Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Даже после исключения, казалось бы, всех причин, кроме вакцинации, во многих случаях остаются сомнения в причинной связи осложнения с прививкой. 2 page





«Большой опыт по изучению поствакцинальной патологии, накопленный сотрудниками ГИСК им. Л. А. Тарасевича, показал, что вакцинация... может являться провоцирующим фактором, приводящим к манифестации клиники скрыто протекающего заболевания, декомпенсации хронических процессов, а также утяжеляющим течение острых респираторных инфекций, развивающихся в поствакцинальном периоде. Изучение характера и причин возникновения поствакцинальной патологии позволяет утверждать, что доминирующий в течение ряда лет в клинической практике диагноз «поствакцинальный энцефалит» оказался несостоятельным и ни разу не был подтвержден при патоло-гоанатомическом расследовании в ГИСК им. Л. А. Тарасевича»17. Тот самый поствакцинальный энцефалит, который оборвал или искалечил жизни тысяч детей в разных странах мира, для ГИСКа, как выясняется, просто не существует. Нет его — и все тут. А вакцинация — не более чем «провоцирующий фактор». Главное, что не причина!

В связи с тем, что в последние годы в России ликвидированы практически все противопоказания — при этом и такие, какие ранее считались абсолютными, — можно с уверенностью предположить, что число осложнений прививок неуклонно растет. В уже упоминавшейся выше старой советской прививочной монографии было написано

16 Вакцинопрофилактика... с. 104-105.

17 Мониторинг ...


следующее: «Что касается детей с резко выраженными признаками аллергической реактивности и тяжелыми формами аллергических страданий, вакцинация их недопустима даже в периоды длительных ремиссий. Опасность возникновения инфекционных заболеваний у таких детей уступает риску провокации тяжелого и часто необратимого процесса. Чрезвычайно осторожно надо подходить к решению вопроса о вакцинации детей с нейроаллергическими заболеваниями. Риск провокации необратимых неврологических расстройств, пусть даже в крайне редких случаях, недопустим»18. А 4 года назад появились минздравовские методические указания, где в «Основных положениях» черным по белому написано: «2.3 Несоблюдение противопоказаний (?? — А. К.),необоснованные медицинские отводы от прививок часто приводят к тому, что дети с соматической патологией, аллергическими заболеваниями, неврологическими дефектами оказываются беззащитными перед инфекционными болезнями, которые у них текут особенно тяжело. Из списка противопоказаний исключено большинство хронических болезней, которые до начала 90-х годов рассматривались как противопоказание к проведению профилактических прививок. Разработка рациональной тактики проведения профилактических прививок таким детям позволила резко повысить охват этих детей прививками без каких-либо последствий для них»19. Чтобы особо недогадливые врачи лучше понимали, что от них требуется и чем они могут заплатить за прививочное вольтерьянство, добавлено открытым текстом: «На практике, даже в регионах с высоким уровнем охвата прививками, дети нередко «отводятся» от вакцинации (постоянно или на длительные сроки), не имея противопоказаний. Основными причинами таких отводов являются перинатальная энцефалопатия, аллергия и анемии. Отказы родителей, на которые часто ссылаются в регионах с низким уровнем охвата прививками, имеют место менее чем в 1% случаев. Все эти состояния должны рассмат-



18 Влияние... с. 154.

19 Медицинские противопоказания к проведению профилактических прививок препаратами национального календаря прививок (утв. главным государственным санитарным врачом РФ 9 января 2002 г.). Чаще всего пресловутая рациональная тактика представляет собой банальное закармливание ребенка антигистаминными препаратами (супрастин, тавегил), имеющими немало побочных эффектов, до и после прививки. Истинная рациональность такого подхода главным образом в том, что он позволяет острые поствакцинальные реакции превращать в отсроченные, которые несравнимо легче списать на «совпадение» или «наслоение». Вполне рациональным считается госпитализировать больного ребенка для того, чтобы сделать ему прививку, — под рукой реанимационное отделение на случай, если после «необходимой профилактики» пациента придется спасать.


риваться как ложные противопоказания... Использование педиатром перечисленных... ложных противопоказаний должно рассматриваться как свидетельство его некомпетентности в вопросах иммунопрофилактики со всеми вытекающими отсюда мерами»20. Примитивный, но вполне действенный шантаж на государственном уровне. Удивляет разве что публикация его в официальном документе.

Но откуда взялась эта уверенность в безопасности прививок для больных детей? Стали ли значительно лучше вакцины, в чем нас хотят убедить составители методических указаний?21 В это трудно поверить. Технология производства вакцин меняется в основном в малосущественных мелочах. Вакцины все так же содержат высокотоксичные вещества (ртуть, алюминий, формальдегид, фенол), стандартизации они почти не поддаются даже в рамках одной серии, прививочный календарь полон опасного абсурда (например, одновременное введение АКДС и ОПВ или тотальная вакцинация новорожденных против гепатита В), который очевиден любому мало-мальски грамотному врачу или даже просто информированному родителю. Однако, возможно, «рациональная тактика» основана на прорыве в нашем понимании устройства и работы иммунитета? Сомнительно. Наши представления об иммунитете все еще крайне далеки от того, чтобы считаться хотя бы минимально приемлемыми для вторжения в эту фантастически сложную и тонко отрегулированную систему, да еще в процессе ее стремительного развития. Для представлений, аналогичных нашим об иммунитете, в науке используется термин «черный ящик». Мы знаем, что есть на входе и на выходе процесса, но что собой представляет сам процесс, мы можем только догадываться, и стремительно растущая заболеваемость детей аутоиммунными и онкологическими недугами наводит на мысль о том, что в «ящике» происходит далеко



20 Там же. Примечательно, что 80% детей, больных аутизмом (болезнью, связь которой с
прививками ныне активно обсуждается — см. главу о кори), страдают и от тяжелых ал-
лергий. Непропорционально большое количество аллергических заболеваний наблюда-
ется у детей и подростков с различными поведенческими нарушениями, которые также
могут быть связаны с прививками. Ныне никакая аллергия уже не преграда для привива-
ния. А между тем в своих опытах педиатр-иммунолог из Сан-Франциско Кевин Джерати
показал, что у мышей из группы, никак не реагировавшей на прививку DPT (АКДС),
возникали тяжелейшие реакции на ту же самую прививку после предварительного вве-
дения гистамина (вещества, во многом ответственного за аллергические реакции), и они
быстро погибали в эпилептических припадках (Coulter H. L. Vaccination, Social Violence
and Criminality. The Medical Assault on the American Brain. Washington, 1988, p. 153).

21 «2.1 Использование для массовой иммунизации современных высокоэффективных,
малореактогенных вакцин привело к резкому сокращению частоты тяжелых реакций и
осложнений, возникающих в поствакцинальном периоде» (там же).


не одна только выработка антител в ответ на вакцинные антигены. И, теряясь в догадках относительно того, как протекает прививочный процесс у здоровых, мы тем более не имеем никакого понятия, каким образом отреагирует на вакцины иммунитет больного ребенка. Но тогда, наверное, традиционная медицина может как минимум гордиться своими успехами в излечении аллергий, бронхиальной астмы и иных болезней, ныне законно считающихся бичом детского возраста, так что родители могут не бояться дальнейшего ухудшения состояния здоровья детей после прививок? Абсурдно было бы даже помыслить такое. Отлично излечиваться эти и многие другие, не сказать практически все, детские болезни могут только в примитивной рекламной передаче «Здоровье» на одном из российских телеканалов. О безуспешности предлагаемого ныне лечения, в том числе и самого что ни на есть «научно-доказательного», расскажет любой родитель, намучившийся со своим больным ребенком. Состояние здоровья детей из года в год все хуже и хуже. Так откуда этот прививочный оптимизм, это страстное желание прививать всех, в том числе и тех, кого всего каких-нибудь 15 лет назад та же самая наука, от лица которой сегодня делаются безответственные заявления о безопасности прививок для больных, прививать строжайше запрещала?

Теперь нужно сказать о том, каким образом получается «правильная» статистика поствакцинальных осложнений. В нее попадают исключительно такие осложнения, которые приводят либо к смерти, либо к инвалидности или к тяжелому расстройству здоровья, требующему как лечения в специализированных учреждениях, так и выплаты социальных пособий, что вынуждает врачей поставить неприятный диагноз. Если же имеется хотя бы малейшая возможность списать случившееся на «побочную реакцию» или спасительное «присоединение интеркуррентного заболевания», то так оно и будет сделано. В августе 1999 г. российское правительство проштамповало подготовленный вакцинаторами маленький список поствакцинальных осложнений, которые готовы признать таковыми (см. «Приложения»), а в мае 2002 г. главным санитарным врачом РФ Г. Г. Онищенко были утверждены методические указания под названием «Мониторинг поствакцинальных осложнений и их профилактика». Составили их одиннадцать сотрудников ГИСКа и два сотрудника департамента Госсанэпиднадзора, причем одна из них, Г. Ф. Лазикова, была в составе той самой вакцинаторской подгруппы рабочей группы комитета Государственной Думы, о которой я писал


в предыдущей главе, что требовала закручивания прививочных гаек в масштабе всей страны. Ни один независимый специалист, ни один человек «со стороны», не из слаженной ГИСКовско-минздравовской системы, участия в разработке этой щедрой индульгенции прививкам не принимал. Вот несколько примеров, как вакцинаторы уходят от ответственности и уводят от нее прививки с помощью ими самими составляемых инструкций.

Так, в ст. 4.1 «Мониторинга» сообщается: «В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» от 17 сентября 1998 г. к поствакцинальным осложнениям относятся тяжелые и (или) стойкие нарушения состояния здоровья вследствие профилактических прививок, а именно...».

Стоп. В Законе об иммунопрофилактике инфекционных болезней нет никакого «а именно», в ст. 1 там просто сказано: «...Поствакцинальные осложнения... тяжелые и (или) стойкие нарушения состояния здоровья вследствие профилактических прививок», какие бы то ни было уточнения отсутствуют. Уточняют те, кто хочет максимально сузить число таких нарушений. Читаем эти «а именно»: «.. .Анафилактический шок и другие аллергические реакции немедленного типа; синдром сывороточной болезни; энцефалит, энцефаломиелит, миелит, моно(поли)неврит, полирадикулоневрит, энцефалопатия, серозный менингит, афебрильные судороги, отсутствовавшие до прививки и повторяющиеся в течение 12 месяцев после прививки; острый миокардит, острый нефрит, тромбоцитопеническая пурпура, агранулоцитоз, гипопластическая анемия, системные заболевания соединительной ткани, хронический артрит; различные формы генерализованной БЦЖ-инфекции». И это все! В список попали самые тяжелые и при этом относительно редкие страдания. Нет ни атопи-ческого диатеза, ни аллергий, ни бронхиальной астмы, ни иных болезней, очень часто развивающихся после прививок, счет которым идет на десятки, а может и сотни тысяч случаев ежегодно.

Но даже этот крохотный списочек кажется его составителям непомерно большим и дозволяющим чрезмерно большое количество претензий к прививкам, потому что далее уточняется: «При проведении расследования следует иметь в виду, что патогномоничных симптомов, которые позволили бы однозначно считать каждый конкретный случай поствакцинальным осложнением или необычной реакцией, не существует. И такие клинические симптомы, как высокая температура, интоксикация, неврологическая симптоматика, различные


виды аллергических реакций, в т.ч. немедленного типа, могут быть обусловлены не вакцинацией, а заболеванием, совпавшим во времени с проведенной прививкой. Поэтому каждый случай заболевания, развившегося в поствакцинальном периоде и трактуемый как поствакцинальное осложнение, требует тщательной дифференциальной диагностики как с инфекционными (ОРВИ, пневмония, менингокок-ковая и кишечные инфекции, инфекции мочевыводящих путей и т.п.), так и неинфекционными заболеваниями (спазмофилия, аппендицит, инвагинация, илеус, опухоль мозга, субдуральная гематома и т.п.) с использованием инструментальных (рентгенография, Эхо-ЭГ, ЭЭГ) и лабораторных (биохимия крови с определением электролитов, в том числе кальция, цитология ликвора и др.) методов исследования, исходя из клинической симптоматики заболевания»22.

Врачи намеки подобного рода понимают с полуслова: «не бывает здоровых, бывают недообследованные». При столь тщательном поиске (такой бы поиск да при каждой детской болезни, особенно в больницах на периферии, а не для спасения чести прививочного мундира!) найти можно что угодно. Если же кто-то из специалистов преступно тверд в решимости зарегистрировать поствакцинальное осложнение, то ему не грех и объяснить примером, к чему это может привести: «Результаты многолетнего анализа летальных исходов, развившихся в поствакцинальном периоде, проведенного ГИСК им. Л. А. Тарасевича, свидетельствуют, что подавляющее большинство их было обусловлено интеркуррентными заболеваниями. Однако врачи, с учетом временной связи последних с прививкой, ставили диагноз «поствакцинальное осложнение», в связи с чем этиотропная терапия не была назначена, что в ряде случаев и привело к трагическому исходу»23. Этот посыл более подробно излагается следующим образом: «Более 1/3 детей с диагнозом «поствакцинальная реакция» имели различные интеркуррентные заболевания как инфекционной, так и неинфекционной природы. «После вакцинации — еще не значит, что в результате вакцинации». Этот тезис, к сожалению, часто забывается докторами. Чаще всего в поствакцинальном периоде диагностировались инфекционные заболевания (90%), половина из которых были респираторно-вирусные, что связано, по-видимому, с возможностью инфицирования привитого ребенка во время посещения поликлиники (!? — А. К.).На 2-м месте в структуре интеркуррентных заболеваний


в поствакцинальном периоде находятся кишечные инфекции (18%). Реже диагностировали такие бактериальные инфекции, как пневмония, менингит, инфекция мочевыводящих путей (по 5-7%). Однако своевременная диагностика именно этих инфекций особенно важна, поскольку постановка диагноза ПВО таким детям настраивает врача на выжидательную тактику, резко снижая диагностическую и терапевтическую активность. В ряде случаев это может привести к трагическому исходу из-за того, что отсутствие своевременной этиотропной терапии при бактериальной инфекции (пневмония, менингит), хирургического вмешательства (инвагинация кишечника) делает прогноз заболевания очень серьезным... Примерно половина детей, погибших от интеркуррентных заболеваний, могли быть спасены при своевременной диагностике и назначении адекватной терапии. Это, в первую очередь, относится к детям, погибшим от пневмонии, менингита, кишечной инфекции...»24 (выделено мной. — А. К.).

Суммируем. Если ты врач и поставил диагноз поствакцинального осложнения — берегись, теперь отвечать за все придется тебе, и больше никому, а доказать свой диагноз у тебя все равно не получится! Куда безопаснее не связываться с ПВО, а поставить «своевременный» и при этом «правильный» диагноз присоединившейся инфекции, продемонстрировать «диагностическую и терапевтическую активность» и умыть руки — дело сделано; что бы дальше ни случилось, по меньшей мере начальство будет настроено весьма благожелательно и понимающе, а отнюдь не враждебно.

Вопросы вызывают и «некоторые клинические критерии» обсуждаемого «Мониторинга», позволяющие вакцинаторам немедленно отметать определенную часть поствакцинальных осложнений как заведомо не связанных с полученной прививкой. Обращу внимание читателей лишь на несколько примеров. Так, категорически заявляется, что «артралгии и артриты характерны только для краснушной вакцинации», в то время как они неоднократно описаны как осложнение прививки от гепатита В; «неврит лицевого нерва (паралич Белла) не является осложнением ОПВ и других вакцин», хотя он упоминается в литературе именно как осложнение прививок — в частности, живой полиовакцины и «Варивакса»; на развитие тромбоцитопенической пурпуры после прививок отведено лишь 30 дней, ни днем больше25, в то время как по имеющимся сведениям она может разви-


 


22 Там же.

23 Там же.


24 Федоров А. М. Поствакцинальные...

25 Мониторинг...


ваться и позднее, равно как и другие болезни, на появление которых отведены точные сроки, словно речь идет не о живых организмах, а о машинах, работающих по программе.

Сама система регистрации постпрививочных осложнений в России построена таким образом, что признание факта поствакцинального осложнения не сулит врачу ничего хорошего, с чем согласны и сами вакцинаторы: «Предположение о неполной регистрации всех случаев ПВО из-за боязни тех или иных репрессивных мер в отношении лиц, пославших извещение, вполне правдоподобно, и имеющиеся данные официальной статистики могут быть несколько занижены...»26 (выделено мной. — А. К.).По-девически стыдливое «несколько» вызывает улыбку — можно подумать, авторы и не подозревают, сколько осложнений случается в действительности. А что же происходит после того, как появилось подозрение на ПВО? «При установлении диагноза ПВО... или подозрении на него, врач (фельдшер) обязан немедленно информировать главного врача ЛПУ. Последний, в течение 6 часов после установления предварительного или окончательного диагноза, направляет информацию в городской (районный) центр Госсанэпиднадзора. За полноту, достоверность и своевременность учета заболеваний, подозрительных на ПВО, а также за оперативное сообщение о них ответственность несет руководитель ЛПУ. Территориальный центр Госсанэпиднадзора, получивший экстренное извещение о развитии ПВО (подозрения на ПВО), после регистрации полученной информации передает ее в центр Госсанэпиднадзора в субъекте Российской Федерации... центр Госсанэпиднадзора в субъекте Российской Федерации направляет в Департамент Госсанэпиднадзора России предварительное внеочередное донесение... Окончательное донесение представляется в Департамент не позднее, чем через 15 дней после завершения расследования... акт расследования каждого случая необычной реакции (осложнения, шока, смерти)... как потребовавшего, так и не потребовавшего госпитализации (в последнем случае с копией истории болезни) направляется в Государственный НИИ стандартизации и контроля медицинских биологических препаратов им. Л. А. Тарасевича... При необходимости ГИСК им. Л. А. Тарасе-вича может дополнительно запрашивать необходимую медицинскую документацию, а в случае летального исхода — протокол вскрытия, гистологические препараты, блоки и формалиновый архив»27.

26 Там же.

27 Вакцинопрофилактика... с. 131 и 133.


Надо поставить себя на место рядового врача, чтобы представить, сколько потребуется мужества, не сказать безрассудства, чтобы запустить эту цепную реакцию чиновничьих донесений, заварить такую кашу! Но самое главное, что надежды на торжество справедливости остается в любом случае мало, ибо решение о том, прекратить ли использование вызвавшей осложнение серии вакцины и тем самым признать свою ответственность... все равно остается за ГИСКом. «Решение о возможности дальнейшего применения рекламационной серии... вызвавшей развитие ПВО, или о необходимости проведения ее повторного контроля, принимает ГИСК им. Л. А. Тарасевича»28. Как это может быть? На суде есть обвиняемый, адвокат, прокурор и судья; кроме того, народ выбирает в парламент законодателей, и те принимают законы, по которым осуществляется судопроизводство. Почему же во всех прививочных делах разработчик и активный пропагандист прививок ГИСК един во всех лицах? Он сам принимает законы, по которым сам себя судит, сам себя защищает, сам себе выносит оправдательный приговор, сам себе аплодирует за справедливость этого приговора и сам с торжеством покидает зал судебных заседаний. Стоит ли нам после этого удивляться, что какое бы осложнение им ни расследовалось, неизменно обнаруживается алиби в виде «совпадения», «присоединения», «наслоения», «дебюта латентной болезни», «несоблюдения общих правил проведения прививок» и прочего? А где же независимые эксперты, где общественный контроль? Как вообще получилось так, что учреждение, благополучие которого на мой взгляд целиком зависит от продвижения вакцин, фактически никому не подотчетно? Или разработчики и производители вакцин во всем мире совершенно безгрешны? Если бы... Вот всего несколько примеров. «Химическая сорбированная тифо-паратифозно-столбняч-ная вакцина (ТАВТЕ) из-за чрезвычайно сильной реактогенности и слабой иммуногенности ряда компонентов с 1980 г. снята с производства»29. Или сообщение о штамме «Еланцев» вируса клещевого энцефалита: «...У привитых людей он вызывал заболевание энцефалитом приблизительно с частотой 1:10000... Вакцина из штамма Еланцев была запрещена для применения, а дальнейшие исследования по разработке препарата прекращены»30. А вакцина против желтой лихорад-

28 Озерецковский Н. А. Система...

29 Вакцины, поствакцинальные реакции и функциональное состояние организма приви
тых. Уфа, 1986, с. 35.

30 Камалов И. И. Живая вакцина против клещевого энцефалита — проблемы и перспекти
вы. Актовая речь, посвященная памяти академика А. А. Смородинцева. СПб, 1991, с. 6.


ки (штамм «Дакар»), широко использовавшаяся в 1930—1950-х годах, также вызывавшая тяжелые поствакцинальные реакции, в том числе энцефалиты? А штаммы «Urabe», «Ленинград-3» и «Ленинград-Загреб» вируса эпидемического паротита, на основе которых делались вакцины, поражавшие мозг привитых детей? А гриппозные вакцины печально известной кампании конца 1970-х по борьбе со свиным гриппом, искалечившие и отправившие на тот свет сотни американцев синдромом Гийена-Барре? А со скандалом отозванная с рынка в 1999 г. ротавирусная вакцина (RotaShield, производитель «Виет-Ледерле»), которую сегодня подхватившая манящую космическими доходами ротавирусную эстафету компания «Мерк» энергично проталкивает на рынок под названием RotaTeq? А вакцины против клещевого энцефалита ENCEPUR К (производитель «Хирон Беринг», отозвана с рынка в 1998 г.) и T1COVAC (производитель «Бакстер», отозвана в 2001 г.)? Таким примерам несть числа, но лишь единичные из них становятся известны широкой публике. За сухими словами о «чрезвычайно сильной реактогенности» и «заболевании энцефалитом» стоят реальные люди, бывшие здоровыми до прививок, но убитые и искалеченные ими, разрушенные жизни самих пострадавших и их близких. Однако ведь и ТАВТЕ, и злосчастные вакцины на основе штамма «Еланцев» где-то (да уж не в самом ли ГИСКе, к слову?) предварительно изучались, тестировались, утверждались, запускались в производство, кто-то публиковал статьи и получал научные звания и премии... А понес ли хоть кто-нибудь ответственность за результаты прививок, в свете существующей на мой взгляд полной бесконтрольности производителей вакцин? В своей книге «Прививки: мифы и реальность» Г. П. Червонская цитирует бывшего главного санитарного врача СССР П. Н. Бургасова, заявившего: «Советский Союз всегда занимал ведущее место в мире по массовости планового использования вакцин... что является оригинальностью нашей позиции», и его российских продолжателей прививочного дела: «Вводя полную иммунизацию детей, мы брали на себя большую ответственность — в мире нигде такого не было. Приоритет в этом принадлежит СССР». Г. П. Червонская комментирует: «В том-то и трагедия наших малышей — никто ни за что не отвечает: ни за аллергизацию как результат «полной иммунизации»... ни за обилие поствакцинальных осложнений»31. Это верное замечание. «Большая ответственность» прививочных оригиналов, ставящих под угрозу здоровье миллионов людей, такая же фикция, как декларируемое ВОЗ

31 Червонская Г. П. Прививки: мифы и реальность. М., 2002, с. 55-56.


стремление «повышать доверие общества к иммунизации» выявлением и расследованием поствакцинальных осложнений.

На этом фоне бросается в глаза и пренебрежение вакцинаторов необходимостью следить за числом поствакцинальных осложнений31, что я считаю оборотной стороной как бесконтрольности, так и уверенности в собственной совершенной безнаказанности. По данным сайта Федерального центра Госсанэпиднадзора, в который подает статистику ГИСК, в РФ регистрируется в среднем около трехсот поствакцинальных осложнений в год всего, на все вакцины. А Республиканский центр по осложнениям после прививок против туберкулеза, созданный при МЗ РФ и находящийся с ГИСКом в одном городе, а может быть даже на соседней улице, рапортует о примерно пятистах случаях осложнений в год на одну только прививку БЦЖ, да при этом еще сам признает, что эти данные скорее всего занижены32.

Справедливости ради следует отметить, что российский пример всевластия и вседозволенности ГИСКа под крышей Минздрава отнюдь не представляет собой нечто исключительное в мире вакцин. В 2000 г. американские вакцинаторы начали проект под названием «Брайтонское сотрудничество» (Brighton Collaboration). Его цель — создание сплоченной международной группы, состоящей из производителей вакцин и чиновников ВОЗ, Центра контроля заболеваний США и европейских организаций здравоохранения для защиты (а точнее — навязывания) прививочных программ во всепланетном масштабе. Первой задачей, которую поставили себе участники проекта, было определение, что именно следует считать побочной реакцией на прививки. При этом во главе комитетов проекта, занятых этим вопросом, стоят... производители вакцин! Конгрессмен д-р Дэйв Уэлдон заявил в своем выступлении в палате представителей 18 июня 2004 г.: «Разве мы позволяем «Дженерал моторс», «Форду» или «Крайслеру» определять безопасность своих автомашин или авиакомпаниям устанавливать стандарты безопасности полетов и самим расследовать катастрофы и делать выводы об их причинах? Или мы разрешаем производителям пищевых продуктов определять, не была ли заражена

32 «Сведения о... поствакцинальных осложнениях... подлежат государственному стати-
стическому учету» (Федеральный закон «Об иммунопрофилактике инфекционных бо
лезней», ст. 17.1).

33 Министерство здравоохранения Российской Федерации, Управление охраны здоровья
матери и ребенка (№ 133/8-39), Департамент Госсанэпиднадзора (№ 1100/769-98-113). Со-
временные подходы к вопросам вакцинопрофилактики и раннего выявления туберкулез
ной инфекции у детей. Приложение к письму от 14 апреля 1998 г.


их продукция и не принесла ли она вред? Почему же мы дозволяем производителям вакцин самим решать, что следует считать побочной реакцией на прививки?»34.

Десять лет назад российский вакцинатор писал: «При существующей в стране этико-правовой системе доступ общественности к медицинской информации по вакцинации крайне ограничен, отсутствует четкий механизм расследования жалоб населения на нарушения, возникающие при массовой вакцинации, несовершенна система регистрации поствакцинальных осложнений и компенсации за причиненный ущерб при вакцинации. В этих условиях уровень общественного доверия к проводимым мероприятиям по вакцинопрофилактике недостаточно высокий. Следует добиваться взаимопонимания и партнерства между населением и различными звеньями системы вакцинопрофилактики (производителями, контролерами, вакцинаторами и др.)»35. Время прошло, был принят закон, регулирующий взаимоотношения граждан и прививочных властей, но в действительности изменилось лишь очень немногое. Никакого взаимопонимания и партнерства в истинном значении этих слов и близко нет, вакцинаторы не собираются отчитываться перед обществом и нести какую-либо ответственность за свою деятельность, а прививки населению навязываются ложью (как об эффективности вакцин, так и об их безопасности, в том числе и на примере якобы крайне малого числа поствакцинальных осложнений), шантажом и методами административного давления.

Итак, в статистику ПВО, согласно критериям «Мониторинга», попадают только самые тяжелые осложнения. Конечно, читателя не может не заинтересовать вопрос: а проводилась ли хоть раз попытка подсчитать, сколько же всего «побочных реакций» следует за прививками? В какой-то мере на него отвечает недавнее исследование, проведенное на базе детской городской инфекционной больницы № 10 г. Перми, где т. н. неблагоприятные события поствакцинального периода, возникшие в течение 30 дней после прививки, отслеживались в 2001-2002 гг. по трем базам данных (регистрация участковыми педиатрами, экспертная оценка историй развития детей на основе случайной репрезентативной выборки и анкетирование матерей). Полученные результаты заслуживают самого пристального внимания. «Частота возникновения различных событий в поствакцинальном периоде у детей до 3 лет


в течение 1 мес. после прививки... оказалась различной. Минимальной она была по данным журнала регистрации и составила 4,0±0,4 на 100 привитых. Число выявленных поствакцинальных событий на основании экспертной оценки историй развития превысило регистрируемый уровень в 7 раз и составило 28,0±2,8 на 100 привитых... Максимальное число (35,0±2,6) было выявлено по результатам анкетирования матерей...»36. Таким образом, по мнению матерей, более чем в трети случаев вслед за прививкой следовало «поствакцинальное событие», в то время как педиатры были готовы признать его лишь у каждого двадцать пятого привитого ребенка. А вот и следствие ликвидации практически всех противопоказаний к прививанию больных детей (ведь, как сообщается, «разработка рациональной тактики проведения профилактических прививок таким детям позволила резко повысить охват этих детей прививками без каких-либо последствий для них»!): «По данным мониторинга врача-иммунолога... и метода экспертных оценок, все дети с поствакцинальными осложнениями и тяжелыми реакциями были из группы высокого риска побочного действия вакцин вследствие многофакторных сочетаний поражения нервной системы с манифестными формами аллергических болезней и синдромом нарушения противоинфекционной защиты»37. Но что со спасительной «рациональной тактикой», она не сработала? Читаем дальше. «Среди детей с ПВР в 90% случаев имелся отягощенный пре-морбидный фон с высоким риском побочного действия вакцинальных препаратов. При этом адекватные лечебно-реабилитационные мероприятия были проведены лишь в 20% случаев. В официальном мониторинге врача-иммунолога... эти случаи зарегистрированы не были, несмотря на то что у ребенка в поствакцинальном периоде возникло заболевание, потребовавшее госпитализации»38. Итак, несмотря на адекватность, по мнению авторов, мероприятий у каждого пятого пострадавшего, поствакцинальных осложнений или реакций, кому как нравится, избежать все равно не удалось. Невольно закрадывается крамольная мысль: может быть, надо было вообще оставить этих детей в покое, как это было до прививочного шабаша, начавшегося в 90-х годах? Ну и конечно, здесь же сокрытие ПВР-ПВО, даже потребовавших госпитализации (!), как лишнее доказательство того, что






Date: 2015-09-05; view: 133; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.013 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию