Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава четвертая. ВЕСТНИК ДНЯ ТВОРЕНИЯ





 

В 1986 году человечество стало свидетелем редчайшего события – появления посланника из прошлого, вестника творения. Это комета Галлея.

Являясь одной из многих комет (и массы мелких объектов), бороздящих космическое пространство, комета Галлея во многих отношениях уникальна. Помимо всего прочего, ее первое появление письменно зафиксировано несколько тысяч лет назад, а в 1986 году современная наука имела возможность впервые провести всеобъемлющие исследования кометы и ее ядра. Первый факт подчеркивает совершенство древней астрономии, а данные, полученные в результате современных исследований, – в очередной раз – согласуются с тем, что написано в древних «мифах творения».

Цепочка научных открытий, позволившая Эдмунду Галлею, который в 1720 году получил титул Королевского астронома, прийти к выводу, что комета, которую он наблюдал в 1682 году, является периодической и именно ее наблюдали в1531и1б07 году, включала в себя закон всемирного тяготения и законы небесной механики сэра Исаака Ньютона. Ньютон консультировался с Галлеем по поводу своих открытий. До этого считалось, что кометы пересекают небо по прямой линии, появляясь в одном конце небесного свода и исчезая в другом, чтобы никогда не вернуться. Однако Галлей, основываясь на законах Ньютона, сделал вывод, что кометы движутся по эллиптическим орбитам, которые возвращают эти небесные тела туда, где их наблюдали раньше. «Три» кометы, наблюдавшиеся в 1531, 1607 и 1682 года были необычны тем, что вращались в «неправильном» направлении – по часовой стрелке, а не против. Они имели сходный угол наклона относительно орбит вращающихся вокруг Солнца планет – примерно 17–18 градусов – и были похожи внешне. Сделав вывод, что это одна и та же комета, Галлей вычислил период ее обращения (промежуток времени между появлениями) – примерно семьдесят шесть лет. Затем он предсказал, что в следующий раз комета появится в 1753 году. Он не дожил до этого времени и не увидел, как сбывается его предсказание, но появившаяся на небосводе комета была названа в его честь.



Орбита кометы, как и орбиты всех небесных тел, – легко изменяется под действием гравитации планет (особенно это справедливо в отношении Юпитера). Каждый раз, когда комета приближается к Солнцу, составляющие ее замерзшие частицы пробуждаются к жизни: у нее появляется голова и длинный хвост, и она начинает терять часть своей массы, превращаясь в газ и пар. Все эти процессы влияют на орбиту кометы. Поэтому более точные измерения установили, что период обращения кометы Галлея составляет от семидесяти четырех до семидесяти девяти лет, а вычисленные ее первооткрывателем семьдесят шесть лет являются средней цифрой. Действительную орбиту и период обращения следует заново вычислять при каждом новом появлении этого небесного тела.

Современные приборы позволяют ежегодно наблюдать пять-шесть комет, одна или две из которых уже появлялись на нашем небе, а остальные являются новыми. Большинство повторно зарегистрированных комет имеют короткий период обращения. Самый короткий из всех периодов обращения зарегистрирован у кометы Энке, которая приближается к Солнцу, а затем возвращается в район пояса астероидов (рис. 20) чуть больше чем за три года. У большинства комет период обращения составляет около семи лет, и это значит, что орбита уводит их в окрестности Юпитера. Типичным представителем этой группы комет является комета Джакобини-Зиннера (названная, как и другие, по имени ее первооткрывателей) с периодом обращения 6,5 года; последний раз она появлялась в окрестностях Земли в 1985 году. С другой стороны, существуют кометы с очень большим периодом обращения, например комета Когоутека, которая появилась в марте 1973 года, была лучше всего видна в декабре 1973 и январе 1974 года, а затем исчезла из поля зрения – возможно, чтобы вернуться через 75 000 лет. Для сравнения – 76-летний цикл кометы Галлея достаточно мал, чтобы сохраниться в памяти людей, но одновременно достаточно велик, чтобы человек мог наблюдать ее появление лишь раз в жизни.

 

 

Когда комета Галлея приближалась к Солнцу предпоследний раз – в 1910 году – время ее появления и ее орбита были заранее вычислены с достаточно большой точностью (рис. 21). Тем не менее, Великую Комету 1910 года, как ее тогда называли, ждали со страхом. Люди боялись, что сама Земля или жизнь на нашей планете не переживут сближения с кометой, поскольку Землю окутают ядовитые газы ее хвоста. Кроме того, тревогу вызывало древнее поверье, что комета является предвестником чумы, войн и смерти монархов. Когда в марте 1910 года комета достигла максимума своей величины яркости и ее хвост протянулся на полнеба (рис. 22), умер английский король Эдуард VII. На Европейском континенте политические противоречия привели к тому, что в 1914 году началась Первая мировая война.

 

 

 

Вера, или суеверия, связывающие комету Галлея с войнами и беспорядками, подпитывались рассказами о событиях, совпадавших с предыдущими появлениями кометы. Восстание индейского племени семинолов против белых поселенцев во Флориде в 1835 году, сильнейшее землетрясение в Лиссабоне в 1755 году, начало Тридцатилетней войны в 1618 году, осада турками Белграда в 1456 году, эпидемия «черной смерти» (бубонной чумы) в 1347 году – все эти бедствия сопровождались или предварялись появлением большой кометы, которая впоследствии получила название кометы Галлея. Так в сознании людей укреплялся ее образ как вестника гнева Божьего.



Трудно сказать, является ли это божественным предопределением или нет, но совпадение появления кометы с важными историческими событиями усиливается по мере удаления в прошлое. Одно из самых известных появлений кометы приходится на 1066 год, во время битвы при Гастингсе, когда англосаксы под предводительством короля Гарольда были разбиты Вильгельмом Завоевателем. Комета изображена (рис. 23) на знаменитом гобелене Байо, который, как полагают, был заказан королевой Матильдой, супругой Вильгельма Завоевателя, чтобы увековечить эту победу. Надпись рядом с хвостом кометы, Isti mirant Stella, означает «они трепещут перед звездой» и указывает на короля Гарольда, под которым зашатался трон.

 

 

Астрономы считают, что комета Галлея была видна также в 66 году до нашей эры; это заключение они делают на основе свидетельств по меньшей мере двух китайских ученых, живших в то время. В тот год еврейское население Иудеи восстало против Рима. Знаменитый историк Иосиф Флавий («Иудейские войны», книга VI) возлагает вину за падение Иерусалима и разрушение Храма на неверную интерпретацию евреями божественных знамений, которые предшествовали восстанию: «звезда, напоминавшая занесенный над городом меч, комета, которая была видна целый год».

До недавнего времени самым ранним достоверным письменным свидетельством появления кометы были китайские хронологические таблицы Ших-Чи, относящиеся к 467 году до нашей эры. Соответствующая запись гласит: «В десятый год Чин Лю-Кунь была видна метельчатая звезда». Некоторые специалисты считают, что греческие источники упоминают об этом же появлении кометы. Современные астрономы не уверены, что запись в китайских таблицах Ших-Чи 467 года относится к комете Галлея; большую уверенность они испытывают по отношении записи в тех же таблицах, но уже относящейся к 240 году до нашей эры (рис. 24). В 1985 году в своей статье, опубликованной в журнале «Nature», Ф. Р. Стефенсон, К. К. С. Яу и X. Хангер сообщили, что повторный анализ вавилонских астрономических таблиц – они хранились в хранилищах Британского музея с момента их обнаружения в Месопотамии более столетия назад – показал, что в этих таблицах записано появление необычных небесных тел – возможно, комет – в 164 и 87 годах до нашей эры. Период в 77 лет дал ученым основание предположить, что эти небесные тела были не чем иным, как кометой Галлея.

 

 

164 год до рождества Христова – хотя никто из ученых, занимавшихся кометой Галлея, не понял этого – стал чрезвычайно важной вехой в истории евреев и всего Ближнего Востока. Именно в этом году евреи из провинции Иудея под предводительством Маккавеев восстали против засилья сирийцев и греков, вернули себе Иерусалим и освятили оскверненный Храм. Церемония повторного освящения Храма празднуется и по сей день как праздник Хануки. Глиняная табличка, относящаяся к 164 году нашей эры (рис. 25) и хранящаяся в Британском музее под номером WA-41462, повествует о соответствующем годе правления царя Антиоха Епифана из греко-сирийской династии Селевкидов, того самого жестокого царя Антиоха из книги Маккавеев. В табличке говорится, что необычный небесный объект, который, по мнению трех ученых, являлся кометой Галлея, был виден в вавилонском месяце кислиму, который соответствует иудейскому месяцу кислев – то есть месяцу празднования Хануки.

В другом случае сравнение Иосифом Флавием кометы с небесным мечом (примерно так же комета изображена на гобелене Байо) привело ученых к гипотезе, что Ангел Господний, которого царь Давид видел «стоящим между землей и небом, с обнаженным в руке его мечем, простертым на Иерусалим» (1-я Паралипоменон, 21:16), в действительности мог быть кометой Галлея, посланной Господом, чтобы наказать царя за проведение запрещенной переписи. Время этого события, около 1 000 года до рождества Христова, совпадает с периодом появления на небе кометы Галлея.

 

 

В опубликованной в 1986 году статье я обращал внимание на то, что на иврите комета называется Кохав шавит, или «царская звезда». Это прямое указание, писал я, на библейскую историю о пророке Валааме. Когда израильтяне после исхода закончили скитаться по пустыне и приступили к завоеванию Ханаана, моавитский царь призвал Валаама, чтобы тот проклял народ Израиля. Но пророк, понимая, что нашествие израильтян угодно Господу, вместо проклятия послал им благословение. Он сделал это потому, что его посетило божественное видение (Числа, 24:17):

 

Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля.

 

’’

В своих исследованиях я привел хронологию, которая определяла дату исхода как 1433 год до нашей эры; вторжение израильтян в Ханаан началось сорок лет спустя, то есть в 1393 году до нашей эры. Комета Галлея, период обращения которой составлял 76 или 77 лет, должна была появиться примерно в 1390 году до нашей эры. Может быть, Валаам посчитал это событие божественным знаком, говорящим о том, что нашествие израильтян не может и не должно быть остановлено? Если в библейские времена комета Галлея считалась «царской звездой» Израиля, это может объяснить, почему еврейские восстания в 164 году до нашей эры и в 66 году нашей эры совпадали с появлением кометы. Показательно, что несмотря на сокрушительное поражение от римлян во время восстания 66 года нашей эры, семьдесят лет спустя евреи вновь взяли в руки оружие в попытке освободить Иерусалим и восстановить Храм. Лидер этого восстания Шимеон бар-Косиба, был переименован религиозными лидерами в бар-Кохбу, «сына звезды», исключительно по причине, изложенной в цитате из Книги Чисел, которая приводится выше.

Можно только предполагать, ставило ли восстание 135 года нашей эры – подавленное римлянами только через три года – как и восстание Маккавеев, своей целью восстановление Храма к моменту возвращения кометы Галлея в 142 году. Осознание того, что в 1986 году мы стали свидетелями возвращения величественного небесного тела, оказавшего такое воздействие на исторические события прошлого, должно вызывать священный трепет. Но каков возраст этого вестника прошлого? Согласно шумерскому «Мифу творения» образование кометы произошло во времена небесной битвы, и поэтому ее с полным основанием можно считать вестником Дня Творения.

Астрономы и физики убеждены, что Солнечная система сформировалась из первичного облака газообразной материи; подобно всем объектам во Вселенной, оно находилось в постоянном движении – огибая Галактику (Млечный Путь) и вращаясь вокруг собственного центра тяжести. По мере охлаждения материя в облаке медленно перераспределялась: в центре образовалась звезда (Солнце), а по краям вращающегося газового диска появились сгустки, превратившиеся в планеты. С тех самых пор все составляющие Солнечной системы сохранили направление вращения первичного газового облака, то есть против часовой стрелки. Планеты вращаются вокруг Солнца в том же направлении, что и первичная туманность; точно также движутся их спутники, или луны, и различный космический мусор, который либо не сумел объединиться в более крупные объекты, либо является результатом разрушения таких небесных тел, как кометы и астероиды. Все должно продолжать вращаться против часовой стрелки. Все должно оставаться в плоскости исходного диска, которая называется эклиптикой.

Нибиру/Мардук не подчиняется этому правилу.

Его орбита, как уже отмечалось выше, была ретроградной – то есть он двигался в противоположном направлении, по часовой стрелке. Его влияние на Плутон – который согласно шумерским текстам назывался ГА.ГА и был вытолкнут Нибиру на свою теперешнюю орбиту, не совпадающую с плоскостью эклиптики и наклоненную к ней под углом 17 градусов, – предполагает, что сам Нибиру двигался по наклонной орбите. Шумерские инструкции по наблюдению за Нибиру указывают, что он появляется на юго-востоке и из-под плоскости эклиптики, описывает дугу над эклиптикой, а затем вновь ныряет под нее, возвращаясь туда, откуда пришел.

Удивительно, но комета Галлея обладает сходными характеристиками, за исключением того факта, что ее орбита гораздо короче (период ее обращения около 76 лет, а у Нибиру 3600 земных лет). Схематичное изображение ее орбиты (рис. 26) может дать нам представление о ретроградной и наклонной орбите Нибиру. Такое сходство является одной из причин, почему эта и другие кометы могут считаться вестниками прошлого, причем не только исторического прошлого, но и всего пути, пройденного Солнечной системой с момента Творения.

 

 

Комета Галлея не единственная, чья орбита имеет значительный наклон по отношению к плоскости эклиптики (эта характеристика называется углом склонения) и обратное направление движения. Непериодические кометы – их траектории представляют собой не эллипс, а параболу или даже гиперболу, а орбиты настолько протяженны, что их невозможно вычислить, – имеют орбиты, плоскость которых заметно наклонена к плоскости эклиптики, а половина из них движется в обратном направлении. Из примерно 600 периодических комет (теперь перед их номером указывается буква Р), которые были классифицированы и помещены в каталог, около 500 имеют период обращения больше 500 лет; все они имеют угол склонения сходный с углом склонения кометы Галлея, а не непериодических комет, а более половины из них – ретроградные орбиты. Средний угол склонения комет со средним (от 20 до 200 лет) и коротким (менее 20 лет) периодом обращения составляет 18 градусов, а некоторые из них, подобно комете Галлея, сохранили обратное направление движения – несмотря на мощную гравитацию Юпитера. Примечательно, что недавно открытые кометы, например P/Harley-IRAS (1983 г), имеют период обращения около 21 года, ретроградные и наклоненные по отношению к эклиптике орбиты.

Откуда приходят к нам кометы и какова причина их необычных орбит, самой странной характеристикой которых с точки зрения астрономов является обратное направление вращения? В 20-х годах девятнадцатого века маркиз Пьер-Симон де Лаплас был убежден, что кометы состоят изо льда и что их сверкающая голова, а также хвост образуются по мере приближения к Солнцу и представляют собой испарившийся лед. Эта гипотеза была отвергнута после того, как ученые открыли пояс астероидов и исследовали его состав. Появились многочисленные теории о том, что кометы представляют собой летающие «песчаные банки» – куски породы, которые могут быть остатками разрушившейся планеты. Точка зрения ученых вновь поменялась в 50-х годах двадцатого столетия, и виноваты в этом в основном две гипотезы.

Фред Л. Виппл (тогда работавший в Гарварде) предположил, что кометы представляют собой «грязные снежки», то есть лед (в основном из воды), смешанный с более темными частицами, напоминающими песок.

А голландский астроном Ян Оорт высказал гипотезу, что кометы приходят к нам из огромного скопления, расположенного на полпути между нашим Солнцем и ближайшими звездами. Поскольку кометы появляются со всех сторон (с разным направлением движения и разным углом склонения), скопление комет – их там миллиарды – представляет собой не пояс или кольцо, подобно поясу астероидов или кольцам Сатурна, а сферу, окружающую Солнечную систему. Это «облако Оорта» – оно получило название по имени автора гипотезы – по расчетам голландского астронома расположено на расстоянии 100 тысяч астрономических единиц от Солнца. Одна астрономическая единица (93 миллиона миль) равняется среднему расстоянию от Земли до Солнца. Вследствие пертурбаций и столкновений некоторые кометы из этого огромного роя могут приближаться к Солнцу на расстояние до 50 тысяч астрономических единиц (что в десять тысяч раз больше расстояния от Юпитера до Солнца). Пролетая мимо звезд, кометы иногда меняют свою траекторию и устремляются в сторону Солнца. У части комет под влиянием гравитационного поля планет – в основном Юпитера – укорачивается период обращения, а некоторые, на которые масса Юпитера оказывает наиболее сильное воздействие, начинают двигаться в обратном направлении (рис. 27). Именно так выглядит теория «облака Оорта».

 

 

С 50-х годов количество наблюдаемых комет увеличилось более чем на 50 процентов, а компьютеры позволили делать расчет траектории комет, чтобы определить их источник. Подобные исследования – одно из них проводилось группой ученых Гарвард-Смитсоновской обсерватории под руководством Брайана Дж. Марсдена – показали, что из 200 наблюдаемых комет с периодом обращения не менее 250 лет только 10 процентов могли попасть в Солнечную систему из глубокого космоса; 90 процентов из них всегда были привязаны к Солнцу, расположенному в одном из фокусов их орбиты. Исследование скоростей комет выявило, что – как выразился Фред Л. Виппл в своей книге «The Mystery of Comets» – «когда мы видим комету, прилетающую из пустоты, то предполагаем, что ее скорость гораздо выше, чем 0,8 километра в секунду», но на самом деле это не так. Его вывод состоит в том, что «за немногими исключениями кометы принадлежат Солнечной системе и привязаны к ней гравитационными силами».

«В последние несколько лет астрономы поставили под сомнение простую схему „облака Оорта“, – заявляет Эндрю Теокас из Бостонского университета в журнале „New Scientist“ (номер от 11 февраля 1988 года). – Астрономы по-прежнему верят в существование „облака Оорта“, однако новые данные требуют, чтобы они пересмотрели представления о его размерах и форме. Они даже вновь подняли вопрос о происхождении „облака Оорта“, а также вопрос о том, содержит ли оно „новые“ кометы, прилетевшие из межзвездного пространства». В качестве альтернативы Теокас предлагает теорию Марка Бейли из Манчестерского университета, который высказал гипотезу, что большинство комет «располагаются в относительной близости от Солнца, непосредственно за орбитами планет». Может быть, именно там находится «дальний чертог» Нибиру/Мардука – то есть его афелий?

Интересный аспект пересмотра представлений об «облаке Оорта» и новых данных, свидетельствующих о том, что большинство комет принадлежат Солнечной системе, а не являются просто чужаками, которые время от времени вторгаются в нее, заключается в том, что об этом говорил сам Ян Оорт. Существование облака комет в межзвездном пространстве стало для него решением задачи о параболических и гиперболических траекториях комет, а вовсе не следствием теории, которую он разработал. В статье, которая сделала знаменитыми его самого и его «облако Оорта» (она называлась «The Structure of the Cloud of Comets Surrounding the Solar System and a Hypothesis Conserning its Origin» и была напечатана в «Bulletin of Astronomical Institutions of the Netherlands», том 11,13 января 1950 года), он сам называл свою новую теорию «гипотезой об общем происхождении комет и. малых планет» (то есть астероидов). Кометы находятся там не потому, что они были там «рождены», а потому, что были туда выброшены. Это фрагменты более крупных объектов, «рассеявшиеся» благодаря пертурбациям планет, и особенно Юпитера – точно так же, как совсем недавно космический зонд «Пионер» был выброшен в дальний космос благодаря «эффекту рогатки» гравитации Юпитера и Сатурна.

«В настоящее время, – писал Оорт, – основным является обратный процесс, то есть медленный переход комет из большого облака на орбиты с короткими периодами обращения. Однако в эпоху, когда формировались малые планеты (астероиды)… наблюдалась противоположная тенденция, и большинство объектов перемещались из пояса астероидов в кометное облако… Представляется гораздо более вероятным, что кометы образовались не в далеких областях космоса, а зародились среди планет. Совершенно естественно в первую очередь подумать об их связи с малыми планетами (астероидами). Существуют признаки того, что эти два класса объектов – кометы и астероиды – принадлежат к одному и тому же виду… Поэтому вполне разумно предположить, что кометы и малые планеты имеют общее происхождение». Подводя итог своему исследованию, Оорт делает следующий вывод:

«Существование гигантского облака комет получает естественное объяснение, если считать кометы (и метеориты) малыми планетами, которые на ранней стадии формирования планетарной системы вырвались из пояса астероидов».

Все это начинает напоминать «Энума элиш»…

Тем не менее, связывая происхождение комет с поясом астероидов и считая и кометы, и астероиды принадлежащими к одному «виду» небесных объектов – объектов с общий происхождением, – мы по-прежнему оставляем открытыми ряд вопросов. Как образовались эти объекты? Что дало им «жизнь»? Что «разбросало» кометы? Что придало орбитам комет наклон и поменяло направление их вращения?

Главная и самая смелая работа, посвященная исследованию этого предмета, было опубликована Томасом С. Ван Фландерном из Морской обсерватории США, штат Вашингтон («Icarus», 36). Он озаглавил свое исследование «Бывшая астероидная планета как источник происхождения комет» и открыто обратился к теориям девятнадцатого века, утверждавшим, что и кометы, и астероиды являются остатками взорвавшейся планеты. Ссылаясь на работу Оорта, Фландерн указал на ее истинный смысл.

«Даже отец современной теории „облака комет“ на основе имевшихся в то время данных, – писал Фландерн, – пришел к выводу, что наиболее непротиворечивой является следующая гипотеза: местом зарождения этих комет является Солнечная система, и их образование, возможно, связано с событием, приведшим к образованию пояса астероидов». Он также ссылается на исследования, начатые в 1972 году известным канадским астрономом Майклом У. Овендером, который ввел понятие «принципа наименьшего взаимодействия», следствием которого стало предположение, «что между Марсом и Юпитером существовала планета с массой, примерно в 90 раз превосходящей массу Земли, и что эта планета „исчезла“ в относительно недавнем прошлом, около 107 (10 миллионов) лет назад». Это, как 1975 году пояснил тот же Овенден («Bode's Law – Truth or Consequences?», том 18 «Vistas in Astronomy»), единственный способ удовлетворить требованию, что «космогоническая теория должна объяснять не только обычные, но и ретроградные траектории» небесных объектов.

Подводя итог своим открытиям, Фландерн в 1978 году писал:

«Основной вывод этой работы состоит в том, что кометы образовались в результате катастрофического события внутри самой Солнечной системы.

По всей вероятности, это же событие привело к образованию пояса астероидов, который является источником большинства видимых в наши дни метеоров».

Он также писал, что с меньшей долей вероятности можно утверждать, что это же событие привело к образованию спутников Марса и внешних спутников Юпитера и что по его оценке катастрофа произошла около пяти миллионов лет назад. Однако у него не было никаких сомнений, что это случилось в районе пояса астероидов. Физические, химические и динамические характеристики образовавшихся небесных тел, подчеркивал он, указывают «на распад большой планеты» в том месте, где в настоящее время находится пояс астероидов.

Но какие силы вызвали разрушение этой большой планеты? «В связи с этой гипотезой чаще всего, – писал Ван Фландерн, – задают вопрос, каким образом могла взорваться эта планета? Сейчас мы не можем дать на него удовлетворительного ответа».

Единственным приемлемым ответом может стать шумерская история о Нибиру/Мардуке, о небесной битве, о распаде половины Тиамат и уничтожении ее лун (за исключением Кингу), а также о направлении их обломков не ретроградные орбиты…

Главным возражением против гипотезы о разрушенной планете стала проблема исчезновения ее массы; по оценкам астрономов суммарная масса известных комет и астероидов составляет лишь малую долю предполагаемой массы распавшейся планеты.

Особенно заметным становится это противоречие, если верны расчеты Овендена, утверждавшего, что масса распавшейся планеты в девяносто раз превышает массу Земли. В ответ на это возражение Овенден утверждал, что недостающая масса, по всей вероятности, была захвачена Юпитером; по его оценкам («Monthly Notes of the Royal Astronomical Society», 173, 1975) в результате захвата астероидов и нескольких вращавшихся в обратном направлении собственных лун приращение массы Юпитера составило около 130 земных масс. Чтобы преодолеть возникшее противоречие между оценкой массы распавшейся планеты и приращением массы Юпитера, Овенден ссылается на ряд исследований, утверждавших об уменьшении массы Юпитера в прошлом.

Вместо того, чтобы увеличивать массу Юпитера, а затем вновь уменьшать ее, логичнее было бы уменьшить оценку массы разрушившейся планеты. Именно этот подход содержится в шумерских текстах. Если Земля – это сохранившаяся половина Тиамат, тогда масса Тиамат была в два, а не в девяносто раз больше массы Земли. Исследования пояса астероидов показали, что астероиды не только были захвачены Юпитером, но и рассеялись в пространстве на расстоянии от 1,8 до 4 астрономических единиц от Солнца (первоначальное их местоположение – 2,8 астрономической единицы). Некоторые астероиды оказались между Юпитером и Сатурном, а недавно был открыт астероид (2060 Хирон), расположенный между Сатурном и Ураном на расстоянии 13,6 астрономической единицы от Солнца. Таким образом, разрушившаяся планета получила удар огромной силы – в катастрофическом столкновении.

Помимо промежутков между группами астероидов, астрономы обнаружили пустые участки между семействами астероидов (рис. 28). Новейшие теории утверждают, что в этих промежутках когда-то существовали астероиды, но они были выброшены в дальний космос (за исключением захваченных гравитационным полем внешних планет); кроме того, эти астероиды, вполне вероятно, были разрушены в результате «катастрофических столкновений» («McGraw-Нill Encyclopedia of Astronomy», 1983). В отсутствие убедительных объяснений причины таких выбросов и катастрофических столкновений единственной правдоподобной теорией остается та, что предложена в древних шумерских текстах: эллиптическая орбита Нибиру/Мардука периодически (по моим подсчетам каждые 3600 земных лет) приводит его в пояс астероидов. Как показано на рисунках 9 и 10, из древних текстов можно сделать вывод, что Нибиру/Мардук прошел мимо Тиамат с ее внешней стороны (то есть со стороны Юпитера) и что его повторяющиеся возвращения в эту зону являются причиной существующего там «пробела». Именно периодическое возвращение Нибиру/Мардука приводит к «выбросу» и «уничтожению» астероидов.

 

 

Признав существование Нибиру и его периодического возвращения в место небесной битвы, мы получаем ответ на загадку «исчезнувшей материи». Кроме того, это дает дополнительные доводы в пользу теорий, что приращения массы Юпитера произошли относительно недавно (не миллиарды, а миллионы лет назад). В зависимости от того, где находился Юпитер в момент перигелия Нибиру, приращения могли иметь место при различных проходах Нибиру, а не быть одномоментным событием во время катастрофического распада Тиамат. И действительно, спектрографические исследования астероидов выявили, что некоторые из них «были нагреты в период первых нескольких сотен миллионов лет после образования Солнечной системы», причем температура была настолько высокой, что составляющее их вещество расплавилось; «железо опустилось внутрь, образовав плотное ядро, а базальтовая лава всплыла на поверхность, в результате чего образовались такие малые планеты, как Веста» («McGraw-НШ Encyclopedia of Astronomy»). Предполагаемое время катастрофы – примерно 500 миллионов лет после образования Солнечной системы.

Последние достижения астрономии и астрофизики как нельзя лучше согласуются с положениями шумерской космологии относительно небесного столкновения как общей причины происхождения комет и астероидов, места этого столкновения (там, где в настоящее время находятся остатки пояса астероидов) и даже времени катастрофы (около 4 миллиардов лет назад). Кроме того, они подтверждают древние тексты в таком важном аспекте, как наличие воды.

Присутствие воды, смешение вод, разделение вод – все это играло важную роль в рассказе о Нибиру/Мардуке, Тиамат, небесной битве и ее последствиях. Частично мы уже разрешили загадку, показав, что древнее утверждение о том, что пояс астероидов отделяет воду «внизу» от воды «наверху», согласуется с представлениями современной науки. Однако в этих настойчивых упоминаниях воды содержится более глубокий смысл. Тиамат представлялась «водным чудовищем», и шумерский текст описывает, как ее воды усмиряются Нибиру/Мардуком:

 

Взял половину – покрыл ею небо. Сделал запоры, поставил стражей, – Пусть следят, чтобы воды не просочились.

 

Представление о поясе астероидов не только как о барьере между водами «верхних» и «нижних» планет, но и как «страже» вод Тиамат нашло отражение и в Книге Бытия, где говорится, что твердь создана «посреди воды». Упоминание о водах, в которых произошла небесная битва и возникла Земля, часто встречается в Ветхом Завете, указывая на знакомство с шумерской космогонией даже во времена пророков и царей иудейских. Примером может служить 104 псалом, в котором говорится:

 

…простираешь небеса, как шатер; Устрояешъ над водами горние чертоги Твои…

 

Эти строки являются почти дословной копией стихов из «Энума элиш»; в обоих случаях помещение пояса астероидов «посреди воды» стало следствием предыдущих событий: расщепления Тиамат и удара одного из «ветров» Нибиру/Мардука, который направил ее половину, ставшую Землей, на новую орбиту. Таким образом, воды Земли могут объяснить, куда делась большая часть вод Тиамат. А что можно сказать об обломках второй половины планеты и ее спутников? Если астероиды и кометы являются именно этими обломками, значит, в их состав тоже должна входить вода?

После того, как была отвергнута гипотеза о том, что эти объекты являются «обломками пород» или «летающими песчаными банками», появилось на первый взгляд абсурдное предположение, что в таких небесных телах, как астероиды, главным компонентом является вода. Вскоре выяснилось, что это предположение не так уж абсурдно.

Большинство астероидов принадлежат к двум классам. Около 15 процентов относятся к так называемому S-типу и имеют красноватую поверхность, состоящую из силикатов и металлического железа. Примерно 75 процентов астероидов относятся к С-типу это так называемые углеродистые астероиды (в их состав входит углерод), и именно на них была найдена вода. Вода на таких астероидах (обнаруженная в результате спектрографических исследований) находится не в жидком состоянии. Поскольку у астероидов нет атмосферы, любая вода с их поверхности быстро рассеется. Однако присутствие молекул воды указывает на то, что минералы, из которых состоят астероиды, впитывали воду и соединялись с ней. Прямое подтверждение этой гипотезы было получено в августе 1982 года, когда небольшой астероид слишком близко подошел к Земле, погрузился в ее атмосферу и распался на части; его наблюдали как «радугу с длинным хвостом, прочертившую все небо». Радуга появилась потому, что солнечные лучи преломлялись в каплях воды – как в дожде, тумане или брызгах.

Если астероид больше похож на то, что подразумевает его название, то есть «малую планету», на нем может присутствовать вода в жидком состоянии. Исследование инфракрасного спектра самого большого и первого из открытых астрономами астероида, Цереры, выявило дополнительный провал в спектральной кривой, обусловленный, скорее, присутствием именно жидкой воды, а не той, что входит в состав минералов. Поскольку вода быстро испарилась бы даже на Церере, астрономы предположили, что в недрах астероида должен существовать постоянный источник воды. «Если этот источник всегда был на Церере, – писал британский астроном Джек Медоуз („Space Garbage – Comets, Meteors and Other Solar-System Debris“), – то в этом случае Церера должна была начинать свою жизнь глыбой мокрой земли». Он также указал, что углеродистые метеориты «несут на себе признаки интенсивного воздействия воды».

Небесное тело, получившее название 2060 Хирон, представляет интерес во многих отношениях и тоже подтверждает присутствие воды в обломках небесной битвы. Когда Чарльз Ковал из Калифорнийской обсерватории Маунт Паломар в ноябре 1977 года обнаружил этот объект, он не смог точно определить, что это такое. Он просто обозначил его как планетоид, присвоил временное название «О-К», то есть «Объект Ковала», и высказал мнение, что это может быть удаленный спутник Сатурна или Урана. Через несколько недель выяснилось, что орбита объекта представляет собой вытянутый эллипс и похожа, скорее, на орбиту кометы, а не планеты или планетоида. В 1981 году объект отнесли к классу астероидов – возможно, это представитель целого семейства, достигающего Урана и Нептуна, – и присвоили ему имя 2060 Хирон. Однако в 1989 году астрономы из Национальной обсерватории Китт-Пик (Аризона) обнаружили вокруг Хирона атмосферу из двуокиси углерода и пыли и высказали предположение, что он больше похож на комету. Новейшие наблюдения позволили установить, что Хирон «представляет собой грязный снежный ком, состоящий из воды, пыли и замерзшей двуокиси углерода».

Если Хирон действительно ближе к комете, чем к астероиду, то это может служить еще одним доказательством, что оба класса обломков творения содержат воду.

Когда комета находится вдали от Солнца, это темный и невидимый объект. При приближении к Солнцу его излучение пробуждает ядро кометы к жизни. У кометы появляется газовая голова (оболочка), а затем и хвост, состоящий из газов, вырывающихся из ядра по мере его нагрева. Именно наблюдения за этими выбросами подтвердили точку зрения Виппла о том, что кометы являются «грязными снежками». Сначала выяснилось, что процессы, происходящие в ядре кометы при нагреве, соответствуют термодинамическим характеристикам льда, а затем спектроскопический анализ газовых выбросов показал присутствие молекул Н20 (то есть воды).

В последние несколько лет исследования приближающихся к нам комет со всей определенностью подтвердили наличие воды в их составе. Наблюдения за кометой Когоутека (1974) велись не только с Земли, но и с космических кораблей, с орбитальной станции («Скайлэб») и при помощи межпланетного зонда «Маринер-10», который находился на пути к Венере и Меркурию. Сообщалось, что результаты исследований предоставили «первые прямые доказательства присутствия воды» в составе кометы. «В настоящее время самыми значительными достижениями можно считать обнаружение воды, а также двух сложных молекул в хвосте кометы», – заявлял Стивен П. Морган, руководивший научным проектом NASA. Кроме того, все ученые согласились с выводом астрофизиков из Института физики и астрофизики имени Макса Планка в Мюнхене, что наблюдаемые объекты представляют собой «самые старые и почти не изменившиеся образцы вещества с момента зарождения Солнечной системы».

Последующие наблюдения подтвердили эти выводы. Однако ни одно из этих исследований, выполненных при помощи разнообразных приборов, по своей основательности не могло сравниться с исследованием кометы Галлея в 1986 году. Полученные данные недвусмысленно указывали на то, что кометы являются «водными» небесными телами.

Помимо нескольких и лишь отчасти успешных попыток американских ученых исследовать комету Галлея на расстоянии, она была встречена целой международной флотилией из пяти беспилотных космических аппаратов. Советский Союз послал к комете Галлея зонды «Вега-1» и «Вега-2» (рис. 29а), Япония отправила «Сакигаке» и «Суисей», а Европейское космическое агентство запустило космический аппарат «Джотто» (рис. 29Ь), названный в честь великого флорентийского художника Джотто ди Бондоне, на которого комета Галлея произвела такое впечатление, что он изобразил ее на своей знаменитой фреске «Поклонение волхвов», полагая, что именно она была Вифлеемской звездой, предвещавшей рождение Христа (рис. 30).

 

 

 

Интенсивные наблюдения начались в ноябре 1985 года, когда у кометы Галлея сформировались оболочка и ядро. Ученые из Национальной обсерватории Китт-Пик сообщали о том, что «основным компонентом кометы является лед, а большая часть окружающего ее разреженного облака представляет собой водяной пар». Сьюзен Уайкоф из Государственного университета Аризоны утверждала, что это «первое веское доказательство преобладания льда». Наблюдения при помощи телескопов в январе 1986 года были дополнены исследованиями в инфракрасной области спектра, выполненными с высотного самолета, в результате чего группа ученых, в состав которой входили сотрудники NASA и астрономы из нескольких американских университетов, обнаружила «прямое подтверждение, что вода является основным компонентом кометы Галлея».

К январю 1986 года у кометы Галлея образовался огромный хвост и ореол из газообразного водорода, достигавший 12,5 миллиона миль в поперечнике – это в пятнадцать раз больше диаметра Солнца. Именно в этот момент инженеры NASA подали команду космическому аппарату «Пионер-Венера» (он находился на орбите вокруг Венеры) нацелить свои приборы на приближающуюся комету (перигелий орбиты кометы Галлея располагался между Венерой и Меркурием). Спектрометр аппарата, который «видит» атомы изучаемого объекта, определил, что «комета ежесекундно теряет 12 тонн воды». Когда в марте 1986 года комета приблизилась к своему перигею, Йен Стюарт, директор проекта NASA в исследовательском центре Эймса, сообщил, что скорость потери воды «многократно увеличилась» – сначала до 30, а затем до 70 тонн в секунду. Тем не менее, он заверил представителей прессы, что даже при такой потере у кометы Галлея «достаточно льда, чтобы совершить еще тысячи витков».

Исследования кометы Галлея с близкого расстояния начались 6 марта 1986 года, когда космический аппарат «Вега-1» вошел в сияющий ореол кометы и прислал на Землю первые фотографии ее ядра, сделанные с расстояния 6000 миль. Пресса с почтением отмечала, что человечество видит вещество небесного тела, образовавшегося одновременно с Солнечной системой. 9 марта «Вега-2» пролетела на расстоянии 5200 миль от ядра кометы и подтвердила данные, полученные «Вегой-1». Космический зонд также обнаружил, что кометная «пыль» содержит комки твердого вещества, некоторые из которых достигают размеров булыжника, и что эта твердая оболочка покрывает ядро с температурой – на расстоянии почти 90 миллионов миль от солнца – 85 градусов по Фаренгейту.

Два японских космических аппарата, предназначенные для исследования воздействия солнечного ветра на хвост кометы и огромное водородное облако, должны были пройти на значительном расстоянии от кометы Галлея. Европейский зонд «Джотто», наоборот, направлялся буквально «в лоб» комете и должен был на большой скорости пройти в 300 милях от ее ядра. 14 марта (по европейскому времени) «Джотто» промчался мимо сердца кометы Галлея и обнаружил там «загадочные ядра» черного как смоль цвета с размерами, которые трудно было предположить (примерно половина острова Манхэттен). У них была шероховатая поверхность и неправильная форма – некоторые напоминали «две горошины в стручке», а другие были похожи на «неправильной формы картофелину» (рис. 31). Из этих ядер вырывались пять потоков, состоявших из пыли и на 80 процентов из водяного пара, что указывало на содержание под твердой оболочкой этих ядер «расплавленного льда» – то есть жидкой воды.

 

 

Первый полный анализ результатов всех наблюдений кометы с близкого расстояния был опубликован в специальном приложении к журналу «Nature» (15–21 мая 1986 года). В серии очень подробных отчетов советские ученые подтвердили, что основным компонентом кометы является вода (Н20), вслед за которой следуют соединения углерода и водорода. В отчете об исследованиях «Джотто» постоянно подчеркивалось, что «молекулы Н20 доминируют в ореоле кометы Галлея» и что «вода составляет до 80 процентов в тех газах, которые выбрасываются кометой». Эти предварительные выводы были подтверждены в октябре 1986 года на международной конференции в Гейдельберге, Западная Германия. В декабре 1986 года ученые из университета Джона Хопкинса объявили, что анализ данных, собранных в марте 1986 года небольшим спутником Земли IUE, исследовавшим ультрафиолетовую часть спектра, позволил установить, что на комете Галлея имел место взрыв, в результате чего из его ядра было выброшено около 100 кубических футов льда.

Таким образом, вода повсеместно присутствует на этих вестниках Дня Творения.

Исследования показали, что прилетающие из холодных глубин космоса кометы «пробуждаются к жизни», приближаясь к Солнцу на расстояние от 2,5 до 3 астрономических единиц, и что первым размораживающимся веществом в них становится вода. Однако никто не придал значения тому факту, что именно на таком расстоянии от Солнца находится пояс астероидов. Возможно, кометы «пробуждаются к жизни» потому, что достигают места своего рождения, а вода оживает там, где она была когда-то на поверхности Тиамат…

В открытиях, касающихся комет и астероидов, «пробуждается к жизни» кое-что еще – древние знания шумеров.

 

НЕБЕСНЫЕ «НАБЛЮДАТЕЛИ»

 

Когда миссия аннунаков на Землю была полностью укомплектована, на планету их высадилось шесть тысяч, тогда как три тысячи остались на орбите для обслуживания космических челноков. Шумеры называли последних ИГИ.ГИ, в буквальном переводе «те, кто смотрят и видят». Археологи нашли в Месопотамии множество предметов, получивших название «идолов с глазами» (а), а также алтари, посвященные этим «богам» (б). Древние тексты упоминают о приборах, которые использовались аннунаками, чтобы «просматривать землю из конца в конец». Эти рисунки и тексты указывают на то, что аннунаки использовали орбитальных «наблюдателей» – то есть спутники, которые «смотрят и видят».

Возможно, что совсем не случайно внешний вид современных коммуникационных спутников со стационарными орбитами, таких как «Интелсат IV» и «Интелсат IV-А» (с, d), очень похож на изображения тысячелетней давности.

 

 

Глава пятая. ГЕЯ: РАСКОЛОТАЯ ПЛАНЕТА

 

Почему мы называем нашу планету «Землей»?

На немецком наша планета носит название Erde (от древнегерманского Erda), на исландском – Jurdh, на староанглийском – Erthe, на готском языке – Airtha. Если мы двинемся на восток и назад вглубь времен, то обнаружим, что на арамейском языке она называлась Ereds, или Aratha, на курдском – Erd, или Ertz, а на иврите – Eretz. Море, которое мы теперь называем Аравийским, в древности носило название Эритрейского, а в персидском языке и сегодня слово ordu обозначает стоянку или поселение. Почему?

Ответ можно найти в шумерских текстах, которые рассказывают о прибытии первых аннунаков/нефилим на Землю. Их было пятьдесят, и руководил ими Эа («Тот, чей дом вода»), великий ученый и старший сын АНУ, правителя Нибиру. Они приводнились в Аравийском море и направились к границе болот, которые после потепления климата превратились в Персидский залив (рис. 32). На краю болот они основали свое первое поселение на новой планете, дав ему как нельзя более подходящее имя – название Э.РИ.ДУ, или «Далекий Дом».

 

 

Со временем всю планету стали называть так же, как первое поселение – Erde, Erthe, Earth. Когда сегодня мы произносим это название, то пробуждаем память о первом поселении на Земле; сами того не сознавая, мы вспоминаем Эриду и отдаем дань уважения первой группе аннунаков, которые основали его.

 

Шумеры называли земной шар и его твердую поверхность словом КИ. Рисунок Земли представлял собой сплюснутый шар (рис. 33а), пересеченный вертикальными линиями, что несколько напоминает современный глобус с изображенными на нем меридианами (рис. 33б). Поскольку Земля действительно сплюснута у полюсов, шумерские представления с научной точки зрения являются более точными, чем современное изображение Земли в виде правильного шара…

 

 

После того, как Эа основал первые пять или семь первых поселений аннунаков, ему присвоили титул или (эпитет) ЭН.КИ, «Повелитель земли». Однако термин «ки» как корень глагола был применен к планете Земля далеко не случайно. Он имел значение «отрезать, отделять, углублять». Это можно проиллюстрировать производными: КИ.ЛА переводится как «выкапывание», КИ.МАХ – это могила, «КИ.ИНДАР» – это трещина или расселина. В шумерских текстах по астрономии термин «ки» имел детерминативный префикс МУЛ («небесное тело»). Таким образом, когда речь шла о «мулки», то имелось в виду «небесное тело, которое раскололось на части».

Называя Землю термином «ки», шумеры обращались к своей космогонии – истории о небесной битве и расколотой планете Тиамат.

Не зная о его происхождении, мы продолжаем использовать этот описательный эпитет нашей планеты и сегодня. Интересно отметить, что со временем (шумерская цивилизация существовала за две тысячи лет до того, как был построен Вавилон) произношение «ки» изменилось на «ги», а иногда и «ге». Это слово перешло в аккадский язык и его лингвистические ответвления (вавилонский, ассирийский, древнееврейский), во все времена сохраняя свое географическое или топографическое значение как расселина, ущелье, глубокая долина. Таким образом, библейское название, которое в результате греческого перевода Библии читается как Геенна, происходит от древнееврейского «ге Хинном» – так называется узкое ущелье в окрестностях Иерусалима, получившее свое имя от Хинном – места, где грешников в Судный день настигнет небесная кара в виде вырвавшегося из-под земли огня.

В школе нас учили, что корень «гео», присутствующий во всех научных терминах, имеет отношение к наукам о Земле – география, геометрия, геология и так далее, происходит от имени древнегреческой богини земли Геи. Нам не рассказывали, откуда у греков появилось это имя и каково его истинное значение. Ответ содержится в значении шумерского термина «ки» или «ги».

Ученые едины во мнении, что представления греков о сотворении мира и о богах пришли с Ближнего Востока через Малую Азию (там находились самые восточные греческие поселения, например Троя) и через расположенный в восточном Средиземноморье остров Крит. В соответствии с верованиями греков Зевс, самый главный из двенадцати олимпийских богов, прибыл на материковую часть Греции с Крита, куда он скрылся после похищения Европы, прекрасной дочери финикийского царя Тира. Афродита тоже пришла с Ближнего Востока – с острова Кипр. Посейдон (римляне называли его Нептуном) прискакал на лошади из Малой Азии, а Афина принесла грекам оливу из библейских земель. Нет никакого сомнения, что греческий алфавит имеет ближневосточное происхождение (рис. 34). Сайрус X. Гордон («Forgotten Scripts: Evidence for the Minoan Language» и другие работы) расшифровал загадочные критские письмена, показав, что они относятся к группе семитских, ближневосточных языков. Вместе с богами и терминологией с Ближнего Востока к грекам пришли также мифы и легенды.

 

 

Первыми греческими произведениями, в которых шла речь о событиях древности и об отношениях богов и людей, были «Илиада» Гомера, «Оды» Пиндара Фиванского и «Теогония» (то есть «Родословная богов») Гесиода, а также другая его поэма «Труды и дни». В восьмом веке до нашей эры Гесиод записал божественную историю событий, которые в конечном итоге привели к главенству Зевса – историю страстей, соперничества и борьбы, а также появление из Хаоса богов-небожителей, Неба и Земли. История эта очень напоминает библейскую:

 

Прежде всего во вселенной Хаос зародился, а следом Широкогрудая Гея, всеобщий приют безопасный, Сумрачный Тартар, в земных залегающий недрах глубоких, И, между вечными всеми богами прекраснейший, – Эрос Черная Ночь и угрюмый Эребродились из Хаоса. Ночь же Эфир родила и сияющий День, иль Гемеру…

 

На этом этапе зарождения «вечных богов» – богов-небожителей – «небеса» еще не существовали – как и в месопотамских источниках. Соответственно, Гея в этих стихах является эквивалентом Тиамат, которая по версии «Энума элиш» «все породила». Гесиод объединяет небесных богов, последовавших за Хаосом и Геей, в три пары (Тартар и Эрос, Эреб и Ночь, День и Гемера). Параллель (теперь они носят названия Венера и Марс, Сатурн и Юпитер, Уран и Нептун) с шумерской космогонией совершенно очевидна, хотя до сих пор почему-то оставалась незамеченной.

Только после образования главных планет Солнечной системы и вторжения в нее Нибиру поэма Гесиода – как мифы Месопотамии и Библия – рассказывает о создании Урана, то есть «неба». Как сказано в Книге Бытия, Шамаим – это «кованый браслет», или пояс астероидов.

В «Энума элиш» это половинка Тиамат, распавшаяся на куски; другая половина осталась целой и превратилась в Землю. Все это нашло отражение в следующих строках «Теогонии»:

 

Гея же прежде всего родила себе равное ширью Звездное Небо, Урана, чтоб точно покрыл ее всюду И чтобы прочным жилищем служил для богов всеблаженных.

 

Расщепленная Гея перестала быть Тиамат. Отделенная от распавшейся на части половины, которая превратилась в небесную твердь, вечное обиталище комет и астероидов, нетронутая половина (перешедшая на другую орбиту) превратилась в Гею-Землю. Эта планета – сначала Тиамат, а затем Земля – сохранила свои эпитеты: Гея, Ги, Ки – расщепленная.

Как выглядела Расщепленная Планета после небесной битвы, когда она уже в качестве Земли вращалась по собственной орбите вокруг Солнца? Одна ее сторона представляла собой твердую породу, которая раньше была корой Тиамат, а вторая являла провал, бездонную пропасть, в которую устремились воды бывшей Тиамат. По выражению Гесиода, Гея (теперь ее половина соответствовала небесам), с одной стороны, была «жилищем… Нимф, обитающих в чащах нагорных лесов многотонных…», а с другой – «родила» «…шумное море бесплодное, Понт».

Та же картина расщепленной планеты предстает перед нами в Книге Бытия:

 

И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так.

И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями.

 

Земля, или новая Гея, обретала форму.

От эпохи расцвета шумерской цивилизации Гесиода отделяют три тысячи лет, и совершенно очевидно, что за эти годы люди, включая авторов и составителей Книги Бытия, усвоили космогонию шумеров. То, что сегодня мы называем «мифами», «легендами» и «религиозными верованиями», в ту эпоху представляло собой науку – знания, которые по утверждению шумеров были подарены человечеству аннунаками.

Согласно представлениям древних Земля не была исходной составляющей Солнечной системы. Это половинка расколовшейся планеты под названием Тиамат, «что все породила». Небесная битва, которая привела к образованию Земли, произошла через несколько сотен миллионов лет после формирования Солнечной системы с ее планетами. Земля, являясь частью Тиамат, сохранила большую часть воды расколовшейся планеты, которую называли еще «водным чудовищем». Когда Земля превратилась в независимую планету и, подчиняясь законам гравитации, приняла шарообразную форму, вся вода собралась в огромной впадине, образовавшейся на месте разлома, а суша оказалась на другой половине планеты.

Таковы, вкратце, были представления древних. А что говорит по этому поводу современная наука?

Все теории образования планет утверждают, что планеты первоначально формировались в виде шарообразных сгустков из огромного газообразного диска, окружавшего Солнце. По мере их остывания тяжелые элементы – в случае с Землей, железо – опускались к Центру, образуя твердое внутреннее ядро. Более легкие, пластичные и даже жидкие элементы образовали внешний слой ядра; считается, что у Земли этот внешний слой состоял из расплавленного железа. Движение двух ядер производило эффект генератора, в результате чего возникло магнитное поле планеты. Вокруг твердого и жидкого ядер образовалась мантия, состоящая из горных пород и минералов; толщина земной мантии составляет около 1800 миль. Движение и тепло (до 12 000 градусов по Фаренгейту в самом центре) земного ядра оказывают влияние на мантию и то, что находится над ней. Поверхность нашей планеты – то есть ее остывшая кора – сформирована под воздействием верхних 400 миль мантии. Процессы (однородное гравитационное поле и вращение вокруг собственной оси), которые за миллионы лет сформировали сферическую форму планеты, также стали причиной ее упорядоченной слоистой структуры. Твердое внутреннее ядро, пластичное или жидкое внешнее ядро, толстая мантия из кремниевых соединений, верхняя мантия из горных пород и поверхностная кора – все они окружают друг друга упорядоченными слоями, как кожура луковицы. Такое представление справедливо для шара, называемого Землей (рис. 35) – но лишь до определенной степени. Наиболее заметные аномалии касаются верхнего слоя планеты, ее коры.

 

 

Еще со времен усиленного изучения Луны и Марса в 60-х и 70-х годах двадцатого века геофизиков удивила относительно малая толщина земной коры. На долю марсианской и лунной коры приходится примерно 10 процентов массы этих небесных тел, а у Земли масса коры едва достигает половины процента от общей массы планеты. В 1988 году группа геофизиков из Калифорнийского технологического института и университета Иллинойса в Урбане под руководством Дона Андерсона выступила с сообщением на конгрессе Американского геологического общества, проходившего в Денвере, штат Колорадо. Ученые заявили, что нашли «недостающую кору». Анализируя ударные волны, возникающие при землетрясениях, они пришли к выводу, что часть коры опустилась вниз и расположена на глубине 250 миль от поверхности Земли. По оценке ученых там находится столько вещества коры, что ее общая толщина увеличивается в десять раз. Но даже в этом случае масса коры составляет лишь 4 процента от массы всей планеты – в два раза меньше предполагаемой нормы (если судить по Луне и Марсу). Даже если утверждения этой группы геофизиков справедливы, половина земной коры остается не найденной. Кроме того, эта теория оставляет без ответа вопрос о том, какая сила заставила более легкую по сравнению с мантией кору «нырнуть» – именно этот термин употреблялся в докладе – на глубину нескольких сотен миль. Ученые предположили, что опустившаяся часть коры состоит их «огромных пластин», которые были разделены трещинами и затем «нырнули вглубь Земли». Но какая сила расколола земную кору?

Другая аномалия земной коры заключается в ее неоднородности. В тех частях планеты, которые мы называем континентами, ее толщина варьируется от 12 до 45 миль, а на участках, занимаемых океанами, составляет от 3,5 до 5 миль. Средняя высота континентов над уровнем моря составляет 2300 футов, тогда как средняя глубина океанов – 12 500 футов. Из этого можно сделать следующий вывод: более толстая континентальная кора гораздо дальше уходит в глубь мантии, тогда как океаническая кора представляет собой всего лишь тонкий слой спрессованных минералов и осадочной породы (рис. 36).

 

 

Существуют и другие отличия в коре континентов и океанов. Континентальная кора, состоящая из пород, напоминающих гранит, легче мантии: средняя ее плотность составляет 2,7–2,8 грамма на кубический сантиметр, тогда как средняя плотность мантии – 3,3 грамма на кубический сантиметр. Океаническая кора тяжелее и плотнее континентальной (от 3,0 до 3,1 грамма на кубический сантиметр); она больше похожа на мантию и состоит в основном из базальта и других более плотных, чем у континентальной коры, пород. Примечательно, что «потерянная кора», которую нашла упомянутая выше группа геофизиков, предположительно является именно океанической, а не континентальной.

Далее следует более важное отличие континентальной коры Земли от океанической: континентальная часть не только толще и тяжелее, но и старше океанической. К концу 70-х годов ученые пришли к единому мнению, что большая часть современной поверхности континентов образовалась около 2,8 миллиарда лет назад. Свидетельства того, что с тех пор толщина континентальной коры не менялась, найдены на всех континентах в той области, которую геологи называют архейским щитом; правда, в этих местах были найдены породы, возраст которых оценивается в 3,8 миллиарда лет. В 1983 году ученые из Австралийского национального университета обнаружили на западе Австралии остатки составлявших земную кору горных пород с возрастом 4,1–4,2 миллиарда лет. В 1989 году новые методы анализа проб, взятых на севере Канады (исследователями Университета им. Вашингтона из Сент-Луиса и Геологической службы Канады), позволили точно указать их возраст – 3,96 миллиарда лет. Сэмюэл Боуэринг из Университета им. Вашингтона сообщал о том, что возраст других пород из этого же региона составляет 4,1 миллиарда лет.

Ученым все еще не удается объяснить пробел в 500 миллионов лет между возрастом Земли (остатки метеоритов, например найденных в Аризоне, позволяют оценить его в 4,6 миллиарда лет) и возрастом самых старых твердых пород, которые удалось найти. Однако несмотря на эту загадку, уже не подлежит сомнению сам факт, что возраст континентальной коры Земли составляет как минимум 4 миллиарда лет. С другой стороны, не удалось найти ни одного участка океанической коры старше 200 миллионов лет.

Эта разница настолько огромна, что ее не в состоянии объяснить никакие теории о поднимающихся и опускающихся континентах и об исчезающих морях. Кто-то сравнил земную кору с кожурой яблока. Там, где теперь находятся океаны, кожура «свежая», образовавшаяся буквально «вчера». Создается впечатление, что в этом месте в доисторические времена эта «кожура» была содрана – вместе с кусками самого «яблока».

Разница между континентальной и океанической корой раньше должна была быть еще заметнее, поскольку континентальная кора постоянно разрушается под действием природных факторов, а основная масса остатков этого процесса смывается в океанические впадины, увеличивая толщину океанической коры. Более того, океаническая кора непрерывно утолщается за счет подъема расплавленного базальта и силикатов, которые вырываются из мантии через разломы океанского дна. Этот процесс, в результате которого образуются новые слои океанической мантии, длится около 200 миллионов лет, и именно в результате него океаническая кора приобрела современную форму. Но что представляло собой морское дно до этого? Может быть, там вообще не было коры – это была открытая «рана» на поверхности Земли? Может быть, образование океанической коры можно сравнить с процессом свертывания крови в местах повреждения кожи?

Возможно, Гея – живая планета – пытается залечить свои раны?

Наиболее очевидное место на поверхности Земли, где существовала подобная «рана», это Тихий океан. Понижение земной коры в занятых океанами частях планеты составляет около 2,5 мили, тогда как глубина Тихого океана в некоторых местах достигает 7 миль. Если удалить со дна Тихого океана слой коры, образовавшийся там за последние 200 миллионов лет, мы опустились бы на глубину 12 миль от поверхности воды и от 20 до почти 60 миль от поверхности суши. Ничего себе впадина… А насколько велика была эта «рана» 500 миллионов или 4 миллиарда лет назад? Невозможно даже представить – можно только с уверенность сказать, что гораздо глубже.

Не подлежит сомнению, что впадина была значительно шире и захватывала гораздо большую часть поверхности планеты. В настоящее время Тихий океан занимает около трети земной поверхности, но за последние 200 миллионов лет его площадь уменьшилась. Причина заключается в том, что обрамляющие океан континенты – Америка на востоке, Азия и Австралия на западе – сближаются, медленно, но неотвратимо сжимая Тихий океан на несколько дюймов в год.

Наука, занимающаяся изучением и объяснением этого процесса, получила название теории тектонических плит.

Ее основой, как и основой изучения Солнечной системы, является отказ от представлений о стабильности и неизменности планет в пользу признания катаклизмов, изменений и даже эволюции, которая касается не только флоры и фауны. Небесные тела, на которых развивается жизнь, тоже признаются «живыми» существами, способными расти и сокращаться в размерах, благоденствовать и страдать, а также рождаться и умирать.

Недавно возникшая теория тектонических плит, которая сегодня превратилась в общепризнанную науку, своим происхождением обязана немецкому метеорологу Альфреду Вегенеру и его книге «Die Entstehung der Kontinente und Ozeane», опубликованной в 1915 году. Отправной точкой для него, как и для его предшественников, послужило «совпадение» контуров континентов по обе стороны южной Атлантики. Однако до Вегенера это объяснялось исчезновением – то есть погружением – континентов или перемычек суши. Ученые были убеждены, что суша находится на прежнем месте с незапамятных времен, только средняя ее часть опустилась ниже уровня моря, в результате чего возникли отдельные континенты. Оперируя доступными ему данными о флоре и фауне по обе стороны Атлантики, а также значительным геологическим сходством, Вегенер выдвинул гипотезу о существовании суперконтинента Пангеи – огромной массы суши, которая включала в себя все современные континенты, как части мозаики. Вегенер предположил, что Пангея, занимавшая почти половину земного шара, была окружена доисторическим Тихим океаном. На плавающей посреди вод, подобно ледяному полю, единой массе суши появлялись и исчезали разломы, пока в мезозойскую эру – геологический период, начавшийся 225 миллионов и закончившийся 65 миллионов лет назад – не произошел ее окончательный раскол. Постепенно образовавшиеся осколки начали дрейфовать в разные стороны. Антарктида, Австралия, Индия и Африка разделились и стали удаляться друг от друга (рис. 37а). Затем разделились Африк






Date: 2015-10-21; view: 110; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.065 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию