Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 3. Мы решили попасть в Индию через Бомбей, главным образом потому, что с ним связаны наши самые значительные воспоминания по первому посещению





Мы решили попасть в Индию через Бомбей, главным образом потому, что с ним связаны наши самые значительные воспоминания по первому посещению. Именно там мы познакомились с Ньяйа Шармой, гуру, который наставлял нас в методах медитации,а также обучал нас специальным методам лечения. Я поддерживала с ним тесный контакт с помощью писем до самой его смерти. Как раз перед смертью он написал мне письмо, в котором просил поддержать молодого индийского студента из Бомбея, который в то время учился в Массачусетском технологическом институте в Бостоне, а потом перешел в Калифорнийский университет в Санта-Крусе, чтобы продолжать учебу. Мы хотели встретиться с его родителями, которые жили в Бомбее, чтобы сообщить им из первых рук новости об их сыне и в то же время узнать подробности смерти Шармы, которая была огромным ударом для нас.

Как будто для того, чтобы закрепить наше решение, однажды, когда мы обсуждали предстоящую поездку, Дик и Дженет Бок случайно упомянули о том, что во время их последней поездки к Бабе им прочли несколько листов из Книги Бхригу, экземпляр которой был у пандита(пандит — ученый мудрец.), живущего в Бомбее.

Мы слышали от друга об этой замечательной книге незадолго до того, как отправиться в предыдущую поездку по Индии. Тогда мы узнали, что существует несколько экземпляров первоначального текста у пандитов, сумевших перевести ее с языка, на котором она была написана. Во время нашей прежней поездки мы включили в наш маршрут два из тех мест, где находились экземпляры: один — в Катманду в Непале, другой — в Пуне, недалеко от Бомбея. Однако явно нам было еще не время получать наставление. В Катманду нам сообщили, что сестра короля, в доме которой находилась эта книга, уехала в длительное путешествие, а комнату, где книга хранилась, заперла и ключ взяла с собой. В Пуне нас встретили новостью, что пандит, хранивший эту книгу, заболел полиомиелитом, и поэтому не может принять нас.

Нам сказали, что эта необыкновенная книга упоминается в Бхагавад-Гите и изначально была написана на пальмовых листьях мудрецом по имени Бхригу, который, как говорят, узнал содержание во время глубокой медитации. В этой книге описана жизнь некоторых людей, которые придут когда-нибудь в будущем, чтобы справиться о ней.



Когда я впервые услыхала об этой книге, она меня зачаровала, но в то же время я не поверила. Я хотела увидеть ее своими глазами и услышать своими ушами любое послание, которое могло бы содержаться в ней для меня, хотя и маловероятно, чтобы оно было. Я решила, что лишь после этого смогу поверить, что человек, живший тысячи лет назад, смог каким-то образом заглянуть в будущее и описать людей, живущих в настоящее время. Китайская "Книга Перемен", или "Ай Чинг", — единственная книга, которая, насколько мне известно, чем-то напоминает эту книгу, хотя сведения в ней более общие и не указаны никакие конкретные имена и даты, касающиеся современных людей.

После разочарования от нашей неудачной попытки заглянуть в книгу в ту поездку, теперь это выглядело так, как если бы нам предоставили еще один шанс найти экземпляр в Бомбее. Мы не знали, что он находится там, когда были в Бомбее раньше. Как странно, что тогда никто не упомянул об этом экземпляре. Нам казалось еще более очевидным, что тогда еще не пришло для нас время увидеть книгу, и мы надеялись, что это время приближается.

В обычае преданных передавать личные письма к Бабе с кем-нибудь, кто отправляется посетить Его, так как это дает гарантию, что они будут переданы Ему прямо в руки, в не будут оставлены на милость ненадежной почты. Нам дали большой пакет с письмами из Голливудского центра, которые мы должны были взять с собой, чтобы передать Бабе. Я редко волнуюсь при мысли о поездке до тех пор, пока действительно не окажусь на борту самолета и он не поднимется в воздух. Лишь тогда я уверена, что действительно мы находимся в пути, так как столько всего может случиться, что задержит отъезд. Но на этот раз очень трудно было оставаться спокойной и еще труднее было представить себе, что мы вскоре окажемся в присутствии Бабы и, надеюсь, получим наш первыйдаршан от него.

Так как теперь мы были в Индии не впервые, мы не испытывали такого сильного воздействия, которое эта, совершенно иная культура, оказала на нас в первый раз и которое я все еще живо вспоминаю. Все органы чувств были буквально атакованы достопримечательностями, звуками и запахами этой огромной страны и ее кишащего населения, как людей, так и животных. Индия имеет очень отчетливый запах, который захватывает приезжего сразу по прибытии. Действительно, это — распространяющаяся повсюду атмосфера, имеющая не отчетливый аромат, а состоящая из многочисленных запахов, ни один из которых не преобладает. В ней присутствуют зловоние немытого тела и мочи, острые запахи различных специй, запахи женских духов и запах разнообразных готовящихся кушаний. Надо всем этим висит сильный, едкий запах, создаваемый тысячами маленьких открытых очагов, на которых готовят еду. Так как в Индии не хватает дров, стало привычным использовать в качестве топлива коровий навоз. Тысячи коров бродят по улицам без присмотра. Так же, как во многих других странах собирают навоз, чтобы использовать его в качестве удобрения на полях, здесь его собирают для топлива. Женщины и дети вручную делают из него лепешки, которые высушивают на жарком солнце до тех пор, пока они не становятся достаточно твердыми, чтобы служить топливом. Они дают ровное тепло на протяжении длительных периодов времени. Однако удушливый дым с сильным запахом тяжело висит в воздухе, особенно по вечерам, когда семьи собираются ужинать.



В Бомбее, являющимся прибрежным городом, круглогодичная жара и влажность создают в сочетании обстановку, аналогичную довольно известному смогу, который окутывает Лос-Анджелес, когда меняется погода. Но несмотря на все это, Бомбей — очень интересный город, и мы восхищаемся им.

Вскоре после прибытия мы стали расспрашивать о местонахождении Книги Бхригу, и нам дали фамилию и адрес пандита, хранившего эту книгу. Так как он говорил только на хинди, Боки любезно сообщили нам имя и адрес переводчицы, услугами которой они пользовались. Мы позвонили ей по телефону и попросили ее условиться о нашей встрече с пандитом и быть нашим проводником и переводчиком.

Как только мы втроем прибыли в дом пандита, он пригласил нас в крошечный садик за домом и стал измерять наши тени астрологической линейкой. Эта процедура, по-видимому, давала информацию, необходимую ему, чтобы найти те страницы в книге, на которых, возможно, упоминалось о нас. Вернувшись в дом, мы были зачарованы видом сотен рядов тесно уложенных пальмовых листьев, каждый из которых был покрыт древними письменами и странными знаками. Пандит начал искать по рядам, и, наконец, вынул три листа и стал задавать нам вопросы, чтобы помочь ему убедиться в том, действительно ли мы упомянуты в каким-нибудь из них. Его вопросы касались конкретных событий в нашей жизни, например, года, в который мы поженились, числа пола наших детей и дат основных происшествий, например, несчастных случаев или тяжелых болезней. Путем исключения он выбрал два листа, оба из которых, как он сообщил нам, относились к супружеской паре, которая прибудет вместе в настоящее время, чтобы проконсультироваться с Книгой. Они также подходили по другим данным, которые мы сообщили ему. Затем он начал читать с листа, предположительно касающегося моего мужа.

Он не имел заранее никакой информации о ком-нибудь из нас, однако рассказал нам о многих вещах, которые действительно имели место, включая возраст моего мужа, когда мы приезжали в Бомбей вместе в 1967 г. и тот факт, что в то время мы встретили мастера медитации, у которого мы учились. Затем он сообщил нам, что теперь мы на пути к еще более великому мастеру, из чьих портретов иногда выделяется зола. Никто из нас не произнес ни слова, показывающего, что он прав, и, сообщив нам несколько дополнительных личных подробностей о моем муже, он взял лист, который относился ко мне. Он повторил рассказ о встрече с первым учителем медитации и о том, что мы собираемся встретиться со вторым учителем, гораздо более великим. Затем он добавил, что этот учитель даст мне кольцо, свои фотографии, священную золу, лекарство и свои любовь и благословения. В тот момент, должна признаться, я утратила всякий интерес, так как то, что он только что предсказал, казалось вообще слишком неправдоподобным. Тогда мы даже не знали, где будет Баба и увидим ли мы Его, не говоря уж о подарках от Него. Кроме того, я надеялась, что Баба, если мне посчастливится встретиться с Ним, даст мне не подарки, а окажет помощь на моем внутреннем пути к просвещению или единению с Богом.

Я вспомнила о нашей первой встрече с Шри Ньяйа Шармой, нашим прежним гуру, который, как говорили, тоже материализовывал предметы в качестве подарков для некоторых людей. С некоторым смущением я задним числом вспомнила о том, как я намекала ему, что надеюсь получить от него духовные наставления, а не психические феномены или волшебство, и научиться медитации в предпочтение осязаемым подаркам. Он любезно улыбался и кивал головой из стороны в сторону в типичной южноиндийской манере, принимая и понимая мое желание. После этого он сосредоточился на повседневных занятиях, на которых обучал нас методу медитации, пригодному для нас обоих.

Не зная о моей отрицательной реакции, пандит продолжал читать, а я продолжала, скорее механически, принимать к сведению то, что он говорил. Он закончил несколькими цветистыми предсказаниями для нас обоих, после чего мы поспешно ушли.

На обратном пути в гостиницу мы обсуждали это последнее событие. Я сказал мужу, что искреннее стыжусь обращения к предсказателю будущего, особенно потому, что всегда избегала их в прошлом, предпочитая узнавать судьбу по мере ее развертывания день за днем. Когда мы вошли в номер, в отвращении от своего ребячества я бросила заметки, которые сделала во время чтения, в задний карман своего чемодана, надеясь таким образом выкинуть их из головы. Не знаю, что побудило меня сохранить эти заметки вместо того, чтобы уничтожить их.

На протяжении остальных нескольких дней нашего пребывания в Бомбее мы навестили родителей юного протеже Шармы и узнали от них истинную причину смерти гуру. Он помог одному из своих учеников освободиться из лап черного мага. В отместку тот человек обратил свою отрицательную энергию на Шарму и заставил его перенести сердечный приступ, который закончился смертью. Они ответили, что он пытался сделать это, так как знал, что гороскоп указывал на приближение этого особого момента, когда он окажется уязвимым для нападения и, возможно, умрет. Они осмелились высказать догадку, что тот черный маг также знал об этом критическом моменте и использовал свое знание, чтобы поразить сердце Шармы на расстоянии, так как его космограмма показывала, что сердце — самый слабый его орган.

Это проникновение в возможную причину его внезапной смерти помогло прояснить ее для меня. Я была чрезвычайно потрясена и опечалена, когда впервые услыхала об его уходе, однако была приведена в замешательство, когда перечитала его несколько последних писем ко мне. Эти письма, начала я понимать, указывали на то, что он, возможно, осознавал свою приближающуюся кончину. Предположение, что она, возможно, была вызвана черной магией, пришедшее мне на ум вскоре после того, как мы консультировались с Книгой Бхригу, еще больше убедило меня в том, что я не хочу иметь ничего общего с любой магией, включая сообщения, которые я слышала и читала, о способности Бабы материализовывать предметы. В таком настроении мы готовились сделать следующий шаг в Бангалор, чтобы найти Бабу.








Date: 2015-09-18; view: 41; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.006 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию