Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ. Тор попытался следовать указаниям Риса, пробираясь через переполненный замок, но это было нелегко





 

 

Тор попытался следовать указаниям Риса, пробираясь через переполненный замок, но это было нелегко. В замке было слишком много поворотов, скрытых задних дверей, длинных коридоров, которые, казалось, вели только к еще большему количеству коридоров.

Он воскресил в памяти указания, данные ему Рисом, сделал еще несколько шагов, повернул в другой коридор и, наконец, остановился перед небольшой арочной дверью с красной ручкой – именно такой, о которой ему сказал Рис – и толкнул ее.

Тор поспешил выйти во двор, и был поражен резким светом летнего дня. Он почувствовал себя лучше, оказавшись на улице, за пределами душного замка, дыша свежим воздухом, ощущая на своем лице солнечные лучи. Он прищурился, дав своим глазам время привыкнуть к яркому свету, после чего осмотрелся. Перед ним раскинулись королевские сады, растянувшись так далеко, насколько хватало глаз. Изгороди были идеально вырезаны в различные формы, формируя аккуратные ряды, между которыми петляли извилистые тропы. Здесь были фонтаны, диковинные деревья, сады со спелыми ранними летними фруктами и поля цветов всех размеров и оттенков. От такого зрелища у него перехватило дыхание. Ему казалось, что он оказался на какой-то картине.

Пока Тор смотрел по сторонам в поисках Гвендолин, его сердце учащенно билось. Этот задний двор был пустой. Тор предположил, что он, вероятно, предназначался только для королевской семьи, огороженный от остальных людей высокими каменными стенами сада. Тем не менее, осмотревшись, он не нашел здесь Гвендолин.

Он подумал о том, что, возможно, ее послание является всего лишь розыгрышем. Наверняка так и было. Вероятно, она всего лишь потешается над ним, деревенщиной. Ей просто хотелось развлечься за его счет. В конце концов, как мог кто-то вроде нее всерьез им заинтересоваться?

Тор снова перечитал ее послание, после чего свернул его, испытывая стыд. Над ним посмеялись. Каким же он был глупцом, что поддался этим надеждам. Это глубоко его ранило.

Тор развернулся и уже готов был вернуться обратно в замок, повесив голову. Как только он подошел к двери, раздался голос.



«И куда ты направляешься?» - этот радостный голос напоминал пение соловья.

Тор задался вопросом, а не воображение ли играет с ним шутку. Он развернулся в поиске – она была здесь и улыбалась, сидя в тени под стеной замка. На ней было изысканное королевское платье – слои белого атласа с розовой отделкой. Она выглядела еще прекраснее, чем он помнил.

Это была Гвендолин – девушка, о которой Тор мечтал с самого первого дня их встречи – о ее миндалевидных голубых глазах, длинных песочных волосах, об этой улыбке, которая озарила его сердце. На ней была большая бело-розовая шляпка, защищающая ее от солнца. Ее глаза под шляпкой искрились. На минуту ему захотелось обернуться и посмотреть, не стоит ли за ним еще кто-нибудь.

«Ээм…» - начал Тор. – Я… ээм… не знаю. Я… ээм… собирался зайти внутрь».

И снова рядом с ней он начал волноваться, осознавая, что ему трудно собраться с мыслями и выразить их.

Гвендолин рассмеялась. Ее смех был самым красивым звуком из всех, которые ему приходилось слышать.

«Но для чего тебе заходить?» - игриво спросила она. – «Ты только что пришел».

Тор не мог избавиться от волнения. Он не находил слов.

«Я… ээм… не мог найти Вас», - сказал он, смутившись.

Она снова рассмеялась.

«Ну что ж, я здесь. Ты не собираешься присоединиться ко мне?»

Гвендолин протянула одну руку. Тор бросился к ней, наклонился и взял ее за руку. Ток прошел по его телу, когда он прикоснулся к ее коже – такой мягкой и гладкой. Ее хрупкая ладонь идеально легла на его ладонь. Гвен взглянула на него и позволила своей руке задержаться в его дольше положенного, прежде чем медленно убрала ее. Тору понравилось ощущать кончики ее пальцев в его ладони, и он мечтал о том, чтобы она не отводила руку.

Она отдернула руку, а после поместила ему под локоть. Девушка пошла по извилистым тропкам. Они шли вдоль небольшой тропинки, выложенной булыжником, и вскоре оказались в лабиринте изгороди, защищенной от посторонних глаз.

Тор нервничал. Возможно, он, простолюдин, попадет в неприятности, гуляя вот так с дочерью Короля. Он почувствовал, что пот проступил на его лбу и не знал – это от жары или от ее прикосновения.

Он не знал, что сказать.

«Ты вызвал здесь настоящий переполох, не так ли?» - спросила Гвен, улыбаясь. Тор был благодарен ей за то, что она нарушила неловкое молчание.

Он пожал плечами. «Мне жаль. Я не хотел этого».

Гвендолин рассмеялась. «А почему бы тебе не хотеть? Разве это плохо возбудить всеобщий интерес?»

Тор был загнан в угол. Он не мог подобрать слов, чтобы ответить. Казалось, что он всегда говорит невпопад.

«В любом случае это место такое душное и скучное», - сказала Гвен. – «Приятно встретить тут новичка. Кажется, ты очень нравишься моему отцу, а также моему брату».

«Ээм… Спасибо», - ответил Тор.

Он мысленно ругал себя, зная, что должен сказать больше и желая этого. Но он просто не знал, что сказать.



«А Вам…» - начал он, ломая голову над тем, что спросить. – «…Нравится здесь?»

Она откинулась назад и рассмеялась.

«Нравится ли мне здесь?» - спросила она. – «Надеюсь на это. Я здесь живу!»

Гвендолин снова рассмеялась и Тор почувствовал, что краснеет. Ему казалось, что он действительно все портит. Но он не вырос среди девчонок, в его селе у него никогда не было девушки, поэтому молодой человек просто не представлял, что он должен ей сказать. О чем он мог ее спросить? Откуда ты? Тор уже знал ответ на этот вопрос. Он начал задаваться вопросом, почему она возится с ним. Неужели она просто так развлекается?

«Почему я Вам нравлюсь?» - спросил он.

Гвен посмотрела на него и издала забавный звук.

«А ты – самонадеянный молодой человек», - захихикала она. – «Кто сказал, что ты мне нравишься?»

Задавая этот вопрос, она широко улыбалась. Было ясно, что все, сказанное им, забавляло ее.

Теперь Тор чувствовал себя так, словно навлек на себя еще большие неприятности.

«Прошу прощения. Я не это хотел сказать. Мне просто стало интересно. Я имею в виду… ээм… Я знаю, что не нравлюсь Вам».

Гвендолин продолжала смеяться.

«Должна тебе сказать, что ты забавный. Бьюсь об заклад, что у тебя никогда не было девушки, не так ли?»

Униженный Тор опустил глаза и покачал головой.

«Предполагаю, что и сестер у тебя нет?» - продолжала она.

Тор снова покачал головой.

«У меня есть три брата», - выпалил он. Наконец, ему удалось сказать что-то нормальное.

«Неужели?» - спросила Гвендолин. – «И где же они? В твоей деревне?»

Тор покачал головой. «Нет, они здесь, в Легионе, со мной».

«Ну что ж, это должно быть утешительно».

Тор покачал головой.

«Нет. Они меня терпеть не могут. Они бы хотели, чтобы меня здесь не было».

И впервые улыбка исчезла с ее лица.

«Но почему они тебя не любят?» - спросила она в ужасе. – «Твои родные братья?»

Тор пожал плечами. «Хотел бы я знать».

Какое-то время они шли молча. Внезапно он испугался, что испортил ее счастливое настроение.

«Но не беспокойтесь, меня это не волнует. Так было всегда. На самом деле, здесь я встретил хороших друзей. Лучших друзей, которые у меня когда-либо были».

«Мой брат? Рис?» - спросила она.

Тор кивнул.

«Рис хороший», - сказала Гвендолин. – «В каком-то смысле он – мой любимчик. Знаешь, у меня четыре брата: трое из них родные. Самый старший – сын отца от другой женщины. Мой сводный брат. Ты знаешь его, Кендрика?»

Тор кивнул. «Я ему обязан. Именно благодаря Кендрику для меня нашлось место в Легионе. Он хороший человек».

«Это правда. Он является одним из лучших людей королевства. Я люблю его как родного брата. А еще я так же люблю Риса. Остальные два… ну… Ты знаешь, какие бывают семьи. Не все ладят между собой. Иногда я удивляюсь, что у всех нас одни и те же родители».

Теперь Тору стало любопытно. Он хотел узнать больше о них, о ее взаимоотношениях с ними, почему они не были близки. Тор хотел спросить ее об этом, но не совать же нос не в свое дело. Кроме того, казалось, что она тоже не хотела подробно останавливаться на этом. Гвендолин казалась счастливым человеком – человеком, которому нравится концентрироваться только на веселых моментах.

Когда тропинка лабиринта закончилась, перед ними предстал другой сад, где трава была идеально подстрижена и вырезана в различные формы. Это была своего рода игральная доска, расползающаяся, как минимум, на пятьдесят футов в каждом направлении, с огромными деревянными деталями – выше Тора – установленных по всему участку.

Гвен восторженно закричала.

«Сыграешь?» - спросила она.

«Что это?» - поинтересовался Тор.

Она обернулась и изумленно посмотрела на него.

«Ты никогда не играл в эту игру?» - спросила она.

Смущенный Тор покачал головой, ощущая себя еще большим деревенщиной, чем когда-либо.

«Это лучшая игра!» - воскликнула она.

Гвен потянулась и, взяв руки Тора в свои, потащила его на поле. Она вся была переполнена восторгом. Тор не смог удержаться от улыбки. Ощущение того, что ее руки находятся в его руках, электрифицировало его больше, чем что-либо еще - больше, чем это поле, чем это красивое место. Ощущение нужности. Она хотела, чтобы он пошел с ней. Она хотела провести время с ним. Зачем кому-то заботиться о нем? Особенно кому-то вроде нее? Ему все еще казалось, что это всего лишь сон.

«Встань там», - попросила она. «За той штукой. Ты должен ее передвинуть, но у тебя на это есть только десять секунд».

«Что значит передвинуть ее?» - спросил Тор.

«Выбирай направление, быстро!» - выкрикнула Гвен.

Тор поднял огромный деревянный брусок, поразившись его весу, и, пронеся несколько шагов, опустил его на другую площадку. Не колеблясь, Гвендолин подтолкнула свой собственный брусок, который встал на брусок Тора и повалил его на землю.

Она закричала от восторга.

«Это был плохой ход!» - сказала она. – «Ты встал прямо на моем пути! Ты проиграл!»

Озадаченный Тор смотрел на два бруска на земле. Он не понял эту игру.

Гвен смеялась, беря его за руку, продолжая вести его по тропинкам.

«Не волнуйся, я тебя научу», - сказала она.

Его сердце парило от ее слов. Она будет его учить. Она хочет снова его увидеть. Проводить время с ним. Неужели ему все это снится?

«Скажи мне, что ты думаешь об этом месте?» - спросила она, ведя его в другую серию лабиринтов, украшенных цветами различных оттенков восьми футов в высоту. Неизвестные Тору насекомые кружили над их верхушками.

«Это самое красивое место из всех, что я когда-либо видел», - искренне ответил Тор.

«А почему ты хочешь быть членом Легиона?»

«Это все, о чем я когда-либо мечтал», - произнес он.

«Но почему?» - допытывалась Гвен. – «Потому что ты хочешь служить моему отцу?»

Тор думал об этом. На самом деле он никогда не задавал себе вопрос – почему. Просто так было всегда.

«Да», - ответил он. – «Хочу. И Кольцу».

«А как насчет жизни?» - спросила она. – «Хочешь ли ты иметь семью? Землю? Жену?»

Гвендолин остановилась и посмотрела на него. Тор был разбит. Никогда прежде он не думал об этих вещах и не знал, что ей ответить. Ее глаза блестели, когда она смотрела на него.

«Ээм… Я… Я не знаю. На самом деле я никогда не думал об этом».

«А что бы твоя мать сказала об этом?» - игриво спросила Гвендолин.

Тор поник.

«У меня нет матери», - сказал он.

С лица Гвен снова исчезла улыбка.

«Что с ней случилось?» - спросила она.

Тор собирался ответить ей, рассказать все. Впервые в жизни он станет говорить о матери с кем-либо. И что было настоящим безумием, так это то, что ему действительно хотелось это сделать. Он отчаянно хотел открыться ей, этой незнакомке, и позволить ей заглянуть в самые потаенные уголки его души.

Но когда он открыл рот, чтобы ответить, вдруг из ниоткуда раздался строгий голос.

«Гвендолин!» - послышался крик.

Они оба обернулись и увидели ее мать, Королеву, одетую в изысканный наряд. Она направлялась к своей дочери в сопровождении своих служанок. Выражение ее лица было очень сердитым.

Королева подошла вплотную к Гвен и, грубо схватив ее за руку, повела за собой.

«Иди внутрь сейчас же. Что я тебе говорила? Я не хочу, чтобы ты снова говорила с ним. Ты меня поняла?»

Лицо Гвен налилось краской, после чего ее охватили гнев и гордость.

«Отпусти меня!» - крикнула она матери. Но это было бесполезно – Королева продолжала уводить ее подальше от этого места, и ее служанки тоже окружили девушку.

«Я сказала, чтобы ты отпустила меня!» - кричала Гвендолин. Она в отчаянии смотрела на Тора. Ее грустный взгляд умолял.

Тор понял ее чувства – он и сам это испытывал. Он хотел позвать ее, чувствуя, как разбивается ее сердце, видя, что ее уводят. Ему казалось, словно у него отбирают будущее, прямо у него на глазах.

Он долго стоял там после того, как Гвен исчезла из его поля зрения, глядя в одну точку, застыв на месте и затаив дыхание. Он не хотел уходить, не хотел забывать все это.

Больше всего он боялся представить, что больше никогда не увидит ее снова.

*

 

Когда Тор шел обратно в замок, все еще не оправившись от встречи с Гвендолин, он с трудом замечал то, что происходит вокруг. Его разум был поглощен мыслями о ней. Тор не мог больше не увидеть ее лица. Она великолепна. Гвен – самый красивый, добрый, милый и нежный человек из всех, кого он когда-либо встречал. Ему необходимо снова ее увидеть. Тор испытывал боль от того, что она далеко. Он не понимал своих чувств к ней и это пугало его. Он едва знал Гвендолин, тем не менее, он уже чувствовал, что не может без нее.

В это же время он думал о том, как Королева увела ее. При мысли о том, какие могущественные силы стоят между ними – силы, которые по какой-то причине не хотят, чтобы они были вместе - ему стало нехорошо.

Пытаясь понять все это, внезапно он почувствовал крепкую руку на своей груди, которая пыталась его остановить.

Он увидел молодого человека – возможно, на несколько лет старше него, высокого и худого. На нем был самый дорогой наряд, который он когда-либо видел – королевские фиолетовые, зеленые и алые шелка, тщательно отделанная шляпа с пером. Он гримасничал. Он выглядел элегантным, избалованным, словно вырос в роскоши – его руки были мягкими, а высокие арочные брови выражали презрение.

«Меня называют Альтон», - начал парень. – «Я – сын лорда Альтона, первого кузена Короля. Мы являемся лордами королевства на протяжении семи столетий. Что дает мне право быть Герцогом. А ты наоборот – простолюдин», - сказал он, едва ли не выплевывая слова. – «Королевский двор только для членов королевской семьи. И для знати. Но не для таких, как ты».

Тор стоял там, понятия не имея, кто этот человек и что он сделал, чтобы вывести его из себя.

«Чего ты хочешь от меня?» - спросил Тор.

Альтон заржал.

«Разумеется, откуда тебе знать? Вероятно, ты вообще ничего не знаешь, не так ли? Как ты смеешь появляться здесь и притворяться одним из нас?» - выпалил он.

«Я никем не притворяюсь», - сказал Тор.

«Ну, меня не волнует, куда ты метишь. Я всего лишь хочу предупредить тебя, пока твои фантазии не завели тебя далеко, что Гвендолин моя».

Пораженный Тор уставился на него. Его? Он не знал, что сказать.

«Наш брак устроен с самого нашего рождения», - продолжал Альтон. – «Мы – ровесники и наше положение одинаковое. Планы уже реализуются. Не думай даже на секунду, что может быть по-другому».

Тору показалось, что из него вышел весь воздух. Он даже не нашел в себе силы ответить.

Альтон подошел к нему ближе и посмотрел на него.

«Видишь ли», - произнес он мягким голосом. – «Я разрешаю Гвен флиртовать. У нее много ухажеров. Время от времени ей становится жаль простолюдина или, возможно, слугу и она снисходит до них. Она позволяет им стать ее развлечением, забавой. Ты, должно быть, решил, что за этим кроется нечто большее. Но для Гвен это несерьезно. Ты всего лишь очередной знакомый, очередное развлечение. Она собирает их, как кукол. Они для нее ничего не значат. Она воодушевляется появлением нового простолюдина, но через день или два ей становится скучно. Гвендолин скоро тебя бросит. На самом деле ты для нее ничто. К концу этого года мы с ней поженимся. Навсегда».

Глаза Альтона широко раскрылись, демонстрируя его сильную решимость.

Тор почувствовал, как его сердце разбилось от слов соперника. Неужели он сказал правду? Неужели он на самом деле ничего не значит для Гвен? Он был сбит с толку. Тор не знал, чему верить. Она казалась такой искренней. Но, возможно, он просто сделал неправильные выводы?

«Ты лжешь», - наконец, ответил Тор.

Альтон презрительно усмехнулся, после чего поднял один изнеженный палец и ткнул им в грудь Тору.

«Если я снова увижу тебя рядом с ней, я использую весь свой авторитет для того, чтобы вызвать королевскую гвардию! Они арестуют тебя!»

«На каких основаниях?!» - спросил Тор.

«Мне не нужны основания. Здесь у меня есть положение. Они поверят всему, что я скажу. Ко времени, когда я покончу с клеветой о тебе, половина королевства поверит в то, что ты – преступник».

Он самовольно улыбнулся. Тору стало дурно.

«Тебе не хватает чести», - сказал Тор, не понимая, как кто-то может поступать так непристойно. Альтон пронзительно рассмеялся.

«Она мне и не нужна», - сказал он. – «Честь – для дураков. У меня есть то, что мне нужно. Оставь свою честь для себя. А я получу Гвендолин».

 

 









Date: 2015-07-22; view: 46; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.014 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию