Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






КОНЕЦ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ. КОНЕЦ ПРОЛОГА. 6 page





- Давай прогуляемся по прекрасному тоннелю, друг.

- Давай, - покорно ответил Виктор и они, не спеша, пошли вдаль.

- И так, друг мой, нам предстоит с тобой выполнить одну не большую работу, – сказал Ксорикс, похлопывая Витю, по плечу.

- Что за работа?

- Для начала мне нужно тебя испытать. Подходишь ли ты для нее. Ошибки быть не должно. Но прежде всего, нужно твое добровольное согласие.

- А зачем мне это надо?

Тут Ксорикс остановился, и уставил свой недовольный взгляд на Вите:

- Много вопросов задаешь друг. Зачем тебе это надо? - вдруг глаза Ксорикса заблестели, лицо оскалилось, и стянулось морщинами, - на кону стоит твоя жизнь, не только жизнь там, но и здесь. Я ведь могу заставить тебя служить и повиноваться мой воле.

Вдруг Вите снова стало страшно, и он решил не перечить своему «другу» и согласился на работу. Морщины на лице Ксорикса разгладились, глаза перестали сверкать.

- Вот и хорошо.

- Ну и как же вы меня проверите?

- А вот так, - произнес Ксорикс и неожиданно ударил Виктора по затылку с такой силой, что тот потерял равновесие и повалился на пол. Голова закружилась, словно его раскрутили на карусели.

- В глаза, смотри мне, в глаза, - постоянно повторял странный незнакомец.

Витя изо всех сил пытался сфокусировать свой взгляд на глазах Ксорикса, но у него ничего не получалось. Вокруг все плыло. Иногда ему удавалось заметить какие-то две оранжевые точки, которые превращались в линии и исчезали, затем снова возникали.

- Смотри в глаза, - повторял парень, - две оранжевые точки, смотри на них.

Когда Демину все же удалось сфокусироваться на взгляде Ксорикса, тот торжественно произнес:

- Получилось.

Две яркие оранжевые точки ярко засветились, ослепили Виктора, и он потерял сознание.

 

***

 

Девушка вышла из душа, вытирая волосы полотенцем, и увидела Виктора спящего сидя. Она присела рядом с ним и нежно прошептала:

- Хватит спать Витюша.

Затем она приблизилась вплотную к нему и лизнула языком ухо. Вдруг, в этот момент, глаза Виктора открылись и засветились ярким светом. Девушка оцепенела от удивления и выкрикнула:



- О боже.

Виктор резко повернул голову в её сторону, схватил рукой за лицо и со всей силы швырнул как куклу, в другой конец комнаты. Девушка застонала от боли, схватившись ладонями за лицо. Виктор встал с дивана, поднял её и бросил в сервант. Раздался грохот, бьющегося сервиза и дикий визг. В комнату в трусах вбежал Вася и замер от увиденного зрелища:

- Что здесь происходит?

Виктор перевел злобный взгляд на Мальцева и стремительно направился к нему, ударил по лицу и швырнул его в другой конец комнаты. Вася ударился об угол стола и упал на пол. Девушка поднялась и заверещала:

- Помогите, кто-нибудь.

Виктор поднял одной рукой Васю за шею и прижал к стене. Васька схватился за его руку, пытаясь заставить разжать пальцы, но в Викторе было столько силы, что все попытки выбраться из капкана были тщетны.

- Ты что рехнулся что ли? – завопил Вася, задыхаясь. Виктор смотрел ему в глаза и ехидно посмеивался, - что ты делаешь? Ты же меня сейчас задушишь.

Вася дергался в экстазе и когда почувствовал, что уже начинает терять сознание, отчаянно захрипел:

- Да сделайте же вы что-нибудь! Помогите!

Но девушки стояли как вкопанные и боялись пошевельнуться. Они истерически визжали, наблюдая своими глазами, совершающееся убийство.

Вдруг оранжевые зрачки Виктора поблекли, и он разжал ослабевшую ладонь. Вася повалился на пол, схватившись за шею, громко кашляя, и жадно хватая воздух.

Виктор стоял в оцепенении. Вокруг него лежал разбитый сервант, под ногами куча осколков сервиса, и девушка с окровавленной головой, которая смотрела на него с диким страхом.

- Что здесь произошло? – спросил он.

- Это я у тебя хочу спросить урод? – завопил Вася.

- Я ничего… ничего не помню, – произнес Виктор и сел на диван.

Девушки снова завизжали и скопом ринулись в полуголом виде прочь из квартиры Мальцева.

- Гнида. Обдолбался до чертиков и чуть не убил меня, а баб то за что?

- Что? Я же говорю я ничего, не помню, - произнес Виктор и схватился за голову.

- Убирайся ко всем чертям из моей квартиры и чтобы я тебя больше не видел, - прохрипел Мальцев, медленно поднимаясь на ноги.

- Подожди Вась, давай разберемся, - произнес Виктор, массируя свои виски.

- Вон! - настойчиво заорал Вася и указал пальцем на дверь.

- Вась, - в ужасе вымолвил Виктор, - я прошу тебя.

- Не бойся, я на тебя не заявлю, только вот бабы могут заявить, но это уже не мои проблемы.

- Да что, черт возьми, здесь произошло? - в истерике заорал Витя, и чуть не зарыдал.

- Либо ты убираешься вон сию минуту, либо я вызываю ментов, - продолжал категорично настаивать Вася.

Виктору ничего не оставалось сделать, как просто уйти. В один миг жизнь Демина перевернулась с ног на голову.

 

Москва, утро 3 июня 1963 года

 

Учебный семестр официально закончился, в понедельник стартовала сессия и первый экзамен по радиологии. Виктор, по непонятным причинам, на экзамен не явился. Ходили слухи, что вечеринка, на квартире Васи Мальцева, на которой в первый и последний раз я побывал, закончилась грандиозной дракой, и Виктор просто не захотел сдавать экзамен с разбитым лицом.



Я возвращался домой. Экзамен сдал на «отлично». Но дома меня ждала мать, и, судя по ее сердитому выражению лица, я понял, что будет скандал.

- То, что мне рассказал Илья Васильевич правда? – встречая меня в коридоре, спросила мама.

- Мам, он все преувеличил. Увидел меня с девушкой и сразу же решил, что я изменил Нине.

- Не думала я, что ты окажешься такой подлой свиньей, - закричала мать и ударила меня по шее.

- Мама, успокойся, пожалуйста! – пробормотал я.

- Зачем ты вообще пошел туда, этот Виктор бездельник и дорога в тюрьму ему заказана. Хочешь, чтобы он тебя за собой поволок и всю жизнь тебе сломал?

- Мама! – крикнул я, не желая мириться с тем, как она отзывалась о Вите, хотя по большому счету, была права.

- Что мама? Быстро иди к Нине и объясняйся с ней, хоть на коленях ползай, но добивайся прощения.

Затем она вытолкала из квартиры.

- Мама, но я не люблю её! – завопил я, упираясь.

- Ты никого не любишь скотина, ни отца, ни мать! Эгоист!

Она вытолкнула меня и хлопнула дверьми.

- Мама! – закричал я и ударил кулаком в дверь.

Выбора нет, надо идти унижаться ради семьи. В это мгновение, как никогда, мне не хватало Виктора, поддержки друга, которого в нужный момент не было рядом. Хотел избавиться от кошмаров, отвлечься, а нажил себе еще больше проблем.

 

***

 

Я подошел к двери квартиры, где жила Нина, и нажал кнопку звонка. Через некоторое время дверь открылась, и я увидел суровое лицо Нины в дверном проеме:

- А это ты… - равнодушно произнесла она, – зачем пришел?

- Привет Нина. Пустишь? – осторожно спросил я.

- Заходи, – безразлично ответила она и распахнула дверь. Не дожидаясь пока я разуюсь, она ушла в комнату. Я снял туфли, аккуратно поставил под стену, отряхнулся, поправляя рубашку. Приготовившись к серьезному разговору, собравшись с мыслями, я глубоко вздохнул и вошел в ее комнату. Пока я шел, несколько раз успел обдумать то, как буду просить прощения, тщательно подбирая нужные слова.

Я тихонько вошел в комнату и прикрыл дверь.

Нина сидела за столом и что-то читала. Комната была уютная и слегка тесноватая. Типичная квартира современности - дешево, экономно, практично и по-социалистически. Одним словом, у нас это называлось - хрущевка. Для тех, кто не знал, что такое сталинка с ее массивными габаритами, высокими потолками и большими окнами, и жили в частных маленьких домиках, без централизованного водоснабжения и канализации, конечно, такие квартирки казались большой роскошью. Нина с отцом переехали из частного дома в квартиру два года назад. Квартиру получил её отец милиционер за выслугу лет.

У правой стены комнаты стояла перинная кровать, в углу небольшой шкафчик, у окна стол, за которым сидела Нина. Я осмотрелся и осторожно присел на кровать. Пока шел к ней, был полностью уверен в том, что буду говорить, а когда вошел в комнату, то сразу же растерялся и, тщательно подобранные слова извинений, вылетели из головы. Я сидел и молчал, не зная, что сказать. С чего начать? К счастью гробовую тишину нарушила Нина, взяв инициативу в свои руки.

- Извиняться пришел? – спросила она, не поворачиваясь ко мне.

- Да! – выкрикнул я, – то есть… прости меня Нина, твой отец сильно преувеличил, с той девушкой у меня ничего не было, она просто в тот момент, находилась рядом со мной на кухне.

Вдруг я понял, что несу какую-то чушь и замолчал.

- Я тебе верю Никита, – сказала она и повернулась ко мне. Я поднял голову и посмотрел на её маленькое лицо в больших круглых очках. Сквозь линзы разглядел, что глаза ее наполнились слезами.

«Она мне верит» - подумал я, - «черт возьми, это так благородно, она не устроила скандал, не прогнала, а сразу же поверила, хотя я толком ничего и не объяснил, не извинился как надо».

- Я знаю такую как я трудно любить, – произнесла она, опустив глаза.

- Совсем нет, – произнес я, подошел к ней и обнял.

- Можешь не извиняться Никита, я знаю, что для тебя обуза, ты молод и красив, а я тебя мучаю, но не переживай, мне недолго осталось. Потерпи немножко, не бросай меня.

- Что ты такое говоришь? – сказал я, успокаивая её.

- Я знаю, что говорю, но молю, пока я жива, не бросай меня, – сказала она и расплакалась, уткнувшись лицом в мою грудь.

- Ну, ты и глупая, – ответил я, поглаживая её по спине, – я тебя никогда не брошу, мы будем жить долго и счастливо. Ты обязательно выздоровеешь.

Нина подняла голову и улыбнулась:

- Правда? – спросила она.

Я ответил улыбкой на её вопрос. Вместо слов, которые теперь были лишними, осторожно снял с ее лица очки и нежно прикоснулся к губам. Нина была очень мудрой и доброй девушкой, в такие моменты я понимал, что такую как она нельзя бросить. Нина искренне любит меня, и пока я с ней она будет жить. Никогда не оставлю её и не предам, сделаю счастливой. Ведь она верит мне и любит. Это самое главное, а все остальное приложится.

 

Москва, вечер 3 июня 1963 года

 

Виктор сидел в комнате за столом и курил сигарету. Огромные мешки под глазами, растрепанные кучерявые волосы, расстегнутая помятая рубашка. За несколько дней, которые провел, в общежитии, снимая комнату у друга, он сильно изменился. То, что произошло на вечеринке, перевернуло его сознание. С тех пор перед глазами появлялись испуганные лица друзей, все время снились сны, в которых он превращался в свирепого зверя. Расшатанную психику он пытался заглушить водкой.

Виктор перестал отличать сон от яви. Ему все время мерещилась сирена милицейского автомобиля, тяжелые скрипучие шаги в тамбуре. Все это сводило с ума.

Виктор оказался в каком-то темном месте, освещаемом тусклым фонарем сверху.

- Ну что друг, ты готов перейти к последнему этапу нашей работы? - раздался громкий голос, за которым последовало глубокое эхо.

Виктор узнал в голосе, парня, с которым общался во сне той роковой ночью, когда случился инцидент на вечеринке, перевернувший его жизнь с ног на голову.

- Нет! - убедительно выкрикнул Виктор, осматриваясь вокруг, пытаясь разглядеть в пустоте своего собеседника, - пошел ты к черту со своей работой. Слышишь? Я выхожу из игры, оставь меня в покое.

- Ну что же, очень жаль, - ответил голос, - значит, ты не достоин своего имени.

- Значит, не достоин. Оставь меня в покое, прошу тебя.

- Э, нет. Теперь это будет не так просто. Чтобы выбраться отсюда тебе придется хорошенько потрудиться, и без моей помощи ты навсегда останешься в этой пустоте. Но я тебе могу помочь, если конечно хочешь. Хочешь или нет?

- Хочу! - ответил Виктор, - помоги мне.

Раздался треск, и свет ненадолго погас.

- Отлично. Тогда слушай меня внимательно и выполняй все, что я тебе говорю. Все, что нужно - твое воображение. Вообрази то место, где ты находился последний раз. Вообрази настолько реалистично, насколько это возможно. Максимально реалистично. Стены, потолок, мебель, запах, почувствуй то место всем своим естеством.

- Но зачем? - с любопытством спросил Виктор.

- Не спрашивай, делай что говорю, у тебя совсем мало времени.

Виктор пытался представить комнату, в которой он коротал последние сутки. Внезапно вокруг него стало происходить нечто необычное, невозможное и необъяснимое. Все что он себе представлял, туманно вырисовывалось вокруг и чем ясней он воображал предмет, тем отчетливее и естественней он становился. Когда же Виктор, сбивался, комната расплывалась, превращаясь в пустоту.

- Сосредоточься. Еще совсем чуть-чуть, - повторял Ксорикс.

Виктор сосредоточился насколько мог, собрав все свои силы и отбросив ненужные мысли в глубины своего подсознания, закрыл глаза, и снова начал воображать комнату, в которой находился. Наконец, у него стало получаться, он почувствовал запах сырости, холодные стены, обклеенные бумажными обоями, вообразил каждую царапинку на них. Почувствовал паркет, каждый скрип и шов.

Яркий блик, вынудил его открыть глаза, и Виктор оказался в своей комнате.

- Удалось! - вскрикнул он, - мне удалось.

От радости ему захотелось выпить. На душе стало легко и весело, но когда он направился к столу, увидел себя, спящего за столом, на котором стояла, наполовину опустошенная, бутылка водки и пепельница с окурками.

- «Что это?» - подумал Витя, и не спеша подошел к себе, так осторожно, будто боялся разбудить и прикоснулся ко второму себе. После прикосновения по его руке прошел разряд тока. Витя отскочил и застонал от боли. Вдруг он увидел на стене черную точку.

Точка аккуратно спустилась на пол, переплыла на другую стену и остановилась. Точка не имела формы, это было нечто похожее зайчик, отражающийся зеркалом, только темный, как тень. Точка растянулась и превратилась в горизонтальную линию, пуская искры и электрические разряды. Из стены стал исходить зеленоватый дым. Затем линия растянулась по вертикали, вверх и вниз, в некоторых местах сузилась и расширилась. Вскоре Виктор разглядел на стене тень человеческого силуэта. Но у тени не было хозяина. Комнату окутали столбы зеленого дыма. Сквозь дым Витя увидел, как силуэт стал принимать трехмерную форму. Из тени стала выделяться темная фигура человека. Глаза его зажглись ярким оранжевым светом, ослепившим Витю. Раздался хлопок, от которого ему заложило уши, и в оглушенном состоянии парень повалился на пол. Сквозь дым, теряя ориентацию в пространстве, он увидел, как силуэт человека, возникший из тени на стене, в длинном плаще устремился к нему. Больше Виктор он отключился.

 

***

 

По телу Виктора Демина прошла дрожь и он, продрогнув от сильного озноба, открыл глаза и суетливо осмотрелся по сторонам. В комнате было тихо и спокойно. Витя сидел за столом на стуле.

- Это был сон? - спросил он сам себя и вздохнул с облегчением. Он тут же вспомнил, что уснул за столом и сильно обрадовался тому, что это был всего лишь кошмар.

Витя еще раз осмотрел темную комнату и, схватившись обеими руками за голову, сначала застонал, а потом безумно расхохотался.

- Это всего лишь сон, черт возьми, я сошел с ума, - произнес Витя, взял бутылку водки и наполнил стакан до краев.

Позади него возник силуэт Ксорикса. Он подождал, пока Виктор опрокинет стакан, и ударил его по затылку. Демин захрипел, поперхнувшись, и повалился на пол.

Пришелец осмотрел комнату, затем подошел к окну и выглянул на улицу. Затем, переступив через Виктора, направился к двери. Подойдя к ней, пришелец поднял левую руку и прислонил ладонь к дверям.

После того как Ксорикс убедился что в коридоре никого нет, он убрал ладонь и подошел к шкафу с вещами. Оттуда он стал небрежно доставать вещи и швырять в разные стороны. Выбор пал на изящный черный смокинг. Ксорикс достал его, осмотрел и начал переодеваться. Снял с себя одежду, так как она была не естественной для времени, в которое он прибыл. Сняв черную куртку, тонкий черный свитер, брюки, он принялся надевать смокинг. Пока переодевался, в себя пришел Витя. Он застонал и схватился обеими руками за голову.

Ксорикс приодевшись, осторожно подошел к парню и присел на корточки.

- Где я? Кто вы? - спросил Виктор, дрожащим голосом.

Ксорикс ничего не ответил, зрачки его глаз зажглись ярко-оранжевым светом и Витя, уставив на них свой взгляд, громко закричал и скорчил гримасу ужаса, будто увидел нечто самое страшное в своей жизни. Его карие глаза вдруг сделались ярко-серыми, волосы поседели. Гримаса ужаса и страха застыла на его лице, и Витя перестал подавать признаки жизни. Глаза Ксорикса потускнели, он встал на ноги и подошел к столу, взял в руки бутылку водки и принялся ее внимательно рассматривать. Затем пришелец обхватил горлышко губами, вдохнул полной грудью и дунул в емкость. Изо рта вышел зеленоватый дым, который быстро заполнил бутылку, и ее содержимое зашипело, забурлило и приобрело зеленоватый оттенок. Ксорикс закрыл горлышко большим пальцем и начал взбалтывать.

Таинственный маньяк подошел к телу Виктора и произнес:

- Ну что победитель, добро пожаловать в ад.

Ксорикс взмахнул левой рукой и разбил бутылку об стену. Раздался хлопок, звон битого стекла, и на стене вспыхнуло пламя, с зеленой каймой, испуская огромные клубы зеленого дыма, подобно тому, из которого возник пришелец. Комната стремительно наполнилась зеленым дымом.

Ксорикс аккуратно вышел из комнаты Вити в коридор и устремился к лестничной площадке, закрыв за собой дверь на ключ. Выйдя на лестничную площадку, он услышал чье-то шарканье.

По лестнице устало поднимался молодой парень, лет двадцати. В одной руке нес ранец, в другой держал надкусанное яблоко. Он устало поднимался по ступенькам, периодически откусывая плод, и лениво пережевывал.

- Опять лифт выключили, ну что за свинство? - раздраженно произнес он. Лампа, висящая над входом в коридор, освещала совсем немного пространства, и, когда юноша прошел по последним ступенькам, войдя в тамбур, в тени появились два маленькие белых отверстия с ярко-оранжевыми точками. Пришелец слился с тенью, спрятавшись от студента.

Молодой человек шел по коридору и вдруг увидел, как из комнаты его однокурсника Игоря Левочкина из щелей валит зеленоватый дым.

«Пожар» - подумал он про себя, бросил ранец, и огрызок яблока на пол подбежал к двери комнаты и начал стучать.

- Игорь! Игорь! Что у тебя там происходит? - отчаянно закричал он. Из комнат выбежали сонные полураздетые студенты. Одна из девчонок сразу же сообразила, что к чему и побежала звонить в милицию и пожарную.

- Что стоите как истуканы? Не видите, комната Игоря горит, ломайте двери.

Ребята сработали оперативно, один даже нашел огнетушитель. Из щелей продолжал просачиваться зеленый дым.

- Что это за дым? - кричал кто-то сзади, - говорил я ему, не сдавай комнату всяким отбросам, вот и доигрался.

Наконец после нескольких ударов парня крепкого телосложения, короб не выдержал, и защелка замка выломалась, дверь распахнулась. Клубы дыма повалили из комнаты в коридор, студенты стали один за другим терять сознание и падать на пол. Несколько парней, студент, обнаруживший пожар, и парень с огнетушителем, вбежали внутрь.

- Эй, что происходит? - выкрикнул один.

- Где я? - крикнул другой, - что это?

На улице было темно. Двор общежития был окутан мраком и тусклые фонари освещали лишь небольшие участки двора. Из тени незаметно возник Ксорикс. Он взглянул на окно, из которого шел зеленый дым, поправил черный галстук и направился в сторону улицы.

 

Москва, ночь 4 июня 1963 года

 

- Никита! - раздался чей-то голос в комнате. Я открыл глаза и, прищуриваясь, осмотрел темную комнату. На моей груди лежала голова Нины. Она крепко спала, слегка посапывая.

«Показалось» - подумал я и закрыл глаза. Через некоторое время снова послышался голос, называющий мое имя, в этот раз более отчетливо. Затем раздался скрип двери. Я осторожно отодвинул Нину, чтобы не разбудить, и присел, всматриваясь в темноту. В темноте я разглядел силуэт мужчины, который медленно вошел в комнату и остановился.

- Кто здесь? - прошептал я.

- Никита, - раздался чей-то очень знакомый голос, - что ты наделал? Почему не остановил его?

- Кого его? - в недоумении произнес я, пытаясь вспомнить, где слышал этот голос, - кто вы?

На миг мне показалось, что это голос Вити, но из темноты я не мог его разглядеть.

- Он уже здесь, - повторял голос, - он уже здесь. Когда он повторил эту фразу в третий раз зрачки собеседника загорелись, и передо мной возникла личина оскаленного зверя. Я закричал от испуга и проснулся.

- Никита ты чего? - спросила Нина и зажгла настольную лампу. Я испуганно осматривал комнату и место где возник страшный зверь, но возле кровати никого не было.

- Никита? Что с тобой? - испуганно спросила девушка, и я перевел на нее свой взгляд, убедившись, что в комнате никого нет. Она была напугана, моим странным поведением.

- Нет, ничего, - вымолвил я и вздохнул с облегчением, - приснилось что-то. Прости, давай спать.

 

Москва, утро 4 июня 1963 года

 

Игорь поднимался с компанией друзей по лестнице. Они смеялись и обнимались, возвращаясь с вечеринки. Когда зашли в тамбур, настроение переменилось. Ребята увидели в коридоре огромное столпотворение. Кроме студентов там были пожарники, люди в белых халатах и милиционеры. Еще во дворе они заметили пожарную машину, машину скорой помощи и милицейскую волгу, но не придали этому значения.

- О! Явился! - выкрикнула пожилая женщина в очках, заведующая по воспитательной работе, - все шляетесь где попало разгильдяи, вы только взгляните что здесь творится.

Ее громкий командный голос заметно дрожал, и несло от женщины настойкой валерьянки.

- А что случилось? - в недоумении произнес Игорь, увидев выломанную дверь своей комнаты.

- Это я у тебя хочу спросить, что творилось в твоей комнате. Что ты с ней сделал негодяй?

Один из милиционеров подошел к заведующей и вежливо попросил ее успокоиться.

Игорь ничего не ответил и осторожно вошел в свою комнату и то, что увидел, повергло его в шок. Увидев пожарных, он предположил, что Витя сжег комнату, но нет. Это было что-то невероятное. Теперь это помещение трудно было назвать комнатой. Внутри не было ничего. Ни паркета, ни оконных рам, ни мебели, ни стола, ни обоев, ни штукатурки. Словно ее взяли и полностью ободрали для капитального ремонта.

- Мать моя, - выкрикнул Игорь, - куда все подевалось?

В комнате находились несколько милиционеров, один из них что-то записывал в тетрадь, остальные осматривали комнату.

- Костюм! - вымолвил Левочкин, - мой костюм.

Он уставился в сторону, где стоял шкаф, но на том месте уже не было шкафа и его содержимого.

- Витя, сука! - заорал Игорь, - где мой костюм? Я же на него полгода копил, хотел, как человек, отметить окончание сессии.

В комнату зашла заведующая и уже более спокойным утвердительным тоном произнесла:

- Значит так дорогой мой, с завтрашнего дня собираешь все свои манатки и убираешься прочь из общежития, а после практики приступаешь к ремонту и если ты паршивец не приведешь комнату в порядок, 1 сентября тебе вернут на руки документы и поедешь в родное село, поля пахать.

Заведующая с гордым видом вышла в комнаты и ушла прочь.

- Манатки? Какие манатки? Их нет! - истерично завизжал Левочкин ей вслед, - ничего нет!

К Игорю подошел один из милиционеров и спросил:

- Разрешите поинтересоваться, о каком Викторе вы говорили?

Игорю было не до объяснений, он хотел послать ко всем чертям опера, но когда увидел погоны и строгое лицо офицера, взял себя в руки. Не хватало еще для полного счастья на 15 суток загреметь.

- Виктор Демин, - спокойно пробормотал он, - учится в параллельной группе. Я его как друга выручил, а он… кстати где он?

- Пал Иваныч, занесите в протокол пропавших без вести Виктора Демина,- сказал милиционер.

- Дописать? – удивленно спросил парень, - еще кто-то пропал?

- Да. Со слов ваших коллег, пропали три человека, которые вошли в комнату, когда в ней был пожар, - ответил оперативник.

- Пожар? – снова спросил Игорь, - какой пожар? Где пепел, обгорелые стены, потолок, трупы, в конце концов, здесь же просто нет ничего.

- Мы не исключаем того, что эти парни, использовали дымовые смеси, после чего ограбили вашу комнату и скрылись.

- О! Уже придумали, - произнес один из парней, стоявший в проеме двери, - ограбили, скрылись. Мы вам что сказали? Парни бросились в комнату тушить огонь, задолго до этого Степан обнаружил, как из комнаты валит зеленый дым. И как, по-вашему, они удрали? Через окно? Из комнаты ведь никто больше не выходил.

- Могли и через окно, уважаемый, - выкрикнул один из милиционеров, - вы не знаете, какие изобретательные и ловкие грабители.

Парень в дверях расхохотался и произнес:

- Женя Фролов, из интеллигентской семьи, круглый отличник, близорукий очкарик - отменный грабитель. Это наверно его хобби.

Тут в разговор вмешался Левочкин:

- Не ну я понимаю стырить мой дорогой костюм, мои трусы, носки, но паркет, огромный шкаф, который больше окна раза в два, ободрать обои, штукатурку с потолка? Это, по-вашему, ограбить?

Милиционеры замялись и ничего не ответили, пока старший милиционер не нарушил тишину:

- В любом случае мы не исключаем эту версию.

- Да вы и раскрутите эту версию, - возразил нагловатый паренек в дверном проеме, - в комнате произошла настоящая чертовщина, а вы все на грабеж списали.

- Я попрошу вас уважаемый, - строго выкрикнул оперативник, - будьте любезны, не указывать, насколько нам известно, вы будущие медики, а не детективы.

- Очень надо, - махнул рукой парень и ушел.

- Уберите посторонних из комнаты и оцепите помещение. Вы, Игорь Левочкин, это ваша комната? - спросил милиционер.

- Да, - ответил юноша и насупился.

- Вам придется составить подробный список украденных вещей, а также подробней описать вашего друга Виктора Демина.

- Договорились! - ответил Левочкин, - если вы меня приютите, я сделаю для вас что угодно.

 

 

Москва, утро 4 июня 1963 года

Сегодня у нас была консультация перед вторым экзаменом. Из рассказов сокурсников я узнал о произошедшем инциденте прошлой ночью в общежитии нашего университета. Десять человек отравились неизвестным газом, четверо пропали без вести и среди них был Виктор. По потоку понеслись самые неоднозначные и фантастические слухи, о пожаре, произошедшем в комнате Игоря Левочкина. Я, конечно, хотел расспросить обо всем самого Игоря, но его в этот день не было в университете, друзья сообщили, что его забрала милиция в отделение для дачи показаний. Я сильно волновался за Виктора. Почему он не явился на экзамен, и что с ним произошло в той комнате?

Меня охватила жуткая тоска, я на миг представил, что больше никогда не увижу Витю. Такого близкого друга как он, у меня больше не было. Хотя Витя никогда ничего хорошего мне не советовал, и в большей степени я ему помогал, но он всегда подбадривал меня и после того, как у меня чуть не разладились отношения с Ниной, крайне не хватало его даже глупого совета. Я догадывался, чтобы он мне посоветовал. Ведь не смотря на то, что Витя был бабником, что такое любовь, привязанность и обязательства ему было неведомо.

После консультации, я с Ниной гулял по парку, затем проводил домой. Жила она недалеко от меня, всего лишь в нескольких кварталах. Виктор тоже жил недалеко, и проходя мимо его дома, по пути домой, я не удержался и решил зайти к нему. Хотя конечно это была тщетная и безрассудная попытка разузнать что-нибудь о нем и тем более застать дома. С отцом он давно не жил и появлялся только, когда ему нужны были деньги. Отец в постоянных запоях, совсем не интересовался своим сыном.

А вдруг? Вдруг он после инцидента в общежитии решил затаиться дома. Но мои предположения не подтвердились. Двери никто не открыл. Я долго звонил, стучал, но тщетно, хотя свет из окна кухни горел. Может пьяный отец забыл выключить свет и ушел куда-то, а может он уже давно валялся без памяти и все мои настойчивые попытки дозвониться были для него, как для зайца стоп-сигнал. Несколько минут я побродил возле подъезда, один раз обошел вокруг дома и пошел домой.

А тем временем в квартире, отец Вити с проломленной окровавленной головой, доживал свои последние минуты, харкая кровью. Он судорожно дергался в конвульсиях и сквозь дрожь пробормотал:

- Что же ты наделал сынок?

В комнате все было перевернуто вверх дном.

 

 

Москва, вечер 4 июня 1963 года

- Господи, да я вам уже тысячный раз повторяю, не знаю я, не знаю, почему Демин был таким странным? - застонал Игорь. Напротив него сидел милиционер и хмуро смотрел на потерпевшего.

- Уважаемый. Мы обязаны знать все детали. Когда явился, как выглядел, как себя вел? - пробормотал следователь.

- Не спорю, выглядел он ужасно, я его никогда его таким не видел. Может поэтому и согласился пойти ему на встречу. Вот и погубила меня доброта.






Date: 2015-10-21; view: 120; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.022 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию