Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Женщины как ресурс мужского статуса





Следует сказать, что в традиционном обществе статус мужчины во многом зависел от женщин, без нее мужчина в принципе не мог состояться как социальный субъект. Только вступление в брак обеспечивало ему социальную полноценность. Быть холостяком, г. е. остаться на всю жизнь юношей («мальчишкой»), считалось позорным. Практически везде к таким относились с великим презрением и сожалением. В русском фольклоре «холостой — что бешеный»; «холостой — полчеловека». В иудаизме тот, кто еще не создал семью, не является в полном смысле человеком (Тюгашев 2006),

Реконструкция ранних форм социальности дает основания предполагать, что, первоначально все мужчины определенного возраста (одного возрастного класса) одновременно вступали в брак с девушками, принадлежавшими к соответствующему возрастному классу. Следы подобного брачного уклада описаны на африканском материале (Кали-новская 1976). У зулусов, как и повсеместно, юноши вступали в брак после того, как прекращали заниматься военным делом: «Юноши собирались в военные краали по воле короля... они действовали и как армия, и как полиция, и как рабочие команды... сражались в боях с врагами и делали набеги на чужие стада... Девушки, как и юноши, также объединялись в возрастные группы или полки, но у девушек это было лишь номинально. Взрослые девушки примерно одинакового возраста, не включенные еще ни в какую группу, получали от короля общее групповое имя... Когда распускали какой-нибудь полк, т. е. позволяли им жениться... король приказывал старшей женской группе с этого времени носить узел волос на макушке... и разрешал выходить замуж. Без королевского дозволения никто — ни девушки, ни мужчины — не имели права вступать в брак (Брайант 1953 128-131).

Последний факт, касающийся контроля власти за брачным процессом, характерен в той или иной мере для всей последующей истории человечества. Это естественно, так как регламентация социальной динамики подданных — одна из основных функций власти во все времена. Например, в России XVIII века запрещалось жениться солдатам и студентам, а также детям дворян, не поступавшим в школы и на государственную службу. Иными словами, власть препя!ствовала обретению социальной полноценности по меркам обычно-правовой системы без достижения соответствующего статуса в государственной иерархии. В XIX веке браки чиновни-



\265\

ков и военных, социального оплота государства, также контролировались властью (Беременко 2006).

Однако препятствия к вступлению в брак создавались и в традиционном обществе. Так, при разрушении архаического уклада, основанного на возрастных классах (Мисюгин 1998), старшие стали всячески сдерживать вступление в брак младших. Тем самым последние оставались пребывать в прежнем статусе, старшие же сами вступали в брак с молодыми девушками, предназначенными для их сыновей. Таким образом старшие сохраняли свое высокое положение, как бы «омолаживаясь» социально. Получалось, что, вступив в брак с этими женщинами, они оставались у власти на следующий срок, молодежь же продолжала «ходить в мальчишках» (Бочаров 2000]. Иными слонами, только брак, причем с женщиной, принадлежавшей к соответствующему социально-возрастному классу, гарантировал социальный рост мужчины.

Эта ситуация нашла отражение в фольклоре Древнего Египта, в частности, в мифе об Осирисе и Изиде. «Старший "брат" Осирис имеет "сес!ру"-жену Исиду1, а у долженствующего сменить его младшего "брата" Сета (представителя нисходящего возрастного класса и легитимного наследника Осириса) есть будущая сестра-жена Нефтида. Но Осирис женится и на ней, чем исключает Сета из права преемственности, и таким образом продлевает свое нахождение у власти. Иными словами, его «время» продлевается повторным браком..." Предполагается, что сложившаяся на определенном этапе традиция продлевать нахождение во власти с помощью брака вызвала к жизни институт полигинии, что в свою очередь породило представление об источнике бессмертия богов: «Видимо, в таком же "ключе" было архаическое представление о "бессмертии богов"... бесчисленное повторение браков, например бессчетность жен древнегреческого бога Зевса». Иными словами, социальное бессмертие, обретаемое путем заключения все новых и новых браков, стало осмысливаться как бессмертие биологическое (Мисюгин 1998: 120). Убийство же Сетом Осириса также можно трактовать как О1ражение архегипического поведения в системе властных отношений, когда предыдущий правитель ритуально убивался. Это фиксировалось во многих африканских традиционных культурах.

«Сестры» изначально — это возрастная группа (класс) женщин, с которыми вступала в брак когорта <'братьев». «Сестра-жена», будучи «хранительницей* статуса власти, занимала достаточно высокое положение в социуме. С развитием же социально-политической организации брак на «сестре» продолжав! легитимировать право правителя на власть. Этот

\266\

По мнению В. М. Мисюгина, термины рода на в данном случае указывают не и л кронное родство, а на классификационно!:, иденшфицируя брачные группы «братьев» и«сестер».



поведенческий феномен раскрылся в полном виде в институте сестер-соправительниц, в котором «хранительница» власти могла сама также реализовывать властные полномочия. Институт сестер — соправитель-ниц зафиксирован этнографами у многих народов Африки от юга до севера, от запада до востока (Куббель I960: 149-151). Он был также зафиксирован в иньском Китае, в древней Спарте, в Индии, в Северной Америке, на островах Микронезии (Ксенофонтова 2006). В этом институте, с одной стороны, сохранялся брак на «сестре», благодаря которому мужчина обретал статус правителя, с другой же, будучи «хранительницей», она и сама могла использовать часть властных полномочий. При этом же она должна была позиционировать себя как мужчина, так как властителем мог быть только мужчина. Яркий пример — древнеегипетская царица Хатшепсут (1525-1503 до н.э.), которая после смерти своего брата-мужа Тутмоса II стала фараоном. Приняв титулатуру фараонов, Хатшепсут стала изображаться в головном уборе хат с уреем, с накладной бородкой. Эти символы «маскулинности» царица часто надевала на официальных церемониях. Подобным же образом вели себя и африканские сестры-ашравительницы (Куббель 1960).

Для случаев сонравления характерно, согласно Л. Е, Куббелю, следующее: если жена правителя пользуется широкими правами в административной и судебных областях, то этими правами она обладает скорее как сестра царя или — после смерти мужа — как мать его восприемников, чем как супруга. При этом статус сестры-соправительницы предполагал нивелирование «женских свойств», она не могла иметь детей ни от супруга, ни от своих любовников. Это подтверждается и тем обстоятельством, что во многих случаях царица-мать в действительности не была матерью правителя (так же как и сестра, которая чаще была не родной, но классификационной) (Ксенофонтова 2006).

Количество жен свидетельствовало как о богатстве индивида (за каждую жену платился калым), так и об его силе. Таким образом, «богатство» и безупречное физическое здоровье определяли легитимность власти. Поэтому повсеместно у архаических лидеров (вождей) были самые большие гаремы. Самые незначительные признаки физической деградации делали их власть нелегитимной. От таких вождей попросту избавлялись (Бочаров 20066: 172-219). Следовательно, они вынуждены были постоянно демонстрировать свое здоровье. Из арабских источников известно о соитии царя русов в присутствии своих «сподвижников», чем удостоверялась его физическая сила. Об этом же свидетельствовало и число жен и наложниц князя Владимира (Фроянов 1996: 94-95).

Данные обычно-правовые пласты ментальное™ обнаруживаются и в поведении современных политиков, бизнесменов, т. е. вообще высокостатусных персон. Можно вспомнить широко распространенное явление на Востоке (включая бывший СССР), когда лидеры государств, будучи весьма

\267\

престарелыми людьми, изображались на портретах мужчинами в «расцвете сил». Несомненно, это проявление археишического пласта мышления, увязывающего легитимность власти с наличием силы. К этих же странах, как правило, распространены табу на информацию о состоянии здоровья главы государст на.

Женщины были важным символом, характеризующим «физическое здоровье» власти. В коммунистической Болгарии в 80-е годы газеты пестрели фотографиями лидера страны Т. Живкова, в то время глубокого старика, вместе со своей молодой женой. Активность СМИ (сознательная, а скорее бессознательная) может быть объяснена только силой рассматриваемых архетипических мотивов, так как коммунистическая нравственность в принципе не поощряла подобное поведение, ориентируясь преимущественно на идеалы аскетизма. Еще более отчетливо данное поведение регистрируется на коммунистическом Востоке. В Китае, по широко распространенной мифологии, у Мао Дзэдуна существовал своего рода гарем из молодых девиц, сексуальность которых, как утверждается, служила омолаживающим фактором для старого вождя. Данная трактовка, на мой взгляд, имеет самое прямое отношение к упоминавшимся древним мифам, увязывавшим многоженство с бессмертием. Кстати, и поведение стареющего генсека КПСС Л. Брежнева, нарочито, по воспоминаниям очевидцев, демонстрировавшего свою связь с молодой стюардессой, имеет те же истоки.

Влияние данного архетипа прослеживается сегодня и в поведении политиков Запада. Интересна в этом смысле реакция населения США на известный скандал, связанный с сексуальными похождениями президента Б, Клинтона с М Левински: «Произошла любопытная вещь: популярность президента в действительности возросла, несмотря на то, что он согласился, что поступил плохо, и в СМИ выражалось недовольство и неодобрение его поведением» (Харрис, 2003). И это несмотря на то, что президенту, как мы помним, грозил импичмент! В этой же плоскости можно рассматривать и брак президента Франции Н. Саркози и известной модели К. Бруни, который, несомненно, сигнализирует о «покорении» политиком секс-символа, что говорит о Силе лидера. В общем, и в обыденной жизни мы нередко слышим похвальбы стареющих мужчин связями с молодыми особами, призванные повысить их социальный статус в группе.

Если изначально вступление в брак обусловливало обретение мужчиной социальной полноценности, то по мере нарастания социальной дифференциации его статус стал зависеть от принадлежности женщины к определенной страте. У качин (Бирма) несколько родов одной группы связывались брачными узами с другими родами, входящими в нижележащую группу по своему социальному положению. Взаимный интерес был таков: в обмен на женщин, которых они уступали родам,

\268\

стоящим ниже по социальному положению и желающим иметь жен более высокого происхождения, высокопоставленные роды получали брачную компенсацию, размер которой напрямую зависел от социальною положения отдаваемых ими женщин (Рулан 1999: 107).

У древних римлян женщина также выступала «хранительницей» и статуса, и богатства. «Если отец единственной дочери умирал, не усыновив никого и не оставив завещания, то древний закон предписывал, чтобы наследником ему был его ближайший родственник, но наследник этот был обязан жениться на его дочери... Она не наследовала сама лично, но через нее передавался культ и наследство» (Фюстель де Ку-ланж 1906: 79-81). Материалы европейской истории также свидетельствуют о том, что любой «правитель со стороны», будь то чужак, завоеватель, узурпатор и т. д., мог сделать свою власть легитимной в глазах членов социума, лишь вступив в брак с женщиной с соответствующей родословной (Грот 2009: 132-194). Классическим примером «хранительницы» является гомеровская Пенелопа, из-за которой отчаянно соревнуются мужчины, стремясь заполучить ее согласие на брак, сулящий избраннику высокий статус и богатство.

Отголоски данного обычно-правового пласта фиксируются в повелении современников. Характерный пример— брачное поведение большевиков после Октябрьской революции, В 20-е годы XX столетия, по имеющимся сведениям, новые «начальники» стали бросать своих «работниц» и жениться на представительницах дворянского сословия. Э-ia практика приняла серьезные размеры. Данная проблема даже была лоставлена на обсуждение на одном из высоких партийных форумов: «Можно привести цифровые данные, что товарищи разводятся с работницами и сходятся с бывшими генеральскими женами, с офицерскими женами, с купчихами и с кем угодно» (Партийная этика 1989: 211). Очевидно, что это было вызвано шнребностями в новой социальной самоидентификации за счет привлечения традиционных (обычно-правовых) символов статусности. Иными словами, новые правители, как видно, сами ощущали эту потребность, а также стремились таким образом убедить окружение в легитимности своего нового положения в обществе, прибегнув, к закодированному в человеческой культуре образу действий, где женщина является главным сигнификатором социально-политического статуса мужчины.

Однако иногда встречается и обратная тенденция. В традиционных обществах с возрастанием роли войны, в которой задействована преимущественно молодежь, авторитет полководца начинает определять безбрачие, символизирующее принадлежность к воинству. Например, великие вожди зулусов (Чака, Дингаан и др.), несмотря на свой биологический возраст, оставались холостяками, подчеркивая таким образом приверженность военно-молодежной традиции. Этим самым они как

\269\

бы приносили себя в жертву, оставаясь в низком статусе ради интересов общества, хотя и имели большие гаремы. Словом, безбрачием они демонстрировали приверженность своему воинству, служившему ie-»ерь главой опорой власти. С другой стороны, гарем свидетельствовал об их силе, легитимируя в соответствии с известными магическими представлениями, их право на лидерство.

Корреляция безбрачия со статусом воина, а также стремление политической власiи регулировать брачный процесс фиксируется в середине XIX пека практически во всех европейских странах. Военнослужащие должны были получать разрешение на брак у высшего начальства (военного министерства или даже главы государства). Также запрещалось создавать семьи до достижения определенного возраста; имело место квотирование семейных лиц (с этой целью в каждом полку устанавливалась предельная доля женатых); от вступивших в брак требовалось материальное возмещение, В 1899 г. была создана комиссия под председательством генерал-майора С. И. Бибикова. Итогом ее деятельности, в целом поддержанной Военным советом, стало издание нового закона о браках офицеров, объявленного в приказе по военному ведомству № 102 от 19 марта 1901 года. Повышался статус руководителей, дававших согласие на брак (Беременно 2006).

В поведении вождей эпохи тоталитаризма, опиравшихся на армию, также отчетливо фиксируется архетипический поведенческий пласт, символизирующий принадлежность лидера к неженатой молодежи, независимо от его биологического возраста. А. Гитлер, как известно, отвечал на вопросы о споем безбрачии словами: «Моя невеста — Германия». Сталин, став диктатором, предпочел остаться холостяком, подчеркивая свой статус ношением военной формы. Ряд лидеров подобного толка, обретя дикторские полномочия в брачном статусе, резко изменили свое поведение, откровенно демонстрируя молодецкий разгул с множеством женщин (Ататюрк, Тито). Подобное поведение символизировало с одной стороны их «свободу», предназначенную для «свершения великих дел во имя нации», с другой же — их силу. Муссолини, как известно, не только открыто ее демонстрировал в поведении с женщинами, но и сделал свой день рождения государственной тайной, что гарантировало ему «вечную молодость».








Date: 2015-05-04; view: 362; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.015 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию