Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Богу Ашшуру





 

. [Реляция о походе 673 г. до н.э.

на Шубрию]

 

(в сокращении)

 

[Краткое содержание предшествующего текста:]

 

[1. О положении в Шубрии.]

[2. Первое письмо Асархаддона царю Шубрии.]

[3. Второе письмо Асархаддона царю Шубрии.]

[4. Ответ царя Шубрии Асархаддону]

 

Он же, услышав послание мой царственности, сожигающей врагов, словно пламя, — задор его пал, сердце его сжа­лось, и содрогнулись его ноги. Он сорвал свои царские одея­ния, облачил свое тело вретищем, одеждой кающегося греш­ника; вид свой он сделал худым, уподобился рабу и сопри­числил себя к своим слугам; стеная, моля и повергаясь ниц, он сидел на стене своего города; горько рыдая: «Увы и ах!» — раскрыв ладони, он взмолился к моему владычеству, муже­ству Ашшура, моего владыки, и славе моей доблести, повто­ряя: «Помилуй!»

Так он мне писал: «Царь, которому отвратительны не­правда, грабеж, убийство и [..........,] пастырь надежный, да­рующий благополучие своему стану, своим войсковым силам, чьему наступлению никто не может противостоять, опытный в битве, сече и сражении, победоносный во всяких делах, чье оружие укрепил Ашшур и возвеличил более, чем царям, его предкам!

Шубрия — страна, согрешившая против тебя, — до пре­делов ее пусть тебе подчинится; поставь над ними твоего приближенного, и пусть они влачат твое ярмо, ежегодную, непрестанную дань и подать наложи на них! Я — вор, но за грех, которым я согрешил, в пятьдесят раз восполню прото­ри, за одного беглеца, уроженца Ассирии, я дам возмещение сотней! Оставь меня жить, да хвалю я славу Ашшура, да пре­возношу твою доблесть! Кто небрежет Ашшуром, царем бо­гов, кто не слушает Ашшурахиддины, царя вселенной, свое­го владыки, не возвращает беглецов Ассирии своему влады­ке, — пусть я буду ему примером!

Вельможи, мои советники, говорили со мной лживо, не­верно; согрешил я сильным грехом против Ашшура, не по­слушал слова царя, моего владыки, уроженцев Ассирии, тво­их рабов, не вернул тебе, но добра себе этим не сделал! Клят­вы великих богов, что я преступил, твое царственное слово, что я позабыл, меня настигли! Да успокоится твое гневное сердце, даруй мне помилование, освободи меня от вины!»

 

[5. Третье письмо Асархаллона к царю Шубрии]

 

Я же, Ашшурахиддина, царь сильный, чей приказ неиз­менен, чье государево слово не может быть презираемо, кто не обращается вспять пред обнаженным оружием и наступ­лением битвы, против кого никто из царей всех врагов ни­когда не возвращался, не бился вторично, и не мог устоять пред ним ни один из его соперников-правителей в месте сра­жения, - так я сказал ему:

«Слыхал ли ты когда-либо, чтобы дважды повторялось слово царя сильного? А я, могущественнейший царь, триж­ды тебе писал, но ты не слушал слова уст моих. Так как ты не устрашился моей собственной угрозы, в ответ на мое пись­мо не отбросил своей гордости, ты принудил меня к бою и сраженью, грозное оружие Ашшура ты извлек из ножен».

Я не слушал его мольбы, не принял его молитв, не вос­принял его молений, не повернул к нему моего отвернутого лица и не успокоил для него мою грозную душу, мое гневное сердце не усмирил, не даровал ему милости, не сказал ему: «Помилование».

 

[6. Осада города Уппуму]

 

А Уппуму, его царский город, что расположен, как туча, на могучей горе [........ ……………………] — из земли, деревьев и камня с трудом и утомлением я велел утоптать против него насыпь, и подъем на его городскую стену я сделал ему в мерзость […………………….]

 

[Следовавшее описание разорения окружавшей местности не сохранилось.]

 

Пока я ходил победоносно по этой области, — насыпь, которую я велел утоптать против Уппуму, его царского горо­да, — в месяце кисилиму, в 21 день, день несчастный, день дурной, порожденье демона, в тишине ночной эту насыпь они облили нефтью и бросили огонь. По велению Мардука, царя богов, повеял северный ветер, доброе дуновение вла­дыки богов; языки охватывающего пламени он повернул на Уппуму и насыпь не сжег, а сжег его стену и обратил ее в го­ловни. Мои [........ ] воины для свершения боя и битвы пере-

валили осадную стену, [........ ] яростно атаковали их и нанесли им поражение. Они [..........] их [.......... ] и сложили черепа их башней, на колья тела их повесили и окружили ими их город.

 

[7. Посольство сыновей царя Шубрии]

 

Когда я [..........] достиг моего желания и удовлетворил

свое сердце, я взял с собой [..........] и против Уппуму устро­ил мой лагерь. Когда он увидел, что цела насыпь, которую я велел утоптать против него, то он, тот, кто сам себе посове­товал пагубный совет и загубил свою жизнь, по слову [........]

погубил и разорил свои селенья, а [......] и рассеял свои со­бранные силы — велел сделать фигурку из глины и одел ее вретищем, заковал ее в железные оковы, подобающие рабству, поместился у зернотерки своей кухни, чтобы делать мель­ничную работу, сорвал тиару червонного золота со своей го­ловы, подобие шкуры льва, и вручил фигурку и тиару Шер-пи-Тешубу и Лиги-Тешубу, своим сыновьям, и они вышли ко мне ради дарования ему милости и сохранения его жизни.

Так они сказали мне: «За [........] сочти мое преступление,

ложное слово возложи на грудь демона! Чтобы славить тебя

[..............] пусть я буду ходить одиноко. Пусть увидят меня

и устрашатся все враги-гордецы, пусть покорятся непокор­ные, [..............] не страшащиеся пусть устрашатся твоего владычества!»

 

[Далее следует описание взятия и разгрома городов Шубрии, но текст очень плохо сохранился.]

 

[8. Заключение]

 

Донесение я велел такому-то доставить Ашшуру, моему владыке. Один колесничий, 2 всадника, 3 сапера были убиты. Их поминовение: [Оставлена пустая строка — для имен]


 

«ШАМАШ, ВЕЛИКИЙ ВЛАДЫКА...»

 

Запрос царя Асархаддона к оракулу

 

Шамаш, великий владыка, на то, о чем я тебя вопрошаю, аи мне верный ответ: с этого дня, с 3-го дня этого месяца йару, до 11 -го дня месяца абу этого года — на сто дней и сто ночей — установленный срок свершения загаданного. В течение этого установленного срока — будь то Каштарити с его войском, будь то войско киммерийцев, будь то войско мидян, будь то войско маннеев, будь то какой бы то ни было враг, — задумывают ли они, замышляют ли они? Будь то осадой, будь то силой, будь то боевыми действиями, битвой и

поражением, будь то проломом, будь то подкопом, [........] будь

о насыпью, будь то тараном, будь то голодом, будь то клят­ой именем бога или богини, будь то доброй речью и мирным договором, будь то какой-либо хитростью для взятия городов — возьмут ли они город Кишассу, войдут ли в этот город Кишассу, покорит ли этот город Кишассу рука их, будет:и причислен к их владению — твоя великая божественность знает.

Взятие этого города Кишассу рукою какого бы то ни было врага с этого дня и до дня моего срока — приказанием, устами твоей великой божественности приказано ли, установлению ли? Увидит ли видящий, услышит ли слышащий?

Прости, если пропущен срок, прости, если сердце их с замыслило, и они обратились во врагов, прости, если кто 'вершил убийство и заграбил себе полевую добычу, прости, если приговор этого дня — добрый ли он или дурной — быть днем бурным, что польет дождем, прости, если нечистый нечистоту в место гадания принес и сделал нечистым, про­сти, если ягненок твоей божественности, что взят для гадания, имеет недостаток или грех, прости, если прикасающий­ся ко лбу ягненка свою обрядовую одежду надел грязной, что-либо нечистое съел, выпил, им умастился, [........] прости,

если в устах одного из гадателей, раба твоего, слово запута­лось, будь то пропуском, будь то добавкой, — я вопрошаю тебя, Шамаш, великий владыка:

что — с этого дня, 3-го дня этого месяца айару, до 11-го дня абу этого года, будь то Каштарити с его войском, будь то войско киммерийцев, будь то войско мидян, будь то войско маннеев, будь то какой бы то ни было враг, — захватят ли они этот город Кишассу, войдут ли в этот город Кишассу, поко­рит ли этот город Кишассу рука их, будет ли причислен к их владениям?

 

[Следует описание признаков, обнаруженных в печени ягненка, по которой производилось гадание.]

 


 

«Я, АШШУРБАНАПАЛ, ТВОРЕНИЕ АШШУРА И БЕЛЕТ...»

 

Из анналов Ашшурбанапала

 

[Введение]

 

Я, Ашшурбанапал, творение Ашшура и Белет,

царенаследник великий престольного Дома,

кого Ашшур и Син, владыка тиары,

во дни далекие —

имя нареченное его для царствования они назвали,

5 в утробе матери его для пастырства

над Ассирией создали.

Шамаш, Адад и Иштар решением своим

непреложным

устроение царствования моего повелели.

Асархаддон, царь Ассирии, отец-родитель мой,

Ашшура и Белет, богов-помощников его,

слова почтил,

10 коими устроение царствования моего

ему повелели, и в месяц айару, в месяц бога Эйа,

владыки человечества,

в день двенадцатый, благоприятный,

в праздник богини Гулы,

во исполнение обета,

что Ашшур, Белет, Син, Шамаш, Адад,

15 Бел, Набу, Иштар Ниневийская,

Шаррат Кидмури, Иштар Арбельская,

Нинурта, Нергал и Нуску повелели,

людей Ассирии от мала до велика собрал он,

от моря верхнего и нижнего,

20 для охраны престолонаследия, а затем и

царствования моего над Ассирией,

во исполнение клятвы — имя божие

произнести он заставил и укрепил договор.

В ликовании и радости в покои престольные

я вступил,

в место великолепное, средоточие царства,

25 где Синаххериб, отец отца моего, предок мой,

престолонаследником был,

царствование исполнял там,

где Асархаддон, отец-родитель мой, родился,

вырос и над Ассирией властвовал,

государями всеми правил, род свой расширил,

30 родных и близких собрал там;

и я, Ашшурбанапал, в покоях сих

мудрость бога Набу приобрел,

все искусство писцов, все ремесла,

все, что знания было — изучил,

из лука стрелять я научился, ездить верхом,

на колеснице, держать вожжи.

35 По повелению богов великих, коих имена я назвал,

коим хвалу я произнес — тем, что устроение

царствования моего повелели,

и попечение о святилищах своих мне поручили,

за меня супостатам моим отплатили,

врагов моих истребили,

муж могучий, любимец Ашшура и Иштар,

40 потомок царственности — я!

После того как Ашшур, Син, Шамаш, Адад, Бел,

Набу,

Иштар Ниневийская, Шаррат Кидмури,

Иштар Арбельская, Нинурта, Нергал, Нуску

милостиво на престол отца-родителя моего

меня посадили,

45 Адад дожди свои излил,

Эйа источники свои открыл,

до пяти локтей поднялось зерно в росте своем,

до пяти шестых локтя был колос длиною,

был урожай ровен — расцвет Нисабы,

неуклонно луга наливались,

50 плодовые деревья плодоносили,

скот удавался при рождении.

Под властью моей изливалось плодородие,

в годы мои копилось изобилие.

 

 

[Восстание Шамашшумукина

и шестой поход]

 

[..............................................]

 

III 70 В те годы Шамашшумукин, брат неверный,

кому добро я творил,

кого на царствование в Вавилоне назначил,

все украсы мыслимые царствования создал ему,

дал ему

воинов, лошадей, колесниц —

75 собрал и руки его наполнил.

Города, поля, сады, людей, там живущих,

увеличил я и более, чем отец-родитель мой

повелел, ему дал я.

Он же добро то, что я сделал ему, забыл

и худое замыслил.

 

 

80 Снаружи уста его доброе говорили,

внутри же сердце его убийство задумало.

Сыновей Вавилона, что на Ассирию взирали,

рабов, мне покорных, обманул он,

речи лживые с ними вел.

85 Посольством роскошным,

дабы о здравии моем узнать,

ко мне в Ниневию он их прислал.

Я, Ашшурбанапал, царь Ассирии,

кому боги великие судьбу благую судили,

кого в правде и истине сотворили,

90 жителей Вавилона тех за стол великолепный

усадил, одеждой льняной цветной

одел их, кольцами златыми унизал

пальцы их. Пока жители Вавилона эти

в Ассирии пребывали,

95 в лицо советнику моему смотрели,

он, Шамашшумукин, брат неверный,

кто союза со мной не соблюл, людей Аккада,

халдеев,

арамеев, людей Страны моря от города Кабы

до Бабсалимети — рабов, мне покорных,

100 противу меня возмутил; и Умманигаша,

беглеца, кто стопы царственности моей обнимал,

кого на царство Элама назначил я,

и царей Гутиума, и страны Амурру и Мелухха,

что по велению Ашшура и Белет вручены мне

были,—

105 всех их возмутил против меня,

с ним вступили они в согласие.

Ворота Сиппара, Вавилона, Борисиппы он запер

и братство прервал!

На стены городов этих

110 Воинов своих поднял он,

дабы в битву со мною вступить!

Свершение жертв моих перед Белом, сыном Бела,

Шамашем, светочем божьим, перед воином Эррой

он прекратил — отменил принесение жертв моих.

115 Дабы грады ограбить — жилища богов великих,

чьи святилища я обновил,

серебром и златом изукрасил,

все, что подобает, поместил там, —

он зло замыслил!

И во время то, ясновидец некий, в ту ночь возлег он,

120 и сон он видит

таков: на постаменте статуи бога Сина начертано

вот что: «Тем, кто против Ашшурбанапала,

царя Ассирии,

злое замыслит, вражду учинит,

злую смерь подарю я им,

125 кинжалом железным, огнем поражающим, гладом,

бога чумы касанием оборву я их жизни!»

Услышав это, положился я на слова

Сина, моего владыки.

В шестом походе моем скликал я войска свои,

против Шамашшумукина путь направил.

130 В Сиппаре, Вавилоне, Борсиппе, Кугу

его вместе с войском его запер я

и выходы их захватил.

Во граде и поле бессчетно наносил

я ему поражение.

Прочие — бога чумы касанием,

135 гладом, нуждою свои положили жизни.

А Умманигаш, царь эламский,

ставленник рук моих,

кто взятку взял от него

и я в союзе с ним выступал, —

IV1 Таммариту против него восстал,

и его самого, и семью его оружием поразил.

Затем Таммариту, кто после Умманигаша

на трон Элама воссел,

5 о здравии царствования моего не спросил,

на помощь Шамашшумукину, брату враждебному,

пришел и с войском моим сразиться

оружие свое торопил.

Мольбами, что к Ашшуру и Иштар я обратил, —

10 молитву эту мою они приняли,

речь уст моих услышали, —

Индабигаш, раб его, против него восстал и

в сражении полевом поражение ему нанес.

Таммариту,

царь Элама, кто по случаю отрезания головы

Теуммана

дерзкое произнес, —

15 той, что воины войска моего отрезали, —

так молвив: «Режут ли голову царю Элама

посреди страны его, пред его войском?»

И второй раз говорит он: «А Умманигаш,

как целовал он землю

20 пред послами Ашшурбанапала, царя Ассирии!»

За речи эти, что говорил он,

Ашшур и Иштар наказали его!

Таммариту, братья его, семья его, родня его

и 85 князей, что на стороне его шли,

25 от Индабигаша убежали,

страх в сердцах своих

побороли и в Ниневию пришли.

Таммариту ноги царствования моего целовал,

землю выровнял бородой своей,

30 ободья колес моих обнял,

к рабам моим себя причислил,

на помощь к нему прийти

владычество мое по велению Ашшура

и Иштар он умолял.

И тогда предо мною он встал,

35 мощь богов моих могучих восхвалял,

тех, что помощниками мне были!

Я, Ашшурбанапал, сердце просторное,

местью гнушающийся, грехи прощающий,

милость Таммариту я оказал!

40 Его со всеми родичами его во дворец мой

я поместил. И во время то — людей Аккада,

что с Шамашшумукином заодно были,

зло замышляли, — глад охватил их.

Во главе сыновей и дочерей своих

45 они ели, ремни кожаные жевали.

Ашшур, Син, Шамаш, Адад, Бел, Набу,

Иштар Ниневийская, Шаррат Кидмури,

Иштар Арбельская, Нинурта, Нергал, Нуску,

что предо мною шли, поражали врагов моих.

50 Шамашшумукина, брата враждебного,

что со мной враждовал,

в горение пламени пламенеющего они бросили

и жизнь его оборвали.

Людей же тех, кто Шамашшумукину,

брату враждебному, присоветовали

55 дело это и зло сотворили,

что смерти страшились, жизни их им

драгоценны были,

оттого с Шамашшумукином вместе,

с господином их, в огонь не бросились они,

от лезвия кинжала железного, от нужды, глада,

60 от огня поражающего спаслися,

убежище обрели, — сеть богов великих, владык моих,

убежать коих нельзя, накрыла их! Ни один из них не улетел, беглец ни один из рук моих не ушел —

всех руки мои сочли!

Колесницы, повозки, балдахины, наложниц его,

65 добро дворца его ко мне доставили. Воинов его, уста злобные их, коими против Ашшура, бога моего,

дерзкое рекли они,

против меня, государя, его почитающего,

зло замышляли,

уста эти их я вырвал, их я сразил!

70 Остальных же людей, живьем,

перед статуями Шеду и Ламассу, перед коими

Синаххериб, отец отца-родителя

моего, заколот был, ныне я духу его людей тех в жертву принес!

Плоть их, что отрезал я,

75 скормил я псам, свиньям, воронам,

орлам, птицам небесным, рыбам океанским.

После того, как дела эти я совершил,

сердца богов великих, владык моих, утолил,

трупы людей, коих чума поразила,

80 кои от глада и нужды души свои сложили,

объедки пищи псов и свиней,

что улицы загромоздили, площади заполонили,

кости их из Вавилона, Куты, Сиппара я вынести повелел

85 и в груды сложить.

Обрядами жрецов их святилища я очистил,

улицы их загрязненные вымел,

богов их разгневанных, богинь их разгневанных

я успокоил молитвой и плачами.

90 Жертвы им постоянные, что те уменьшили,

как и в дни прежние,

в благополучии я вернул и назначил.

Остаткам жителей Вавилона, Куты, Сиппара,

что от суда, резни, глада

спаслись, милость я им оказал,

95 жить душам я их повелел,

в Вавилоне я их поселил!

Людей же Аккада, вместе с халдеями, арамеями,

Страной Моря,

кого Шамашшумукин набрал,

к единомыслию привел,

100 и по собственному решению

со мною враждовали они, —

велением Ашшура и Белет, богов великих,

помощников моих,

всех их полностью растоптал я,

ярмо Ашшура, что сбросили они,

на них наложил я,

наместников, градоначальников,

рук моих ставленников,

105 над ними назначил я,

постоянные жертвы наилучшие Ашшуру и Белет

и богам Ассирии возложил на них я,

дань, подать господства моего,

ежегодную, непрерывную, возложил на них я.


 

МОЛИТВА ШАМАШШУМУКИНА К БОГИНЕ ЦАРПАНИТ

 

[……………………………….]

Владычица вышняя, мать милосердная!

В сонме небесных светил

Госпожа ты!

Я, Шамашшумукин, сын моего бога,

Бога моего Мардука и богини моей Царпанит,

10 Омрачением лунного лика недобрым,

Что в пятнадцатый день месяца тебет случилось

Знаками злыми, знаменьем дурным, неблагим,

Что на дворец мой и на страну мою пали,

Я сотрясен, омрачен и повержен!

Эту беду надо мной и над домом моим

15 Да развеешь!

Прими же мои жертвы, прими молитвы!

 


 

«МОР-ИЗНУРИТЕЛЬ, ВЛАДЫКА ВЕЛИКИЙ...»

 

Молитва Шамашшумукина к богу Нергалу

 

Мор-Изнуритель, владыка великий,

бог милосердный!

Упавших поддержка, уз разрыватель,

мертвых живитель!

Я, Шамашшумукин, сын моего бога,

Раб твой изнуренный, измученный и смятенный,

5 В горении, лихорадке жестокой,

что меня охватила,

В болезни недоброй, демоне, жгущем мне тело,

В тяжести сердца, тоске, что на меня наложили,

Разбитый, на ложе тоскливом тебя призываю!

Прегрешением, ведомым ли, неведомым ли,

10 Что сотворил в небреженье, пороке и смуте,

Я устрашен, я повержен, приношу мою душу

божественности твоей великой!

Пусть потоки рыданий моих к тебе устремятся,

Ярое сердце твое да успокоят!

Хороши снисхожденья твои, отпущение твердо!

15 Возвращенья великие твои

Со мною, рабом твоим, Шамашшумукином,

да будут!

Величье божественности твоей да восславлю!

 

Молитва поднятия рук к Мору-Изнурителю.

Сотворишь либо с жертвенным обрядом,

либо и с воскурением.

 


 

Date: 2015-06-07; view: 957; Нарушение авторских прав; Помощь в написании работы --> СЮДА...



mydocx.ru - 2015-2024 year. (0.009 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию