Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Искусство Древнего Египта

Более десяти тысяч лет назад, когда климат в прилегающих к Нилу сте­пях и саваннах был более влажным, здесь обитали кочевые племена охотников, избегавших селиться в болотистой и нездоровой долине Нила. Однако постепенное иссу­шение климата превращало саванны и степи в бесплодную пустыню, что заставило первобытных охотников с течением времени заселить берега Нила. Параллельно формировалась египетская народность: с коренным населением протокушитами и протоберберами смешались протосемиты, возможно, пришедшие из Аравии. Пустыни тормозили даль­нейший приток кочевых племен, и к концу четвертого тысячелетия до нашей эры здесь сложился от­носительно однородный этнический тип.

Свою страну древние египтяне на­зывали «Кемет», что означает «Черная», ибо темный цвет плодо­родной почвы связывался у них с представлением о вечном возрож­дении жизни. В дальнейшем за стра­ной закрепилось греческое название «Айгюптос», вероятно произошед­шее от видоизмененного наименова­ния «Хикупта» («Крепость духа Пта»), соответствовавшего городу Мен-Нефер (Белая стена), извест­ному нам как Мемфис, располо­женному неподалеку от современно­го Каира.

Вплоть до конца прошлого века о царствовании первых правителей имелись лишь туманные, порой по­лудостоверные, полулегендарные представления. Ученые опирались на свидетельства греческих и римских авторов и на древнеегипетские письменные источники, среди кото­рых следует отметить фрагментарно сохранившийся Туринский папирус, содержавший перечень царских имен. Однако и древнеегипетские тексты зачастую имели довольно сильные расхождения. Наиболее авторитетным и ценным из них принято считать Палермский ка­мень — древнейший из дошедших документов. Вся поверхность его была исписана именами фараонов в последовательности их царствова­ния с указанием продолжительности правлений. Вероятно, подобные источники легли в основу труда египетского жреца Манефона (ко­нец IV - начало III в. до н.э.). Манефон разделил всю историю Египта на 30 династий, которые он объединил в три крупные периода, называемые царствами: Древнее, Среднее и Новое. В результате по­следующих уточнений были выде­лены эпохи Раннего царства (I—II династии) и два Периода распада -первый (VII-X) и второй (XIII-XVI династии), связанные со временем децентрализации египетского го­сударства. Хотя это подразделение условно, ученые пользуются им и по настоящее время. В последние годы было много сделано в изучении истории Египта I тыс. до н.э. — так называемого Позднего пе­риода. Его начало (XI-VIII вв. до н. э.) открывается кратковремен­ным правлением местной XXI ди­настии, за которой следует период нашествия иноземцев и захват ими египетского трона (XXII-XXV династии). Затем наступает своеобразный период возрождения — эпоха Саиса (XXVI династия). С 525 года до н.э. на египетском престоле воцаряется XXVII персидская ди­настия, а сам Египет входит в со­став ахеменидской державы. Далее наступает последний период его самостоятельности, приходящийся на время XXVIII-XXXI династий и продолжавшийся до нашествия Александра Македонского (332 г. до н.э.), не считая кратковременно­го вторжения персов в 341 году. Завоевание Египта греками поло­жило начало эпохе эллинизма, от­меченной органичной взаимосвязью древнеегипетской культуры с ан­тичной.



На основе сохранившихся докумен­тов и данных археологических рас­копок ученым удалось установить последовательность правителей до-династического периода. Основа­телем I династии принято считать Мена, однако по другим источникам он отождествляется с Нармером, что в настоящее время рядом уче­ных справедливо оспаривается. В списке Палермского камня первому фараону I династии предшествовал перечень имен еще более древ­них правителей. Подтверждение этому документу нашли археологи. В конце XIX века в Абидосе обнаружили некрополь, где среди найденных предметов оказались в с изображением сокола над именами царей. Эта находка дала к установлению царских имен. По этому признаку ученые объединили семь правителей, предшественни­ков Мена, в так называемую «нуле­вую династию».

ИСКУССТВО ДОДИНАСТИЧЕСКОГО ПЕРИОДА И РАННЕГО ЦАРСТВА

История Египта древнейшего перио­да — до образования государства и возникновения классового обще­ства — восходит к тому времени, от которого сохранились лишь памят­ники материальной культуры. Пер­вые поселения в долине Нила отно­сятся к каменному веку, который подразделяется на три периода -палеолит, неолит и энеолит. От эпохи палеолита дошли только вещи утилитарного назначения. Искусство заявляет о себе лишь со времени неолита, когда изделия стали украшаться и появились предметы, специально предназна­ченные для культовых целей. На раннем этапе существования древне­египетского искусства уже прояви­лась одна из основных его особен­ностей: функциональность памят­ников — соответствие предметов их прямому назначению. При изго­товлении культовых вещей — ке­рамических и каменных сосудов, ритуальных ножей, украшений, обнаруженных в захоронениях, -использовались те же формы, что и для изделий быта. Жилые построй­ки древнейших обитателей Ниль­ской долины служили прообразом погребальных сооружений. Рас­копки неолитических захоронений, относящихся к Бадарийской куль­туре, обнаружили различные пред­меты погребальной утвари, что указывает на существование веры в загробную жизнь. Умершим при­писывалась способность покрови­тельства своим живущим сородичам. Отсюда возник культ предков. По мере развития заупокойного культа расширяется погребальный инвентарь. Среди памятников, найденных в некрополях неолити­ческих поселений, преобладают из­делия из камня — его прочность соответствовала стремлению на­вечно сохранить предметы, сопро­вождавшие покойного в загробной жизни. Египтянами обычно ис­пользовались твердые породы — базальт, диорит, алебастр, гранит, которые употреблялись для изго­товления массивных сосудов в виде чаш или ваз. Мастера предпочитали строгие геометрические формы полусферические, цилиндрические, конические. Мягкие очертания со­общали пластичную обтекаемость силуэту фигур. Монолитность объ­ема не нарушалась ни одной вы­ступающей деталью: крохотные ручки в виде ушка там, где они имелись, почти не заметны. Полное отсутствие декора восполняется фактурой камня — крупнозернистой брекчии, алебастра с узорчаты­ми прожилками или крапчатого гранита. Поверхность сосудов обра­батывалась с большим совершен­ством, приобретая по воле мастера глянцевитость или матовость. Са­мые яркие и красочные камни -порфир, шифер, алебастр, пестрая брекчия - шли не только на изготов­ление сосудов, но и на украшения, которых много в женских погребе­ниях. Мастера искусно использова­ли сочетания различных материа­лов, что говорит о возросших техни­ческих навыках.



Керамический сосуд с росписью. До-династический период. Берлин, Бо-де-музеум.

Крупнейшим достижением неолита является появление керамики. Луч­шие образцы ее принадлежат куль­турам Таса и Меримде Бени Саламе, названных по месту находок неоли­тических поселений. Одноцветная керамика повторяла форму каменных сосудов. Первоначально гли­няные сосуды лепились от руки. Со времени энеолита керамика обычно декорировалась. Сначала преобладал геометрический орна­мент, располагавшийся соответст­венно форме сосудов. Среди узоров использовались спирали, треуголь­ники, различные сочетания линий в виде штриховки, «елочки», зигзагов и т. п. После обжига фон становился светло-коричневым, по которому наносились рисунки красной кра­ской.

Палетка фараона Нармера из Иераконполя.

Нулевая династия. Лицевая сторона. Ок. 3000 г. до н.э.

 

Раскопки энеолитических поселе­ний указывают на усовершенствова­ние строительной техники: употреб­ление кирпича-сырца привело к изменению формы жилищ - появ­ляются прямоугольные строения, состоявшие из нескольких помеще­ний. Инвентарь погребений свидетельствует о начале имущественной дифференциации. В эпоху энеоли­та жители Нильской долины вла­дели уже техникой обработки метал­лов, употреблявшихся для изготов­ления всевозможных орудий, а так­же ритуальных предметов и украше­ний из золота и серебра. В энеолити­ческих некрополях отмечено значи­тельное разнообразие использу­емых материалов - появляются фаянсовые изделия, различные предметы из кости. Для человека той поры понятия «познавать», «изображать» и «ов­ладевать» являлись синонимами. Отсюда возникли представления о магической связи изображений с теми или иными живыми сущест­вами и предметами. С кругом тоте­мистических представлений связано появление сосудов из камня и глины в виде животных и рыб, а также изготовление ритуальных палеток с условно переданными силуэтами птиц и зверей. Изображения дости­гали предельного лаконизма форм. Энеолитическая расписная керами­ка в основном повторяла формы каменных сосудов. Рисунок нано­сился белой, а позднее красной краской. В росписях появляются сюжетные композиции, носившие ритуальный характер. Среди них часто встречаются сцены охоты. Возможно, одна из таких ком­позиций изображена и на дне оваль­ного блюда из собрания ГМИИ. Судя по росписи, выполненной белой краской, этот памятник можно отнести к древнейшей Ам-ратской культуре (Негада I). Цен­тральное место в росписи отведено фигуре охотника, переданной услов­но в виде двух соприкасающихся вершинами треугольников. Здесь уже проявляется характерный прием изображения фигуры на плоскости — совмещение профиль­ных и фасных элементов, где при профиле головы и ног плечи и торс развернуты в фас. Заштрихованные треугольники, обрамляющие сцену по краям, могут быть истолкованы как символическое изображение гористой местности. Пейзаж до­полняют схематически переданные деревья. В этом древнейшем па­мятнике уже ощущается умение ху­дожника строить сцены с включе­нием разнородных элементов: чело­веческой фигуры, животных и ус­ловного ландшафта. В период Герцейской культуры (Негада II) энеолитическая керамика расписывается красной краской по светлому фону. По сравнению с предшествующими памятниками в сосудах этого типа яснее высту­пает изобразительное начало. Рос­пись наносилась соответственно форме керамических изделий. Верх­няя часть сосудов обычно декориро­вана орнаментом, тулово предостав­лялось основной композиции. Наи­более часто встречаются изображе­ния плывущих ладей, стилизован­ных животных и птиц. В приемах стилизации природных форм ощу­щается пластическое чувство ритма, стремление к декоративности, орнаментальности. Сюжеты росписей додинастической керамики родственны настенным композициям гробниц того же вре­мени. Одним из немногох памятни­ков, фрагментарно сохранившим древнейшую стенопись, является гробница вождя в Иераконполе, от­носящаяся к Герцейской культуре. Стены подземных прямоугольных помещений, выложенные кирпичом, покрывались обмазкой, по которой исполнялась роспись. Изображения наносились по желтому охристому фону. Мастера использовали ло­кальные цвета, целиком покрывав­шие силуэты, или же применяли кон­турную обводку. При этом фигуры людей и животных приобретали из­вестную схематичность. Сюжет росписи весьма сложен. Помимо чисто ритуальных сцен здесь имеются эпизоды сражений, по­скольку гробница принадлежала вождю. Композиция распадается на ряд звеньев, установить взаимо­связь между которыми не предста­вляется возможным. И в то же время центральная часть - эпизод сражения - придает ей целост­ность.

Все сцены развертываются в услов­ном пространстве, на нейтральном фоне, причем изображения плыву­щих судов перемежаются фигурами людей и животных, жесты и позы которых явно указывают на то, что действие должно происходить на земле, хотя линия почвы нигде не обозначена. Фигуры, объединен­ные тем или иным действием, рас­полагаются по принципу заполнения свободного поля поверхности. Некоторые из них, как, например, мужчина с двумя львами или пятер­ка козлов на круге, своим лакониз­мом и завершенностью приближа­ются к геральдическим компози­циям.

Значительно большей композици­онной цельности мастера достиг­ли в пределах памятников малых форм. Сцены, располагавшиеся на рукоятке ритуальных ножей, ши­ферных палетках, булавах и других подобных вещах, развертывались по регистрам в вертикальном или горизонтальном направлении. По­вторяемость изображений на целом ряде палеток указывает на символи­ческое, культовое, а отнюдь не ути­литарное назначение этих памятни­ков. Большинство из них имеет щи­тообразную форму. Рельефы по­крывают обе стороны палеток. Лицевая определяется углублением в центре, обусловленным первона­чальным назначением палеток, слу­живших для растирания красок; од­нако в памятниках рассматриваемо­го периода - конца IV тыс. до н.э. их ритуальные функции проявля­ются не в практическом, а в сим­волическом понимании, и круглое углубление остается лишь в силу традиции. В композиционном по­строении подобная деталь играла роль ритмического центра, соот­ветственно которому определялось местоположение фигур. Такова композиция лицевой стороны «Па­летки с шакалами» из Лувра. С ли­цевой и тыльной стороны ее изо­бражено по две пары шакалов в зеркальном положении относительно друг друга. Композиция обо­ротной стороны палетки построена строго симметрично — осью явля­ется ствол пальмового дерева, слева и справа от которого стоят два жирафа. Традиционный круг в цен­тре палетки, видимо, был связан с солярным культом, а пальма игра­ла роль священного «древа жизни». О сакральном смысле композиции говорит условность, стилизация, порой даже фантастичность форм; отдельные ее элементы встречают­ся в целом ряде палеток - это жи­рафы у пальмового дерева, фанта­стические существа с изгибающи­мися длинными шеями, шакалы. Среди палеток можно выделить группу памятников с изображения­ми животных, называемых «палетка­ми быка», «шакалов», «льва». Образ быка или льва обычно олицетво­рял правителя и связывался с пред­ставлением о его сверхчеловеческой силе.

Динамично развернута композиция палетки Британского музея: неу­стойчивые, напряженные положе­ния тел создают впечатление крат­ковременности момента, в течение которого происходит действие. Фигуры компонуются по принципу заполнения свободного поля. Про­стертые тела врагов отличаются разнообразием поз. В изображении двух противоборст­вующих сил победители пред­ставлены в символическом образе льва и птиц, побежденные - в обли­ке людей, густая шевелюра и боро­да которых дают основание считать их жителями нильской дельты. Тем самым можно предположить, что эта сцена в иносказательной форме воспроизводит один из эпизодов борьбы Верхнего (Южного) и Ниж­него (Северного) Египта. Начальный этап объединения стра­ны относится к концу IV тыс. до н. э. Процесс объединения протекал долгое время, охватывая правление фараонов нескольких династий. Поэтому невозможно установить точные хронологические границы этого этапа. Памятники изобрази­тельного искусства и отдельные документы указывают на то, что он начался в период так называ­емой «нулевой династии». С име­нем фараона Нармера, одного из ее правителей, связана знаменитая па­летка, относящаяся к концу IV тыс. до н.э. и повествующая о три­умфальной победе Верхнего Египта над Нижним. Памятник исполнен в виде победной стелы. Верхний регистр обеих сторон па­летки оформлен одинаково. По краям расположены два стилизован­ных человеческих лица в фас с ко­ровьими рогами и ушами. Это сим­волы богини неба Хатор, покрови­тельницы фараона. Между ними в центре помещена иероглифиче­ская надпись с именем Нармера. На лицевой стороне палетки фараон, превосходящий размером своих приближенных, взирает на обез­главленные трупы врагов. Цен­тральное место сцены отведено изображению двух фантастиче­ских животных. Их длинные шеи, переплетаясь, обрамляют тради­ционный круг палетки. Возможно, здесь содержится символический намек на объединение страны, поскольку и фараон представлен в «красной короне», короне правите­лей Северного Египта, увенчиваю­щей его в знак победы над ними. В нижнем регистре бык, олицетво­ряющий царя, разбивает рогами вражескую крепость, что указыва­ет на сохранившуюся связь с тоте­мистическими представлениями. Смысл композиции раскрывается иносказательным языком в сценах, расположенных фризообразными регистрами. На тыльной стороне палетки имеется пиктограмма: над фигурой коленопреклоненного плен­ника на стеблях папируса сидит сокол, который держит за веревку голову северянина, поднимающу­юся из иероглифического знака земли. Изображение говорит о непо­средственной связи иероглифики с пиктографическим письмом. Над­пись означает, что фараон Нар-мер, олицетворяемый божествен­ным соколом Гором, одержал по­беду над Севером. Фигура Нармера занимает центр композиции: царь здесь представлен в «белой короне» Верхного Египта.

Обращает на себя внимание прием передачи фигуры на плоскости: голова и ноги фараона повернуты в профиль, плечи - в фас. Соче­тание в одном изображении фасных и профильных элементов характер­но для памятников древнеегипет­ского искусства. Впервые с подоб­ным приемом мы встретились еще в росписи неолитической керамики, однако в данном памятнике мастер уже обнаруживает способность ор­ганично сочетать в одном изображе­нии несовместимые элементы, одновременно не видимые из одной точки пространства. Убедитель­ность такого решения достигалась за счет пропорциональной соразмер­ности всех частей фигуры. По срав­нению с чистым профилем такая условная трактовка человеческой фигуры позволяла максимально полно передать ее на плоскости, избегая иллюзорности восприятия. С конца додинастического периода этот прием изображения становится устойчивым и закрепляется тра­дицией.

Целостное воспроизведение фигуры отвечало и религиозно-философ­ской концепции египтян, согласно которой изображение могло быть передано только полностью, ибо в соответствии с представлениями заупокойного культа и верованиями

в вечную жизнь души она должна обрести себя в нетленном теле или же в его пластическом подобии. Од­нако помимо ритуальных воззрений существенное значение имел худо­жественный критерий, способство­вавший выявлению самых вырази­тельных аспектов видения. Таким образом, можно сказать, что по­добный тип изображения фигуры не был создан религией, но был ею за­креплен на определенной стадии раз­вития.

Помимо условного приема передачи человеческой фигуры на плоскости в «палетке Нармера» формируется еще ряд специфических признаков, характерных для памятников древ­неегипетского искусства: фризо-образность композиции - располо­жение сцен по регистрам, разно-масштабность фигур, пропорцио­нальная соразмерность и замкну­тость композиционных построений - все эти черты свидетельствуют о сложении системы древнеегипет­ского канона. Канон — это свод художественных правил, способ­ствующих выявлению локальных черт в изобразительном искусстве, присущих именно данной системе культуры, и закреплению их в памятниках. Применение отдельно взятых приемов еще не есть канон. Канон древнеегипетского искусства включал в себя широкий круг по­нятий, объединяя композицию па­мятников, иконографию образов и художественные средства их вопло­щения. Среди разнообразных ком­понентов, входивших в понятие ка­нона, пропорциональные соотноше­ния составляли его главную сущность, ибо система пропорций яви­лась той основой, которая обеспе­чивала органичный синтез всех видов искусства: архитектуры, скульптуры, живописи — и приво­дила в соответствие все элементы внутри одной композиции. К концу энеолита на территории Египта возникают первые госу­дарственные образования, носив­шие еще примитивный характер, появление которых совпадает с про­цессом сложения классового обще­ства. В последние столетия IV тыс. до н.э. сословная дифференциация уже наметилась - во главе госу­дарства стоял фараон, опиравшийся на круг своих приближенных. Во­площая в себе все полномочия вла­сти, фактической и символической, он продолжал играть роль, прихо­дившуюся прежде на долю племен­ного вождя. Подобно вождю он счи­тался воплощением сил природы. Возникшее имущественное рас­слоение привело к закабалению сво­бодного населения сельских общин, которое выполняло принудитель­ные трудовые повинности, попадая в услужение, уподобившееся рабству. Наряду с этим существовали и соб­ственно рабы из пленных. Вся систе­ма древнеегипетского государствен­ного строя коренным образом отли­чалась от развитого аппарата антич­ного рабовладельческого общества. Строй древневосточной деспотии зиждился на неограниченной власти правителя и в то же время был на­сквозь пронизан воззрениями рели­гиозного культа, складывавшимися на рубеже IV - III тыс. до н. э. в опре­деленную систему.

Энциклопедическая справка:

КАНОН ДРЕВНЕЕГИПЕТСКИЙ (отгреч. kanon — закон, норма), свод правил, присущий художе­ственной культуре Древнего Египта и сложивший­ся в эпоху Раннего царства (I—II династии). К. д. формировался и закреплялся в ходе многовекового отбора и главным образом в связи с древнеегипетс­кими культами власти и загробного существования. Если для античного канона обоснование пропорций и др. элементы вытекают из пластически зримой природы окружающего мира, то К. д. отличается подчеркнутой эстетизацией математического, точ­нее, геометрического начала.

Квадрат канонических пропорций искусства Древнего Египта

 

К. д. отличает строгая систематичность и взаимо­связанность всех основных элементов. Он объединял принципы композиции, иконографию, художественные техники и отдельные приемы изображения вплоть до мелких деталей. Важнейшей особеннос­тью К. д. является гармоничное сопряжение изоб­разительного ряда и иероглифов элементов иероглифики. Как и в искусстве Восточной Азии, египетская иероглифика сочетала в себе знаково-символическое и собственно эстетическое начала. Начертания неко­торых оказали воздействие на компо­зицию и контуры канонических изображений.

Построение канонического типа изображения

Среди разнообразных компонентов К. д. особая роль принадлежит пропорциональным соотноше­ниям, которые составили математическую и одно­временно символическую его основу. К. д. опирался на восемь пропорциональных величин, полученных из геометрических построений после деления сто­рон исходного квадрата в отношении золотого сече­ния. Пересечение диагоналей, проведенных в точки деления сторон в пропорции золотого сечения (J3), образует два малых квадрата. Искомые восемь про­порциональных величин составляют отрезки между вершинами и точками пересечения сторон малых квадратов. Это (в порядке возрастания) величины R, J, E, N, к, S, С, А. При этом треугольники, образованные диагоналями . большого квадрата, геометрически подобны граням пирамид в Гизе. Для канонических типов статуй и рельефов максимальный размер фигуры соответствует стороне боль­шого квадрата. Местоположение отдельных эле­ментов фигуры —- уровень носа, рта, шеи, плеч, пояса и т. д. — определяется восемью последова­тельно возрастающими величинами, отмеряемыми от верхнего предела. Благодаря мастерскому при­менению системы пропорций, в одном и том же изображении могли органично сочетаться элемен­ты человеческой фигуры и тела животного (при­мером может служить Большой Сфинкс в комплек­се фараона Хефрена в Гизе).

Не менее важен и канонический тип передачи фигуры на плоскости. Голова и ноги фигуры изоб­ражаются в профильном повороте, а плечи — в повороте в фас. Впервые этот прием появился росписях египетской неолитической керамики, я впоследствии путь длительного развития и соединившись с принципом пропорций. Именно за тончайшего расчета пропорций и достигалась i стилизованность и вместе с тем жизненная убедительность таких изображений. К числу канонизированных приемов в скульптуре относит­ся и правило ставить статую, изображающую че­ловека, во фронтальный разворот, с выдвинутой вперед левой ногой.

По этим же соображениям, требующим одновре­менно полной устойчивости фигуры, обобщенности ее художественного решения и пластической точ­ности в передаче сюжета, многочисленные египет­ские фигуры сидящих писцов заключены в вообра­жаемый треугольный контур.

В число канонических входит принцип фризообраз-ного построения рельефных композиций, которые разворачиваются в виде повествовательных по­ясов-регистров, как в изображениях эпохи Раннего царства, даже тогда, когда в художественном ар­сенале египетских мастеров обнаруживается множество вполне реалистических приемов. Мно­гие из принципов К. д. находятся на границе соб­ственно художественных правил и требований ритуально-мифологического порядка. Таково боль­шинство приемов, используемых в изображении глаз. Строгое требование создавать «зрячее око» посмертной статуе фараона надолго определило характер декоративной росписи, которой покры­вались скульптурные изображения, и вырази­тельных приемов сочетания разных материалов.

В пределах строго предписанного канона у древ­неегипетских мастеров имелось не так уж много возможностей для создания индивидуально-непов­торимых лиц и фигур. Тем не менее при высокой степени обобщенности древнеегипетских художе­ственных произведений индивидуальное начало вносится в каждое изображение, для чего исполь­зуются самые разнообразные вспомогательные средства. С наибольшей интенсивностью К. д. прояв­лялся в официальном и, особенно, культовом ис­кусстве, однако и немногочисленные чисто быто­вые жанры (росписи на посуде, декор мебели) сохраняли многие приемы канонического характе­ра. К. д. явился важнейшим стилеобразующим фак­тором в художественной культуре и обусловил ее неповторимую целостность и своеобразие.

 

 

Фараоны I—II династий происходили из Тиниса, но столицей был Мем­фис, основание которого приписыва­лось Мену.

Открытия последних лет значитель­но расширили наши представления об искусстве Раннего царства. Рас­копки захоронений наглядно пока­зывают имущественную дифферен­циацию общества. Памятники монументального зодче­ства Раннего царства практически не сохранились, поскольку основ­ным строительным материалом яв­лялся кирпич-сырец, дерево, ис­пользуемое в балочных конструкци­ях перекрытий, глина и тростник. Камень применялся лишь при от­делке деталей. Найденные при рас­копках остатки жилых построек позволяют в общих чертах воссоз­дать их облик. Это были небольшие строения из кирпича-сырца, некото­рые из них обносились стеной, вклю­чавшей двор.

В эпоху Раннего царства складыва­ется тип дворцовых фасадов - «серех», изображение которых мы на­ходим на стелах фараонов I дина­стии. О внешнем облике дворцов можно судить по царским саркофа­гам, воспроизводившим общий вид этих сооружений. Культовые стро­ения Раннего царства сохранились лучше. К ним относятся молельни, посвященные почитаемым богам и богиням — Нейт, Анубису, Сету. Принцип декорировки святилищ восходил к строительным приемам деревянных построек, широко ис­пользовавших орнаментальный мо­тив тростниковой плетенки. В мону­ментальном зодчестве применялись также характерные для деревян­ных сооружений элементы оформ­ления - карнизы вогнутого про­филя, дверные проемы, обрамлен­ные в виде выступов и углублений, орнаментальные фризы. Погребения I—II династий были со­средоточены главным образом в районе Мемфиса и Абидоса - горо­да, игравшего важную роль в древ­неегипетской религии. Обилие за­хоронений и характер их оснащения говорит о дальнейшем развитии культа мертвых, оформившегося в ту эпоху в сложную систему веро­ваний в вечную жизнь в загробном мире. Основная роль в нем отводи­лась погребальному ритуалу, цель которого заключалась в сохранении тела умершего и обеспечении его за­гробного существования. Для этого сооружались гробницы, куда поме­щались трупы, пропитанные особы­ми смолами, чтобы уберечь их от тления.

Обряд мумификации в то время был еще несовершенен, а потому в конце Раннего царства в гробницу стали помещать статую покойного, чтобы душа могла воплотиться в ней, об­ретя тем самым свою материальную оболочку.

Изменилась и планировка гробниц: появляются наземные сооружения, увеличивается подземная часть. Та­кого типа гробницы были обнаруже­ны в большом количестве в Сакка-ра - некрополе Мемфиса. Они зна­чительно совершеннее погребений культуры Негада. Здесь можно от­метить самое раннее применение камня в строительной технике и появление свода.

Раскопав гробницы фараонов Аха и Джера в Саккара, ученые встрети­лись со странным явлением — нали­чием у этих же фараонов уже ранее найденных в Абидосе гробниц, при­чем в некоторых из них были обна­ружены стелы. Следовательно, фа­раоны имели несколько захороне­ний, одно из которых было местом погребения, другие являлись лож­ными - то есть кенотафами. По-видимому, этот факт объяснялся традицией возводить гробницы в Нижнем и Верхнем Египте, кото­рая, несмотря на объединение стра­ны, продолжала жить. Нельзя с полной уверенностью утверждать, что гробницы в Абидосе являлись ложными, поскольку и на территории некрополя Саккара было най­дено несколько мастаб с именем од­ного и того же лица. В гробницах Абидоса наземные со­оружения не сохранились. Фасады ряда царских погребний в Саккара были подчеркнуты изображением бычьих голов, размещенных на не­высокой приступке, со вставлен­ными в них настоящими рогами. Подобная традиция восходит к глубокой древности. Во многих культурах эпохи верхнего палеоли­та можно встретить подобные изо­бражения животных, условно на­зываемые натуральным макетом. Объяснение этому явлению мы на­ходим в круге тотемистических представлений. Прием выделения фасада гробниц в Саккара подтверж­дает подлинность данных захороне­ний, ибо бык имел символическое значение в культе правителя, как мы уже видели на додинастических па­летках. Подобные представления, видимо, распространялись и на ца­риц, поскольку фасад усыпальницы царицы Хер-Нейт оформлен так же. Ее гробница представляла собой монументальное сооружение с чет­ким планом, состоящее из назем­ной и подземной частей. Отделка погребальной камеры сочетала де­ревянные и каменные конструкции, что было характерно для строитель­ных приемов Раннего царства. Ее украшали рельефные изображения львов - хранителей гробницы.

Эволюция формы гробниц наглядно иллюстрирует процесс имуществен­ного неравенства. В конце додина-стического периода гробницы част­ных лиц сравнительно мало отлича­лись от усыпальниц правителей. Самые ранние захоронения пред­ставляли собой холм, который стал затем укрепляться с помощью камня и кирпича. Из этой формы продолговатого плоского возвыше­ния возникает традиционный вид надгробия — мастаба, получивший дальнейшее развитие в строительной практике древнеегипетских зодчих. Древние города Египта - Мемфис, Он (Гелиополь) и Абидос — были не только крупными художествен­ными центрами, но в первую очередь являлись средоточием религиозной жизни. Здесь и в ряде других мест сложились основные космогониче­ские и теологические доктрины, определявшие мировоззрение своей эпохи.

Боги Нут, Шу и Геб. Шу отделяет небо от земли.

 

В период, предшествующий объеди­нению страны, основная роль при­надлежала номам, которые были обособлены и имели своих местных богов - покровителей, унаследован­ных от древних божеств племени. В неолитическую эпоху почитание богов вылилось в форму поклонения предметам - фетишам. Позднее в местах находок древних поселений -в Оне, Бадари, Негада - встречались также массовые захоронения газе­лей, собак, быков, баранов и птиц, погребенных с особой тщатель­ностью, присущей культу священ­ных животных, - пережиток тоте­мизма. Символические изображения зверей и птиц появляются на палетках, в расписной керамике и ста­туарной пластике. На протяжении IV тыс. до н.э. наряду с чисто зо­оморфными стали появляться и ус­ловные, подчас фантастические изображения.

Первоначально местные божества, подобно богам-покровителям пле­мен, почитались вне взаимосвязи друг с другом. К начальному этапу территориального воссоединения Египта они становятся богами номов; культ их упорядочивается, за ними закрепляются определенные свой­ства и устанавливается иерархия. Противоборство, разгоревшееся между Верхним и Нижним Египтом, вылилось в соперничество культов двух богов - Гора и Сета. Хотя победа оказалась на стороне почита­телей Гора, поклонение Сету про­должалось. В начальной стадии объединения Египта с Гором связы­вались определенные представления как о носителе добра и справедли­вости. Гор, почитавшийся в образе сокола, символизировал небесное божество. Фараон являлся его жи­вым земным воплощением и нахо­дился под его покровительством. В то же время культ Сета - антипода Гора - имел своих приверженцев и распространялся на значительные области Египта. В течение недолгого периода Сет становится почти равно­значным Гору, а на одном из этапов II династии даже одерживает верх над своим соперником и становится главным божеством фараона. Од­нако его культ никогда не был асси­милирован с солярным культом. Мировоззрение древних египтян преломлялось в образной форме мифа, в которой закрепился основ­ной круг представлений о мире, связанных с его происхождением и осмыслением. Хотя для египтян земля ограничивалась их страной, а воды — Нилом, они знали о суще­ствовании космоса, который олице­творялся солнцем, луной, небом и созвездиями, воплощавшимися в образе богов. Миф, ставя извечный вопрос о начале мира, не дает ло­гического объяснения его проис­хождению, а сводит все явления к образному осмыслению. Отсюда рождается свойственная мифу сложная символика, своеобразный иносказательный язык. Хотя сказа­ния о сотворении мира с их различ­ными версиями появляются позднее (мемфисский вариант этого сказания восходит к III тыс. до н.э.), основ­ные функции богов уже определи­лись, - об этом свидетельствуют названия номов, посвящение моле­лен тем или иным богам и культовые их изображения в статуарной пла­стике и рельефе.

Египтяне рассматривали возникно­вение мира не от некоей временной точки, а от условного начала, за которое принимался первобытный хаос Нун. Из него возник прароди­тель богов Атум, давший начало девяти основным богам. Внутри древнеегипетского пантеона боги группировались или по принципу парности - бог и богиня, представ­ляющие супружескую чету, или по триадам 2+1: Осирис, Исида и их сын Гор или Амон, Мут и Хонсу и другие. Таким образом пантеон приобретал четкую, упорядоченную структуру, где число 3 соответст­вовало наипростейшей форме не­делимого множества. Древнееги­петских богов трудно однозначно дифференцировать, ибо сущность космических богов многообразна и каждый из них несет в себе несколь­ко функций. Египетская космогони­ческая система опиралась на соляр­ный культ. Солнце в образе бога Ра рождалось из вечного мрака, оли­цетворявшегося инертным океаном Нуном. Оно возникло благодаря соб­ственной силе и обязано было своим появлением себе самому. Постепенно из сонма богов, различавших­ся по принципу мужских и женских, выкристаллизовываются опреде­ленные признаки, характерные для каждого индивида. Бог Тот, считавшийся лунным боже­ством, богом мудрости и покровите­лем наук, почитался еще с до дина­стической эпохи в виде священных животных павиана и ибиса. Небес­ные сферы олицетворялись богиней Нут и Хатор, к солнечному культу помимо Ра был причастен сокол Гор. Богиня Хатор служила как бы жен­ской параллелью бога Гора, что отражено в ее имени, означающем «дом Гора». Главным богом Мем­фиса являлся Пта, которому, как сообщает Манефон, фараон Мен соорудил храм в своей столице. Культ Пта был больше связан с абстрактными представлениями. Приписываемый ему акт творения мира воспринимался в отвлеченной форме мысли, высказанной в слове. С Пта связан культ священного быка Аписа, установившийся еще задолго до объединения Египта и восходящий к тотемистическим представлениям. Египетские боги представлялись в антропоморфном и зооморфном виде, помимо этого существовали образы, сочетавшие в себе элементы человеческой фи­гуры и животного. Примером тому могут служить различные формы иконографии Хнума, Анубиса, Бастет, Сохмет и целого ряда дру­гих богов.

Скульптура раннединастического периода происходит в основном из трех крупных центров, где находи­лись храмы, - Она, Абидоса и Коптоса. Статуи служили объектом по­клонения, совершения обрядов и имели посвятительное назначение. Большая группа памятников была связана с обрядом «хеб-сед» - ри­туалом обновления физической мощи фараона. К этому виду от­носятся типы сидящих и идущих фигур царя, исполненных в круглой скульптуре и рельефе, а также изо­бражение его ритуального бега — характерное исключительно для композиций в рельефе.

К типу хеб-седных памятников принадлежит статуя фараона Хасехема, представленного сидящим на троне в ритуальном одеянии. Эта скульптура указывает на усовер­шенствование технических приемов: фигура имеет правильные пропор­ции и объемно моделирована. Здесь уже выявлены основные чер­ты стиля — монументальность формы, фронтальность компози­ции. Неподвижна поза статуи, вписывающейся в прямоугольный блок трона; в очертаниях фигуры преобладают прямые линии. Лицо Хасехема портретно, хотя черты его в значительной мере идеализи­рованы. Обращает внимание поста­новка глаз в орбите с выпуклым глазным яблоком. Подобный прием исполнения распространялся на всю группу памятников того времени, являясь характерным стилистиче­ским признаком портретов Раннего царства. К этому же периоду ус­танавливается и каноничность сто­ящей во весь рост фигуры с выстав­ленной вперед левой ногой. Утриро­вание форм, характерное для жен­ских магических статуэток додинас-тического периода, уступает место в пластике Раннего царства правиль­ной передаче пропорций человече­ского тела.

Стела фараона Джета из Абидоса. I династия. Ок. 3000 г. до н.э. Па­риж, Лувр.

 

Новые черты проявились и в релье­фах. Если в предшествующую эпо­ху мастера обычно предпочитали многофигурные композиции, то теперь они стремятся к лаконичной форме выражения. Чем больше в изображениях отброшено второсте­пенных, частных признаков, тем сильнее выступает главное и су­щественное в образе, приобретаю­щем многозначный смысл, возво­дящий его в категорию символа. На­глядный пример тому дает знамени­тая стела из Абидоса царя I династии Джета. Здесь художник нашел про­стые и емкие по значению изобра­зительные средства. Иероглиф змеи, означавший имя Джета, впи­сывается в прямоугольное поле над условным воспроизведением дворцо­вого фасада «серех», который сим­волизировал земную обитель фараона и служил жилищем божеств., воплощенному в облике царствук щего правителя. Таким образом дворец воспринимался эмблемой царя - «фараон» (грецизированная форма египетского «перо», в пере­воде означает «большой дом»).

Строгое вертикальное членение фасада, аналогичное архитектурным сооружениям, контрастирует в стеле Джета с гибким телом змеи. Изображение сокола Гора, входив­шее в состав имени фараонов ну­левой династии и Раннего царства, являлось образцом каллиграфиче­ского написания соответствующего иероглифического знака. В композиции можно заметить сме­щение изображений влево относи­тельно рамки стелы и центральной вертикальной оси. Этот прием осно­ван на ритмическом равновесии пропорций «золотого сечения».

Эпоха Раннего царства сохранила в большом количестве замечательные произведения художественного ре­месла: ювелирные изделия, сосуды, мебель ритуального назначения. Изделия отличаются высокой техни­кой исполнения, тонким вкусом, со­вершенным владением формой. Художники достигают большого ма­стерства в искусстве обработки кам­ня — из цельных кусков алебастра или шифера вырезались сосуды вы­сотой около метра.

В упомянутой уже гробнице Хер-Нейт найдены замечательные из­делия, в которых различные породы камня сочетаются по принципу цветовых сопоставлений: чаша из темного шифера поддерживается подставкой из розового известняка. Усложняются и становятся разнообразнее формы: появляются со­суды в виде кубков, ваз, чаш. В ряде пещей художники воспроизводят растительные элементы — бутоны и листья лотоса, всякий раз под­бирая материалы в соответствии с тдуманной цветовой гаммой. Сочетание различных пород камней, использование их декоративных воз­можностей привело к развитию тех­ники инкрустации. Большой вирту­озности также достигла резьба по дереву и кости, причем эти мате­риалы широко применялись и для ин­крустации. Фрагменты сохранив­шейся ритуальной мебели являют собой великолепные образцы творческой фантазии художника -ножки кресел и ложа имитируют ноги быков и львов. Учитывая жи-ную природу дерева - его выразительные возможности, мастера со­четают стилизованные изображе­нии животных с конструктивно простой формой самих предметов, не отступая от прямого назначения вещи и оставаясь верными тради­ционным тотемистическим пред­ставлениям.

Памятники Раннего царства явля­ются важной ступенью в развитии древнеегипетского искусства. Этот этап показывает достаточную зрелость художественных форм, совершенствование строительных приемов, применение камня в куль­товом зодчестве, сложение канон;; для основных типов статуарной пластики и рельефа.

Культура Раннего царства становит­ся прочным фундаментом, на кото­ром развивались все области искус­ства и философской мысли после­дующих эпох, ибо на этом этапе происходит формирование специфи­чески египетских черт из общих приемов художественного выраже­ния, свойственных многим древне­восточным культурам.

 

Литература:

«Малая история искусств. Искусство Древнего Востока» В.Афанасьева, В.Луконин, Н.Померанцева;

Энциклопедия «Искусство Древнего мира», «ОЛМА-ПРЕСС», Москва 2001

 

 




<== предыдущая | следующая ==>
Волновые свойства частиц | Струя голоса





Date: 2015-05-19; view: 1335; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.018 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию