Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава II. Проблема искусственного прерывания беременности в России





 

§2.1. Законодательство

В России с 1988 г. появляется так называемая «Инструкция о порядке разрешения операции искусственного прерывания беременности по немедицинским показаниям», в которой было разрешено совершение абортов на ранних сроках в период до 28 недель беременности по юридическим, генетическим, витальным, общемедицинским и социальным показаниям[45].

В инструкцию по прерыванию беременности входят следующие социальные показания:

1. смерть мужа во время беременности жены;

2. инвалидность I-II группы у мужа;

3. пребывание жены или мужа в местах лишения свободы;

4. решение суда о лишении или ограничении родительских прав;

5. многодетность (более пяти детей);

6. расторжение брака во время беременности;

7. беременность в результате изнасилования;

В 1996 г. к семи вышеуказанным пунктам дополняются следующие шесть:

8. наличие у женщины или мужа статуса безработного;

9. отсутствие у женщины зарегистрированных брачных отношений;

10. наличие в семье ребенка инвалида;

11. Отсутствие жилья, проживание в общежитии, на частной квартире;

12. Наличие у женщины статуса беженца или вынужденного переселенца;

13. Доход на одного члена семьи прожиточного минимума (установленного для данного региона)[46].

В 1987 г. Министерство здравоохранения СССР издало приказ № 1324, который разрешал искусственное прерывание беременности в период до 28 недель по юридическим, генетическим, витальным, общемедицинским и социальным (более пяти детей в семье) показаниям. Спустя девять лет постановлением правительства РФ № 567 от 8 мая 1996 г. перечень социальных показаний был расширен до 13 пунктов и только в 2003 г. под влиянием общественного движения «В защиту жизни нерожденных детей» он был уменьшен до четырех пунктов: беременность в результате изнасилования; пребывание женщины в местах лишения свободы; наличие инвалидности у мужа или смерть мужа во время беременности[47].

В статье 36 «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» приведен следующий перечень социальных показаний:



- смерть мужа во время беременности;

- пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы;

- лишение материнских прав;

- многодетность (число детей 3 и более);

- развод во время беременности;

- беременность после изнасилования;

- безработная женщина или ее муж;

- доход на 1 члена семьи менее прожиточного минимума;

- отсутствие собственного жилья у женщины[48].

Министерство здравоохранения и социального развития РФ в соответствии с частью 5 статьи 56 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан РФ» правительство РФ постановляет: социальным показанием для искусственного прерывания беременности является беременность, наступившая в результате совершения преступления, предусмотренного статьей 131 УК РФ». Бесплатное прерывание беременности на позднем сроке дозволялось только женщинам, у которых муж - инвалид I–II группы; а также в случае смерти мужа во время беременности; также, наличия решения суда о лишении или об ограничении родительских прав; и пребывания женщины в местах лишения свободы[49].

Статья 56 Федерального закона об искусственном прерывании беременности, вступившего в силу с 1 января 2012 г., говорит, что каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве[50]:

- искусственное прерывание беременности по желанию женщины проводится при сроке беременности до двенадцати недель;

- искусственное прерывание беременности по социальным показаниям проводится при сроке беременности до двадцати двух недель, а при наличии медицинских показаний – независимо от срока беременности;

- незаконное проведение искусственного прерывания беременности влечет за собой административную или уголовную ответственность, установленную законодательством РФ[51].

Постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2012 г. № 98 «О социальном показании для искусственного прерывания беременности» было внесено следующее дополнение к части 5 статьи 56 «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации»[52]:

- установить, что социальным показанием для искусственного прерывания беременности является беременность, наступившая в результате, совершения преступления, предусмотренного статьей 131 Уголовного кодекса РФ[53].

Президентом и Правительством нашей страны принимались определенные шаги по решению этой проблемы. Одним из побуждающих факторов явилось осознание того положения, что к сокращению рождаемости ведут бесконтрольные аборты и их доступность. Так, в ноябре 2013 г. Президент РФ Владимир Путин подписал Постановление о внесении изменений в федеральный закон «О рекламе», дополняющий перечень услуг, реклама которых не допускается. С 2014 г. не допускается реклама медицинских услуг по искусственному прерыванию беременности[54].

Федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 243-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях и статью 56 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» постановил следующее:



1. «Нарушение требований законодательства в сфере здоровья о получении информационного добровольного согласия – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной до трех тысяч рублей; на должностных лиц – от пяти до десяти тысяч рублей; на юридических лиц – от сорока до ста тысяч рублей»[55];

2. «Нарушение сроков, в том числе наличии медицинских и социальных показаний. Учитывая сроки с момента обращения женщины в медицинскую организацию установленных законодательством в сфере охраны здоровья – влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц – от десяти до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц – от ста пятидесяти тысяч рублей»[56].

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил 22 января 2015 г. перед депутатами Государственной Думы и членами Совета Федерации с предложением вывести аборты из системы обязательного медицинского страхования.

Патриарх отметил: «Одной из главных бед России остается огромное число абортов. Конечно, справедливости ради стоит сказать, что за последние годы оно несколько сократилось, но все равно их количество остается ужасающе высоким. Если бы удалось в два раза сократить количество абортов, у нас был бы устойчивый и мощный демографический рост. Церковь, следуя заповеди Божией «не убий», всегда видела в умерщвлении не родившегося ребенка тяжкий грех. Часто за таким действием стоят давление врачей и родственников, материальные и жилищные трудности. Преодоление этого зла требует комплексных мер, которые должны включать в себя помощь семьям в разрешении жилищных проблем, материальную поддержку многодетных семей, введение в работу системы здравоохранения этических норм, которые побуждали бы врачей заботиться о сохранении жизни зачатого ребенка, а также сдерживание рекламы и пропаганды абортов или их полное запрещение. Полагаю, морально оправданным выведение операции по искусственному прерыванию беременности из системы обязательного медицинского страхования, которое поддерживается за счет налогоплательщиков, в том числе тех, которые категорически не приемлют аборты»[57].

В поддержку предложения Святейшего Патриарха Кирилла общественностью был организован сбор подписей о выводе абортов из системы ОМС и поддержке материнства.

Также 18 февраля 2015 г. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике Московского Патриархата выступил с заявлением в поддержку инициативы Патриарха[58].

Приведем несколько важных для целей нашей работы выдержек из заявления Церковно-общественного совета. «Аборты — это операция, убивающая ребенка на ранней стадии развития и влекущая тяжелые отрицательные последствия для здоровья женщин. Прямой аборт — преднамеренное лишение ребенка жизни — также не является, с медицинской точки зрения, операцией, необходимой при болезни матери для спасения ее жизни или для оказания ей наилучшей медицинской помощи»[59].

«Мы призываем медицинское сообщество поддержать предложения Святейшего Патриарха и исправить неприемлемую ситуацию, когда аборты — калечащая и не необходимая операция — оплачивается из средств фонда (ОМС), как будто нормально протекающая беременность является болезнью, требующей лечения»[60].

«Кроме того, мы подтверждаем, что призыв к отказу от оплаты абортов за счет средств обязательного медицинского страхования (ОМС) никоим образом не может рассматриваться как признание «права» на аборт в каком бы то ни было виде. Аборт, вне зависимости от условий его проведения, является нарушением заповеди «Не убий» и недопустим как таковой. Однако положение, при котором граждане вынуждены принудительно платить за грех, является вдвойне недопустимым»[61].

В поддержку предложения Патриарха Кирилла в Волгограде были проведены форумы матерей России. В работе первого форума, проходившего 11-19 марта 2015 г., приняли участие представители девяти федеральных округов из 14 регионов. Врачи и общественность предлагали высвобожденные средства из системы ОМС направить на оказание квалифицированной медицинской помощи многодетным семьям, детям и на укрепление системы родовспоможения[62].

Как отметила главный врач Архангельского клинического родильного дома В. Кармян: «Я убежденный противник абортов и в моральном, и в духовном отношении. Как верующий человек и врач я вижу, к каким последствиям это ведет. Конечно же, я считаю, что абортов быть не должно. Надо менять сознание, указывать всему обществу на то, какой страшный духовный и физический вред несут аборты»[63].

Приведем мнение еще одного врача - заведующей кафедры неонатологии и перинатологии СГМУ города Архангельска Г. Чумаковой: «8-10 недель внутри утробы женщины — это уже маленький человек, с ручками, ножками. Очень беззащитный! И, посягая на его жизнь, мы преступаем заповедь «не убий»[64].

Но законопроект, появившийся в результате инициативы Патриарха, был заблокирован депутатами. И до сих пор за счет средств налогоплательщиков и государственного бюджета оплачивается аборт – операция, опасная для женского здоровья, уничтожающая жизнь детей – будущего России.

«Распространение абортов и терпимость к ним общества приобретает характер национальной угрозы в условиях демографического кризиса», - как отметили глава комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мезулина и глава комитета Госдумы по регламенту Сергей Попов[65].

19 мая 2015 г. в Госдуме был принят на рассмотрение законопроект, регулирующий сферу абортов. Были предложены изменения в статью 56 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан». В законопроекте говорилось, что аборты должны проводиться исключительно в государственных медицинских учреждениях.

За нарушение данного закона было предложено ввести административные штрафы: для граждан — в размере от 150 до 200 тысяч рублей; для должностных лиц — от 500 до 800 тысяч рублей; для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от 500 до 800 тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток; для юридических лиц — от 500 тысяч до 2 млн. 500 тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток. К тому же, искусственное прерывание беременности за счет бюджета (ОМС) предлагалось производить только при наличии медицинских и социальных показаний[66].

Также в законопроекте говорилось о запрете розничной продажи лекарственных средств, предназначенных для искусственного прерывания беременности, с той целью, чтобы «медикаментозные аборты» проводились исключительно в государственных медицинских учреждения, под контролем квалифицированных врачей[67].

§2.2. Статистика

Статистика абортов в Советское время была засекречена, однако, обнародование в конце 1980-х гг. этой информации убедительно давало понять, что СССР занимал одно из первых мест в мире по количеству абортов.

В 1960-80-е гг. число абортов постепенно снижалось, но еще долгое время статистика абортов фиксировала чрезвычайно высокие показатели. Вплоть до 1990 г. включительно в России ежегодно совершалось более 4 млн. прерываний беременности, а среднегодовое число абортов в 1970-1980-х гг. превышало 4,5 миллиона[68].

Вместе с тем важно отметить, что по данным зарубежных авторов, масштабы абортов в СССР были существенно выше, чем об этом заявляла отечественная статистика. В конце 80-х гг. в СССР распространенность абортов составляла 90 на 1000 женщин фертильного возраста. Однако, как сообщается в книге А.Н. Юсуповой «Аборты в России», официально регистрируемое число абортов было явно заниженным, и, по мнению зарубежных экспертов, составляло 9-12 млн.[69]

После периода сталинского законодательного запрета с 1936 по 1955 гг. аборты вновь были разрешены. Стремительный рост абортов продолжался до 1964 г., когда был официально зафиксирован их максимальный уровень за всю историю России — около 5,6 млн. или 169 абортов на 1000 женщин репродуктивного возраста, а соотношение родов и абортов в 1965 г. составило 100 к 278[70].

К 1980 г. количество абортов снизилось до 4,5 млн. в год. В 2009 г. было произведено 1,29 млн. абортов, в 2010 г. – 1,19 млн. Численность абортов в 2014 г. составила, по заявлению Министерства здравоохранения России, 880 тыс. При том, малая доля из них совершается по медицинским показаниям, в основе же лежат различные социальные причины. Но это лишь официальные цифры. Далеко не все коммерческие клиники добросовестно отчитываются перед Министерством о проведенных операциях по прерыванию беременности[71].

По словам Министра Здравоохранения РФ В. Скворцовой, сегодня в России существуют около 400 центров профилактики абортов, созданных за последние два года. За это время удалось снизить количество абортов на 100 тысяч[72].

В женских консультациях и родильных домах работают психологи, социальные работники, чтобы помочь женщине уберечь её от убийства собственного ребенка.

Несмотря на то, что по статистике число абортов все же сокращается, искусственное прерывание беременности до сих пор представляет собой главную причину низкой рождаемости на территории России.

§2.3. Духовно-нравственные аспекты проблемы абортов.
Христианский взгляд

В официальном документе Русской Православной Церкви «Основы социальной концепции РПЦ», принятой на Юбилейном архиерейском Соборе в 2000 г., говорится: «С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно»[73].

Обратимся к XII главе данного документа, и рассмотрим позицию Церкви:

- аборт рассматривается как тяжкий грех, приравненный к убийству;

- признается равнозначность между проведением абортов и применением средств контрацепции, которые обладают определенным абортивным действием (то есть осуществляют прерывание уже зачатой жизни);

- экстракорпоральное оплодотворение также признается совершенно неприемлемым[74].

Исходя из того, что жизнь человека признается с момента зачатия, Церковь также считает недопустимыми:

- фетальную терапию, в основу которой положено использование тканей абортированных зародышей;

- эвтаназию, которая также приравнивается к убийству или самоубийству[75].

Искусственный аборт рассматривается всеми религиями мира как убийство ребенка. В Священном Писании Ветхого Завета искусственный аборт прямо не упоминается, но есть указание на самопроизвольный аборт, происшедший по чьей-либо вине, который и рассматривается как преступление. «Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках» (Исх. 21; 22).

«Я образовал тебя во чреве... и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя» (Иер. 1. 5- 6), – сказал Господь пророку Иеремии.

Обратимся к древнейшим памятникам христианской письменности. В одном из них говорится: «Не убивай ребенка, причиняя выкидыш». Это повеление помещено среди важнейших заповедей Божиих, в «Учении двенадцати апостолов». «Женщина, учинившая выкидыш, есть убийца, и даст ответ перед Богом. Ибо... зародыш во утробе есть живое существо, о коем печется Господь», – писал апологет II века Афинагор. «Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смертоубийства... Дающие врачевство для извержения зачатого в утробе суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы», – сказано во 2-м и 8-м правилах святителя Василия Великого, включенных в Книгу правил Православной Церкви и подтвержденных 91 правилом VI Вселенского Собора[76].

Правило 21 Анкирского Собора говорит: «Женам, от прелюбодеяния зачавшим, и истребившим плод, и занимающимся составлением детогубительных отрав, прежним определением возбранено было причащение Святых Тайн до смерти. Изыскивая же нечто более снисходительное, было определено таковым, проходить десятилетнее время покаяния»[77].

В Правиле 91 VI Вселенского Собора находим: «Жен, дающих врачевства, производящыя недоношение плода во чреве, и приемлющих отравы, плод умервщляющыя, подвергаем епитимии человекоубийцы»[78].

В требнике, в чине исповеди о женщинах говорится следующее: «Еда ношаху былие, во еже не сотворити отроча, или аще кая напои ложесна, еже не зачати, или яде былие, или пресытися, и изверже отроча самохотне. И егда обрящется, яко нечто сотвори, и изверже самохотне, убийца есть, и запрещается как убийца. Аще же неволею по нужде некоей изверже детища своего, едино лето да не причастится: а носящая былие, да оставит е, и да запретится шесть лет, по шестьдесятому правилу, еже в Трулле. Аще же яде былие, или ино что, и отрави ложесна своя, и ктому дети не раждает, яко убийца запрещается[79]».

В случае самопроизвольного выкидыша, по болезни или неосторожности матери (поднятие тяжестей, бег, нерадение о сохранении ребенка), Церковью полагается совершение священнической молитвы «Молитва жене, егда извержет младенца», которая по своему смыслу носит покаянный характер[80].

13 ноября 2014 г. в Зале церковных соборов Храма Христа Спасителя прошло соборное совещание, на котором обсуждался вопрос о законодательной защите жизни нерожденных детей и запрете искусственных абортов. На совещании присутствовало более 400 участников из 40 субъектов Российской Федерации, депутаты Госдумы, областных и городских законодательных собраний, члены Общественной палаты, эксперты, ученые и врачи, представители государственных и общественных организаций, Русской Православной Церкви и совместно приняли следующее решение:

─ человеческая жизнь возникает в момент зачатия, соответствующие поправки необходимо внести в национальное законодательство России;

─ право на жизнь с момента зачатия должно быть гарантировано Конституцией Российской Федерации, процесс изменения которой может быть инициирован путем референдума;

─ искусственный аборт является убийством, причинением смерти ребенку в период от зачатия до рождения;

─ необходимо запретить производство, оборот и применение средств контрацепции с абортивным действием;

─ совершение искусственного аборта должно влечь уголовную ответственность для врачей, матерей и лиц, склоняющих или принуждающих женщин к искусственному аборту;

─ доработать законопроект «О внесении в отдельные законодательные акты Российской Федерации изменений, направленных на надлежащую правовую защиту детей до рождения». Предусмотреть в законопроекте запрет на применение вспомогательных репродуктивных технологий, предполагающих заведомое уничтожение зачатых эмбрионов человека, и включить в документ положение о том, что искусственное прерывание беременности может быть допустимо при согласии супруга лишь в случаях, когда оно является неизбежным следствием медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни женщины, при этом врачи под угрозой уголовного наказания обязаны рассматривать ребенка как второго пациента, прилагать усилия и использовать все имеющиеся возможности для сохранения его жизни[81].

Христианство дает ребенку статус личности с момента зачатия, нерожденный ребенок является человеком. Если сменить презумпцию здоровья матери на презумпцию здоровья и матери, и ребенка, то это изменит представление врача о сложном случае, он будет знать, что перед ним находится не один человек, за здоровье которого он печется, а два - мать и ребенок.

В этом случае врачу нужно построить свою терапию таким образом, чтобы сохранить жизнь и матери, и ребенку, или предоставить выбор матери.

Христианский взгляд на нерожденного ребенка мы можем подтвердить научными данными. В заключении заведующего кафедры эмбриологии Биологического факультета МГУ, доктора биологических наук В.А. Голиченкова[82] говорится: «С точки зрения современной биологии (генетики и эмбриологии) жизнь человека как биологического индивидуума начинается с момента слияния ядер мужской и женской половых клеток и образования единого ядра, содержащего неповторимый генетический материал. На всем протяжении внутриутробного развития новый человеческий организм не может считаться частью тела матери. Его нельзя уподобить органу или части органа материнского организма. Поэтому очевидно, что аборт на любом сроке беременности является намеренным прекращением жизни человека как биологического индивидуума»[83].

Сегодня медицина обладает высокими научными знаниями и владеет эффективными технологиями. Эти технологии позволяют человеку исследовать развитие ребенка еще до его рождения. Перинатальная диагностика дает возможность обнаружить патологию в развитии плода, вмешательство возможно даже на очень раннем периоде внутриутробного развития человека[84].

Вопрос о перинатальной диагностике также был рассмотрен Церковью на Юбилейном Соборе 2000 г. В документе Собора «Основы социальной концепции» говорится следующее: «Некоторые из этих методов могут представлять угрозу для жизни и целостности тестируемого эмбриона или плода. Выявление неизлечимого или трудноизлечимого генетического заболевания нередко становится побуждением к прерыванию зародившейся жизни; известны случаи, когда на родителей оказывалось соответствующее давление. Перинатальная диагностика может считаться нравственно оправданной, если она нацелена на лечение выявленных недугов на возможно ранних стадиях, а также на подготовку родителей к особому попечению о больном ребенке»[85].

Кроме этого, Церковь считает, что «нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью»[86].

С середины XX в. началось использование новой технологии экстракорпорального оплодотворения. Первый зачатый ребенок (девочка) с помощью ЭКО в Советском Союзе был рождён в феврале 1986 г. Процедура была проведена в Москве в Центре охраны здоровья матери и ребёнка (в наши дни - Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии, НЦ АГиП). В том же 1986 г. в Ленинграде родился мальчик Кирилл[87].

Итальянский юрист Рафаэль Баллестрини, живший в XIX в. заметил: «Самым верным доказательством того, что некий народ дошел до крайней точки своего нравственного падения, будут те времена, когда аборт станет считаться делом привычным»[88].

В социальной концепции Русской Православной Церкви говорится: «Борьба с абортами, на которые женщины подчас идут вследствие крайней материальной нужды и беспомощности, требует от Церкви и общества выработки, действенных мер по защите материнства»[89].

В Определении Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося 18-23 февраля 1997 г., отмечается: «Принятие разрабатываемых в Российской Государственной Думе законопроектов «О репродуктивных правах граждан РФ» и «Об ограничениях оборота продукции, зрелищ и услуг сексуального характера», введение в ряде школ предмета полового воспитания может радикально изменить к худшему нравственную атмосферу в обществе, нанести ущерб целостности человеческой личности, особенно в детском и юношеском возрасте. Необходимо предостеречь государство и народ от пагубности навязчивой пропаганды порока, безнравственного и преступного образа жизни, насилия, межнациональной, религиозной и культурной розни»[90].

Проблема абортов – это, прежде всего, проблема духовная, и затем уже медицинская. Решение сделать аборт происходит как следствие духовно – нравственного упадка, что приводит к угасанию жизненных сил народа.

Духовная причина абортов – утрата веры в Бога. Аборты происходят по причине духовной болезни общества, где отсутствует мораль и вера в Бога. По этой причине и отношение к абортам - не как к смертному греху и убийству собственного ребенка, а как к удалению зуба, ребенок в таком случае воспринимается как обуза или помеха.

Борьбу с абортами, прежде всего, нужно начинать духовными методами. Это призыв к покаянию, к христианскому образу жизни, восстановление непреходящих христианских ценностей. Поэтому эта проблема легко разрешается в христианских православных семьях.

Протоиерей Максим Обухов, руководитель центра «Жизнь», выступая 22 января в рамках секции Рождественских чтений в ПСТГУ «Семейное душепопечение: работа с семьей, воспитание детей», отметил: «Аборты хирургические устаревают, и переходят к химическим. Церковная общность сегодня не готова к ответу на сложившуюся ситуацию – у нас нет государственного реестра абортивных средств. Был принят закон «О лекарственных средствах», в котором говорится, что лекарственное средство предназначено для лечения и профилактики болезней, а так же для прерывания беременности. То есть наше законодательство беременность считает болезнью»[91].

Ответственность за грех убийства нерожденного ребенка, наряду с матерью, несет и отец, в случае его согласия на производство аборта. Также за аборт несут ответственность и другие люди: те, кто советуют сделать аборт, распространяют рекламу абортов или же выступают за их проведение. Грех ложится и на душу врача, производящего аборт. Церковь призывает государство признать право медицинских работников на отказ от совершения аборта по соображениям совести[92].

Не менее важным обстоятельством является небезопасность медикаментозных контрацептивных средств, для здоровья женщин. Доктор медицинских наук Б. Глуховец считает, что все эти средства «… причиняют тот или иной ущерб репродуктивной системе женского организма»[93].

Как говорилось нами ранее, Церковь признает равнозначным аборт и применение контрацептивных препаратов абортивного действия. Приведем точную цитату из документа «Основы социальной концепции РПЦ»: «Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту»[94].

Кроме того, замещение высокого числа абортов исключительно распространением контрацептивной практики на фоне глубокого демографического кризиса, наблюдаемого сегодня в России, несет угрозу будущему человечества, ведет к его моральной деградации.

Сама постановка вопроса о контрацептивной замене абортов, как единственно возможной альтернативе является греховной, антигосударственной.

Результатом профилактики абортов, с точки зрения решения существующих демографических проблем, является активный семейно-демографический рост, до уровня среднедетных и многодетных семей.

§2.4. Отношение общества к проблеме искусственного
прерывания беременности

Одна из острых проблем современного общества связанна с искусственным прерыванием беременности в подростковом возрасте.

Подростковой или ранней беременностью сегодня называют период ожидания материнства в возрасте 15-19 лет. Ранняя беременность современных молодых девушек в возрасте 15-19 лет является основной причиной, по которой в этом возрасте решаются на прерывание беременности[95].

По статистическим данным около 50 % опрошенных подростков признают, что беременность для них была совершенной неожиданностью, у многих само подозрение о беременности вызывает психологический шок[96].

Нужно учесть и тот факт, что среди беременных в этом возрасте высокий процент суицидов и криминальных абортов, т.е. абортов проведенных вне стен лечебных заведений, в домашних условиях, и притом, имеются случаи прерывания беременности на поздних сроках.

Необходимо отметить, что за абортом следуют и его последствия, осложнения, обусловленные общей незрелостью организма.

У подростков более часто, чем у зрелых женщин, после аборта развивается целый комплекс симптомов: раздражительность, депрессия, сильные головные боли, слабость - вплоть до временной потери трудоспособности[97].

Наступление полной физиологической зрелости женского организма происходит в среднем к 21 году. В случае, когда беременность наступает раньше, в организме начинается сложнейшая перестройка, все процессы роста организма ускоряются. У девушек в возрасте до 21 года психика отличается чрезмерной чувствительностью и ранимостью, как правило, в этом возрасте она только еще формируется[98].

Делающие аборты также имеют повышенный риск психологических и социальных проблем, включая злоупотребления алкоголем и наркотиками, неупорядоченные сексуальные отношения и депрессии. Последствия абортов ложатся психологической ношей на плечи юной девушки и могут повредить будущим отношениям супругов в семейной жизни.

Для решения проблемы связанной с беременностью, если она уже случилась, девушке, прежде всего, необходимо составить разговор со своими родителями, или со священником. Но сможет ли она пойти на этот разговор или обратится за помощью в храм, либо в худшем случае самостоятельно решит тайно сделать аборт, опасаясь, что о беременности узнают родители, это уже другой вопрос.

Родители, которые сталкиваются с подобной ситуацией, должны употребить все силы на то, чтобы помочь своей дочери выносить ребенка, даровать ему жизнь.

Родители могут вдохновить несовершеннолетних дочерей, помочь им принять правильное решение, оказать своевременную эмоциональную и материальную помощь, чтобы девушка могла и дальше посещать школу или закончить учебу в ВУЗе, оказывая финансовую и материальную поддержку для воспитания ребенка.

Причины, толкающие на аборт: девушка не замужем, а родители против ребенка, или замужем, но муж не хочет ребенка. В таком случае молодой девушке не остается другого выбора, как только пойти на аборт.

Самым верным решением для молодых людей будет воздержание от половых связей до брака, а вступившим в брак - соблюдение супружеской верности. Христианский образ жизни является одним из самых надежных способов избежать подростковых беременностей, заболеваний венерическими болезнями, разводов и абортов.

Первой заповедью является заповедь о любви. Аборт есть нарушение заповеди любви, через убийство матерью своего ребенка. Такой подход несет в себе бескомпромиссное осуждение искусственных абортов, приравнивая находящийся во чреве матери зародыш к живому человеческому существу, убийство которого является и нарушением ветхозаветной заповеди «Не убий!», и новозаветной заповеди о любви.

Впервые в России производство аборта по желанию женщины было легализовано в 1920 г., с этого времени общественное сознание меняется, аборт становится легкодоступным и воспринимается обществом как обычное повседневное дело[99].

Нужно отметить, что условия того времени способствовали росту абортов. Бедствия гражданской войны, разрухи, голода, разрушение общества, семьи, - на фоне всего этого аборт казался не таким страшным и даже оправданным.

С 1924 г. вводится высокая плата за искусственное прерывание беременности, и специальные комиссии по ограничению бесплатных абортов, но, не смотря на это, аборты не прекратились. И даже открылись частные коммерческие клиники по прерыванию беременности[100].

Ограничение рождаемости в России, сегодня осуществляется через систему «планирование семьи» и медицинские учреждения, и эта неизбежная проблема современного общества.

В 50 гг. XIX века одна из первых американских феминисток С. Гримке в своем очерке «Супружество» писала: «Право женщины решать, когда она будет матерью, как часто и при каких обстоятельствах». В начале XX в. американская феминистка М. Зангер, впервые употребила такое понятие как «контроль над рождаемостью» что являлось пропагандой контрацепции[101].

Приведем речь Святейшего Патриарха Кирилла о том, что не редко происходит в современных родильных домах. Цитата: «Когда в родильном доме врач задает вопрос «будем прерывать беременность?», он одним этим вопросом толкает женщину к тому, чтобы она сделала аборт. Я убежден в том, что это преступление, — сказал Святейший Патриарх Кирилл, обращаясь к пациентам и сотрудникам одного из отделений медицинского учреждения. — Помимо того, что это нравственное преступление, думаю, что это еще и преступление против человека, против личности. Потому что Господь предназначил женщину к тому, чтобы она родила младенца. Это ее, может быть, самое главное предназначение, без этого не мог бы существовать род человеческий. И если мы своей злой волей вмешиваемся, вторгаемся, пытаемся откорректировать Божий замысел о женщине, то приносим огромный вред, разрушающий человеческую личность и общественные отношения»[102].

Можно сказать, что врачи, при малейшем подозрении какой - либо болезни после обследования УЗИ, принуждают женщину к аборту, внушают, что плод обречен на смерть, в лучшем случае, он родится уродом или калекой. Или пугают тем, что роды могут оказаться роковыми для неё. Когда женщина отказывается от аборта, что часто случается, эти прогнозы не оправдываются. Ребенок рождается здоровым, но при этом врач не несет никакой ответственности за ложный диагноз.

Снова обратимся к документу «Основы социальной концепции РПЦ», в котором говорится: «В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявлять снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь»[103].

«По количеству абортов можно судить о нравственном состоянии общества. По этому показателю Россия, к сожалению, лидирует среди очень многих стран»[104], — констатировал Святейший Патриарх.

В современном обществе женщина имеет право на свободный выбор: вынашивать зачатый плод или абортировать его. Это так называемое репродуктивное право или репродуктивный выбор. Одна из первых активисток движения за право женщин на аборт А. Дэвис, высказывалась: «Какие бы права женщинам не представляли – голосовать на выборах, получать образования и т.д., – все это ничего не стоит если у нас нет право распоряжаться собственным телом и контролировать то, что с нами происходит, если нашу судьбу могут изменить те, от кого мы можем забеременеть в силу случайности, обмана или применения силы»[105].

В международном журнале «Планирование семьи» за 1993 г., издаваемом Российской ассоциацией планирования семьи, на последней странице была помещена реклама фирмы «Шеринг» по регулированию рождаемости, на которой был изображен земной шар, погруженный в темно- синий мрак, и луч света освещал Северо-Американский континент. За ней следует реклама средств убийства, предназначенных для русских детей, и цитата следующего содержания: «Аборт является неотъемлемой частью семейного планирования, и не может быть отделен от него» («Планирование семьи», 1/93, с. 24)[106].

В том же журнале «Планирование семьи» за 1994 г. содержится следующая цитата: «Семья» - это всего лишь теоретическое понятие, имеющее отношение к небольшой группе людей, с тесными взаимоотношениями. В настоящее время она может принимать самые различные формы. Международная федерация планирования семьи поддерживает право человека на свободный выбор в отношении типа семьи, в которой он хотел бы жить. Таким образом, она признает множественность типов семьи, которые должны иметь равные права. Нельзя содействовать кому-либо одному типу семьи»[107].

Искусственный аборт является методом регулирования рождаемости, или услугой по планированию семьи. В России проводились исследования среди женщин, перенесших аборт. Был проведен анонимный опрос, результаты которого показали, что 95,2% женщин считают, что в России не должно быть запрета на аборт, он должен быть официально разрешен. Запрет абортов, по их мнению – это нарушение прав человека[108].

Большинство женщин считает что, операция по искусственному прерыванию беременности должна быть доступной, и не зависеть от материального положения женщины. «Так, 41% респондентов считают, что аборт должен быть бесплатным, еще 41% - что он может оплачиваться, если есть такая возможность у женщины и ее семьи. Только 18% считают, что эта операция должна быть платной. Среди последних чаще встречаются молодые женщины (в возрасте от 18 до 29 лет), женщины, не имеющие мужа (одинокие, вдовы)»[109].

Интересно, что после операции по прерыванию беременности 72 % женщин отказывались брать больничные листы, свидетельствующие о временной нетрудоспособности, объясняя это тем, что они не хотели, что бы об этом узнали на работе. Остальные 28 % женщин, не имеющие определенного места работы, в нем не нуждались[110].

С точки зрения репродуктивных прав человека, такие условия планирования семьи являются нормой для современного общества.

Следует сказать о том, какую роль играет в нашем обществе деятельность организации под названием «Российская Ассоциация Планирования Семьи» (РАПС), созданная в 1991 г., которая выделилась из Международной Федерации «Планирования Семьи», созданной в 1953 г. Деятельность этих организаций направлена на разработку мер по снижению высокой рождаемости населения[111].

Основоположницей идеи «планирования семьи», которая изначально называлась «контроль над рождаемостью», является Маргарет Загнер, работавша в сотрудничестве с А. Гитлером[112].

В 1916 г. Маргарет Загнер основала Американскую лигу по контролю рождаемости (Birth Control League). Являясь лидером феминистского движения в Америке, она утверждала: «Контроль рождаемости - это не более, чем прополка человеческих сорняков методом предотвращения рождения дефективных людей или тех, кто может стать дефективными»[113].

В 1952 г. Зангер основывает Международную федерацию планирования семьи - МФПС (штаб-квартира в Лондоне), по предотвращению деторождения[114].

В 1924 г. А. Гитлер в своей книге «Майн Кампф» писал, что обязанностью государства является «проведение практического современного контроля рождаемости». С 1933 г. было стерелизированно 300 тысяч человек. В 1934 году по приказу А. Гитлера было разрешено прерывание беременности, в случае если один из супругов имеет наследственное заболевание, а в 1935 году аборты официально были разрешены[115].

Деятельность РАПС поддерживается МФПС, которая и финансирует проекты, направленные на укрепление прав человека, репродуктивных прав, прав свободного выбора и на охрану репродуктивного здоровья[116].

Генеральный директор РАПС И. Гребешева, заявила: «Мы выпускаем литературу для медсестер, врачей и населения. Материалы, предназначенные для широких масс, предварительно получают одобрение в Министерстве здравоохранения РФ и проходят апробацию среди населения»[117].

М. Зангер, сравнивала бедных со «все расширяющей площадью биологических отбросов». Следующие ее слова, говорят сами за себя, прямо и открыто М. Зангер, заявляет: «Наибольшее благодеяние, которое большая семья может совершить для своего маленького члена, - это его прикончить»[118].

В своей книге «Основной вопрос цивилизации» М. Зангер пишет: «Повсюду мы видим, что бедность и большие семьи сопутствуют друг другу. Те, кто наименее пригодны составлять нацию, размножаются наиболее быстро. Люди, которые не могут обеспечить своих собственных детей, поддерживаются Церковью и государством для того, чтобы производить большие семьи. Многие из этих детей или больны, или умственно отсталы, или становятся преступниками. Бремя поддержки этих нежелательных типов ложится на здоровые элементы нации. Фонды, которые следовало бы использовать для поднятия стандартов нашей цивилизации, ориентированы на поддержку тех, которым вообще не следовало бы родиться». Она считает, что «…необходимо будет открыть специализированные учреждения для проведения абортов и подготовить персонал для этой цели. Население будет тогда прибегать к абортам более охотно…»[119].

В 1976 г. президент МФПС Ф. Уотлтон, заявила: «Празднуя 100-летие М. Зангер, нашего вождя и вдохновителя, мы должны гордиться своей миссией. Эта миссия громадна, аборты - это только вершина айсберга»[120].

Эти идеи активно пропагандируется и сегодня в России. Можно видеть, что взгляды современного руководства РАПС тождественны со взглядами М. Зангер и Гитлера. Например, если Зангер говорила о «прополке человеческого сорняка» и Гитлер - о «расовой гигиене», то сегодня говорится о «профилактики нежелательной беременности», а вместо «туземного населения» используют выражение «группе высокого риска»[121].

Все эти губительные действия по контролю над рождаемостью являются оружием массового поражения, огромным по масштабам преступлением. Если быть точным, то деятельность РФПС и РАПС можно назвать геноцидом.

Из этого следует сделать вывод, что подобные организации являются антихристианскими, всецело направленными на уничтожение русского народа и традиционных семейных ценностей.

В случае если современное общество поработится разврату греха, то оно откажется от борьбы со злом. Только следование духовно-нравственным законам, вера в Бога, может спасти и удержать наше общество от этой губительной и пагубной пропаганды порока.


 






Date: 2015-11-14; view: 260; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.018 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию