Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Неписаный закону древних и юристов Средневековья





Б Афинах говорили: «Выше всего в жизни людской — писаный закон, и неписаный закон — выше писаного». Неписаный закон — вечен, он дан природой, на нем держится всякое человеческое общество: он велит ччигь богов, любить родных, жалеть слабых. Писаный закон — в каждом государстве свой, он установлен людьми, он не вечен, его можно издать и отменить.

Идея верховенства неписаного закона нашла выражение в трагедии Софокла «Антигона».

Напомним ее сюжет. Антигона, дочь фиванского царя Эдипа, изгнанного из Фив, сопровождала отца в его скшаниях. После его смерти возвратилась на родину как раз к началу осады Фив. Когда новый царь Фив Креонт, после гибели в единоборстве ее братьев, Этеокла и Поли-ника, велел похоронить с почестями одного из них, Этеокла, а другого, Полиника, как изменника оставить непогребенным и бросить на растерзание псам и стервятникам, Антигона нарушила царский указ. Под угрозой смерти она решилась предать земле тело брата и совершить обряд погребения. Схваченная стражниками, Антигона отстаивает свою правоту: приказ смертного не может отменить не писанных, но вечных божественных законов, повелевающих исполнить священный долг и предать погребению родного по крови человека. Она отвечает Креонту, обвиняющему ее в нарушении царского указа: «Да, ибо он [указ] не от Зевса и не от вечной Правды: неписаный закон выше писаного, нарушить его— страшнее смерти; хочешь казнить— казни, воля твоя, а правда моя». Антигону заключают в пещеру, где она должна погибнуть от голода. Царский суд свершен — начинается Божий. Тиресий, слепой прорицатель, любимец богов, обвиняет Креонта, что тот попрал законы природы и богов, Креонт смущен и отменяет свой приказ, велит освободить Антигону и похоронить Полиника. Он признает, что божий закон выше людского. Однако уже поздно: Антигону нашли в подземной гробнице повесившейся.

Юридическая наука в Древней Греции очень внимательно относилась к обычаю как источнику права. Например, верховному суду Афин (гелиэя) дозволялось руководствоваться не только законами страны, но и обычаями, т. е. писаным и неписаным правом. Под обычаями имелись в виду нормы нрава, известные с древнейших времен, оставшиеся незаписанными. Многие из них носили сакральный, т. е. священный, характер и относились к делам культа, религиозным преступлениям, семейным отношениям и пр. В частности, «Перикл советовал применять в делах о религиозных преступлениях не только писаные законы, но и



\067\

неписаные, на основе которых жрецы дают свои разъяснения» (Черни-ловский I960: 119).

Аристотель считал, что поведение людей в большей степени определяется обычаями, нежели писаными законами; «Законы, основанные на обычае, имеют большее значение и касаются более важных дел, чем законы писаные, так что если какой-нибудь правящий человек и кажется более надежным, чем писаные .чаконы, то ни в коем случае не является таковым по сравнению с законами, основанными на обычае» (Аристотель 1983: 482).

Римские юристы также не отрицали правовой сущности обычая. В материалах дигестов Юстиниана есть утверждение со ссылкой на Юлиана о том, что «установившийся издревле обычай заслуженно соблюдается как закон, и это есть право». Там же находим и сходное по смыслу замечание Гермогениана: «то, ч го соблюдалось в течение многих лет, должно быть соблюдаемо как молчаливые соглашения граждан не менее, чем записанное право» (Дигесты Юстиниана 1984: 33-34). Обычай, по сути, приравнивался к писаному закону. Отмечались также и трудности, которые испытывают судьи, использующие обычное право в своей практике, а именно: это право, поскольку не записано, многим неизвестно, а поэтому постоянно возникает вопрос, связанный с доказательством его существования (Доброе 2001: 23). Эта «трудность», как убедимся, будет волновать юристов и впоследствии, при обсуждениях возможности использования обычного права в судебных делах.

«Обычай», как фундаментальный элемент устного права, находился в поле зрения и средневековых юристов. Глоссаторы' пытались определить само это понятие, исходя из числа повторений того или иного действия. В частности, высказывалось соображение, что для возникновения обычая досгаточно два случая повторения действий.

Если глоссаторы акцентировали внимание на действиях, образующих обычай, то постглоссаторы2 считали, обычай (обычное право) может быть обоснован только судебными решениями, хотя допускали, что и внесудебные действия подходят для образования этого права. По их

'• Глоссаторы — школа юристов XI-XIII вв., возникшая в Болонском университете (Италия). Примечания, которые Г. делали на полях и между строк изучаемых текстов, назывались глоссами (отсюда термин "Г.»). Г. возродили для преподавания, а затем и для практического применения классическое римское право, главным образом Кодекс Юстиниана. В истории науки римскою права глоссаторы имеют важное значение, им принадлежит заслуга первоначального ознакомления Европы с римским правом в его полном и чисюм виде.

: Постглоссаюры — итальянская правовая школа, пришедшая с середины XIII в. на смену глоссаторам. П. занимались толкованием правовых понятий и отдельных отрывков из кодификации Юстиниана, содержавшихся в работах глоссаторов, с целью выведения т. н. общего мнения ученых (communis opinio doctorum).



\068\

мнению, поскольку народ знал об обычае и не препятствовал его применению, он разрешил придание обычному повторению действий юридической силы. Обе школы признавали обычное право объективным, что обязывало суд принимать ею положения. По опять же приходилось доказывать в суде факт существования обычая, поскольку обычное право могло быть неизвестно суду. Таким образом, средневековые юристы переняли систему доказательств обычного права, предложенную римскими юристами (Царегородская 2007: 202-213).








Date: 2015-05-04; view: 422; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.006 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию