Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПОЛЕ ФЕЙ 3 page





 

– Ты глянь! Ты глянь! Какая силища-то прет! Похоже, ребятам в центре будет туго! – выкрикнул кто-то из пикинеров.

– Ты погоди их хоронить, парень,– сплюнул сосед Джига.– Посмотрим, как эти лошадники копьями поорудуют в горку-то.

Кавалерия наступала, всадники пустили лошадей в галоп и опустили копья. Вот враг прошел участок, где лежали тела тех, кто погиб от выстрелов гномьих пушек, и начал подъем на холм. С центра Поля Фей подъем на холм казался не таким уж и крутым. Но действительность обычно оказывается куда хуже, чем мы предполагаем. Лошадям, обремененным броней и всадниками, оказалось не так-то просто преодолеть этот подъем.

– Дуга три пальца! Ориентируясь на сотников! Пли!

От шести тысяч лучников отделилось облако стрел, пронеслось над пехотой и рухнуло на первые ряды всадников «раков». Затем последовал еще один залп. И еще. Даже несмотря на тяжелые доспехи, люди гибли, потому что при таком количестве стрел хотя бы одна да проникнет между сочленением брони. Но основной удар пришелся по лошадям. Не имея надежной защиты, лошади гибли, оставляя всадников без всякой возможности уйти из-под огня. Похоже, командир кавалерии не ожидал нарваться на такое количество лучников. Горн протрубил отход, и тут случилось невероятное: земля под копытами лошадей и под ногами людей превратилась в лед и началось форменное избиение. Лучники стреляли без перерыва, посылая во врага стрелу за стрелой. Сотники ежесекундно орали команды, меняя угол обстрела и делая поправку на ветер. Стрелы визжали в воздухе, иногда заглушая крики умирающих людей и лошадей. Хладнокровный расстрел продолжался. Первые ряды пехоты и спешенных рыцарей не утерпели и начали обстрел «раков» из арбалетов.

 

– Они их разгромили, милорд! Клянусь Сагрой, разгромили! – вскричал Вартек.

– Вижу, милорд,– произнес Изми Маркауз, наблюдая, как около шести сотен спешившихся всадников врага бросились в отчаянную атаку на линию пехоты.

Битва была скоротечной и кровавой. «Раков» не любили, и они платили валиострцам той же монетой. Когда схватка подошла к концу, от кавалерии Рачьего герцога, которую он, скорее всего, собирал и обучал не один год, не осталось ничего, кроме памяти. Люди Сталкона пленных не брали.



– Ах, побери меня тьма! – Вартек от переизбытка чувств ударил себя кулаком по ноге.– Все бы отдал, чтобы оказаться на месте самого занюханного из пехотинцев центра!

– Не вы один, маркиз! Не вы один!

 

– Погоди ты!

– Куда уж годить? – возмутился рыжебородый гном.– Стрелять надо!

– Я тебе стрельну! Жди, кому говорят?!

– Да чего ждать?! Они сейчас по нашим головам пройдут, Перец!

– А хоть бы и по головам! Сказано ждать – значит жди! – рассвирепел командир орудия.

– Ротт! – окликнул Медок командира арбалетчиков.

– Да, сотник?

– Ребята готовы?

– А то!

– Действуете, когда посчитаете нужным!

Арбалетчик кивнул и подготовил к бою стоящий на стене мощный армейский арбалет. Такие используют для обороны замков и крепостей. В это чудовище разом заряжалось шесть длинных и тяжелых стальных болтов. Естественно, что весило это чудо военной мысли прилично и таскать его за собой – пупок надорвать, а вот отстреливать врага из-за стены – самое дело. Помимо сокрушительной пробивной силы, которой позавидуют даже склоты линейной пехоты, «град» обладал еще и такой необходимой и бесценной штукой, как скорострельность.

Медок хлопнул себя по шлему, опустил носовую стрелку и выглянул из-за стены. По правой дороге на них катилась буро-серая, совершенно неорганизованная толпа варваров и северных племен. Благодаря вылазкам за Одинокого Великана Медок знал и тех и других. Варвары облачались лишь в шкуры мамонтов, белых медведей и вареную кожу с нашитыми на нее костяными пластинами тюленей, а вместо шлемов использовали черепа животных Безлюдных земель и поэтому выглядели достаточно устрашающе. Вооружались они топорами и дубинами, практически не признавая луков. Во время схваток очень часто впадали в боевое безумие. Медок не кривил душой – варвары Безлюдных земель хорошие бойцы, но им далеко до воинов северных племен. Спроси у Дикого, с кем бы он сразился, будь у него выбор: с тысячью варваров или с пятью сотнями воинов северных племен, и Медок без колебания выбрал бы варваров. Там был бы шанс закончить бой малой кровью. С северными племенами так не получится. Низкорослые, черноволосые и узкоглазые люди были великолепными охотниками, а тем паче воинами. Они мастерски владели короткими копьями и с их помощью могли добыть не только нерпу, но и голову врага. С детства воспитанные как охотники и воины, эти люди ко всему прочему были очень выносливы и жили там, где не мог жить никто из людей,– на Берегу огров.

Теперь же эти воины, не зная таких слов, как «стратегия» и «тактика», «резерв» и «обход с флангов», перли на Точеные Луки с явным намерением взять укрепленную деревню. Самое страшное, что у них это могло получиться.

Катапульты, установленные за второй стеной, начали обстрел наступающих горшками с зажигательной смесью и камнями. К катапультам присоединились немногочисленные отряды Играющих с ветром.



– П-а-а врагу! – рявкнул Ротт.– Свободный огонь!

Примеру Ротта последовали другие командиры арбалетчиков, и Точеные Луки разразились стальным градом. Растратив все шесть болтов, Ротт стащил арбалет со стены, передал заряжающему и тут же получил новый. Медок пользовался обычным склотом. Прицелился в высоченного бородатого варвара с размалеванным синей краской лицом, задержал дыхание и нажал на спуск. Болт без всякого труда пробил череп-шлем.

– Неплохо! – одобрительно кивнул Перец и тут же заорал: – Стрелки!

Воины северных племен принялись обстреливать стену из коротких составных луков. Одна из стрел попала в шею зазевавшегося гнома, что держал тлеющий фитиль. Другая стрела отскочила от кирасы воина, перезаряжающего «град» Ротта. Еще одна пробила ногу мечнику, стоявшему за арбалетчиками.

– Лекаря! – заорал Медок.– Ротт! Усильте огонь!

– Куда уж больше?! – Командир арбалетчиков взялся за склот.– Метко твари стреляют!

– Ух мать! Ну я им сейчас задам! – Перец схватил оброненный убитым гномом фитиль и поднес к пушке.

Медок вовремя закрыл уши руками. Пушка рявкнула, стену заволокло дымом. Сразу же за этим орудием выстрелили и два других находящихся дальше по стене орудия.

– Вечно гномы всякую хренотень изобретут! – закашлялся один из арбалетчиков.

Сизый, вонючий дым ел глаза. Перец вопреки всем ожиданиям уже костерил своих подчиненных, чтобы те пошевеливались и поскорее перезаряжали пушку. Когда дым рассеялся, стала видна картина разрушений, которые были причинены нападающим. Картечь прогрызла в рядах противника широкую кровавую просеку. Воины северных племен в панике отступили, а вот шесть сотен варваров то ли по скудоумию, то ли из-за боевой удали перли вперед и уже преодолевали ров.

– Мечники! Гото-о-овьсь! – едва не сорвав себе голос, заорал Медок.– Перец! Оставь на время пушку и давай со своими ребятами за щиты!

– Хрена лысого! – выругался гном и, отбросив в сторону какую-то штуку (ею гномы прочищали жерло пушки), схватился за боевую мотыгу.– Чтобы гномы отсиживались за спинами других! Да не бывать этому! Жиргзан! Подай мне шлем!

 

Под Нуадом кипела битва, враг, видно, во что бы то ни стало решил расправиться с непокорным замком. До баталий, стоявших на левой дороге, вновь долетела отдаленная канонада орудий.

– У меня там племянник,– неожиданно сказал пикинер.

– Тебя как зовут-то, братишка?

– Бансом.

– А я Джиг.

– Руки замерзли, скоро даже через перчатки к древку примерзнут,– пожаловался Банс.

– Чесночку хочешь?

– А он согреет?

– Вон кто тебя скоро согреет.– Джиг кивнул в сторону приближающейся на них пехоты «раков».– Через две минуты здесь будет жарче, чем у гнома в топке.

– Сколько же этих ублюдков?

– Столько же, сколько и нас. Если не больше.

 

С холма Изми Маркауз прекрасно видел, как пехота врага разделилась на три неравные части и двинулась к позициям армии Валиостра. Меньший отряд, находившийся дальше всех, едва ли не бегом двигался к Точеным Лукам. Около десяти тысяч «раков», разделенные на пять отрядов, перли на левую армию. Остальные «раки» и тьма-тьмущая варваров наступали на центр.

– Почему наши маги ничего не предпринимают, милорд? – возмутился Вартек.– Ведь весь Совет Ордена находится на холме!

– Весь Совет, любезный маркиз, трогательно взявшись за руки, стоит в кругу,– пророкотал из-под шлема один из гвардейцев.– Благодаря им Неназываемый пока еще ничего нам не сделал.

– Командир! – примчался запыхавшийся гвардеец.– Король отдал приказ следить за левой армией и, если им потребуется помощь, вступить в бой!

– Ну наконец-то! – восторженно зарычал Вартек.

– Что-нибудь еще? – Изми Маркауз обратился к гвардейцу.

– Говорят, все огры подохли!

По рядам гвардейцев загулял удивленный и радостный ропот.

– Кто говорит?

– Все. Я самолично слышал от одного из разведчиков.

– Превосходно. Можешь вернуться в строй.

 

– Отбились, м-мать их. Упорные сволочи оказались! – Перец от переизбытка чувств махнул окровавленной мотыгой.

Атака варваров захлебнулась. Две тысячи арбалетчиков по всему фронту левой армии устроили в нестройных рядах нападающих настоящую бойню. Тех немногих, кому все же удалось пересечь ров и насыпной вал, прикончили мечники. Ни один из варваров даже не подумал отступить. Теперь под стеной валялась груда тел. Медок начинал опасаться, что после нескольких таких атак противник будет подниматься на стену по телам своих товарищей, словно по лестнице.

– Жиргзан! Да брось ты эту гадость! – обратился Перец к рыжебородому гному, с интересом изучающему трофейный шлем-череп.– Давай заряжай! Видел ведь, как эти узкоглазые драпанули?!

– Второй раз не побегут.

– С чего это ты так решил, сотник?

– Они хорошие бойцы, пускай и суеверные. В следующий раз они поймут, что, когда гремит гром, не все умирают, и продолжат атаку.

– Медок! – Подошел тысячник.

– Да, командир?

– Потери?

– Восемь погибших и семь раненых.

– Вот, принимай к себе в отряд.– Тысячник указал на молчаливого бледного паренька.– Это его магичество Родерик. Поможет твоим ребятам в случае чего.

Родерик несколько нервно кивнул и испуганно покосился на двоих мечников, которые как раз перебрасывали через стену труп варвара.

– У вас кольчуга есть, ваше магичество? – как можно вежливее спросил Медок.

В то, что парень маг, Дикий не очень-то верил. По его мнению, даже Кли-кли заткнул бы этого магика за пояс.

– Да.– Молодой маг поспешно кивнул.– Мне учитель еще два дня назад сказал достать.

– И кто у нас учитель? – дымя трубкой, поинтересовался Перец.

– Его магичество Арцивус,– с достоинством произнес Родерик.

– А это кто? – бесхитростно поинтересовался гном.

Родерик от такого вопроса едва не лопнул от возмущения. Он уже собрался выдать гному отповедь, но за стеной запели рога. Враг вновь пошел в атаку.

За спиной грохнуло, небеса отозвались эхом, и дымная комета, выпущенная из мортиры, рухнула прямиком в середину переднего квадрата пехоты, надвигающейся на центр. Удар был страшен. Всех, кто попал под взрыв, разметало, словно они были сделаны из бумаги. Ядро мортиры напомнило Изми ногу бога, который по ошибке нечаянно наступил на людей.

 

– Сюда бы еще с десяток мортир, и я бы посмотрел на этих прихвостней Неназываемого! – потряс секирой Сталкон Весенний Жасмин.

– Почему не стреляют пушки, мой господин? – спросил один из «бобров».

– Слишком далеко. Гномы хотят стрелять наверняка.

Пехота надвигалась пятью отрядами. В первой линии три отряда, каждый уже выбрал себе по баталии. За этими тремя, на расстоянии в тысячу ярдов, двигались еще два.

Сквозь шеренги людей и ряды поднятых пик Джиг со странным безразличием смотрел на надвигающуюся на их баталию стальную черепаху. Только у одного из трех первых отрядов были пики, не уступающие по длине пикам баталий. С этим отрядом должна была столкнуться левая баталия, где были «бобры» и Веселые висельники. Ребята выстоят, этим подразделениям не впервой сражаться с врагом, который ничем им не уступает. В первой шеренге отрядов, прущих на центральную и правую баталию, были высокие прямоугольные щиты и короткие копья.

– У них арбалетчики! – крикнул кто-то из пикинеров.

Джиг похолодел. Если у пехоты склоты, то первым шеренгам, несмотря на их броню, придется худо. С близкого расстояния болт прошьет доспехи насквозь, словно они сделаны из бумаги, а не из славной исилийской стали. Хорошо, что хоть не лучники – при навесной стрельбе баталия становится еще более уязвимой. Чтобы противостоять вражеским стрелкам, нужно прикрытие из арбалетчиков и лучников. Дуэль-перестрелка никогда не обходится малой кровью.

Эльфы принялись обстреливать отряд, надвигающийся на баталию Висельников.

– Пропустите меня! Да пропустите же!

Маг, все это время молча стоявший за Джигом, продирался вперед. Пикинеры, похоже перепуганные перспективой ловить арбалетные болты, не очень хорошо соображали, кто пытается пробиться мимо них в первый ряд.

Джиг пронзительно свистнул и заорал:

– Пропустите мага вперед, сучьи пни! Быстрее давайте, иначе болты нам с вами придется ловить!

Это подействовало, и пикинеры подались в сторону, освобождая магу дорогу. Тот выскочил вперед, встал перед первой шеренгой и вытянул руки, направив их раскрытыми ладонями в сторону отряда пехоты, уже почти добравшегося до Винного ручья. С ладоней мага сорвался ослепительный огненный луч. Он ударил в первый ряд щитов, враз испарив их вместе с людьми, добрался до второго ряда, третьего, четвертого, арбалетчиков…

Враги взвыли! Слышались вопли погибающих и сгорающих заживо людей. Кто-то кричал от ужаса. Многие стоявшие в баталии удовлетворенно выругались, видя, какой урон нанес врагу всего лишь один человек.

Маг между тем повел лучом вправо, затем влево, продолжая сжигать десятки людей. И пехота не выдержала. Она дрогнула и рассыпалась, в панике заметавшись по берегу Винного ручья. Даже сюда долетал запах горелого мяса.

Луч, исходящий из ладоней мага, внезапно погас, и маг кулем повалился в снег. Кто-то из первых рядов бросился к упавшему, подхватил, втянул в баталию.

Недремлющие сотники заорали:

– Арбалетчикам приготовиться! Пер-рвая шер-ренга! Залп! Втор-рая шер-ренга! Залп! Тр-ретья залп!

Арбалетчики выстрелили и отошли назад. На их место встали еще девять шеренг стрелков, снятых с тыла и флангов баталии.

– Залп! Залп! Алп! Алп!

Мечущуюся вражескую пехоту накрыло стальным дождем.

 

– Ух! Маги взялись за дело!

Изми не слушал, он, как и все, следил за битвой, происходящей в левой армии. Неизвестный маг без труда разнес центральный отряд нападающих, но правый и левый продолжали двигаться вперед и уже успели пересечь Винный ручей. Да и два задних отряда войска Неназываемого были недалеко.

– Милорд!

Изми Маркауз отвлекся от картины боя и посмотрел на подошедшего к нему солдата с огромным двуручником. Бобровая шапка, вне всякого сомнения.

– Милорд, его величество прислал мой отряд в ваше распоряжение.

– Сколько у тебя людей?

– Двести человек.

Неплохо. Двести «бобров» – больше, чем он рассчитывал получить. Для резерва.

– Хорошо. Выдвигайтесь вон к той рощице, за левой армией. Но в бой пока не лезьте.

– Да, милорд.

Что-то подсказывало Изми, что левой армии в самом скором времени понадобится помощь.

 

– У них там арбалетчики, командир.

– У, кур-рвы! – Командующий шестью тысячами Играющих с ветром, что сейчас стояли сразу за пехотой и спешенными рыцарями, погрозил кулаком небесам.– Сколько их там?

– Не знаю.

– Ну так узнай! Да побыстрее! А то они нам всю пехоту перещелкают! Нарк!

– Да, командир?

– Бери свою тысячу и давай вперед! Поставь ребят среди мечников. Пусть оттуда палят прямой наводкой! Если кто из пехтуры будет бочку катить, скажешь, что я приказал! Действуй!

– Около трех тысяч! – прибежал запыхавшийся солдат.– Разведка говорит о трех тысячах! Идут впереди пехоты.

– Да уж вижу, как они идут, чай не слепой.

За спиной громыхнули пушки, солдат пригнулся, командир Играющих даже не обратил внимания.

– Значит, их в два раза меньше, чем нас,– задумчиво процедил старый воин, наблюдая, как ядра, выпущенные из пушек, угодили в дальние ряды пехоты противника.– Тем лучше. Ничего они нам не сделают, паря. Луки куда как дальнобойней, и стрелять мы умеем. Слухай мою команду! Дуга два пальца! Поправка на ветер четверть пальца вправо! Пощелкаем кур-рвиных детей до того момента, как они начнут стрелять! Пли!

 

Воин легко перемахнул через стену, и Медок едва успел отскочить в сторону. Коротким копьем с широким зазубренным наконечником низенький черноволосый противник владел мастерски. Оружие выплетало круги и зигзаги, и Дикому приходилось пошевеливаться. На этом участке стены, несмотря на беспрерывный огонь арбалетчиков, противнику все же удалось прорваться в Точеные Луки. Теперь по всей стене кипел бой. Следовало продержаться до прихода подкрепления.

Узкоглазый воин неожиданно взвился в воздух с явным намерением ударить Медка копьем сверху. Дикий прянул в сторону, широко отмахнулся огроломом, и шипастый шар выбил дух из врага, не озаботившегося защитить себя каким-либо доспехом.

Из-за стены высунулся варвар, на голове коего красовался череп белого медведя. Страшный топор ударил в спину рыжебородого гнома, сражавшегося с воином, облаченным в цвета Рачьего герцогства. Огролом рухнул на медвежий череп, разнес его на осколки, заодно смяв голову варвара.

– М-мать! – Перец ткнул факелом в лицо другому воину и затем пихнул его мотыгой в пах.

– Сотник! Прикрой моих ребят! – Ротт и два десятка арбалетчиков притащили перезаряженные «грады».

Человек семь принялись методично отстреливать тех, кто перебрался через стену, остальные открыли огонь по перебирающимся через неглубокий ров. Подоспело подкрепление из пяти десятков мечников, и общими силами врага удалось скинуть со стены. Незнамо каким чудом выживший в этой мясорубке маг швырнул на прощание в толпу врагов несколько огромных огненных шаров.

– Куда огонь?! – заорал Перец.– Куда огонь?! Здесь же порох!

– Ротт! По отступающим! Перец! Давай к пушке! Ваше магичество, уйдите со стены, иначе на шальную стрелу нарветесь!

 

Первая и вторая шеренги левой баталии на несколько секунд раздвинулись, пропуская вперед «Бобровых шапок». Воины, вооруженные двуручниками, соблюдая широкие промежутки, бросились вперед, прямо на выставленные пики врагов. За «бобрами» медленно двигалась баталия. Широкими размашистыми движениями «бобры» перерубали пики и врубались в шеренги противника, ломая строй. Конечно же не все смогли избежать встречи с вражеской пикой, но основная масса «бобров» справилась с задачей и уничтожила опасность, грозящую своей баталии. Глубоко вгрызаясь в ряды атакующих, размахивая двуручниками, точно косами, мечники наносили перепуганной и ошеломленной пехоте страшный урон, а сзади уже напирала баталия. Она с грохотом протаранила пехоту, ударила пиками и словно мамонт, который оказался в посудной лавке, поперла вперед. Медленно и неотвратимо баталия следовала сразу за построившимися в клин «бобрами».

Правая баталия тоже сшиблась с пехотой «раков», но, как там обстояли дела, Джиг уже не видел. По шеренгам передали приказ:

– Алебардисты, в шестую шеренгу!

Баталия готовилась нанести таранный удар, а во время такого удара алебарды не нужны, и воинов переводят назад, заменяя их шеренгу пикинерами.

– С первую по шестую шер-ренги! Пики, овсь!

– Под бар-рабаны! Бе-е-егом!

В центре отряда загрохотал барабан, баталия, выставив пики, качнулась.

Бум… Бум… Бум… Бум… Бум… Бум… Бум-бум… Бум-бум-бум-бум! Барабаны наращивали темп, и баталия, все более разгоняясь, неслась вперед, туда, где на место выжженной магом и расстрелянной арбалетчиками пехоты уже накатывал двухтысячный отряд второй линии. Джиг исправно давил в спину стоявшего впереди пикинера и орал «а-а-а», сжавшись в ожидании скорого удара.

 

Не выдержав обстрела засевших на холме лучников, выжившие арбалетчики противника, так и не сделав ни одного выстрела, бросились назад и большей частью были помяты своей же пехотой. С «линейными» было сложнее, они, несмотря на подъем, перли вперед, стараясь как можно быстрее преодолеть участок, обстреливаемый лучниками. Многие закрывались от стрел щитами. Один из отрядов врага даже умудрился создать вполне приличную «черепаху», но вышел на ледяной участок холма, развалился, и лучники тут же перестреляли невезучих воинов.

– Сомкнуть щиты! Копья! Арбалетчикам стрелять по своему усмотрению! – приказал Сталкон.

Принц отдавал себе отчет в том, что, несмотря на урон, наносимый лучниками, враг на этот раз все же до них доберется. Задние ряды лучников прекратили переставший быть эффективным обстрел и, взявшись за мечи, слились с рядами пехоты. Теперь огонь вели лишь тысяча Нарка и немногочисленные арбалетчики, но и они вскоре вынуждены были прекратить огонь. Неровный залп лучников «раков» был остановлен магом, заставившим большинство стрел сгореть в воздухе. Вражеская пехота вытолкнула вперед несколько сотен воинов, вооруженных двуручниками, с явным намерением сломать ровный строй пехоты центра.

– «Бобры», не спать!

И «Бобровые шапки» не спали. Щиты на короткий миг разомкнулись, пропуская воинов легендарного отряда вперед. Когда у врага кувалда, тебе тоже нужна кувалда – неоспоримое правило войны. По всему фронту завязались одиночные и групповые стычки на двуручных клинках. «Раки» были хороши, но все же им было далеко до «Бобровых шапок». Перевес был на стороне Валиостра, но все же сын короля отдал приказ горнисту:

– Труби отход!

Горн несколько раз протрубил отход, и мечники отступили за щиты, прежде чем до них успела добраться разъяренная гибелью товарищей вражеская пехота. Прежде чем щиты сшиблись и началась рубка, кто-то из лучников успел выстрелить еще раз.

 

– А ты неплохой маг, парень,– пропыхтел Перец Родерику.– Почаще бы делал эти шарики-огонечки – тебе цены бы не было.

– Как могу, господин гном,– криво усмехнулся молодой маг.

Было видно, что волшебство, разнесшее ровный строй наступавшей на Точеные Луки пехоты, далось ему нелегко. Да и Медку тоже досталось. Последствия шаманства орков все еще давали о себе знать, и сейчас Дикий чувствовал себя очень уставшим, словно махал огроломом по меньшей мере целую неделю.

– Сотник, ты вроде запыхался малость! А ведь едва за полдень перевалило,– окликнул Медка гном.– Жив?

– Жив. На, подержи Непобедимого.

– На кой мне нужна твоя сумасшедшая крыса? Думаешь, я не видел, как она тому варвару в рожу вцепилась?

– Подержи, говорю! Мне надо к тысячнику смотаться!

Гном, ворча, усадил линга себе на плечо:

– Надеюсь, она не отгрызет мне бороду. Побыстрей давай!

– Ротт! Пока меня нет, за главного.

– Понял,– невозмутимо ответил командир арбалетчиков.

Тысячника Медок нашел в центре деревни, где располагался временный госпиталь. Кто-то располосовал ему лицо, и теперь за командира взялись лекари. Медку пришлось ждать, когда они закончат работу.

– Ты кого мне принес?! Кого принес?! – между тем орал парень, носящий знак гильдии лекарей.

– Так у него же вся одежда была в крови! – пытался оправдаться человек с белой повязкой на рукаве – санитар.

– У него порез! Понимаешь ты, дурья башка! Обычный глубокий порез!

– Ну он же орал, словно его режут!

– Сколько раз я вашему брату говорил, что первым на операционный стол надо нести того, кто молчит! Раз орет и требует помощи – значит выживет! Ничего с ним не случится! А если лежит, молчит и бледен словно покойник – значит дело худо! И если вы еще раз принесете сюда легкораненых, я не знаю, что с вами сделаю! Их всех на телеги и в основной госпиталь, за холм! Пускай там сортируют и думают, что с ними делать! Мне только тяжелых, с ранениями брюшной полости и с потерей конечностей. Это ты своим подчиненным в башку вбить можешь?

– Ты ко мне, сотник? – окликнул отвлекшегося Медка тысячник.

– Да, командир. Надо бы к берегу Кизевки две сотни мечников и хотя бы сто арбалетчиков перекинуть. Резервы еще есть?

– Резервы-то мы найдем.– Перевязанный тысячник внимательно посмотрел на Медка.– Вот только я не понял, зачем мне туда ребят перебрасывать?

– Не думаю я, что северные племена в третий раз попрут на стену.

– А куда же им деваться-то? Не по речке же плыть?

– Именно по речке.

– Понимаю, если бы это лето было, так сейчас почти уже зима. Глянь, холодина какая! Кто же в воду полезет, когда она, того и гляди, льдом затянется?

– Им не привыкать плавать в ледяной воде. В Безлюдных землях как-никак живут.

– Ну ты тоже выдумал!

– Просто не хотелось бы, чтобы сотня этих ребят внезапно оказалась у нас в тылу.

Тысячник внимательно посмотрел на Медка, а затем кивнул:

– Хорошо. Я распоряжусь. Ступай к своим, с минуты на минуту ожидается новый штурм. Кстати, слышал, что Орден всех огров уложил?

 

Бой казался бесконечным. Секира в руках принца потяжелела, но он безостановочно, словно волшебный механизм карликов, продолжал рубить и рубить. Уже давно не было никакой ровной линии, по всему фронту кипели отдельные стычки. Четырежды врага удавалось отбросить, и четырежды он возвращался с явным желанием на этот раз уж точно раздавить проклятую пехоту. Цвет северного дворянства Валиостра, те, кто раньше был в тяжелой кавалерии, послужили песчинками, вокруг которых строились жемчужины отрядов. Практически все лучники вступили в рукопашную (хотя ребята и старались не связываться с тяжелыми пехотинцами), и лишь небольшая группка самых опытных Играющих с ветром, коих было не больше шести сотен, отошла в сторону от кипящей битвы и вела выборочный огонь по противнику.

Сталкона берегли и защищали, прикрывали ему спину и не давали противнику выстрелить в королевского сына. Но все равно, несмотря на все ухищрения, наследник короны дважды оказывался на земле. В первый раз его сбил с ног удар боевой кувалды, угодившей в щит. На счастье, один из двоих приставленных к нему для охраны «бобров» выжил в рубке и, широко отмахиваясь от наседающих противников цвайгхандером, не давал им приблизиться до тех пор, пока Весенний Жасмин не встал на ноги. Второй раз в шлем угодил арбалетный болт. К счастью, удар пришелся по касательной, и болт отскочил, не причинив принцу никакого вреда. Но все равно оглушенный Сталкон рухнул на колени и на миг потерял всякую ориентацию. Этим воспользовался кто-то из варваров, и если бы не Пепел – командир уцелевших Диких Сердец, не пережить Весеннему Жасмину эту битву.

Пушки и мортира молчали. Сейчас стрелять было бесполезно – больше своих поляжет. Оставалось только стиснуть зубы и рубиться. Сталкон принял на порядком изрубленный щит очередной удар варвара, ударил снизу вверх, затем еще раз, теперь уже в обратном направлении, пихнул бородатого дикаря щитом в лицо и раскроил секирой шкуру и плоть. Пора было заканчивать этот бой, и как можно быстрее. Словно услышав эти слова, король прислал в поддержку пехоте правый кавалерийский резерв центра, ударивший противника во фланг.

 

Нуад держался, положение в центре выправлялось, нежданное появление кавалерии расстроило ряды Неназываемого. Лунные жеребцы появились как нельзя вовремя. У Точеных Луков пока затишье, отброшенные варвары, северные племена и часть легкой пехоты «раков» отошли для перегруппировки. А вот у левой армии дела обстоят не так уж и хорошо. Левая баталия занята разгромом противника, центральная только что врезалась в отряд пехоты второй линии, правая еще как-то держится, но противник им попался упорный, и вот-вот ровные шеренги баталии дрогнут.

– Вартек! Скачи к двум сотням «бобров»! Скажи, чтобы зашли в тыл пехтуре, насевшей на правую баталию! Исполняй! – решился Изми.

– Командир! Похоже, эльфам придется туго!

– Вижу! Исполняй, что я сказал! Горнист! Труби атаку!

 

Багровые шары, внезапно появившиеся в рядах правой баталии, методично принялись уничтожать солдат, и люди дрогнули.

 

– Правая баталия отступает, ваше величество!

– Вижу. Скачи к резерву, пусть закроют дыру. Интересно было бы знать: как маги умудрились подпустить шамана так близко?

Прежде чем Джиг успел что-либо понять, первые две шеренги погибли. А ведь вначале все было так хорошо! Баталия успешно протаранила отряд пехоты второй линии, Джиг, следуя приказу, вновь оказался в третьей шеренге, и пошла знатная рубка. Тех, кто умудрялся добраться до пикинеров, ждали тяжелые алебарды. Затем внезапно из-под доспехов передних шеренг повалил темно-лиловый дым, и доспехи упали на землю, а их хозяева самым немыслимым образом исчезли в разреженном воздухе. Одним из первых погиб пикинер Банс. Затем настал черед шеренги Джига. Оружие и доспехи соседних воинов звякали и падали на землю. Через секунду Джиг остался единственным выжившим из всей линии. Баталия все еще перла вперед, не успев понять, что произошло с первыми рядами. Прямо перед собой Джиг увидел трех людей, облаченных в черные плащи. Ни доспехов, ни оружия. Один человек вскинул руки, и в грудь Джига ударила серебряная стрела. Ударила и тут же исчезла, не причинив стражнику никакого вреда.






Date: 2015-09-05; view: 45; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.025 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию