближайший угол дома. Потом украдкой выглянул из своего безопасного места. Бомжи перебирали какие-то картонные коробки. «Дедок» ехидно хмыкнул и любо­пытства ради прошёл один лишний квартал. Так и есть… Там стояла обшарпанная машина с госномерами, в которой сидело ещё трое мужиков неброской наружности. Скорпион усмехнулся. Надо же было вот так лоб в лоб столкнуться с милицейской службой наружного наблюдения! Тоже под бомжей косят. Для воров, конечно, сойдёт, выглядят натурально. А вот для спеца их вид смешон. Всё равно, что серый волк в бабушку переоделся перед приходом Красной Шапочки. Ну что в наше время поделаешь с этими бедолагами, государственными служащими? Как платят им, так они и работают. Что с них возьмёшь? С их зарплатой только под бомжей и приходится «косить», причём даже спецкостюмов искать для этого не нужно. Дома рухляди полный гардероб. Скорпион, улыбнувшись, подумал: «С нашей неумолимо растущей преступностью эдак ни одного настоящего бомжа в округе не останется. Не потянут «мазу» за территорию супротив «наружки»-то. Те хоть на ступеньку, но выше их благосостояния стоят, значит, и силёнок будет поболее».



Ближе к вечеру Скорпион уже доработал детали. Теперь необходима была грубая физическая сила для реализации инженерного плана. Скорпион привык работать самостоятельно, как говорится, без свидетелей. И обустраивать собственные засады в том числе. Причём имел навыки по многим профессиям – слесаря, сварщика, строителя, столяра, токаря и ещё целого перечня других специальностей, которые могли пригодиться в многогранной деятельности «иживца». Но для сегодняшней работы требовалась серьёзная нагрузка на мышцы. А раны его только стали затягиваться. Пришлось делать исключение. Недолго думая, он загримировался «под середнячка», сел в свою роскошную машину и поехал на окраину города. Петляя по улицам, он обнаружил в укромном уголке «Ниву», накрытую чехлом. По всем признакам, машину уже давно никто не тревожил. Значит, её хозяин либо в отпуске, либо в командировке. В Скорпионе загорелись патриотические чувства и он, не глядя, обменял «БМВ» на родную «Ниву», временно конечно. Вот бы удивился хозяин такому сказочному преобразованию, обнаружив под чехлом вместо верной «лягушки» иноземную красавицу! Сам бы не поверил, три раза ущипнул бы себя за руку – не сон ли это.

«Нива» как нельзя кстати подходила новому образу Скорпиона. Он без труда завёл машину и двинулся к ближайшему соседнему городку. По пути приобрёл инвентарный инструмент и водку. Проехав через город, он вывернул на грунтовую дорогу и, преодолев ещё несколько километров, обнаружил посёлок городского типа. Тихое место, достаточно удалённое от основной трассы. Судя по местным жителям, смотрящим вслед «Ниве» как на редкое чудо отдалённой цивилизации, было понятно, что здесь вели размеренный, оседлый образ жизни. Причём местный автобус, судя по расписанию, явно весьма редко совершал свои рейсы в город. Это-то Скорпиону и нужно было. Поколесив по посёлку, он увидел в какой-то подворотне двух скучающих мужей-алкоголиков, которые явно хотели выпить, но, как говорится, не за что.

Скорпион остановил машину и выглянул в открытое окно. Алкаши с любопытством посмотрели в его сторону.

– Здорово, мужики!

– Здорово, коли не шутишь.

– Как жизнь?

– Да какая жизнь?! Сам видишь, хреново! Трубы горят…

– Есть работёнка. Не подсобите?

Для убедительности своих намерений Скорпион демонстративно потянулся за бумажником. Алкаши встрепенулись, словно от зимней спячки, и оживлённо подошли поближе.

– А что делать-то надо? – заинтересованно спросил один из них, облизывая пересохшие губы и не отрывая глаз от бумажника.

– Да, пустяки, гравий покидать! Я пообещал жене сделать на участке особый слив для орошения огорода, да всё руки не доходят. А тут жена, как назло, истерику закатила! Завтра грозится с тёщей на огород с проверкой наведаться. А я… ну, вы сами, мужики, понимаете… Огород же только «причина отсутствия»…

Алкаши заулыбались, обнажая пожелтевшие зубы. Рассказы о левой стороне жизни очень подкупают доверчивых слушателей, с жадностью ловящих каждое слово из подобного разговора. Скорпион отлично знал этот психологический приём. На эту удочку клюют все мужики: от большого правительственного босса до зачуханного алкаша. Этот камешек зарыт в глубине животного инстинкта, тайных нереализованных желаний и фантастических мечтаний. Поэтому люди с удовольствием слушают именно то, о чём им так красноречиво повествуют. И, что особенно немаловажно, именно это и запоминают из всего разговора.

Когда Скорпион так искусно заинтриговал своих «рабочих», те, продолжая улыбаться, ответили:

– Ну, а чего не помочь, коли нужда припекает? Тёща – это, брат, дело серьёзное… Сколько платишь?

Скорпион, виртуозно разыгрывая свой образ, немного поторговался. И, договорившись о сумме, тут же всунул им в руки половину денег как задаток. Ничто не действует столь убедительно на человека, как деньги, уже находящиеся в его руках. Осязание купюр, особенно когда перед этим ощущалось их долгое отсутствие, моментально поднимает настроение, делает людей сговорчивее и любезнее. Похрустывая ценными бумажками, человек уже прикидывает, сколько чего можно на них купить. Ну а после такого реального воплощения мечты с помощью необъятного воображения уже ничто на свете не заставит их расстаться с ними. Механизм Эго – «это моё – не тронь» – моментально запускается в действие.

Алкаши, взяв в руки деньги, сразу подсчитали, сколько можно приобрести на них литров самогона. Эти подсчёты и предстоящее месячное пиршество оказались самым веским аргументом. Не раздумывая, они залезли в машину. Глаза загорелись в предвкушении долгожданной траты греющих сердце купюр.

Весёлый мужик на «Ниве» всю дорогу рассказывал им о своих похождениях, разбавляя уморительными анекдотами. Слушая его и делясь своим сокровенным, они уже давно считали его своим парнем «в доску», абсолютно не обращая внимания на дальность поездки, на кромешную темноту и, самое главное, странную работу на участке. Прибыв на место, они распили водку, бутылка которой «случайно» оказалась в салоне водителя, так сказать приняли «по-маленькой для согрева». В сознании алкашей осталось лишь то, что с помощью сетований Скорпиона нарисовало им их воображение.

– Да вот здесь думаю домик ставить следующей весной, а там сарай, сауну… Вы такие классные мужики, обязательно приглашу вас на обмывку… Надо же, чёрт возьми, эти колдобины! Тракториста этой весной попросил землю перевернуть, чтобы самому не копать. А он в дупель пьяный приехал, перепахал здесь всё что надо и не надо, так и заросло холмиками. А чтоб ему… Ну ничего, дожди разровняют… Так вот, о чём я рассказывал? А! Пришёл, значит, я к этой Светке. Только разделись, а тут муж ключом двери открывает…

Скорпион, беззаботно болтая, светил на кучу фонариком, где усердно работали его слушатели. Среди кромешной тьмы это был единственный лучик света в тёмном царстве пустыря. Отдалённый микрорайон с его редкими огоньками в окнах мог удовлетворить своим освещением разве только запоздалого жителя этих мест, двигающегося домой на ощупь в заданном направлении, причём в абсолютно трезвом состоянии. Об уличных фонарях можно вообще не упоминать. Их просто не было.

Благополучно завершив работу и допив бутылку водки, рабочие с гоготом на очередной анекдот забрались в кабину «Нивы». По дороге щедрый и довольный «хозяин дачи» купил в качестве презента ещё пару бутылок на брата в ночном ларьке. Так что опустили они свои ножки на родную землю обетованную в достаточно невнятном состоянии. Всё, на что у них хватило сил, – это доползти до родного забора и уснуть крепким, как говорится, мертвецким сном.

В это время совершенно трезвый «владелец участка» вернулся на место строительства и внёс свои небольшие коррективы в постройку замысловатого слива, превратив его в идеальный лаз-укрытие. Затем разбросал вокруг кучи собачье дерьмо, которое насобирал утром, дабы какой-нибудь случайный «строитель» собственных хозяйских построек побрезговал даже приближаться к этой куче гравия. Зачем брать там, где нечистоты, если рядом вон есть другие кучки с хорошим гравием? Ну, и чтобы совершенно отпугнуть всяких, не в меру любопытных, Скорпион уложил чуть ли не перед входом в замаскированный лаз раздавленную дохлую собаку, тушку которой он подобрал на трассе, возвращаясь назад. Как говорится, в хозяйстве всё сгодится.

Ближе к утру «Нива» вновь была возвращена под прежний тент ничего не подозревающего её владельца, с тщательно уничтоженными уликами и отпечатками следов пребывания в салоне неизвестных личностей.

 

¶¶¶

 

Хорошо выспавшись, Скорпион поехал взглянуть на труды своей ночной смены. Проезжая мимо облюбованной кучи гравия, он остался доволен своей работой. Местные жители, каждый день топающие на работу и с работы по этой дороге, озабоченно смотрели себе под ноги и лишь изредка по сторонам. Для них привычная местность абсолютно не изменилась. Хотя так тщательно Скорпион маскировал не для местного люда, а для филёров, если таковые здесь уже когда-то были. Обычные люди такие мелочи не замечают. Погружённые в мысли о жизни насущной, они не сразу бы заметили, даже если бы эту кучу вовсе снесли или в одну ночь растаскали. Вспомнили о ней максимум через полгода, и то когда бы гравий понадобился. Другое дело филёры. Те взглядом точно фотографируют, а потом проводят в своей голове сравнительный анализ картинок до и после. А если заметят малейшие изменения, будут дотошно выяснять, кто именно и когда эти изменения произвёл и по какой причине. В общем, эти ребята не дадут расслабиться и схалтурить спецу, каждый раз подстёгивая его на повышение уровня своей квалификации.

Вечером Скорпион наведался в своё запасное убежище на территории мини-фабрики. Там по-прежнему всё было тихо и спокойно. Все «секретки» лежали нетронутыми. Он достал из тайника дипломат. Набрал код и открыл замки. В дипломате хранились части снайперской винтовки. Скорпион не спеша их вытащил и внимательно осмотрел. Затем привычным движением зафиксировал щелчком дуло в отверстии ложа, приклад вставил в пазы с другой стороны. Сверху установил оптический прицел, загнал обойму и навинтил набалдашник глушителя. Снайперская винтовка была готова.

Скорпион снял с предохранителя и, выйдя в коридор, проверил прицел. Внезапно из дальнего угла на светлое пятнышко единственной лампы возле входа выскочила маленькая мышка. Добежать до своей норки она так и не успела, безвозмездно отдав свою жизнь ради прицельного эксперимента homo sapiens’a.

Удовлетворившись точностью прицела, Скорпион прошёлся в конец коридора и положил мышь в полиэтиленовый пакет, дабы не оставлять следов своей деятельности. Затем разобрал винтовку и аккуратно сложил в дипломат. Дипломат взял с собой. Замаскировав тайник и расставив «секретки», он незаметно удалился.

 

 

Глава 7

Роковой выстрел

Последние дни перед решающим сражением Скорпион отсыпался и восстанавливал свою физическую форму. При этом, как ему ни хотелось проехаться и ещё раз проведать свою «могучую кучку», он не позволял себе этого сделать. Подобная суета сует перед делом могла привлечь к себе излишнее внимание любопытно-наблюдательных глаз. А это было вовсе ни к чему. Более того, именно на такой излишней проверке часто вычисляли его товарищей в учебке на «Острове». Такие поучительные уроки, как оказалось впоследствии, не прошли даром.

Наконец настал долгожданный день, вернее его предрассветное время. Скорпион ещё раз перед сном дал установку своему подсознанию на день грядущий. Он проснулся ровно в три часа ночи. Заглотнул таблетку стимулятора, обеспечивающую ему вполне сносное существование в течение двух суток. Собрал винтовку, пристрелял её. Завернул в мягкую ткань и пошёл к машине.

На улице было ещё достаточно темно. Скорпион ехал по пустой трассе. Прибыв к месту своей дислокации, он развернул машину и припарковал под небольшим навесом возле одного из дачных домиков, расположенных через дорогу от пустыря. Хозяин этой дачи, судя по застарелой колее и отпечаткам протекторов шин, в последний раз заезжал сюда очень давно. Земельный участок был тщательно вскопан и подготовлен к зиме. Так что вероятность того, что он внезапно сюда нагрянет, была низкой. Но даже если бы это произошло, Скорпион не намеревался оставлять в живых свидетелей. Сегодня он решил идти напролом, чего бы это ему не стоило.

Взяв свой ценный груз, завёрнутый в тряпку, он направился к куче гравия. Подсветил фонариком. Дохлая собака по-прежнему лежала в таком же положении, как её уложил Скорпион, даже хвост не сдвинут. Все «секретки» вокруг – переломленные под особым углом ветки, окурки, пробки из-под пива в разных положениях и подобный «сигнальный» мусор – лежали так, как их установил Скорпион. Это говорило о том, что за это время здесь не было даже бродячих собак, не то что человека.

Скорпион открыл потайной лаз – искусно сплетённую из веток и проволоки «дверцу». Снаружи она выглядела как куча обычных веток на свалке вперемешку с мусором. Неторопливо расстелил в убежище мягкую ткань, в которую была завёрнута винтовка. Затем аккуратно засунул винтовку и залез туда сам. С помощью хитро скрученной проволоки захлопнул «дверку» лаза.

Обустроившись в своём убежище, он вновь осмотрел винтовку с помощью фонарика. Затем чуть раздвинул плотную серую ткань на «окошке», замаскированном снаружи ветками. Уже светало. Вновь проверил в деле прицел, бесшумно выстрелив по ржавой консервной банке. Скорпион всегда внимательно относился к оружию. Если куда-то доставлял, то лично сам и очень аккуратно. Потому что как никто другой знал, что любой небрежный удар может сбить прицел. И тогда все твои усилия пойдут насмарку.

Результат выстрела его вполне удовлетворил. Он поставил на предохранитель и осторожно положил винтовку рядом с собой. Занавесил отверстие. Теперь нужно было расслабиться и немного отдохнуть. Тома начнёт свою деятельность не раньше одиннадцати утра. Но филёры Врача могут появиться здесь гораздо раньше, если не с минуты на минуту. Зная такой их ненормированный график, Скорпион своим ночным визитом лишний раз подстраховался.

Он перевернулся на спину и расслабился, стараясь подремать. Обычный человек, изнеженный домашним уютом, лёжа практически на гравии, и подремать бы не смог. Однако спец, закалённый всеми ветрами, даже не обращал внимания на такую мелочь, которая в сознании простого человека переросла бы в целую проблему и бурю негативных эмоций. Тело Скорпиона отдыхало, но его слух строго бдил на страже безопасности. Он улавливал малейшие шорохи, доносящиеся снаружи. Он слушал, сколько людей прошло в одном направлении, сколько в другом, сколько машин проехало. Всю информацию тщательно фиксировал и распределял по звукам на различные категории.

Ровно в десять сорок пять Скорпион открыл глаза. Он бесшумно потянулся всем телом, приводя его в соответствующий тонус. А затем стал по очереди напрягать и расслаблять разные группы мышц. Это была специальная зарядка, которая не позволяла затекать конечностям. Более того, такое своеобразное качание способствовало усилению кровообращения, а, следовательно, лучшей работе мозга и остальных частей тела. Потом Скорпион медленно перевернулся на живот и повторил то же самое с другой группой мышц.

Закончив разминку, он аккуратно раздвинул маскировочную ткань. День стоял ясный. Видимость была отличной. Поворот с трассы вместе с нужным участком – поворотом дороги хорошо просматривались. «Иживец» приступил к наблюдению, периодически бесшумно разминая свои мышцы.

Ближе к трём часам дня Скорпион уже лежал в «обнимку» с винтовкой в полной боевой готовности. Внутри его царила холодность и расчётливость. Никаких эмоций. Он практически слился с винтовкой, став с ней единым целым. Как бы ни была хороша снайперская винтовка по своим техническим параметрам, она всё же оставалась обыкновенным железом, которым надо уметь пользоваться. Поэтому сама по себе винтовка – лишь дополнение к спецу. Главное – это сам стрелок, его умение виртуозно владеть своим телом и самое важное – своей психикой. Всё это в совокупности и даёт долгожданный результат – идеальный выстрел. Скорпион был асом своего дела. Он отточил его до такого мастерства, что при выстреле, куда ложился глаз, туда ложилась и пуля.

Спокойно наблюдая в окуляр, он внезапно почувствовал внутри себя сигнал тревоги и ещё больше собрался и сосредоточился. Закрыл глаза. Три раза спокойно вдохнул и выдохнул полной грудью. И вновь посмотрел в окуляр оптического прицела. Буквально через несколько минут на трассе появилась красная «Мазда». За рулём сидел молодой паренёк, а рядом… Да, это был его долгожданный объект… Врач. Всё тело и сознание снайпера работали сейчас на выстрел.

Машина свернула с трассы на дорогу, ведущую к микрорайону. Перекрестие прицела двигалось вместе с «Маздой». Расстояние неумолимо сокращалось. Триста метров… двести… сто… Машина стала снижать скорость перед поворотом. Восемьдесят! Пора! Скорпион выдохнул и замер. Подловив момент между ударами сердца, он плавно нажал на спусковой крючок. Пуля вылетела со ствола и с бешеной скоростью понеслась к цели. Она с силой рассекла воздух, создавая сзади себя завихрения в пространстве. Полёт пули продолжался недолго. Всего какие-то доли секунды. Скорпион, естественно не видевший этого полёта, а скорее ощущавший его, внезапно узрел в окуляр прицела невероятное. Заднее стекло машины вдребезги разлетелось, при этом лобовое стекло оставалось целым, а цель – даже не повреждённой! Скорпион не верил собственным глазам. Не может быть! Это нереально! Он учёл все факторы. Такого, по всем законам физики, в природе не долж­но существовать. Это просто невозможно!

В это время «Мазда», вместо того чтобы рвануть с места, резко затормозила, видимо по неопытности водителя. Машина остановилась метров за двадцать до поворота, слегка развернувшись боком, как раз идеально подставляя Скорпиону его цель для повторного выстрела. Боковое окно, где сидел Сэнсэй, было открыто. В этот момент Сэнсэй повернул голову и направил взгляд в сторону притаившегося Скорпиона. Его глаза! Скорпион впервые в жизни увидел прямой взгляд Врача, глаза в глаза. Это был невероятно завораживающий, пронизывающий до глубины сознания, странный взгляд. Он не был ни уничтожающим, ни агрессивным. Наоборот, излучал неземное спокойствие, какое-то далёкое забытое прошлое, очень близкое и очень родное чувство. Неестественно спокойный взгляд Врача словно сжигал блокаду искусственных мысленных ограничений, уничтожая негативные устои и стремительно пробиваясь в неизведанную пустоту, где обитала за семью замками потерянная душа.

В Скорпионе точно что-то прорвалось, точно что-то пошло бурным потоком из самого солнечного сплетения. И это «что-то» приносило какую-то лёгкость вслед за невыносимой болью. Эта боль заполнила всё его существо, давила его, ломала. Будто разом в нём восстали духи всех его жертв, словно настал Судный день, сам Армагеддон. Боль испепеляла сознание. И если бы не это чувство необычной новизны и лёгкости, которая спонтанно поспирально «раскручивалась» в солнечном сплетении, эта боль довела бы несчастное существо до суицида.

Вопреки всей логике ликвидатора, вместо повторного выстрела Скорпион застыл, не отрывая взгляда. Он просто не мог оторвать взгляд. Поскольку то, что было в нём «хорошего», этого не хотело. Оно, наоборот, стремилось всеми фибрами души наружу. Но «плохое» ещё слишком владело телом. Именно оно, наконец, заставляло его отползать назад, прячась в темноте сознания от парализующего взгляда Врача.

Всё это событие произошло как будто в другой реальности, в ином измерении вечности. В земной жизни это заняло буквально секунды. Обалдевший от неожиданного происшествия парнишка быстро пришёл в себя и ударил по педали акселератора, резко выжимая её до пола. «Мазда» рванула с места в сторону микрорайона. Одновременно Скорпион выскочил из своего укрытия и, не выпуская из рук снайперскую винтовку, быстро побежал к кустам, а оттуда ― к своей машине. Молниеносно преодолев путь экс­тренной эвакуации, Скорпион прыгнул в «БМВ». И газанул так, что колёса взвизгнули от сумасшедшего виража.

В неистовом стремительном темпе Скорпион обгонял одну машину за другой. В боковое зеркало он зафиксировал «Форд», который явно не желал отставать. Он прекрасно понимал, что на сей раз его не упустит ни Врач, ни его люди. На полной скорости он мчался в неизвестность.

Но это ещё вопрос, от кого он убегал больше – от них или от самого себя, от того душераздирающего хаоса неведомой борьбы, которая распирала его внутри. Его сознание захлёстывали совершенно противопо­ложные друг другу чувства. То ему хотелось плюнуть на всё, уйти, забыться в каком-нибудь далёком монастыре в самой непроходимой глуши. То тут же загорался жгучим желанием развернуть машину и встретиться лоб в лоб с Врачом, произвести выстрел в упор, выполнив свою работу до конца, даже ценой собственной жизни. Затем ловил себя на мысли, что не столько он хотел этого чёртового выстрела, сколько вновь встретиться с взглядом Врача. Встретиться с ним самим как с другом, а не врагом. Его тянуло поговорить с ним откровенно о своей измученной, истерзанной душе, о своей треклятой жизни, о своей обиде. Потом в нём разгорелась злость. Скорпион чертыхался, вспоминая свою жизнь, и мысленно посылал всех политиков в «трёхэтажную даль». Он уже жаждал завалить эту гниду Лорда. Представлял себе реальную картину, как заходит в его роскошный кабинет и стреляет ему прямо в лоб, укладывает пули одна в одну, пока не разрядится вся обойма. Скорпиону надоело быть шестёркой, надоело быть марионеткой в чужих руках. Он понял, что сколько бы ни стрелял, эта грязь будет лишь нарастать с утроенной силой. Его пули не помогут. «Пули… Почему отклонилась пуля? Она должна была точно лечь в цель… Врач лишь один из бандитов. Он тоже подлежит уничтожению… Надо вернуться, надо доделать начатое… Пуля… Взгляд…» В сознании Скорпиона вновь всплыл этот странный взгляд. Вновь его душу захлестнула тёплая волна какой-то братской любви к родной душе. «…Но обстоятельства! Проклятый мир с идиотскими правилами. Бросить бы всё к такой-то бабушке… Уйти куда-нибудь. Куда угодно, хоть в дремучий лес… Кто я в этой жизни? Одинокий волк… Волчара бешеный… Точно! А озверевший, бешеный волк подлежит уничтожению… Уничтожению! Это знаю Я, это знает ОН…»

Скорпион развернул машину и повёл её прямо к своему тайнику, к своему запасному логову. Терять ему в этой жизни уже давно было нечего. Настал момент истины. Скорпион немного оторвался от преследователей и резко затормозил возле мини-фабрики. Бросив открытую машину, он схватил винтовку и, закинув её за плечи, подбежал к бетонному забору. С лёгкостью перемахнув его, он двинулся к своему заветному подвальчику. Внутри Скорпиона шла грандиозная по масштабам битва, его через край переполняли различные чувства… У подвала был только один вход. Скорпион прекрасно понимал, что следующим, кто зайдёт в эту дверь после него, будет Врач. Он решил использовать этот последний момент, момент встречи, чтобы окончательно расставить все точки над «i».

В его запасе было всего несколько минут… Он пробежал по длинному коридору, заскочил в комнату, снял с себя винтовку, посмотрел на неё и отбросил в сторону. Вытащил из тайника помповое ружьё. Зарядил картечью и вышел в коридор. Сзади него, в пяти шагах, находилась глухая стена. Тень скрывала Скорпиона полностью. Сняв с предохранителя ружьё, он застыл в ожидании, словно статуя. Скорпион был готов к любому исходу. Он решил занять именно эту позицию, хотя у него имелись рядом и более надёжные стратегические укрытия. Но ему больше не хотелось никуда прятаться. Любой человек, который бы вошёл в подвал, вошёл бы именно оттуда, со стороны света. Более того, Скорпион, как профессионал, понимал, что в этой части коридора его невозможно вычислить сразу, так как вдоль всего коридора по обе стороны находилось много дверей. Человек, который войдёт в подвал, не будет знать, откуда может произойти атака. Следовательно, его внимание будет сосредоточено на проходных комнатах. По-любому он проследует в конец коридора и приблизится к Скорпиону. А значит, Скорпион сохранит за собой преимущество – право первого выстрела в этой дуэли.

В воздухе повисла тяжёлая звенящая тишина. Время неумолимо отсчитывало последние секунды предстоящей встречи. Напряжение нарастало до предела… Дальнейшие события словно изменили картинку мировосприятия Скорпиона, как будто он смотрел сверхмедленную плёнку. Дверь в подвал медленно отворилась. И так же медленно появился Сэнсэй. Он повернулся к нему лицом и развёл руки в стороны. Оружия у него не было. С разведёнными руками Сэнсэй спокойно стал приближаться к Скорпиону. Каждый шаг отдавался глухим эхом в коридоре и таким же стуком в сердце ликвидатора. Сэнсэй шёл в лучах света от лампы. Вот он зашёл за границы её фотонов… Но свет не покинул его фигуру, продолжая тянуться за ним и удаляться в запредельную глубь недосягаемого мрака. Зрелище было просто завораживающим.

Сначала Скорпион решил подпустить Врача поближе. Но чем дальше он шёл, тем больше протягивался за ним свет. И чем ближе подходил он к концу коридора, тем Скорпион чётче различал, что свет исходит именно от самого Врача. Это было за гранью реального. По спине Скорпиона пробежали мурашки. Солнечное сплетение защекотало переливами новых ощущений. Что-то прекрасное и возвышенное охватило его изнутри…








Date: 2015-05-22; view: 288; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2022 year. (0.02 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию