Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 3. Грэшему начинало казаться, что отпущенную судьбой порцию удачи он уже исчерпал





 

Грэшему начинало казаться, что отпущенную судьбой порцию удачи он уже исчерпал. Прошедшие тридцать с лишним лет жизни можно было бы назвать сравнительно успешными, но сейчас дела вышли из‑под контроля и покатились под откос.

Приехав в Бат, он обнаружил, что брата в городе уже нет. С трудом заставив себя успокоиться, два дня провел в бесплодном ожидании. Трудности, о которых писал Джерард, оставались загадкой, да и появление в его жизни супруги вызывало глубокие сомнения. Джерард женат? Чрезвычайно странно. Лондон он покинул убежденным, довольным своим положением холостяком с твердым намерением разоблачить шантажиста. И вдруг женился? Принимая во внимание скоропалительную свадьбу Эдварда, единодушие братьев можно было считать предательским сговором. Судя по всему, ни тот ни другой на самом деле не переживали по поводу потери наследства в той степени, в какой пытались показать, иначе не нашли бы времени для ухаживания и женитьбы.

Когда же Джерард наконец вернулся в Бат, то выяснилось, что разрешение дилеммы Даремов ничуть его не интересует. После какой‑то незначительной ссоры супруга уехала, и единственное, о чем он мог думать, это как бы ее догнать. То ли из сочувствия, то ли от безделья Чарли поехал вместе с братом и к тому времени, когда встреча с новоиспеченной невесткой наконец состоялась, уже точно знал, что Джерард оставит его, так же как оставил Эдвард. Эдвард по крайней мере счел нужным произнести небольшую обличительную речь и заявить, что поскольку наследовать титул и состояние предстоит Чарли, то и бороться за наследство должен исключительно он. Ну а Джерард искренне признался, что думает только о жене, а ловить шантажиста – дело вовсе не его, а будущего герцога. Подобное положение вещей устраивало Джерарда в полной мере, ведь вместе с женой он получил солидное приданое и отныне чувствовал себя в абсолютной экономической безопасности. Лорда Грэшема особенно огорчало то обстоятельство, что братья свалили всю работу на его плечи, даже не посоветовав, что делать дальше. Неужели считали, что он в состоянии решить проблему в одиночестве?



Печальная правда заключалась в том, что он всерьез опасался не справиться с задачей. Братьям, во всяком случае, это не удалось. Джерард выяснил имя шантажиста – им оказался некий Хайрам Скотт, – однако, вместо того чтобы вывести негодяя на чистую воду, бросился мириться с женой, предварительно передав все изобличающие документы старшему брату и сердечно пожелав удачи.

А вот удачи‑то как раз катастрофически не хватало.

Лорд Грэшем понятия не имел, каким образом можно разыскать человека, особенно того, кто хотел остаться неизвестным. Джерард получил военное образование, Эдвард привык взвешивать сотни вариантов, а Чарли никогда не приходилось прилагать усилий к достижению цели: все получалось само собой. Он попытался полистать старинную приходскую книгу той церкви, в которой был зарегистрирован первый брак отца, однако на каждой странице обнаружил не меньше дюжины неразборчивых, выцветших записей. А ведь всего таких книг насчитывалось восемь! От одного лишь взгляда на них глаза начали слезиться. И все же граф расправил плечи и мужественно взялся за дело.

Правда, после часа прилежного чтения отложил толстый том и задумался. Нет, он не собирался сдаваться, но продолжение подвига требовало существенного подкрепления сил.

Он не стал заказывать еду в номер, а решил спуститься вниз – подальше от пыльных свидетельств постигшего его несчастья. Надо было привезти с собой повара, тогда вместо чая можно было бы выпить чашку настоящего крепкого кофе. И неплохо было бы навести справки об этом Хайраме Скотте; Джерард сказал, что, по словам почтового служащего, пройдоха был в Бате всего несколько дней назад. Граф отыскал взглядом мистера Лукаса и собрался было спросить, где можно нанять частного сыщика, когда вдруг услышал то самое имя, о котором думал.

– От мистера Хайрама Скотта! Немедленно передай письмо миссис Невилл, Мери. Она, должно быть, ожидает известий.

Судьбоносные слова вылетели из уст миниатюрной пожилой леди в лавандовой шали и кружевном чепчике.

Она отдала запечатанное письмо нагруженной свертками горничной. Та неловко поклонилась и поспешно направилась к лестнице. Чарли проводил добычу жадным взглядом и повернулся к разговорчивой особе. А вдруг удача все‑таки не окончательно отвернулась?

– Вы хорошо себя чувствуете, мадам?

Услышав вежливый вопрос, старушка перестала рыться в ридикюле и окинула говорившего медленным изумленным взглядом – снизу вверх. К тому моменту как достигли лица графа, глаза уже едва не выскакивали из орбит. Рот открылся от растерянности, на щеках вспыхнул лихорадочный румянец.

– О спасибо, сэр, очень хорошо! – запинаясь, пролепетала она.

– Простите, – продолжил лорд Грэшем с виноватой, но в то же время очаровательной улыбкой. – Вы выглядите слегка уставшей. Позволите вас проводить?

– Право… я всего лишь… – Слабые протесты стихли, едва Чарли предложил руку. Пару мгновений дама озадаченно смотрела на рукав сюртука, а затем на раскрасневшемся лице отразилось благоговейное понимание.



– Теперь, когда вы спросили, чувствую, что действительно немного утомилась. Как же мило с вашей стороны побеспокоиться и проявить заботу! – Она робко взяла учтивого кавалера под руку.

– Уверяю вас, ни малейшего беспокойства, – галантно возразил Чарли. Когда‑то ему пришлось провести целый век в компании тетушки, графини Доулинг, и ее приятельниц. Общение с пожилыми дамами не прошло даром.

– У вас все в порядке, милорд? – осведомился мистер Лукас в своей обычной угодливой манере.

– Нет, далеко не все, – ответил граф, в то время как его ничего не подозревающая пленница энергично закивала, пытаясь доказать обратное. – Эта леди неважно себя чувствует. Позвольте отвести вас в чайную гостиную, миссис…

– Б‑б‑бейтс, – с трудом вымолвила старушка. – Миссис Эжени Бейтс, милорд. – Она попыталась изобразить реверанс и в эту минуту действительно выглядела так, словно того и гляди упадет. Стоило ли удивляться? Шанса на отступление кавалер не оставил, надежно накрыв ладонь свободной рукой.

– Очень рад познакомиться, – любезно поддержал разговор граф. – Я Грэшем. – Он посмотрел на хозяина отеля. – Немедленно принесите чай и легкие закуски. Да, и не забудьте шерри… так, на всякий случай.

– Ах! – пропищала леди и порозовела еще больше. – Милорд, вы слишком, слишком добры!

– Любой джентльмен на моем месте сделал бы то же самое, – скромно заверил граф. – Осмелюсь спросить, вам не потребуется помощь горничной? Может быть, послать за ней, чтобы проводила вас в номер?

Они подошли к столу как раз вовремя: официант подоспел с подносом миниатюрных сандвичей, явно предназначавшихся кому‑то другому, но сменивших адресата по требованию графа. Миссис Бейтс ошеломленно взглянула на стол – лучший в гостиной – и с вожделением вздохнула. Чарли учтиво отодвинул стул.

– Присядьте, мадам, – мягко пригласил он. – Хотя бы на несколько минут, пока силы не восстановятся.

Как он и предполагал, предложение было с благодарностью принято. Миссис Бейтс облизнула губы, опустилась на стул и сразу угодила в ловушку. Тщательно скрывая удовлетворение за озабоченным выражением лица, граф расположился напротив.

– Прошу, миссис Бейтс, отведайте что‑нибудь. Не успокоюсь, пока не подкрепитесь. Кстати, мистер Лукас… – Он обернулся и обнаружил хозяина в выжидательной позе. – Как насчет шерри?

– Право, сэр, в этом вовсе нет необходимости, – слабо запротестовала Эжени, однако мистер Лукас уже поставил на стол два бокала и бутылку превосходного светлого шерри. Дальнейших возражений не последовало.

– Всего несколько капель. – Чарли наклонился, наполнил бокал и поставил перед гостьей. – Чтобы развеять мое беспокойство.

– Что ж… – Миссис Бейтс снова покраснела, приятно улыбнулась и сделала крошечный глоток.

С этого мгновения все пошло как по маслу. Под влиянием шерри, свежего чая и тарелки сладкого печенья (вдобавок к сандвичам) Чарли выудил из Эжени все, что хотел узнать. Миссис Бейтс приехала в Бат вместе с дочерью своей дорогой – увы, уже покойной – кузины, молодой вдовы по имени миссис Невилл. Живут они в Уилтшире вместе с братом миссис Невилл, виконтом Марчмонтом, в чудесном фамильном поместье под названием «Рашвуд». Старшая сестра миссис Невилл, леди Вудволл – тоже вдова, – планирует вскоре переехать в Лондон, а потому поручила миссис Бейтс узнать последние новости моды. Граф послушно ответил на все немного испуганные вопросы собеседницы, справедливо предположив, что главным адресатом его портновских познаний станет юный сын леди Вудволл, Томас. Затем миссис Бейтс сообщила, что нисколько не переживает оттого, что не сможет переехать в Лондон на постоянное жительство: столица, должно быть, чрезвычайно утомляет, – однако с радостью навестит дорогих племянников и осмотрит достопримечательности.

Из рассказа Чарли почерпнул и дополнительную информацию: судя по всему, миссис Бейтс довольствовалась правами бедной родственницы и по воле хозяев перемещалась из одного дома в другой, как надоевшая вещь. Неожиданное внимание аристократа невероятно ей льстило и подогревало красноречие, а шерри, без сомнения, успешно снимал природную стеснительность.

Пришла пора осторожно направить беседу в нужное русло. Десятилетие вынужденной праздности не прошло даром: Чарли научился слушать собеседника вполуха и в то же время не забывал в нужные моменты вставлять ободряющие реплики, а порою даже задавать наводящие вопросы. Пока миссис Бейтс щебетала, по мере поступления шерри все больше оживляясь, граф пытался понять, что могло связывать Хайрама Скотта с этой милой и явно невинной пожилой леди. Она отправила письмо наверх и при этом назвала автора по имени и фамилии. Значит, она не была с ним близко знакома, иначе воспользовалась бы менее формальным упоминанием. Поскольку молодая родственница, миссис Невилл, ожидала письмо, значит, хорошо знала этого человека. Но откуда?

Первое упоминание имени миссис Невилл заставило собеседницу внезапно умолкнуть. Она продолжала улыбаться, но уже смущенно и даже неловко. Чарли пустил в ход все свое очарование, однако выяснил очень мало. Миссис Невилл приехала в Бат по делам, а сейчас отправилась за покупками. Иной информации не последовало, хотя чувствовалось, что миссис Бейтс могла бы поведать еще многое. Чарли уже собрался пригласить обеих дам на обед, однако в этот момент собеседница воскликнула с очевидным облегчением:

– Ах, время бежит так быстро! Право, мне пора, милорд. Чрезвычайно благодарна вам за заботу; чувствую себя вполне отдохнувшей.

Чарли обернулся, не сомневаясь, что таинственная миссис Невилл вернулась. И действительно, в дверях гостиной стояла молодая леди и призывно махала компаньонке. Однако, едва заметив его взгляд, тут же опустила руку и нахмурилась.

Понять причину недовольства не составило труда: миссис Невилл оказалась той самой особой, которая в первый вечер назвала его бездельником. Сейчас, как и тогда, на лице графа появилась высокомерная улыбка. Отлично. В глубине души он надеялся хотя бы раз встретиться с язвительной красавицей лицом к лицу. И вот случай представился. Чарли встал, предвкушая грядущий поединок.

Миссис Невилл подошла с такой неохотой, словно кто‑то насильно толкал ее в спину. Холодная вежливая улыбка не скрывала застывшей в глазах усталости.

– Милорд, а вот и моя дорогая подруга, – пролепетала миссис Бейтс и нервно захихикала. – Тесса, милочка, я почувствовала себя нехорошо, и лорд Грэшем обо мне позаботился.

Взгляд миссис Невилл на мгновение остановился на бокале, словно она заподозрила злой умысел.

– Как любезно, сэр, – заметила она и наконец‑то посмотрела прямо. Глаза оказались необыкновенными: светло‑зелеными и прозрачными, словно отполированный хризолит. От неожиданности граф даже слегка растерялся. – Надеюсь, вы не слишком пострадали.

– Ничуть. – Он взял себя в руки и очаровательно улыбнулся. – Общение оказалось на редкость приятным. Больше того, хочу пригласить миссис Бейтс и вас отобедать со мной сегодня вечером – и вы, и я чужие в этом городе.

– О! – Миссис Бейтс вспыхнула от восторга, но тут же засомневалась. – Ах, до чего вы добры, сэр! Но дело в том, что… – Она не нашлась, что сказать, и с тревогой взглянула на госпожу.

– Премного благодарны, милорд, но, к сожалению, вынуждены отказаться, – непринужденно поддержала миссис Невилл. Голос звучал спокойно, уверенно и не выдавал антипатии. – Завтра нам предстоит ранняя дорога, так что придется пораньше лечь спать.

– Ах, – вздохнул граф. – Какое разочарование! Приходится расставаться вскоре после приятного знакомства. Насколько удалось понять, вы собираетесь в Лондон. Может быть, там наши пути пересекутся?

Миссис Невилл посмотрела на компаньонку, которая заметно побледнела, однако мужественно попыталась улыбнуться. Интересно: откровенность миссис Бейтс, судя по всему, вызвала раздражение.

– Возможно, – коротко ответила госпожа и тут же перевела разговор в другое русло: – Если вам плохо, Эжени, то следует немедленно подняться в номер и отдохнуть.

– Да. – Миссис Бейтс слегка вздрогнула. – Да, конечно. Время… и моя голова… благодарю, лорд Грэшем, беседа с вами доставила истинное удовольствие.

– Взаимно, – галантно отозвался граф и подал руку, помогая встать из‑за стола. – Позволите вас проводить, чтобы поддержать в случае слабости?

Миссис Невилл явно не одобрила предложение: губы сомкнулись в ниточку, а кулон на тонкой золотой цепочке затрепетал в такт учащенному пульсу. Чарли понял: она что‑то скрывает и не хочет давать повод для знакомства. А вдруг ей что‑нибудь известно о судьбе Дороти Коуп, давно исчезнувшей первой жены герцога Дарема? Во всяком случае, леди заметно нервничала и было бы полезно выяснить почему.

– Что ж… теперь, когда вы об этом упомянули, я действительно чувствую, как дрожат колени… – Миссис Бейтс взяла учтивого джентльмена под руку и умоляюще посмотрела на госпожу. – В этом ведь нет ничего неприличного, правда, милочка?

Миссис Невилл пронзила компаньонку осуждающим взглядом. Было ясно, что ей поступок кажется и неприличным, и в высшей степени нежелательным. Миссис Бейтс, однако, пребывала в счастливом, не омраченном мыслями неведении.

– Разумеется, нет.

– Обещаю вести себя в высшей степени осмотрительно, – серьезно заверил граф, однако едва заметно подмигнул миссис Бейтс. Та снова порозовела, растаяла и ответила блаженной улыбкой. – Только доведу до двери и сдам с рук на руки горничной. – Чтобы укрепиться на завоеванных позициях, он посмотрел на хозяина гостиницы. – Доставьте шерри в номер миссис Бейтс, мистер Лукас. Напиток благотворно влияет на самочувствие.

Глаза миссис Невилл превратились в льдинки, а миссис Бейтс пришла в бурный восторг.

– Вы сама доброта! – воскликнула она и еще крепче вцепилась в руку. – Тесса, дорогая, разве это не самый любезный джентльмен на свете?

– Несомненно. – С холодной улыбкой миссис Невилл повернулась и направилась к двери.

Чарли не спеша пошел следом, вполне довольный результатами охоты. Миссис Бейтс висела на его руке, без умолку восхваляла доброту и благородство спутника и рассказывала, как она рада, что он появился в трудный момент: она как раз почувствовала себя совершенно обессиленной и уже собралась вызвать доктора. Чарли вставлял соответствующие случаю льстивые ремарки, однако не переставал обдумывать реакцию миссис Невилл. Миссис Бейтс знала, что обязана проявлять осторожность, однако не смогла устоять против искушения печеньем и сладким ликером. С одной стороны, она стремилась получить одобрение госпожи, а с другой – не то чтобы очень испугалась ее очевидного неодобрения.

Возможно, это было вполне естественно. Шантажист проявил бы несусветную глупость, доверившись болтливой пожилой леди. Чарли не сомневался, что при достаточном количестве времени и шерри ничего не стоило выудить из нее любой секрет. Тесса Невилл, в свою очередь, была сделана из куда более прочного материала. Она определенно решила его ненавидеть, даже несмотря на проявленную сердечность. Могло ли подобное предвзятое отношение означать, что она знает о причастности Скотта к шантажу или – хотя это и кажется невероятным – замешана в мошенничестве? Возможно, впрочем, что она просто сварлива по натуре… однако этот вариант почему‑то невероятно раздражал.

Миссис Бейтс тем временем свернула в тот самый коридор, где находились его апартаменты, а потом остановилась перед дверью почти напротив его собственной. Чарли едва не рассмеялся. Будет восхитительно, если окажется, что тот человек, которого он так старательно ищет, живет на расстоянии нескольких футов!

– Какое чудесное совпадение! – воскликнул он, не пытаясь скрыть приятного удивления. – Мой номер вот здесь. Если вдруг потребуется помощь, достаточно лишь отправить горничную.

– О! – Миссис Бейтс вновь зарделась. – Как… как восхитительно, милорд! Но право, я и без того уже злоупотребляю вашей отзывчивостью…

– Ничуть, – заверил граф.

– К тому же мы завтра уезжаем, – продолжала Эжени с заметным облегчением. – Знакомство с вами доставило невероятное удовольствие, я восхитительно провела время!

– Надеюсь на встречу в Лондоне. – Лорд Грэшем поклонился и поцеловал руку. – До свидания, миссис Бейтс.

– До свидания, милорд, – с трепетом отозвалась леди, помахала на прощание и вошла в комнату. Миссис Невилл их обогнала и уже давно находилась на месте, однако в открытую горничной дверь ее видно не было. Интересно, что она скажет компаньонке, когда он уйдет? Горничная смущенно поклонилась и закрыла дверь.

Граф отправился к себе. Камердинер старательно начищал сапоги и встретил господина вопросительным взглядом.

– Напротив нас живут две леди, Барнс, – сообщил лорд Грэшем. – Миссис Тесса Невилл и миссис Эжени Бейтс. Завтра они уезжают. Выясни, куда направляются, и упакуй вещи. Мы последуем за ними.

 






Date: 2015-09-05; view: 49; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.024 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию