Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 18. Растворобетонный узел являл собой стандартный производственный комплекс советских времен из нескольких приземистых кирпичных зданий





 

Растворобетонный узел являл собой стандартный производственный комплекс советских времен из нескольких приземистых кирпичных зданий, крытых листами гофрированной жести. Уродливых до такой степени, что, глядя на них, невольно хотелось найти какой-то тайный смысл, зашифрованный проектировщиком в этом причудливом нагромождении слепых, без окон стен с облезшей побелкой, съехавших проржавелых крыш и темных провалов ворот, разинутых, будто жадные голодные рты. В самом большом сером здании, расположенном в центре комплекса и украшенном покосившейся трубой, когда-то производили бетон и цементный раствор. Позади здания были насыпаны четыре большие кучи песка и щебенки. Спереди находилась площадка для подъезда автомашин под загрузку. Именно главный корпус РБУ, с его сюрреалистическим нагромождением застывших скипов, покореженных коробов, проржавевших труб и схваченных окаменевшим цементом горизонтальных бетоносмесителей, похожих не то на бассейны для разведения электрических угрей, не то на пыточные механизмы средневековых инквизиторов, был излюбленным местом кровососов. По какой-то совершенно необъяснимой причине эти твари испытывали пристрастие к завалам техногенного мусора.

Вокруг главного корпуса было раскидано несколько построек поменьше – инженерный корпус, лаборатория, бытовки и душевая. Между ними стояли полуразвалившиеся машины – бетономешалки и самосвалы. Весь комплекс когда-то был обнесен изгородью из бетонных плит, большинство из которых сейчас лежали на земле.

Осторожно, прячась за кустами и внимательно следя за показаниями ДЖФ, Картридж и Джагер обошли весь комплекс РБУ по периметру. В данный момент самую большую опасность для них составляли бродившие по окрестностям слепые собаки. Мало того что эти твари сами по себе были агрессивны, так они еще и могли поднять шум, который привлечет внимание других, куда более опасных обитателей растворобетонного узла. И тогда уже бегством будет не спастись. Чтобы отстреливаться от собак, Джагер навернул на ствол винтовки глушитель. У Картриджа глушителя к винтовке не было, поэтому ему пришлось взять в руки пистолет.



Следы вокруг главного корпуса указывали на то, что там прячется не меньше дюжины кровососов. Джагер решил, что дюжина – это хорошо, есть из чего выбирать. Картридж, оценивавший ситуацию с несколько иной позиции, посчитал, что дюжина – это многовато.

В здании инженерного комплекса с рухнувшей стеной нашли пристанище три псевдогиганта. Сталкеры долго наблюдали за огромными бесформенными тушами, опирающимися на мощные задние конечности. А псевдогиганты неподвижно стояли в тени частично разрушенного здания, упершись лбами друг в друга, и лишь время от времени издавали звуки, похожие на тяжкие вздохи, да вяло шевелили рахитичными передними конечностями.

– Что это они делают? – шепотом поинтересовался Картридж.

– Понятия не имею… Пригнись. – Двумя выстрелами Джагер уложил появившегося за спиной Картриджа пса. – Если бы не собаки, все бы совсем здорово было.

Картридж думал, что и без слепых псов местечко заслуживает не более единицы по десятибалльной шкале. Но вслух он об этом говорить не стал, разумно решив, что Джагера его мнение не интересует.

А вот гнездовье гигантских тысяченожек, уютно устроившихся позади главного корпуса среди куч песка и щебенки, Джагеру не понравилось самому.

– Мерзкие твари, – сплюнул в песок сталкер. – Если накинутся всей стаей, то и втроем не отобьешься… Самое удобное место для засады заняли.

Посмотрев в бинокль, Картридж увидел гигантский клубок копошащихся, переплетающихся и словно перетекающих друг в друга мохнатых сегментированных тел серо-зеленой окраски, отороченных мириадами крошечных ножек, безустанно шевелящихся, как бахрома шторы на сквозняке. Это было похоже на оживший ночной кошмар, на один из тех кажущихся невозможными в своем безобразии ужасов, что придумал Лавкрафт. Никогда прежде «гонг» не видел ничего более отталкивающего и омерзительного.

– Они только здесь водятся? – спросил Картридж.

– Почему же? – удивился Джагер. – В Зоне их можно встретить повсюду. В сырых заброшенных бункерах и подземных коммуникациях их полно. А здесь они, видно, по транспортерным лентам, подающим щебень и песок к скипам, на поверхность выбрались. Кстати, имей в виду, когда завтра за кровососом пойдешь, эти твари еще и ядом плюются. Метра на полтора.

– А что, мне прямо туда? – Картридж взглядом указал на главный корпус РБУ.

Джагер обернулся и выстрелил в прыгнувшую на него собаку. Собака упала на песок и судорожно заскребла лапами. Темно-коричневая короткая шерсть на ее боках местами была выстрижена пятнами лишая и изъедена радиационными язвами. На языке, вывалившемся из распахнутой пасти, пузырилась кровавая слюна.

– Сдохла, – кивнул Джагер, когда собака перестала дергать лапами. – Что можно сделать с дохлой собакой? – посмотрел он на Картриджа.

Тот непонимающе пожал плечами.

Что можно сделать с мертвой собакой? Шкура – ни к черту… Не есть же ее, в самом деле?..



– Дохлую собаку можно бросить в гнездовье гигантских тысяченожек, – ответил на свой же вопрос Джагер. – Еще лучше – двух… – И новый, не менее странный вопрос: – Ты донесешь двух дохлых собак?

– Зачем? – не понял Картридж.

– Во-первых, это на какое-то время займет тысяченожек, и они не станут нам мешать. Во-вторых, если поблизости прячется кровосос, мы таким образом, быть может, сумеем выманить его наружу. Или ты на самом деле собрался в главный корпус РБУ?

Такой расклад показался Картриджу интересным. Он даже решил изобразить из себя героя. Не особо крутого, но знающего себе цену.

– Нет, ну если, конечно, надо…

– Сейчас поглядим, надо или нет… Следи за собаками.

Джагер положил винтовку на землю, лег на живот и приложил смарт-бинокль к маске противогаза. Поиграв с настройками, он смог приблизить узкую щель между краем ската крыши главного корпуса РБУ и горой песка, в ямище на вершине которой вольготно расквартировались гигантские насекомоподобные твари. Переместив взор на полтора метра правее, он увидел прорытый в песке ход, через который прятавшийся на РБУ кровосос, а может быть, и не один, выбирались наружу. Сталкер даже приметил свежие следы крови жертвы, которую тащил в свое логово кровосос. Не иначе, как прошлой ночью зверь выходил на охоту. Хорошо – значит, до завтрашнего дня опять проголодается.

Джагер снова посмотрел на скопление тысяченожек. Эти мерзкие твари…

Сзади хлопнул приглушенный выстрел. Затем еще два.

– Попал? – не отрываясь от бинокля, спросил Джагер.

– Ага.

Картриджу ни к чему было знать, насколько опасны эти мерзкие твари. А вот Джагер отлично знал их повадки. И, честно говоря, здорово сомневался в том, что пара дохлых собак, брошенных на растерзание двум дюжинам гигантских тысяченожек, надолго их задержит. Но, если забыть о тысяченожках, то именно это направление было самым безопасным и удобным для того, чтобы захватить кровососа живым, уложить его на заранее собранный «луноход» и смотаться быстрее, чем все остальные, живущие на РБУ твари успеют понять, что произошло. Если бы не тысяченожки…

И тут Джагер увидел то, что могло решить все проблемы. Рядом с кишащей тысяченожками песчаной ямой торчал конец металлического прута. Длинная тонкая арматура, глубоко загнанная в кучу, – ее использовали для того, чтобы шунтить слежавшийся песок.

Довольно улыбнувшись, Джагер выключил бинокль и спрятал его в нагрудный карман.

– Все! – Джагер сел на корточки и положил на колени винтовку. – Завтра возьмем кровососа!

– Откуда такая уверенность? – поинтересовался Картридж.

То, что он успел увидеть на РБУ, не давало ему повода разделить оптимизм проводника.

– Оттуда! – Джагер пальцем ткнул в небо.

– А что там? – на всякий случай посмотрел наверх Картридж. – Господь Бог?

– Нет, там вселенский эфир, в котором идеи роятся, как комары теплой летней ночью у пруда. Нужно только заметить среди них ту, что тебе нужна, изловчиться и поймать ее за хвост.

– Поймал?

– А то!

– Поделишься?

– Не сейчас. Скоро уже темнеть начнет. Нужно подхватить Маркера и перебираться в схрон. – Джагер потер правое бедро, которое с полудня будто иголками изнутри кололи. – Нынче ночью точно шарахнет.

Где пригибаясь, прячась за кустами, а где и ползком, они добрались до дороги, откуда трусцой за полчаса добрались до самосвала, где должен был ждать их Маркер.

Вопреки дурным предчувствиям, терзавшим душу Картриджа, приятель оказался на месте. Он сидел в кабине машины, откинувшись на порванную спинку сиденья, и, подняв маску противогаза на лоб, с удовольствием попивал растворимый кофеек, приготовленный в мини-кофеварке, работавшей от двух батареек. Лобовое стекло машины было выбито, и Маркер положил винтовку на бампер, должно быть, полагая, что таким образом обезопасил себя на все сто процентов. Приметив это еще издали, Джагер велел Картриджу идти по дороге, только не очень торопливо, а сам свернул в сторону и скрылся в высокой траве.

Довольный жизнью Маркер увидел Картриджа, когда тот подошел уже совсем близко. Одним глотком допив остававшийся в кружке кофе, Маркер улыбнулся и помахал приятелю рукой.

– Эй! А где Джагер?..

Картридж махнул рукой в сторону.

– Чего?.. – Маркер привстал.

Он хотел сказать еще что-то, но слова прилипли к языку, когда «гонг» почувствовал, как горла его коснулось холодное острие ножа. Маркер замер, боясь шевельнуться, с пластиковой кружкой в руке.

– Я сдаюсь, – произнес он едва слышно.

Нож чуть сильнее надавил на горло.

– Послушай, – быстро заговорил Маркер. – Чего тебе нужно?.. Оружие? Бери!.. Вон, на сиденье рюкзак со жратвой… Есть еще денег немного. А бирюлек у меня нет. Мы не за бирюльками сюда пришли, а за кровососом. Глупо, конечно, но что ж поделаешь…

Нож, едва царапнув кожу на горле, отошел в сторону. Маркер получил крепкую затрещину и ткнулся носом в приборную панель. Да так и замер. А еще руки в стороны развел, чтобы было понятно – он не намерен сопротивляться.

– Я ранен… Мне ногу кабан распорол…

– Раздолбай, – тихо, но очень выразительно произнес у него за спиной Джагер. Настолько, что других слов уже и не требовалось.

Медленно, словно все еще не веря, что за спиной у него не враг, Маркер приподнял голову, рукавом утер сопли и обернулся. Но Джагер уже выпрыгнул из кузова и рывком распахнул дверцу кабины.

– Вылезай!

Маркер был скорее рад, чем напуган. Быстро похватав оружие и вещи, он вылез из машины.

Он ожидал, что Джагер станет орать на него. Может быть, еще и по морде даст. За разгильдяйство. И правильно! И пусть даст! Больно, конечно, да и унизительно тоже. Так ведь зато – жив! Оно того стоит!..

Но Джагер ничего не стал говорить. Он положил винтовку на плечо и быстро зашагал в сторону от дороги. Через поле, к редкому перелеску. Туда, где садилось солнце.

– Ну, ты гад! – Маркер локтем ткнул в бок приятеля.

– Почему это? – не понял тот.

– Не мог дать знак, что это Джаг у меня за спиной?

– А если бы это был не он?

– Если бы это был кто-то другой, то я скорее всего был бы уже трупом.

– Вот то-то и оно.

Маркер минуту подумал, после чего спросил:

– Так ты на чьей стороне?

– А, – безнадежно махнул рукой Картридж. – Как нога?

– Нормально, почти не болит. Только кровоточит.

И в самом деле, Маркер шел быстро, не отставая от Джагера, едва заметно припадая на раненую ногу.

– Снорков видел? – спросил Картридж.

– Двоих подстрелил! – довольно ухмыльнулся Маркер.

– Не трынди.

– Честно! Они, сволочи, прыгучие, так что и не прицелишься толком. А на РБУ как?

– Завтра сам увидишь.

– А ты расскажи!

– А чего рассказывать-то?.. Джаг сказал, что мне придется лезть в гнездо гигантских тысяченожек.

– Зачем?

– Чтобы скормить им двух дохлых собак.

– Почему именно двух?

– Больше я не донесу.

– Вот оно как… – Маркер хотел задумчиво почесать подбородок, но пальцы скользнули по маске противогаза. – Знаешь, – он понизил голос, чтобы идущий впереди проводник его не слышал, – иногда мне кажется, что я не понимаю Джагера.

– Иногда? – саркастически усмехнулся Картридж.

– Нечего смеяться. Можно подумать, тебе не кажется, что он не такой, как мы.

– В смысле?..

– Ну то есть совсем другой. Будто, как все эти твари, из дыры в центре Зоны вылез. Зона для нас экстрим, а для него – привычная среда обитания.

– У него опыта больше.

– Не в этом дело.

– А в чем тогда?

– В том, что Зона изменила его. Сделала другим. Понимаешь?

– Не совсем.

– Ну, скажем, ты бы смог войти в логово химеры и выйти оттуда живым?

– Нет.

– А Джагер сделал это! И ты это видел!

– Так я ж и говорю – опыт.

– Кой, к лешему, опыт! Химера признала в нем своего, потому и не тронула! – Маркер, сам того не замечая, уже почти кричал.

Джагер слушал его и усмехался. Вот же в самом деле чудак. Складывает два и два, а в итоге получает десять.

Пройдя перелесок, они спустились в неглубокий овражек, заросший сухой полынью и гигантским лопухом-мутантом, широкие фиолетовые листья которого были пронизаны ярко-красными прожилками. Джагер пригнулся, раздвинул руками сухие стебли полыни, сделал шаг вперед, наклонился и вдруг исчез.

«Гонги» непонимающе переглянулись.

«Я же тебе говорил…»

«Да отстань ты…»

Снова колыхнулись серые метелки, и – вот он, Джагер, тут как тут. Только рюкзака и винтовки при нем уже нет.

– Нормально. – Ударив ладонью о ладонь, Джагер стряхнул пыль с перчаток. – Выброс переждать можно. Вот только места маловато – костер не развести. Так что придется консервами обойтись.

– А что там? – Маркер указал на место, где исчез, а затем снова появился Джагер.

– Там? – Джагер взглядом указал туда же, куда и Маркер. – Дыра в земле.

– И все?

– А что ты еще хотел?

Маркер неопределенно пожал плечами.

– Ладно, делай как я.

Джагер снова развел в стороны сухие стебли полыни, пригнулся, плавным движением лег на землю и, перекатившись на спину, скользнул в неприметную щель в земле, со стороны похожую на неглубокую рытвину.

Картридж снял рюкзак, повторил движение Джагера и провалился в темноту. Ему показалось, что он, подобно средневековому монаху, сорвался с края земли и падает в бездну. Он невольно взмахнул руками, пытаясь за что-нибудь ухватиться. Но прежде, чем он начал кричать от ужаса, полет прекратился. Приподняв голову, Картридж увидел Джагера, сидящего на корточках в дальнем конце тесной землянки возле оружейного ящика, на котором стоит яркий бестеневой фонарь. Противогаз Джагер снял и положил рядом с фонарем на ящик. Глядя на него, Картридж тоже стянул надоевшую пластиковую маску. В следующую секунду на спину ему упал брошенный сверху рюкзак. Затем – еще один. Не дожидаясь, когда на него свалится еще и Маркер, Картридж подхватил рюкзаки и оттащил их в сторону. И, надо сказать, вовремя.

Свалившись на то самое место, где только что лежал Картридж, Маркер потер раненую ногу и посмотрел на застеленный нестругаными досками пол.

– Это что за место такое? – спросил он, подняв маску противогаза.

– А тебе не все равно? – даже не усмехнулся Джагер.

– Да в принципе…

– А без принципа?

– Странный ты человек, Джагер, – недовольно посмотрел на проводника Маркер.

– Я знаю, – кивнул Джагер. – Мне мама говорила.

И снова – ни тени усмешки. Поди пойми, что у него на самом деле на уме.

Маркер на четвереньках отполз к стене.

– А в ящике что? – спросил он, кивнув на оружейный ящик, возле которого устроился Джагер.

Ящик темно-зеленый, на петлях смазка поблескивает – выходит, не старый. На боку надпись черными буквами, по-немецки.

– Не твое дело, – спокойно ответил проводник.

– А, точно, – саркастически усмехнувшись, кивнул Маркер. – Мы же у тебя заместо отмычек. А отмычкам много знать не полагается.

– Дурак ты, Маркер. Причем не по жизни дурак, а только по собственной дурости. Ты этот ящик здесь поставил?

– Нет. Так ведь и не ты же, наверно?

– Не я. Поэтому я в него и не лезу.

– Ты такой правильный?

– Нет, я такой умный. Видишь, надпись на ящике немецкая. Значит, скорее всего оставили его здесь «гансы».

– Группа немецких сталкеров? – удивленно приподнял бровь Картридж. – А говорят, что они с «Долгом» схлестнулись, и те их всех перебили. Разве не так?

– Может, так, а может, и нет. В любом случае, если этот ящик «гансам» принадлежал, я его трогать поостерегся бы. Немцы – ребята основательные и предусмотрительные. Могли и гранату внутрь ящика на шнурке подвесить. А то и еще чего похуже придумать. Нужен он нам сейчас, ящик этот? Нет! А значит, пусть себе стоит, где стоял.

– А не слишком ли ты предусмотрительный, Джагер? – покачал головой Маркер.

– Может быть, и слишком, – не стал спорить проводник. – Зато до сих пор целый. А ты вот даже штанину зашить не удосужился.

– Эту ткань иголка не берет! – недовольно дернул распоротую штанину Маркер.

– А шила у тебя, выходит, нет?

– А зачем мне шило? – удивился Маркер.

– Чтобы штаны зашить. – Джагер достал из бокового кармана рюкзака и кинул «гонгу» сапожное шило и моток дратвы. – Только сначала штаны стяни и рану перевяжи. Как она у тебя? Я гляжу, ты уже почти бегаешь.

– Нормально. – Маркер принялся расстегивать штаны. – Побаливает немного. Но насчет бегать – не знаю.

– Завтра побегать придется.

– Ну, я не знаю…

– А я тебя разве спрашиваю? Я говорю – надо будет побегать.

Ничего не ответив, Маркер стал снимать повязку.

– Не гноится?

– Нет.

– Сам обработать и перевязать сможешь?

– Не вопрос.

– Ну и ладно.

Джагер достал из рюкзака саморазогревающуюся банку фасоли с охотничьими колбасками, дернул за кольцо на дне банки и поставил ее на немецкий оружейный ящик. Через две минуты щелкнула открывшаяся крышка. Джагер снял крышку с банки, взял одноразовую вилку и принялся за еду.

Глядя на него, и Картридж достал пакет армейского сухого пайка – картофельное пюре с гуляшом.

Закончив есть, Джагер аккуратно уложил пустую банку и вилку в целлофановый пакет и убрал в рюкзак. Попив из фляги, он поудобнее пристроил рюкзак под локтем, привалился к земляной стене и закрыл глаза.

Джагер не спал. И даже не пытался заснуть. Он притворялся спящим, потому что не хотел снова, в десятый раз обсуждать с «гонгами» одну и ту же тему. О чем бы они ни начали говорить, рано или поздно разговор непременно свернул бы на вопрос, какого черта Джагер потащил их с собой. Они никак не могли этого понять. И это не давало им покоя. Ковыряло мозг, будто червь, грызущий изнутри лещину. А Джагеру казалось странным то, что они этого не понимают.

Сталкер ждал выброса. Того странного, необъяснимого с точки зрения современной науки возмущения пространства и времени, которое в очередной раз перетряхнет Зону, вновь вывернет все шиворот-навыворот, перевернет с ног на голову. Нарушит все устоявшиеся порядки и правила. Джагер почти физически ощущал нарастающее снаружи напряжение, будто кто-то невообразимо могущественный снова и снова поворачивал колок, натягивая невидимую струну мироздания. И когда она наконец, не выдержав чудовищного напряжения, лопнет, произойдет нечто, что невозможно понять. Потому что выброс – это только название, не отражающее реальной сути процесса. Скорее всего, оно было позаимствовано из времен первой Чернобыльской аварии, когда это действительно был всего лишь радиоактивный выброс…

Джагер открыл глаза и на четвереньках пополз в сторону выхода.

– Ты куда? – оторвавшись от шитья, удивленно посмотрел на него Маркер.

– Наверх.

– Зачем?

– Мне нужно.

– Но ведь в любую минут шарахнуть может!

– Знаю.

Джагер поднялся в полный рост, оперся локтями о край щели и выбрался наружу.

«Гонги» непонимающе переглянулись.

– Он с ума сошел.

– Ты это уже говорил.

Темнота снаружи была такая, что хоть глаз коли. Даже звезд не видно. Только чувствуется слабый ветерок, обдувающий щеку.

Джагер отошел чуть в сторону от щели, на ощупь вскарабкался на край канавы и замер, выпрямившись во весь рост. Его ничего не видящие глаза были обращены к центру Зоны – туда, где все должно было начаться. С минуты на минуту.

Джагер ощутил какое-то движение слева от себя. Он вытянул руку и кончиками пальцев потрогал холодную морщинистую шкуру. Псевдогигант, почему-то сразу решил Джагер. Титанический монстр так же неподвижно, как и человек, стоял и ждал выброса. Для него это должно было стать неким озарением. Сигналом породившей его Зоны. Приказом, который будет направлять его действия до следующего выброса.

А для Джагера?

Чего ждал человек?

На что он надеялся?

Джагер не ведал этого. Он знал лишь одно: ему не страшно.

Он не увидел, а почувствовал шестым, седьмым, а может быть, уже восьмым чувством, как в центре Зоны лопнул пузырь напряжения. Невидимая волна несуществующей энергии всколыхнула полог мироздания и начала стремительно распространяться в разные стороны. Джагер сделал глубокий вдох и, как перед прыжком в воду, задержал дыхание. Он поднял голову так высоко, как только мог, широко раскинул руки в стороны и грудью встретил удар стихии.

Волна вселенского возмущения прошла через его тело, пронзив насквозь каждую его клеточку.

Джагер ощутил приступ обжигающей боли, смешанной с безумной, истерической радостью.

На какой-то миг он стал частью Зоны. Он видел ее всю сразу, слышал, что происходило на каждом квадратном сантиметре ее площади. Видел мечущихся по лесу монстров и прячущихся в баре «Основание» сталкеров. Все они были напуганы. А Джагеру было все равно. Он улыбнулся и, как будто умываясь, провел раскрытыми ладонями по лицу.

Рядом шумно переступил с ноги на ноги псевдогигант.

Джагер улыбнулся и похлопал монстра по морщинистому боку.

 






Date: 2015-09-24; view: 68; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.019 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию