Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 10. На следующий день я с тревогой стою возле своего шкафчика





 

На следующий день я с тревогой стою возле своего шкафчика. Это первый день Оп-тестирования. Существует всего четыре секции, как и на настоящей Оп-тренировке: сражение, препятствия, ресурсы, вооружение. Никто не знает порядок тестирования и количество тестов, с которыми мы будем сталкиваться каждый день. Управляющие-координаторы могут разбросать их по разным дням, или же мы столкнёмся со всеми сегодня.

Заходит Гретхен, она тиха и неразговорчива, её лицо зелёное.

— Ты в порядке? – спрашиваю я.

— Да, просто нервничаю.

Я сжимаю её плечо.

— Ты готовилась к этому многие годы. Мы все готовились. Всё будет в порядке.

— Тебе легко говорить, - бормочет она, в то время, как мы проскальзываем в спортивный зал.

Нашей группе требуется немного времени, чтобы успокоиться, каждый из нас прыгает либо от возбуждения, либо от нервов. Тренер Сандерс опускает ТВ-экран. Он пробегается по условиям тестирования, в которых, в основном, говорится о том, что школа, Парламент и Управляющие не несут ответственность за любые повреждения. Наши родители должны были подписать специальные бумаги, хотя, моему отцу они ни разу ничего не присылали. Моя роль была известна всегда.

Покончив с правилами, он нажимает на голубой отсек на экране. Мгновенно из пола в дальнем левом углу зала вырастают испытательные станции. Трансформация завершается, оставляя десять разных станций, каждая из которых окружена большими стенами, перекрывающими то, что находится внутри. В классе двадцать пять человек, но станций всего десять. Это странно. Тренер нажимает на следующий отсек и на каждой станции появляются цифры от одного до десяти, и под каждой из них находится имя. Мои глаза кидаются от станции к станции, пока я не нахожу свою. Девятая станция. У Гретхен вторая, а у Джексона пятая.

— Вы увидите своё имя, расположенное под номером вашей станции, - говорит тренер. — Если вашего имени там нет, то я вынужден сообщить, что у вас недостаточно баллов, чтобы продолжать Оп-тестирование. Вы можете уйти.



Ряд вздохов проносится по комнате. Не допускаются к тестированию? Вау. Я стараюсь не смотреть, как они уходят, некоторые из них рассержены, а одна девушка вообще рыдает. Кажется жестоким то, что им даже не дали шанс, но Оперативники не славятся своей добротой, и свидетельством этого является мой отец.

Нам приказали отправиться на станции. Я стою снаружи девятой, мои руки дрожат, но я знаю, что внутри буду держать всё под контролем. Сегодня утром мама предложила мне успокоительное, но я не смогла заставить себя принять его. Его принимают многие оперативники, и даже некоторые тренеры, но в результате вы никогда не освоите самоконтроль. Настоящий бой не происходит тогда, когда мы его ожидаем. Неспособность контролировать страх приведёт к смерти. Папа учил меня, что надо знать свои слабости и уметь противостоять им самостоятельно.

Дверь в девятую открывается, и женщина зовёт меня внутрь. Она носит бейдж главных Оперативников, но я не узнаю её. Я уверена, это сделано специально. Её чёрные волосы убраны назад в тугой пучок, делая её глаза немного раскосыми. Она не улыбается, не машет рукой, не намекает хоть на малейшую форму вежливости.

— Сегодняшнее тестирование – препятствия. Ваша гарнитура здесь, - говорит она, указывая на стул у противоположной от неё стены. — Вы можете сидеть или стоять, пока проходите тест, хотя я вас предупрежу, что в итоге вы окажетесь стоя. Я предлагаю вам стоять или сидеть в центре комнаты. Это менее травматичный вариант.

Я прохожу к стулу, беру гарнитуру и иду обратно к центру комнаты.

Она кивает мне, чтобы я начала, и в то время как я надеваю гарнитуру, скрывая её из поля зрения, я слышу, как она произносит:

— Твой тест уникален, Ари. Имей это в виду.

Я пытаюсь понять, что она могла иметь в виду, и затем до меня доходит – Сибил. Если её слово имело хоть какой-то вес при создании моего теста, то это может означать только одно. Древние. Я выравниваю дыхание, отбрасывая любые сомнения, и открываю глаза.

Я одна на заброшенном складе. Он напоминает мне пищевой склад, но только более старый и уже пришедший в упадок. Оранжевые лучи прорываются через полтора десятка окон, испещряя полосами всю верхнюю часть склада, ни разу не задевая этаж, на котором стою я. Надо мной в воздухе летает пыль. Где-то вдали кричат птицы. Дверные петли скрипят, когда дверь склада качается туда-сюда, туда-сюда. Я проталкиваюсь через двери наружу, оглядываясь вокруг. Здесь ничего и никого нет, только один склад, находящийся в поле, окружённом огромными, разросшимися лесами.

Что-то манит меня вперёд, что-то вроде любопытства или нужды. Я выхожу на открытую местность и поворачиваюсь вокруг, смотря на деревья, но для чего, не знаю.

Тогда я вижу её.

Крошечная женщина выходит с окраины леса. Она гибкая, у неё шустрый взгляд, мгновенно приводящий меня в оборонную позицию. Я жду на своём месте, будучи уверена, что она подойдёт ко мне. Чего я не ожидаю, так это того, что огромная рука обернётся вокруг моей шеи, перекрывая мне доступ к воздуху. Я встаю на цыпочки и затем резко присаживаюсь на корточки, молниеносно бросая через свою голову противника и кидая его на землю, где ударяю кулаком ему в лицо. Я поднимаю взгляд на то место, где раньше стояла женщина, и сейчас их там три, пять, десять, одна за другой выходят из глубин леса. Я делаю единственную вещь, которую могу – поворачиваюсь и бегу пробираясь через леса, полные зарослей и шипов, находящиеся в противоположной от противников стороне; я отчаянно нуждаюсь в дистанции, чтобы придумать план.



Я уже в лесах, темнота накрывает меня с головой. Поднимается ветер, пронося шёпот сквозь листву. Я останавливаюсь на открытом пространстве, надеясь, что смогу принять на себя по одному за раз, но с атаками так не бывает. Они все собираются прыгнуть на меня. Я выжидаю несколько секунд, принимая более устойчивую позу и морально готовя себя к тому, что этот тест я провалю, и вдруг слышу странный звук, исходящий из большого дуба, расположенного справа от меня. Сначала скрежет, и затем то, что поддаётся только описаниям: словно что-то растёт в маленьком пространстве. Я отворачиваюсь от него и смотрю с раскрытыми глазами: сначала рука, потом нога и затем целое тело появляется из-за деревьев, и всё тело человека словно покрыто корой – Древний.

Я кричу в тот момент, когда кто-то дёргает меня назад, в результате чего моя гарнитура падает на землю. Я дезориентируюсь буквально на секунду, оказываясь между моделированием и реальностью, но затем, обретая способность к фокусированию, я понимаю, что меня тащат из комнаты моделирования. Я царапаю и ударяю правонарушителя, борясь за восстановление контроля, и затем поворачиваюсь, готовясь нанести удар, но вижу Джексона, по его лицу видно, что в этом была крайняя необходимость.

— Что…?

— Мы должны выбраться отсюда. Прямо сейчас, - он хватает меня за руку и тащит через дверь девятой станции в облако дыма. Сначала я думаю, что это часть моделирования, но затем дым наполняет мои лёгкие, и я кашляю, прижимая руку ко рту. — Произошёл взрыв, - говорит Джексон. — Я не знаю, где. Мы должны выбираться.

Мне удаётся вырваться из его хватки прежде, чем мы добираемся до выхода из спортзала.

— Я не могу оставить Гретхен.

— Она была во второй. Идём, - мы мчимся через дым, практически не замечая людей, которых мы проходим. Как Джексон нашёл вторую станцию, я не узнаю никогда, но он открывает дверь и вытаскивает Гретхен из центра помещения, гарнитура всё ещё на её голове. Она кричит и борется с ним, пока я не срываю гарнитуру и не заставляю её посмотреть на меня.

— Мы должны идти! – говорю я и тащу её к двери. Она пятится назад, но затем её взгляд наталкивается на пространство позади меня, её глаза расширяются. Она кивает, не произнося ни слова. Как только мы покидаем её станцию, я понимаю, что мы не можем оставить остальных. Джексон, должно быть, проследил за ходом моих мыслей, поэтому он начинает двигаться от станции к станции, открывая двери и приказывая всем бежать. Большинство потрясены так же, как и Гретхен, но в итоге дым пробуждает основной инстинкт – спасаться.

Из интеркома доносится голос, инструктирующий студентов: с помощью кода можно попасть к секретным выходам и защитным сооружениям, расположенным вокруг школы. Они были созданы, чтобы подготовить нас к войне.

Я двигаюсь к аварийному выходу из спортзала, где мигают ярко–красные огни, направляющие нас в безопасное место. Гретхен колеблется: все двери находятся в другой части зала, но главные двери, ведущие к главному выходу из школы, находятся ближе всего.

— Нет, идём этим путём, - она перекрикивает пронзительный сигнал тревоги, разносящийся по всей школе.

Я качаю головой и указываю на запасные двери.

— Те ведут за пределы здания. Идём, нет времени на споры, - я уже собираюсь потащить её с собой, когда начинает обваливаться потолок, и обломки падают на пол спортзала. Я нагибаюсь, прикрывая голову руками, и, когда я встаю, девушка уже ушла. — Гретхен! – я оглядываюсь вокруг. — Где ты? Гретхен! – ничего. Паника пробегает по моей спине. — Джексон?

— Я здесь. Она убежала; я не уверен, куда. Мы должны выбраться отсюда.

Он хватает меня за руку и направляет к запасному выходу, но там тупик. Перед ним разбросаны обломки, блокирующие доступ к двери.

— Сюда, - я тащу Джексона влево к кабинету тренера Сандерса, в котором, как я знаю, находится отдельный выход на территорию школы. Мы несёмся по коридору, проходим через дверь его кабинета и поворачиваем налево к ещё одному коридору, в конце которого находится дверь. Но как только мы врываемся в дверь, мир останавливается, словно в замедленной съёмке.

Удушающий дым тяжело летает в воздухе, его намного больше, чем в спортзале. Мои глаза мечутся вправо-влево. Кашель доносится со всех сторон. Все бегут. Мальчик падает на землю. Я тянусь к нему, но Джексон дотягивается до него первым, поднимает его и указывает на ближайший к нам выход. Мальчик спотыкается, и я боюсь, что он упадёт снова, а мы уйдём, и никто не сможет ему помочь.

— Мы не можем просто…

Затем я оглядываюсь вокруг. Их здесь бесчисленное количество. Девочки и мальчики кашляют и падают на землю, кто-то плачет, все парализованы от страха. Я спешу к маленькой девочке, съёжившейся в левом углу, и призываю Джексона помочь ещё одной в метре или двух от нас. Я не покину это здание, пока все эти люди не выберутся наружу. Мы выводим двух девочек за главные двери и возвращаемся назад, чтобы помочь остальным, когда около трёх десятков студентов, которые были в безопасности, находясь снаружи, мчатся за нами внутрь, все объединяются вместе, чтобы спасти как можно больше людей. В итоге, приезжает скорая помощь и выводит нас на улицу. Я начинаю пробираться сквозь толпу, желая найти Гретхен, но вдруг непомерная боль режет голову, и я крича оседаю на землю.

— Ари! – Джексон добирается до меня. — Что такое? Что случилось?

Моя голова пульсирует, и я сжимаю её руками, словно это может убрать боль. Джексон бережно берёт меня на руки и начинает бежать из толпы. Я хочу спросить, куда он меня несёт, но каждую секунду на меня накрывает всё новая и новая волна боли. Я кусаю губу, чувствуя кровь практически мгновенно, я готова в любую секунду потерять сознание от боли.

— Что с ней случилось? – произносит голос, сопровождаемый быстрыми шагами. — Куда ты её несёшь?

Лоуренс? Но я даже не пытаюсь открыть глаза, потому что я всё ещё могу слышать пронзительные крики своих одноклассников и преподавателей внутри и снаружи школы. Крики, слишком много криков.

Прежде чем я это понимаю, мы достигаем какого-то уединённого места, которое кажется мягким и влажным. Я мимолётно открываю глаза. Джексон и Лоуренс стоят возле меня на коленях. Они говорят настолько быстро, что я за ними не поспеваю. Мир превращается в смесь боли, тошноты и головокружения. Я стараюсь держать глаза открытыми, но боль принуждает их закрыться.

— Просто сделай это! – командует Лоуренс.

Я удивляюсь, на кого он так зол, когда Джексон кричит в ответ:

— Это не так просто! Это подвергнет её опасности. Я не могу…

Я начинаю терять сознание, не понимая, где я, что со мной и что происходит.

— Сделай это сейчас же. Пожалуйста, посмотри на неё, - говорит Ло, его голос дрожит.

Секунду спустя, я чувствую сильное тепло, а затем холод, движущийся от головы к шее и растекающийся по всему телу. Я делаю вдох, и с каждым выдохом боль постепенно отступает. Моё тело наполняется всё больше и больше, пока у меня не возникает ощущение, что через меня проходит магический поток. Моё тело – невесомая материя, не более, чем бьющееся сердце внутри пустой оболочки. Я уверена, что могу открыть глаза прямо сейчас, но не делаю этого. Я хочу каждую каплю этой ледяной жидкости. Я хочу, чтобы она никогда меня не покидала. Возможно, я могу остаться в этом грандиозном потоке, где свет и простор без тревог… без криков.

 






Date: 2015-05-18; view: 121; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.009 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию