Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Глава 2. Кто есть кто 7 page





Перейдем к равноправным ролям. Очень эффективен бывает образ Железного парня (разумеется, при надлежащем исполнении). По сути, это — одна из модификаций психи­ческого карате, Железный парень совершенно не восприни­мает то, о чем ему толкует собеседник. Последний обычно выходит из себя и перебивает Железного парня, а тот, умолк­нув па время, преспокойно пропускает все доводы собесед­ника мимо ушей. Выждав, покуда тот выпустит пар, Желез­ный парень продолжает затем гнуть свое, причем точно с то­го же самого места, на котором остановился.

Другой эффективной равноправной ролью является до­вольно расхожий образ, который мы условно обозначили, как Приятель начальника (или жены начальника, а может, министра здравоохранения). Его исполнителю не обой­тись без ноток мягкой авторитарности в голосе. При этом лучше «работают» косвенные указания на особое значение своей персоны. «Мы с Иваном Ивановичем о вас вспоми­нали; в принципе он к вам неплохо относится...»

Следующую роль, которая иногда тоже «срабатывает», к равноправных можно отнести лишь условно, по­скольку ее исполнителю все-таки приходится самому «подойти» к объекту воздействия, оправдывая этот свой подход внешними обстоятельствами. Данный образ мы условно назвали .Лидер в беде. Для него также характерна мягкая торитарность, или, можно сказать, благородные интона-;ии в голосе. Мол, ему с его опытом (а может, и с положе-шем или же с репутацией и т.п.) в этой досадной ситуации

поможет всякий. Но он не желает быть обязанным «абы кому» и потому обратился к достойному человеку.

Пожалуй, Шут - это наиболее эффективная из подчи­ненных ролей. Она превосходно сочетается с большинст­вом доминантных образов (и Диктатора., и Доброго дядюшки, и даже Барина); но для ее успешного использования необ­ходима серьезная психологическая подготовка. (Шуты от Бога в наше время редки.) Главное преимущество Щута в том, что ему дозволено говорить все. К тому же, на то он и Шут, чтобы «резать» правду-матку без какой-либо корысти. Следовательно, лидер склонен прислушиваться к его сло­вам и доверять им более, нежели логичным рассуждениям своих штатных советников, которые, возможно, и отмече­ны печатью мудрости, но, уж, никак не печатью бескоры­стия. Кроме того, Шуту прощается абсолютно все, ибо сердиться на него — это шутовство.



Следующая подчиненная роль Униженные и оскорбленные, как правило, легче дается женщинам (в их исполнении этот образ нами обозначен как Сиротка Хасси]. Тут уместно лю­бое самоуничижение, признание прошлых, настоящих и даже будущих ошибок с умеренным акцентом на собствен­ных страданиях - пусть и заслуженных. Сиротка Хасси обычно легко смягчает Диктатора к, в конце концов, пону­ждает сменить гнев на милость даже Благодетеля.

Что же касается Барина, то в общении с ним куда боль­ше преимуществ у Доверенного слуги. Эта подчиненная роль строится на органичном сочетании подчеркнутой почти­тельности в обращении с долей доверительности и пони­мания. Таков, например, типичный старый слуга в какой-нибудь английской экранизации собственной классики или же в пародии на таковую.

Наконец, в отдельных случаях неплохо «работает» роль Скандалист. Правда, подходит она только для определен­ных ситуаций, и воспользоваться ею для косвенного шан­тажа какого-то конкретного лидера, как правило, удается лишь однажды. Вот пример такой ситуации. Ваш босс под любыми благовидными предлогами откладывает подписание вашего заявления на отпуск, а вы уже взяли билет на самолет... И вот, улучив минутку, когда шеф принимает у себя в кабинете каких-то особо почитаемых заказчиков, пе­ред которыми ему, естественно, никак нельзя ударить в грязь лицом, вы, мягко отстраняв секретаршу, наперевес со своим заявлением врываетесь в указанный кабинет. Скорее всего, ваш босс не станет даже уточнять, что именно он подписывает...

Покуда мы говорили лишь о тех ролях, которые совсем не связаны или связаны только косвенно со сферой дея­тельности их исполнителей. Мы хотим сказать, что Дикта­тором могут быть равным образом как тот, кто подвизается, допустим, в области торговли, так и тот, кто руководит ка­ким-нибудь творческим союзом. Причем эти оба Диктато­ра могут иметь при себе и по Шуту. Однако некоторые ви­ды занятий накладывают на человека особый отпечаток, или же, иными словами, закладывают в его подсознание определенные модели восприятия и реакций. Так, у кадро­вых военных, как правило, развито подсознательное ощу­щение жесткой иерархии и сопутствующие ему чувства кастовости и баланса авторитарности - собственной и чу­жой, - готовность повелевать и умение беспрекословно подчиняться. Кроме того, в любой армии существует риту­ал; связанные с ним действия, становясь автоматическими, то есть, выпадая из сознательной сферы восприятия чело­века, могут влиять на него подобно снотворному. Все это позволяет грамотному психооператору легко манипулиро­вать человеком в погонах.

Приведем цример. Один из авторов этой книги (в дан­ном случае будем величать его Сутгестором) был пригла­шен на прием к некоему военнослужащему (назовем его Генералом), имевшему немалый чин и занимавшему высо­кую должность в одном закрытом учреждении. Встреча была назначена на одиннадцать ноль-ноль. Примерно за пять минут до этого времени Суггестор подошел к пропу­скному пункту и обратился к дежурному в сдержанно-авторитарной манере:



- Прапорщик, я вызван Генералом на одиннадцать ноль-ноль. Прошу вас, свяжитесь с ним...

На лице прапорщика заиграла растерянная улыбка, и он не очень уверенно произнес:

- Генерал, кажется, еще не прибыл...

- Не может быть, - протянул Суггестор, как бы рассуждая сам с собою, и тут же отчеканил: — Хорошо. Тогда вызови­те дежурного офицера.

Когда же таковой появился, Суггестор, не оставляя пра­порщику времени что-либо ему объяснить, все так же уве­ренно произнес:

- Капитан, проводите меня в кабинет Генерала.

- Следуйте за мной, - с готовностью согласился капитан, и они вдвоем поднялись на третий этаж и прошли по ко­ридору к нужной двери.

- Это здесь? - спросил Суггестор.

- Так точно, - ответил капитан.

Визитер потянул ручку двери, которая подалась, и за­глянул в кабинет: он был пуст. Затем, не позволяя своему провожатому в этом удостовериться, Суггестор уверенно туда прошел и, прежде чем захлопнуть дверь у того перед носом, решительно произнес:

- Благодарю вас, капитан! Можете идти.

Четвертью часа позже Генерал появился в своем каби­нете. По дороге на службу он застрял в автомобильной пробке и потому задержался. Между прочим, на пропуск­ном пункте ему даже не доложили, что некто его уже под­жидает. Видимо, старшина с капитаном, наскоро посове­щавшись, выяснили, что ни тот, ни другой толком не зна­ют, кого именно они сообща сопроводили в генеральский кабинет - визитер-то никому из них даже не представился. Бот и порешили служивые вообще умолчать об этом эпи­зоде. Суггесгор же, в свою очередь, тоже никак не объяс­нил Генералу это свое прямо-таки сверхъестественное проникновение средь бела дня в «режимное» военное уч­реждение. Так, между прочим, и вырастают легенды.

Аналогичный психический комплекс (конечно, с некоторыми собственными нюансами) можно обнаружить и в любом сотруднике милиции: от рядового до генерала. Со­всем недавно, когда уже начата была эта глава, другой из авторов «Искусства доминировать» (назовем его в данном случае Сочинителем) был отправлен своею спутницей жизни (которая сама по себе отличный психолог, и муками творчества ее не обморочить) за хлебом. Добежав до бли­жайшего хлебного ларька, Сочинитель уже полез было в карман за мелочью, как откуда ни возьмись к ларьку подкатила машина с фиолетовой «мигалкой» на крыше. Про­давщица засуетилась и мигом выскочила из ларька на­встречу милицейскому лейтенанту, вылезшему из машины с «мигалкой». Тот потребовал от нее какие-то документы и, . пошелестев бумагами, видимо, остался ими не доволен.

- Садитесь в машину, будем разбираться, - сухо предложил он продавщице.

Бедняжке, по всей видимости, ужасно не хотелось этого делать, и она запричитала, указывая на Сочинителя: мол, люди ждут, а в машину — это надолго и т.д. и т.п. Следовало немедленно что-то предпринять, ибо Сочиниелю, как вы сами понимаете, отнюдь не «светило» тащиться к другому ларьку. Бесполезный «скулеж» продав­цы он прервал целенаправленной репликой, произве­денной со сдержанной авторитарностью во втором голосовом режиме:

- Тут рассуждать нечего. Лейтенант — на службе!

Продавщица обратила было досаду на Сочинителя -вот, мол, о них же заботишься, - но на сей раз была оста-новлена лейтенантом. Все так же сухо и даже не взглянув на

шственного покупателя у ларька, он бросил:

- Сначала обслужите людей, а потом - ко мне в машину! В данном случае в психике лейтенанта «сработал» иной санизм, который, тем не менее, следует отнести все к то­же комплексу «службиста». Во-первых, в офицере взыгралo корпоративное чувство, поскольку реплика Сочинителя, якобы, выдавала в нем самом человека военного -пусть и в штатской одежде. Во-вторых, было простимули-ровано тщеславие лейтенанта, связанное с его погонами.

Вообще-то, при вынужденном взаимодействии со стра­жами закона и порядка желательно соблюдать некоторые--простые правила. Во-первых, не стоит жестикулировать; во всяком случае, не следует поднимать руки выше пояса. Их лучше убрать за спину или же свободно опустить вдоль те­ла. Во-вторых, держаться с представителями власти следует очень корректно, но и с достоинством. Говорить с ними лучше в первом или во втором голосовом режиме, сочетая безукоризненную вежливость со сдержанной авторитарно­стью тона. Самое подходящее обращение к сотруднику милиции — «офицер» или (с легким оттенком фамильярно­сти) «командир».

С самого начала неплохо поинтересоваться: «А с кем я имею дело? Офицер, предъявите ваши документы». К предъявленному удостоверению не следует тянуться рука­ми; тем не менее, его нужно внимательно прочитать и, возможно, выписать в свои блокнот кое-какие данные из него. Еще лучше тут же позвонить по мобильному теле­фону и сообщить кому-нибудь из приятелей примерно следующее: «Если я не перезвоню через десять минут, свя­жись, пожалуйста, с Иваном Иванычем из управления». В общем, следует ненавязчиво дать человеку почувствовать, что его затея может обернуться для него неприятностями. В этом смысле, полезно бывает между делом задать и такой вопрос: «Простите, вы из какого отделения? Ах, так. Зна­чит, служите под началом Игнатьева?»

Теперь — о вынужденном контакте со следователем. Нет-нет, не вскакивайте со стула в благородном негодовании! Известная поговорка никому не рекомендует зарекаться не только от сумы, но и от кое-чего похуже. Итак, следователи бывают двух сортов; вернее, вступив с вами в служебный контакт, следователь будет исполнять одну из двух, ролей: рубахи-парня или же цепного пса. (Можете не сомневаться в том, что он постарается избрать наиболее опасный для вас образ.) Первый рассеянно-сентиментален: мол, и рад бы я тебя, приятель, отпустить, да, вот, улики не позволя­ют. .. Второй «жмет», как танк: «Здесь вопросы задаю толь­ко я!» Или: «Отвечай конкретно - о чем тебя спрашивают И перед тем, и перед другим оправдываться не следует ни в коем случае. Всего лучше «зациклиться» на каком-то несо­ответствии, пусть даже и мнимом, или же «давить» на от­сутствие у вас побудительного мотива для совершения ин­криминируемого вам действия. Например, годится такой мотив: «Да вы только посмотрите на меня и на него... Если бы я действительно его ударил, так он бы размазался по стенке!» Или такой: «Взгляните, я всюду таскаю с собой иот этот мобильный телефон. Он стоит побольше раза в три этой смехотворной суммы. Какой же смысл мне ее брать?!»

С давних пор известен прием психологической обра­ботки биологических объектов, использующий действия в паре по схеме «добрый—злой». Он основан на инстинктив­ном стремлении человека тянуться от явного «злодея» к болеее мягкому оппоненту, искать у него поддержки. Еще не гак давно прием этот был в основном достоянием различ­ных спецслужб, полиции или - в России — органов НКВД, КГБ и т.п. Сегодня же его используют вообще все, кому., как говорится, не лень: и разнообразные неформальные „силовые структуры, которых развелось ныне несметное число, и особые службы магнатов большого бизнеса или политики, и даже охранные подразделения, казалось бы, самых добропорядочных фирм, торгующих, допустим, продуктами питания для детей. Интересно, что этот прием, уже столько раз описанный в книгах и наглядно-продемонстрированный с телеэкранов, все еще неплохо эаботает». (А это лишний раз доказывает, что в экстре­нных ситуациях подкорка нашего головного мозга пре­обладает над его корой.)

Итак, предположим, что на вас осуществляется силовой эгакат» по схеме «добрый-злой». Как вы думаете, кто глав-в этой паре? Ну, конечно же, «добряк». «Злодей» лишь издает и поддерживает необходимый для воздействия на вас психоэмоциональный фон. Следовательно, к нему вам и надлежит преимущественно апеллировать. Постарайтесь говорить именно со злодеем, как бы трудно это ни было, Ваш нестандартный ход, несомненно, внесет замешатель­ство в ряды противника и вынудит ваших оппонентов из­менить тактику и пуститься в «импровизации». Неплохо также время от времени чем-либо озадачивать «злодея», создавая помехи для его стереотипа (он - «злодей», вы -«жертва»). К примеру, вы можете изобразить, будто бы вам знакомо его лицо, и вы силитесь припомнить, где и когда вы с ним прежде встречались.

В жизни нам то и дело приходится выдерживать чьи-то «накаты», а это неизбежно связано с растратой бесценной психической энергии, которую нам надлежит беречь. В тех случаях, когда вам угрожает агрессия со стороны кого-либо из близких или же из числа ваших хороших знакомых, как правило, оправдывает себя превентивная стратегия. К при­меру, вы собрались' домой значительно позже, нежели вам надлежит это делать, согласно семейному уставу. Разумеет­ся, вам уже известен прогноз погоды в вашем доме на бли­жайшие часы. Вы точно знаете, что именно и каким тоном сообщит вам супруга, и можете даже предположить, какая из тарелок на этот раз разлетится вдребезги о кухонный пол. Ну, а коли так, то в вашем распоряжении - стратегия упреждающих действий, неуклонно придерживаясь кото­рой, вы сможете уйти из-под «наката» жены. Мы не станем вдаваться в детали — они индивидуальны. В общих же чер­тах эта стратегия сводится к следующему: «Ну, почему опять не заварен кофе?! Я так устал, я так измотан... Мне до печеночных колик надоели все эти встречи, беседы, пе­реговоры — вся эта бесконечная возня. Забросить бы дела к чертовой матери и хоть недельку пожить, как человек! Но, вот, не получается, ибо я вынужден думать о тебе, о нас, о нашем будущем...»

Между прочим, данная стратегия универсальна, и, если вы - женщина, и вам необходимо выбраться из-под «нака­та» мужа, так сказать, с минимальными потерями, то кто вам мешает аналогичным образом озаботиться, скажем, его ..дее здоровьем или - еще лучше — здоровьем ваших детей, подумать о будущем семьи - только, конечно, по-своему, по-женски?! Хотя, наверное, не нам учить прекрасную по­ловину человечества столь естественным для нее приемам психического манипулирования.

Следующая тема, на которой мы остановимся в этой главе, - методика внедрения в неблагоприятно настроен­ную группу. В данном случае мы, прежде всего, подразуме­ваем обычную молодежную группу, как теперь говорят, «по интересам». Но это может быть и просто дворовая компа­ния, и команда спортсменов, и группа рабочих на стройке, а возможно, и какая-то иная неформальная (или же не про­сто формальная) группа людей, отношения между которы-. ми сложились, так сказать, стихийно и точно так же рас­пределены роли.

Поначалу немного теории. Каждую такую группу со­ставляют следующие элементы, или звенья:

1. Центральное звено, или же просто центр, то есть не­формальный лидер. Обычно это - экстраверт активного типа, который, будто бы и не прилагая к тому особых уси­лий, пользуется в группе авторитетом и может принимать решения, которые остальные ее члены склонны выполнять;

2. Инициатор, или, по-иному, активное звено. Это — наиболее динамичная фигура в группе, так сказать, ее идейный вдохновитель, или «заводила». Интересно, что инициатор, не смотря на все потуги, лидирующего поло­жения не добивается практически никогда. Для этого ему недостает, с одной стороны, ощущения реальности, а с другой, психической силы;

3. Пассивное звено. Этот флегматик и не думает пре­тендовать на какую-то иную роль в своей группе, хотя за­частую именно он наиболее крепкий в физическом отно­шении парень в ней;

4. Наконец, координатор. Это именно тот молчаливый и, как правило, не самый заметный в группе человек, кото­рого только и послушается центр в нужный момент. Это онможет сказать: «Все, хватит, Алеша!» Или, потянув лидера за рукав, увести его (а вместе с ним и всю группу), что на­зывается, подальше от греха.

Никогда не спешите подойти к группе. Остановитесь поодаль и немного понаблюдайте за нею: постарайтеа сразу же разобраться, кто есть кто. Вступив, наконец, на их территорию, не обращайтесь к этим людям с какими-либо обобщающими определениями в качестве обращения. Т\п не годится ни одно из них - ни вычурное «господа», ли ностальгическое «товарищи», ни панибратское «мужики». И, конечно, не вздумайте протягивать руку для рукопожа­тия. Первая ваша задача — разделить группу. А потому спо­койно спросите: «Кто у вас старший, с кем можно погово­рить?» Или: «Кто у вас основной?» Как правило, центр при этом промолчит, но остальные на него невольно покосятся. Бот на этой-то фигуре и следует теперь сконцентрировать основное внимание.

Учтите, с лидером ни в коем случае нельзя вести пере­говоры в присутствии группы. А потому вы должны каким-либо образом заставить его немного отойти от приятелей вместе с вами. Как этого добиться? Допустим., можно сыг­рать на непримиримом отношении любого лидера к глаго­лу «бояться». Но проделать это нужно опять-таки очень ак­куратно. Например, так: «Да, ты не бойся, я денег взаймы не попрошу!»

На вопросы о себе следует отвечать уклончиво и ней­тральным тоном. Допустим, таким образом: «Неужели им еще не догадались?! А догадаться несложно...» Возможный демарш инициатора, связанный с вашим стремлением вре­менно завладеть персоной лидера, нетрудно парировать такой, к примеру, фразой: «Подожди, не видишь, с челове­ком говорю!»

Итак, вы отводите лидера в сторону и быстренько за­воевываете его расположение любым способом из арсенала суггестора или же сочетанием таковых. Тут подойдут и подстройка под идеальный образ, и легкие формы внуше­ния, и стимуляция его самолюбия. Затем — уже вместе с центром- вы возвращаетесь назад к группе. Это очень отственный момент. Постарайтесь на шаг опередить сво­его спутника (именно на шаг — не более) и заговорить с групой первым. Пусть у людей создастся впечатление, что между собой договорились о чем-то важном. Вот теперь ркс можно с ними знакомиться, можете даже подавать им руку.

Затем (уже прямо в группе) вы прорабатываете пассив­ное звено. Вслед за ним — активное, инициатора (иначе он может проявить не нужную, на ваш взгляд, активность). Кстати, активное и пассивное звенья обычно держатся в фуште рядом и точно так же - центральное звено и коор­динатор. Наконец, вы переходите и к нему (иначе коорди­натор может задать невзначай вполне резонный вопрос: а чю этот мужик среди нас делает?). Такова схема проникно­вения в группу незнакомых людей, которые, в общем-то, не желают вас знать.

Что же касается внедрения в какую-либо формально ор­ганизованную структуру — коммерческую фирму, творческий союз, общественную или религиозную организацию, и политическую партию и т.д. — с последующим завоевани-: ем в ней высокого положения (вплоть до положения лиде­ра), то эта серьезная акция требует, конечно, несоизмеримо .больших затрат времени и психических сил. Она также (предполагает применение различных методов психологического воздействия на отдельные элементы, составляющие opганизацию. Причем все эти конкретные методы объединены единой стратегией, в основе которой — планомерная эмоциональная стимуляция сотрудников (членов) организации и косвенное внушение им определенных на­дежд, связанных с вашей персоной. Подробнее об этом мы побеседуем в следующей главе. А покуда мы лишь вкратце перечислим основные средства воздействия на чужое соз­нание (из арсенала суггестора или психоолератора), кото-

вы уже овладели или же постепенно овладеваете. Во-первых, это — прямое словесное внушение, или кодирование,являющееся одним из основных вербальных методов манипулирования биологическими объектами. Во-вторых, вы уже владеете (или должны владеть) невербаль­ными методами зомбированиячеловека мыслящего, со:-; дания у него психической зависимости от вашей пер­соны(путем воздействия на эротический центр у лиц пр( тивололожыого пола или же - не зависимо от пола - m тем неоднократного введения человека мыслящего в а стояние ступора),

Далее у нас идут подстройка под идеальный образтехника весьма эффективная для завоевания симпатий, - ,; также метод вербального программированияна угодно; вам решение.

Для нейтрализации агрессивно настроенных по отно­шению к вам лиц у вас уже припасены приемы психиче­ского айкидо и карате.

Наконец, наиболее усердные наши читатели, вероятно, уже в какой-то мере овладели и технологией «Психиче­ское зеркало»,и методом само кодирования на психи-ческое воздействие,в невербальной техникой воздейст­вия взглядом.Как видите, у вас уже накоплен некоторый арсенал средств, позволяющий вам доминировать над про­чими человеками мыслящими.

Но, конечно же, при выборе метода воздействия на тот или иной биологический объект вы должны строго при­держивается золотого правила лсихооператора: в каждом конкретном случае выбирать наиболее простой путь к цели,

Мы уже рассмотрели в этой главе некоторые конкрет­ные виды психических «накатов», которые приходится па­рировать современному человеку. Коснемся теяерь еше одного, с которым преимущественно сталкиваются прел приниматели, или же лица, каким-либо образом связаннь с бизнесом, с коммерческой деятельностью. Речь пойдет посягательствах неформальных силовых структур на со­лидную часть доходов частных фирм под предлогом осо­бого рода услуг, связанных с охраной их деятельности

- Официально такие действия называются вымогательством,

-Полуофициально рэкетом, а не официально «крышей».

В принципе стратегия поведения с лицами, явившимися предъявить права на часть ваших денежных средств, анало­гична той, которую мы уже изложили, рассказывая вам о правилах поведения во время вынужденных контактов с со­трудниками милиции, со следователями, а также и вообще с какими-либо представителями власти., осуществляющими психологический нажим на вас, в частности, по схеме «до-

«добрый-злой». (Между прочим, данный метод очень широко сегодня применяется именно «силовиками-яеформалами».) Однако тактика взаимодействия с «неформалами» имеет .свои нюансы, которые мы и попытаемся вам сейчас продемонстрировать на примерах, почерпнутых нами из жизни.

Это было в середине девяностых. К одному нашему зна­комому, открывшему издательскую фирму, пожаловала па­рочка спортивного вида парней означенной категории со стандартным предложением, отклонить которое прямо обычно бывает небезопасно. Наш издатель изобразил из себя наивного интеллигента и с воодушевлением принялся расспрашивать вымогателей об услугах, которые их «фир­ма» оказывает постоянным клиентам. «Ах, вы и это можете?! Ну, а как насчет сопровождения грузов в другие города, до­пустим, в Москву?... Понятно-понятно, это — за отдельную плату. Но все, что в пределах города, если я правильно по­нял, вы берете на себя... В принципе это - как раз то, что нам нужно. Только, вот, ваши услуги, видимо, и стоят не­мало, а мы еще только открылись и богаты покуда лишь надеждами на будущее... Вы, пожалуйста, оставьте свои координаты. Как только мы немного «разгонимся», так сра­зу же обратимся к вам».

Визитеры благополучно удалились, а наш знакомый полгода спустя перебрался в более спокойное помещение. Между прочим, в том же доме, в котором поначалу разме­щалось его издательство, первый этаж был занят под рес­торан. По всей видимости, хозяева оного во время анало-'ичного визита не были столь же убедительны. И потому неделю спустя входную дверь в этот ресторан разнесло вы­стрелом из гранатомета, понаделавшим и других бед.

Б общем, люди в погонах тайно благоговеют перед го­сударственной службой и всем,, что с нею связано, а их по­тенциальные клиенты, которых сами же криминальные «ав­торитеты» называют «отморозками», слава Богу, все еще испытывают почтение (даже своего рода тайную нежность; некогда к юродивым на Руси относились примерно так же) к интеллигентности.

Используя аналогичную стратегию, а также и тактику, то есть прикинувшись ученым «лопухом», витающим ис­ключительно в духовных сферах, другой наш знакомый сумел на время «отмазаться» от очень жесткого «наезда» криминальной группы. Его задачей было выиграть время -в некоторых случаях это крайне важно, - и он справился с нею, подобрав верный ход. С растерянной улыбкой на ли­це он мягко произнес: «Ничего не понимаю. Позавчера ко мне уже приходили от вас люди и забрали половину сум­мы. За оставшейся частью они пообещали зайти послезав­тра. Вы, конечно, извините, я вам вполне доверяю, но в этом вопросе, наверное, следует как-то разобраться... Ди да, послезавтра в шестнадцать ноль-ноль... Вы, пожалуй­ста, оставьте номер своего телефона или пейджера. Как только они появятся, я вам сообщу». А в назначенный день непрошеным визитерам уже не стоило даже помышлять о том, чтобы еще раз появиться в этой фирме.

Если же вы сами вынуждены оказать на некое лицо же­сткое психическое давление, то никогда не прибегайте к открытым угрозам, то есть не конкретизируйте их. Бог пример удачного силового «наката», можно сказать, на са­мую популярную сегодня тему. Формула произносится не­громко, в шестом голосовом режиме, стимулирующем чув­ство вины. «Ах, вы вернете сумму через три дня! Очень любезно с вашей стороны. Только, как говорится, «хороша ложка к обеду». Деньги были нужны три дня назад, а еще через три дня уже потребуются скальпы».

В некоторых случаях неплохо «работает» прием, при котором вы обращаетесь с объектом психического воздейст­вия, точно с нашкодившим школяром, что заставляет его подспудно себя таковым и ощутить. Вот примерная фор­мула, произнося которую можно подняться со стула, чтобы объекту воздействия пришлось смотреть на вас снизу вверх. «А разве мама вас не учила, что обманывать нехоро­шо («что долги нужно отдавать», «что нельзя подводить людей», «что свое слово следует держать» и т.д. и т.п.)?! Небось, порола вас за обман... Ну, ничего...»

Завершая эту главу, еще раз вам напомним, что любая из предлагаемых психотехник или же технологий, может быть эффективно вами использована лишь при том усло­вии, что в вашем подсознании закрепилась и «работает» ус­тановка на преобладание. Психический комплекс «Сверх­человек» способен временно вытеснять и замещать прочие ваши комплексы. Для сверхчеловека, или же, в данном слу-,|йае, для выполняющего психическую операцию суггестора,

-ровно никакого значения не имеет, что именно думает о нем биомасса и, тем более, что она чувствует. Это и есть рабочее состояние психооператора.

Возможно, кого-то покоробил наш, если можно так вы­разиться, безморальный подход к этому вопросу (лишний раз подчеркнем: именно безморальный, но никак не анти­моральный). Опять же, согласитесь, какая может быть мо­раль, скажем, в ремонте автомобиля или компьютера! Вся­кая мораль есть лишь формализация наших эмоций и по-,^строенного на них мироощущения. А в любом реальном ГАеле эмоции - помеха. Так что оставьте мораль, как гово­рится, для дома и семьи, для друзей и близких знакомых. (Но, уж, тогда и не пытайтесь воздействовать на эту катего­рию лиц при помощи суггестивных методов! Манипули­руйте ими по старинке проверенными домашними средст­вами.)

В связи с моралью и этикой нам вспомнился один по­учительный анекдот, которым мы и закончим главу.

Перенесемся в те далекие времена, когда наш небесный Отец и Вседержитель еще не имел земного имени, по­скольку не было у Него на земле и своего избранного на­рода. Так вот, озаботившись однажды этим казусом, Гос­подь, а тогда еще просто могущественный, но безымянный Дух, отправился поначалу к египтянам я сказал им:

- Египтяне, отныне я даю вам заповедь.

- Какую же именно? - осторожно поинтересовались люди.

- Ну, скажем, «не убий!»...

Египтяне поскребли затылки и ответили:

- Заповедь, конечно, неплохая. Только дал бы Ты снача­ла ее нашим врагам, вавилонянам.

Тогда отправился Господь в Вавилон, но и там не был правильно понят. Опечалился Вседержитель и призаду­мался. И тут, видит, сидит на горе еврей. Господь к нему:

- Хочешь заповедь?

Еврей сощурился и спросил:

- А сколько это будет стоить?

- Ни сколько, - ответил Господь.

- Если Ты это серьезно, - решил еврей, - тогда давай сразу десяток.

 

Глава 6. Пирамида,лидер и агент внедрения

Любая действующая организация — и небольшая торго­вая фирма, и политическая партия, и армейский корпус, и целая страна - по своей структуре напоминает пирамиду. Самая вместительная ее часть, то есть основание, отведено для исполнителей, работяг, рядовых членов, солдат, изби­рателей. Повыше, в средней части пирамиды, разместились гак называемые руководители или командиры среднего звена - офицеры, мастера, инженеры, управленцы, чинов­ники невысоких рангов. Еще выше, под самой макушкой (уже в достаточно узком пространстве)., закрепилась элита, и над нею — только вершина, только лидер, только боль­шущее «Я».








Date: 2015-04-23; view: 313; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.016 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию