Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Кузькина мать и ракетный блеф





 

Что лично автор книги считает ценным в практике Никиты Хрущева – так это его искуснейший ракетно‑ядерный блеф. Он смог напугать американцев, и те побоялись сильно злить этого сумасшедшего.

Никита отлично почувствовал те шок и трепет, что охватили США после 4 октября 1957 года, когда над планетой взвился первый в мире русско‑советский спутник. Впервые американцы почуяли, что Америка отныне лишилась своего изолированного положения, что отныне ракета способна прилететь из глубин Евразии и поразить Соединенные Штаты в самое сердце. Что теперь Тихий и Атлантический океаны не спасают Америку от разящих ударов.

Страх был липким и зримым. И Хрущев с утроенной энергией взялся за его использование. Хотя в те дни ракета Р‑7 Королева, которая одна и могла достичь США, на испытаниях то и дело терпела крушения. В СССР даже не знали, а долетают ли до цели несомые ею боеголовки, или же они разрушаются в полете.

Итак, хотя Хрущев в декабре 1959 года и создает Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), на самом деле он не может достать Соединенные Штаты дальними ракетами. Европу – да, туда добивают машины средней дальности Р‑12 и Р‑14. А вот с Америкой совсем беда: на 1960‑й у Никиты есть всего четыре королевские ракеты Р‑7А, могущие добить до США со своих позиций на Байконуре и в Плисецке. Они нацелены на Вашингтон, Нью‑Йорк, Лос‑Анджелес и Чикаго. В то же самое время у американцев есть сорок ракет межконтинентального класса. К тому же Р‑7, заправляемые жидким кислородом, крайне неудобны. К старту их надо готовить за несколько дней. Стоят они не в укрепленной шахте, а открыто, их надо все время дозаправлять жидким кислородом – он же испаряется! На стартовой позиции для этого надо иметь кислородный завод. Систем радарного и спутникового раннего предупреждения о ракетной атаке США у нас нет и в помине. Словом, янкесы имеют полную возможность неожиданным ударом покончить с несовершенными Р‑7А прямо на старте и дальше расстреливать СССР, аки на полигоне.



В шестидесятом происходит катастрофа во время пробного запуска ракеты Р‑16 Янгеля. Гибнет командующий РВСН Митрофан Неделин. С апреля 1961 г. Королев испытывает новую межконтинентальную ракету Р‑9. Из первых 31 пуска пятнадцать – аварийные! Реально мы отстаем от США в стратегических ракетных силах, да еще как! (Владимир Хозиков. «Ракетные боги Кремля». М., «Яуза»‑ЭКСМО, 2004, с. 111.)

Но Хрущев ведет себя так нагло и уверенно, будто у него в распоряжении стоят наготове десятки дальнобойных баллистических снарядов! Более того, он отдает приказ фирме Королева делать ГР‑1 – глобальную ракету, фактически – орбитальную бомбардировочную систему. Такую, которая выходит на орбиту, может подойти к цели в США не с севера, как баллистические ее «сестры», а с южного направления – как космический корабль. Да ее и можно замаскировать под спутник! Но в заданной точке боеголовка‑спутник включит тормозной двигатель и свалится на голову противнику, поразив заранее намеченную цель. Идеальное средство для внезапных ударов! Даже сегодня, при современном уровне развития ПРО, отразить удар ГР‑1 очень трудно: ведь оборона рассчитана на то, что атака пойдет со стороны Северного полюса, по кратчайшим баллистическим траекториям. А ГР‑1 может напасть на Америку, что называется, с тылу, обогнув Землю с юга.

Хрущев не только отдал распоряжение о начале работ по ГР, но и раструбил об этом на весь мир. 15 марта 1962 г. он заявил, что СССР располагает глобальными ракетами, способными атаковать США с юга или со стороны океана на любом витке вокруг планеты, где нет систем обнаружения ракетного нападения. Мало того, даже провез две опытные ракеты по время парада по Красной площади! Правильно ли он поступал? В данном случае – совершенно верно. Ибо врага надо пугать и внушать ему представление о твоей безграничной мощи даже тогда, когда у тебя сил – кот наплакал. Ибо война, даже «холодная» – это прежде всего путь обмана. Хрущев умело блефовал точно так же, как обманывал Европу Гитлер в тридцать шестом. Когда он смог убедить всех, что у него есть тысячи «мессершмиттов» и «юнкерсов», хотя на самом‑то деле для демонстраций пришлось использовать одни и те же машины, только перекрашенные за ночь. Или вовсе небоеспособные самолеты.

Никита Сергеевич смог использовать потрясающий пропагандистский эффект от первого в мире космического полета Гагарина 12 апреля 1961 г. Уже в августе он заявил: у нас есть ядерные заряды более ста мегатонн мощностью и мы запускаем в космос людей. Нам ничего не стоит заменить людей супербомбой и доставить ее ракетой в любую точку планеты. И то был стопроцентный блеф! На самом деле для посадки космических кораблей в назначенный район приходилось задействовать все имеющиеся средства командно‑измерительного комплекса (В. Хозиков. Указ. соч., с. 135). Любопытная деталь: когда США после показа глобальных ракет во время парадов



9‑го Мая и 7 ноября 1965 г. потребовали от Москвы соблюдать резолюцию ООН о неразмещении ядерного оружия в околоземном пространстве, СССР ответил: резолюция запрещает применение такого оружия, но не его производство.

В 1962 году Хрущев неожиданным дерзким ходом перебросил на Кубу 51‑ю дивизию – ракеты средней дальности – и смог, балансируя на грани войны, совершить размен: СССР выводит ракеты с Кубы, а США – из Турции. Угроза внезапного ракетно‑ядерного удара по столице Союза была снята. Америка не решилась пойти на войну. Хотя у нее было 203 межконтинентальные ракеты «Атлас», «Титан» и «Минитмэн» против 56 несовершенных советских ракет‑«стратегов» Р‑7 и Р‑16. А уж по стратегическим бомбардировщикам янки (1700 машин) нас опережали в несколько раз, по авианосцам – и говорить не приходится. (У нас не имелось ни единого!) Против 5 тысяч ядерных боезарядов у американцев русские имели всего триста. Таким образом, СССР, пойдя на отчаянный шаг, изображая гитлероподобного лидера в Кремле и неимоверно блефуя насчет своей ракетной мощи, добился настоящей победы. Ибо как иначе назвать уступки со стороны многократно сильнейшего врага? Испугались тогда янки потерять хотя бы один или два своих города в термоядерном огне. Ведь больше наши не успели бы уничтожить: Р‑12 и Р‑14 готовились к стрельбе очень долго, большинство ракет американцы успели бы уничтожить силами своих ВВС.

Многие до сих пор утверждают, что Карибский кризис кончился поражением для нашей страны. Нет, господа! Поражением был бы вывод русских ракет с Кубы притом, что американская группировка средней дальности в Турции осталась бы на месте. Но ведь янки ее убрали! Увезли оттуда более сотни ракет с боеголовками суммарной мощностью в 125 мегатонн – 125 миллионов тонн тротила.

Готовясь к кубинскому гамбиту, Хрущев заявил:

«Если жить только под давлением боязни и в том смысле, что всякая акция в защиту себя или в защиту наших друзей вызовет ракетно‑ядерную войну, – это, следовательно, означает парализовать себя страхом. В таком случае война возникнет наверняка. Враг сразу же почувствует, что ты боишься, если он придет с войной. Или же ты без войны станешь уступать постепенно свои позиции и дашь возможность врагу достичь его целей. Или же ты своими боязнью и уступчивостью так разохотишь врага, что он потеряет всякую осторожность, и уже не будет чувствовать той грани, за которой война станет неизбежной.

…Надо не желать войны и делать все, чтобы не допустить войны, – но не бояться войны. Если создается невыгодная ситуация, то ты должен отступить. Однако если отступление есть начало конца твоего сопротивления, так лучше уж рискнуть.На миру и смерть красна! Попытаться сокрушить своего врага, а если война будет навязана им, сделать все, чтобы выжить в такой войне и добиться победы…» (Цит. по: Игорь Дроговоз. «Ракетные войска СССР». М. – Минск, АСТ – «Харвест», 2005, с. 74)

При всей моей нелюбви к Хрущеву я эту цитату ввел бы во все учебники по стратегии и военному искусству. Вместе с высказываниями Сунь Цзы и Клаузевица. Иногда становится жаль, что с Рейганом в Женеве и Рейкьявике встречалось «его тусклейшее сиятельство» Г., а не Хрущев. Последний был подлецом, но отнюдь не трусом и не прямым предателем страны. Итоги переговоров с США в середине 80‑х выглядели бы тогда совсем иначе! Хрущев, затевая Карибский кризис, каким‑то звериным чутьем понял: даже обладая подавляющим превосходством в средствах ведения ракетно‑ядерной войны, американцы все равно не смогут перешагнуть психологический барьер, не сумеют решиться на огромные жертвы среди своих:

«…Начнется война, не такая, как Первая мировая или Вторая мировая, где некоторые американцы даже не слышали ружейного выстрела. Они не знали, что такое разрывы бомб, что такое разрывы артиллерийских снарядов. Они воевали на чужих территориях. А в этой войне, если она будет развязана, они вызовут огонь на себя. И какой огонь! Термоядерных бомб…»

Ставка Хрущева себя оправдала. Он в схватке не опустил глаза. Смог сочетать ракетный блеф и представление о себе как о бешеном лидере, который ни перед чем не остановится. И вот результат: отступление более сильного противника. Можно только представить себе, как бы Хрущев ответил на аналогичный ход Рейгана, когда тот в марте 1983‑го объявил «звездные войны». О! Тут были бы и демонстративные испытания спутников‑перехватчиков, и показательная организация какого‑нибудь Космического командования, и провоз образцов космического оружия по Красной площади, и серия захватывающих фильмов!

Последний раз ракетный способ давления на мозги иностранных политиков был с успехом использован в 1966 году. Хотя это произошло и после ухода Хрущева, но все еще в его стиле. В стиле психотриллера, вполне по‑гитлеровски. Все это называлось операцией «Пальма». На Байконур привезли французского президента Шарля де Голля. В то время его страна входила в НАТО и грозила нам своим ядерным арсеналом, большими сухопутными силами и приличным флотом. Де Голлю, привезенному в бункер на возвышенности, показали старт межконтинентальной ракеты из шахты. Француз поднес бинокль к глазам:

«…Густые клубы дыма и языки пламени, рев двигателя, гром и резкий треск, сопровождавшие выход ракеты из шахты, произвели на де Голля сильное впечатление. „Колоссаль! – несколько раз воскликнул он, обращаясь к находившемуся рядом сыну Филиппу, и затем поинтересовался: – И что, такие ракеты нацелены на Париж?“

«Нацелены туда, где базируются войска НАТО», – ответили ему.

Вскоре Франция вышла из Североатлантического договора…» (В. Хозиков. Указ. соч., с. 144.)

Расколоть блок НАТО хотя бы ненамного, оторвать от него очень сильную страну – это, знаете ли, дорогого стоит! И сие удалось. Таким образом, в сокровищнице исторического опыта Советского Союза к 1985 году имелись свои способы переломить ход «холодной войны» в нашу пользу![6]

 








Date: 2015-09-24; view: 85; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.011 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию