Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Исповедь и открытие помыслов





В разных Православных Церквах есть разные подходы к частоте исповеди. Вообще, правильно этот момент не формализовывать, потому что любая формализация приводит к тому, что мы начинаем снова воспринимать исповедь как условие движения ко Христу.

То, что мне приходилось самому встречать в других Православных Церквах (особенно в монастырях) — это практика не реже одного раза в месяц приходить к духовнику открывать свои помыслы. Но ведь открытие помыслов — вовсе не исповедь как синоним покаяния в нашем понимании слова. Человек просто рассказывает тому, кому он доверяет, кого он любит, кто знает историю его жизни, все свои внутренние сомнения, дерзания, борьбу — и победы, открывает свою жизнь — чем он сейчас живет, что его беспокоит, какие вопросы его волнуют.

Если там существуют какие-то моменты, в которых человек считает необходимым покаяться, он в них кается — и получает разрешение, духовный совет, духовную и молитвенную поддержку. Вот это то, что можно практиковать регулярно.

Но требовать от человека, чтобы в нем происходило глубокое покаяние, изменение всей своей жизни по какому-то расписанию, более чем дерзновенно. Когда мы говорим о настоящем покаянии, то это такое состояние, когда человек возненавидел свой грех, он вызывает у него глубинное отвращение, он больше никогда к этому ни за что не вернется. И здесь мы вынуждены будем признать, если нам удастся в наших прихожанах рождать регулярно эти чувства, мы их сделаем психически больными людьми, у которых внутри будет все разорвано, которые в своей душе не увидят ничего хорошего, за что они могли бы зацепиться.

Недавно я читал старца Порфирия Кавсокаливита, который пишет:

«Для многих религия — это борьба, беспокойство и стресс. Поэтому многих „религиозных“ людей считают людьми несчастными, потому что видят, в каком плачевном состоянии они находятся. И это действительно так. Если не понять религию в ее глубине, если не жить ею, то религия превращается в болезнь, да еще в болезнь страшную. Настолько страшную, что человек теряет контроль над своими поступками, становится безвольным и бессильным, испытывает беспокойство и стресс, он руководствуется злым духом. Он кладет поклоны, плачет, взывает, как бы смиряется, но все это смирение — сатанинское действо.



Некоторые из таких людей религию воспринимают как один из видов мучений. В церкви они кладут поклоны, крестятся, говорят: „Мы грешные, недостойные“, — но лишь только выйдут на улицу, начинают говорить хулу, если кто-нибудь даже немного им досадит. Становится очевидно, что в них — демон».

По факту, сегодня у нас покаяние, откровение помыслов, духовная беседа соединены в один формат исповеди, обязательной перед причастием. Священнику рассказывают то, чем они живут, какие проблемы у них, и заодно, чаще всего, придумывают себе какие-то грехи, в которых для формальности хорошо бы поисповедоваться — потому что как это можно на исповеди — и не «наскрести» грехов, чтобы «сдать»?

Духовникам, знающим всю жизнь своих духовных чад, имеющим с ними доверительные отношения, постоянное общение, мне кажется, можно дать право благословлять причащаться таким чадам так часто, как они хотят — но только при условии сохранения этой живой постоянной связи, частого общения, открытия помыслов с возможной последующей исповедью и покаянием — где «рассеянность мыслей на молитве» не будет стоять в одном ряду с «казнокрадством» и «блудом».

Однако еще раз подчеркну: это ни в коем случае не должно становиться общеобязательной практикой: в большинстве случаев необходимо сохранить ту практику, которая у нас есть сегодня — обязательной исповеди перед причащением. Речь идёт только о некотором расширении внутреннего «коридора» сознания церковной общественности об условиях подготовки к Таинствам.

И здесь принцип должен быть всем понятен: чем чаще человек ходит в храм, строже соблюдает церковный устав — тем менее обременительным должны быть условия его допуска к Причащению. А вот если человек один раз в год причащается, приходит в храм на Рождество и Пасху — можно вообще поставить вопрос, стоит ли такого человека допускать к Чаше, даже если он перед этим постился целую неделю.

-Протоиерей Павел Великанов –

Подготовила Оксана Головко

 

 








Date: 2015-05-22; view: 339; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.011 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию