Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Семь лет спустя





 

Я повернулась лицом к окну, вглядываясь в темноту, в надежде увидеть их. Но конечно, это было глупо. Сейчас только 11.53. Они ещё даже не прибыли.

Предполагается, что я должна была уже привыкнуть. Патч защищает, но тем не менее я его ненавижу. То, как он давит на мои виски, как он заползает прямо в мой мозг, ослепляя меня, обездвиживая и всё же позволяя слышать и… чувствовать.

Не понимаю, почему мы должны носить их, однако, так надо. Это их правило, не наше. Это как-то связано с событиями прошлых лет. Никто об этом не говорит. Никто не говорит о них вообще. Предполагается, что они контролируют слишком многое в нашей жизни.

Я не ночевала в гостевом домике с тех пор, как была маленькой. Мы не можем пропустить Лишение. Поэтому я не ложусь спать раньше полуночи с тех пор, как мне исполнилось девять лет. Я не могу спать во время Лишения.

Каждую ночь я жду возле своего окна, и мне так сильно любопытно, что я не могу удержаться от внимательного разглядывания деревьев в надежде увидеть одного из них. Я никогда их не видела, и вряд ли когда-нибудь увижу.

— Древние осмотрительны, — сказала мне однажды мама.

Но я не уверена, что всё так просто. Некоторые говорят, что они настолько необычные, что мы бы просто умерли от страха. А некоторые уверяют, что они слишком привлекательны и слишком соблазнительны.

Мне больше нравится вторая теория.

Снаружи листья шелестят созвучно ветру. Прямо сейчас они опадают с деревьев, попадая из их мира в наш. Листья движутся в ритм. Такие прекрасные и нагоняющие тревогу.

Я отошла от окна, и мурашки, первый признак нервозности, пробежали у меня по спине. Я их не боюсь, или, по крайней мере, я не боюсь за себя, хотя, может быть, мне следовало бы бояться. Я почти ничего об этом не знаю. Я даже не знаю, он это или она.

Помню, как в первое время, я не могла даже дрожать или показывать страх или удивление. Что, если бы я не смогла двигаться снова. Потерять зрение было достаточно страшно. Но быть неспособной двигаться, пока остальная часть моих чувств — слух, осязание — обостряются… Я не уверена, как я выжила.



Той ночью я была напугана, но это было семь лет назад. Сейчас… Не уверена, что я чувствую. Страх — лишь часть этого чувства. Если быть честной, абсолютно честной, во мне живёт что-то более сильное, чем страх того, что забирается в моё окно. Я любопытная… слишком любопытная, чтобы это привело к чему-то хорошему.

Мой будильник пищит. Цифры сияют ярко красным: 11:55, а ниже дата: 10 Октября 2140.

Я роюсь в своей прикроватной тумбочке и хватаю серебряный кейс, в котором хранится мой патч. Я торопливо открываю крышку, готовясь приложить содержимое к моим глазам, но резко отпрыгиваю.

Кейс пуст.

Я переворачиваю ящик вверх ногами. Содержимое рассыпается по полу в полном беспорядке. О, нет, нет, нет! Это произошло. Я закрываю рот руками и заставляю себя несколько раз глубоко вдохнуть. Я беру кейс, чтобы проверить его снова. Всё пусто. Конечно же там ничего нет!

Биип. 11:56.

Черепичная крыша звенит так, будто по ней кто-то ходит. Может быть, это лишь лёгкий дождь, или ещё лучше град. Я сжимаю стальные нержавеющие перила своей кровати, затем заглядываю в уже открытый ящик. Но спустя тридцать секунд, я всё ещё стою с пустыми руками. Мне нужен патч. Мне нужен патч. Мне нужен патч.

Мои глаза бегают по комнате, переключаясь от пола к гардеробной — последнее место, где бы он ещё мог находиться. Я пытаюсь не думать о времени. Колеблясь, оглядываю комнату и вновь слышу звуковой сигнал будильника.

11:58.

Я бросаюсь к панели на гардеробной и быстро ввожу код. Стальные двери распахиваются, демонстрируя мои прекрасно расставленные вещи: обувь, одежду, сумки, — преимущества жизни дочери главного управляющего. Я ищу нужную полку, затем вчерашнюю кучу одежды, надеясь что в ней зарыт патч. Его там нет. Я выкарабкиваюсь из гардеробной и бегу к столу, отбрасывая стул со своего пути.

Мои руки только достигли ящика, как последний сигнал сотрясает воздух.

11:59. Время пришло.

Панель за моим окном поёт знакомую мелодию десятизначного кода. Я бегу к кровати и ложусь, плотно закрывая глаза. Сердце бешено бьётся в груди. Я учащённо дышу. Если я переживу эту ночь, меня либо казнят, либо введут дозу сыворотки, которая заставит меня всё забыть. Так или иначе, это всё человеческие наказания, но как отреагируют Древние? Что насчёт моего Древнего? Существуют истории, старые легенды об исчезновениях. Именно поэтому никто не глуп и не безответственен настолько, чтобы терять патч.

Кроме меня.

Биип. Биип. Биип. 00.00

Большое окно открывается, впуская слабый ветер. Запах земли или сосны, или свежескошенной травы наполняет комнату. Их запах. Оно крадётся практически бесшумно, но затем пружины моей кровати скрипят. Тепло окутывает меня, и нервный пот течёт из каждой железы, но я всё ещё плотно сжимаю глаза. Моё тело напрягается, рефлекс многолетней подготовки, научивший меня бороться при первой необходимости. Я чувствую с обеих сторон от меня руки и его нависшее надо мной тело, готовящееся к Лишению.



Воздух накаляется. Существо качается взад и вперёд, взад и вперёд. Наши тела соприкасаются. Оно ждёт пока необходимые антитела перенесутся из моего тела в его.

Проходит пять минут, затем десять, а может и больше. Я пыталась сосчитать, но сбивалась каждый раз из-за его дыхания. Заметило ли оно, что я не ношу патч? Конечно же да, но когда оно скажет или сделает что-нибудь? Не знаю. Дрожь бежит по моему телу, и я борюсь с ней, пытаясь от неё избавиться. Я должна сосредоточиться, должна думать. И вот настаёт тот самый момент.

Одна капля падает мне на губы, и я рефлексивно слизываю её. Мои вкусовые рецепторы вспыхивают от аромата. Идеальная смесь кислого, сладкого, тёплого и холодного. Я чувствовала капли и раньше, но никогда не по одной. Оно едва ли что-то заметило. Ещё одна капля и ещё.

Мои глаза распахиваются и округляются в шоке.

Оно — это он, и он парит надо мной, как свет, как воздух. Его окружает яркое свечение. Его глаза закрыты. Милая улыбка покоится на его лице. Другая капля падает на мою щёку, я поднимаю взгляд и вижу, как крошечные слезинки катятся из его глаз, словно ему сложно справиться с Лишением.

Я должна пошевелиться. Должна что-то сказать. Должна что-нибудь сделать, но я не могу отвести взгляд. Я хочу дотянуться до него, дотронуться до его лица, чтобы увидеть, что он настоящий. Потому что этого не может быть… этого просто не может быть. Может.

Мой Древний — Джексон Лок.

Спортивный. Умный. Высокомерный. Один из тех парней, которого замечают все девушки в школе, и лишь немногие из них могут с ним заговорить. Он первый во всём, чем бы он не занимался… и он мой главный соперник.

Мой разум воспроизводит каждый момент нашей встречи, который я могу вспомнить. Он выглядел очень даже нормально… выглядит нормально. Но сейчас он здесь. Тогда, должно быть он…

Его глаза распахиваются, и испугавшись я дёргаюсь в кровати, с шумом ударяясь об него. Он с грохотом падает на меня.

— Хей! — я борюсь с его огромным шестифутовым телом.

— Шшш. Ты сумасшедшая?

— Что ты здесь делаешь? — спрашиваю я с визгом.

— Тише! Мы не хотим… О, нет! — его голова резко поворачивается к окну. — Точно не уверен, — бормочет он, и я качаю головой в замешательстве. Он не делает ничего, чтобы имело хоть какой-то смысл. Я напрягаюсь, чтобы послушать, но я не могу слышать или видеть что-нибудь вообще. Тогда я понимаю, что кто-то пришёл. Другой Древний. Я и забыла о папах и мамах Древних. Возможно, они были в доме, когда я закричала. Впервые после потери патча страх сжал мою грудь, пробегая по моему телу, словно электрический импульс.

Взгляд Джексона падает на меня.

— Ари… — шепчет он. — Я знаю, как это выглядит, и я могу объяснить, могу, но не прямо сейчас. Завтра ночью.

Его голова дёргается к окну снова, и я чувствую, как его тело напрягается напротив меня. Я не знаю, что сказать. Не знаю, что думать. Всё что я знаю, это то, что у меня проблема, возможно даже у нас проблема, но всё, о чём я сейчас могу думать, это о том, как он произнёс моё имя. Ари. Без угрозы, сарказма или зависти, как я привыкла слышать от всех, включая его, — мы сталкивались пару раз в школе. Он сказал это так, словно я больше, чем просто девчонка, которую все узнают, но которую никто не замечает.

Он повернулся ко мне.

— Закрой глаза, — прошептал он. — Мы должны завершить Лишение.

Я колеблюсь, не желая показаться слишком уязвимой, но, в конечном счете, закрываю глаза. А разве у меня есть выбор? Проходят секунды, затем минуты. Жар возвращается. Он снова нависает надо мной. Потом мягкий стук раздаётся со стороны окна.

Джексон спускается с кровати. Я хочу подсмотреть, но страх заставляет меня дальше лежать с закрытыми глазами.

Начинается тихий разговор, слишком тихий, чтобы я могла услышать. Словно жужжание мухи недалеко от уха. Я стремлюсь придвинуться ближе, чтобы услышать, что они говорят. Тон Джексона напряжённый.

— Нет, — говорит он. — Всё как обычно. Я всё сделал. Давайте возвращаться обратно.

Другое жужжание.

— Она не может двигаться, — сказал он, что было бы правдой, если бы я надела патч. Но я этого не сделала, и он это знает. Он защищает меня.

Жужжание.

— Да, всё в порядке. Я уверен.

Почему он защищает меня? Нас распределили друг другу. Он знает меня большую часть моей жизни. Открытие переводит мой разу в режим турбо. Всё это время он знал меня и ни разу не намекнул об этом в школе. Знают ли управляющие? Знает ли отец?

Мой разум продолжает обдумывать всё то, что я когда-либо знала, и о чём никогда не догадывалась, пока сладкий запах его кожи испаряется. Окно закрыто.

Он ушёл.

Всё, что сейчас произошло, заполняет мои мысли, но одна мысль поднимается выше всех…

Я не уверена, что смогу дождаться следующей ночи, чтобы узнать, что происходит.

 






Date: 2015-05-18; view: 186; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.008 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию