Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ЧЕРЕЗ СОВЕТСКО-ПОЛЬСКУЮ ГРАНИЦУ ДО ВИСЛЫ





От Мозыря до Ковеля

Противник, потерпев поражение в Мозырьсксо-Калинковичевской операции, сумел вывести потрепанные части из-под угрозы окружения на северный берег р. Припять и занять оборону по западному берегу р. Ипа.

На южном берегу р. Припять и на самой реке укре­пил и прочно удерживал Петриков, Туров и западный берег р. Уборть.

7 гв. кавкорпус после Мозыря вел наступление по южному берегу р. Припять на Петриков, Туров.

Наступать было исключительно трудно. Вся южная пойма р. Припять была заболочена, покрыта лесом. Притом рано наступили оттепели. Часто шли морося­щие дожди и мокрый снег. Дорог с покрытием не было, на проселочных была сплошная грязь. Повозки, та­чанки, пушки тонули по ступицы, лошади увязали по скакательные суставы. К тому же почти отсутствовал фураж. Все это связывало подвижность частей и под­разделений. Приходилось часто делать остановки, рвать старую лесную траву, собирать старую солому, заготав­ливать веточный корм.

Вырытые окопы затопляло водой, ночные морозы примораживали солдатские шинели и плащ-палатки. Бойцы болели простудными заболеваниями.

14 гв. кавдивизия, выйдя на рубеж Петриков, Лелъчица, завязала многодневные бои с противником. К середине февраля форсировала р. Уборть и заняла обо­рону в лесном массиве отдельными узлами сопротив­ления, справа от р. Припять на Симоничи, Лельчица по фронту 60 километров. На этом рубеже дивизия дер­жала оборону до 18 марта 1944 года, периодически на отдельных участках вела обычно неудачные наступа­тельные операции местного значения, в то же время отражала почти ежедневные атаки противника.

Так, 54 гв. кавполк занимал оборону в урочище «Горка», близ дороги Туров-Лельчица. 3 эскадрон за­нимал оборону в центре урочища, справа и слева соседями

 

 

были 2 и 4 эскадроны. 3 эскадрону гв. ст. лейте­нанта Головченко были приданы: 45 мм полковая бата­рея гв. ст. лейтенанта Н. Н. Никонова и полковая ми­нометная батарея гв. лейтенанта Павлова. Эскадрон с приданными средствами должен был оборонять урочи­ще «Горка» и не дать возможности прорваться против­нику с Турова на Лельчица.



В районе деревни Иванова Слобода, в лесу, недале­ко от штаба 54 гв. кавполка дислоцировался местный партизанский отряд «За Родину». Руководители этого отряда имели связь с немецким офицером Августом Клёузе, который занимал должность крейсландвирта (хозяйственник) в Туровском немецком гарнизоне. Клё­узе оказывал материальную помощь партизанами давал ценные данные о планах командования гарнизона.

Командование 54 гв. кавполка заинтересовало это сообщение и оно попросило командира партизанского отряда организовать встречу с этим немецким офице­ром. Такая встреча состоялась 29 января 1944 года. На ней присутствовал командир 54 гв. кавполка гв. майор Дорофеев, зам. командира полка по политчасти гв. май­ор А.Т. Якунин, парторг полка гв. майор Г.С. Кудряшов, командир партизанского отряда В.И. Прасолов, ко­миссар отряда П.И. Тарасюк и медсестра Н. Точилина, через которую осуществлялась связь и встреча с Авгус­том Клёузе. Самым важным сообщением Клёузе было то, что через Туров на Лельчица и далее на юг в район Ровно должна пройти лыжно-егерская бригада с танками и са­моходной артиллерией численностью 2500 человек. Ни бригаде, ни командованию Туровского гарнизона в то время не было известно нахождение в этом районе тако­го крупного соединения Советской Армии - 1 гв. кавкорпуса. Не знал об этом и немецкий офицер Клёузе.

После переговоров и хорошего обеда А. Клёузе в сопровождении тт. Прасолова, Тарасюк и Точилиной с группой партизан скрылись в лесу в предутренней февральской темноте.

О результатах переговоров было доложено командо­ванию 14 гв. кавдивизии.

 

 

Командир дивизии гв. полковник Г.П. Коблов, хотя и сомневался в достовернос­ти переданных данных, но все же принял меры предо­сторожности. В то время подходило пополнение лич­ного состава, большая часть которого направлялась в 54 гв. кавполк. Дополнительно для полка были выде­лены боеприпасы, станковые и ручные пулеметы. От­работаны взаимодействия с артиллерией как дивизи­онной, так и корпусной.

В полку готовились к встрече с лыжными егерями. Укреплялась оборона, велась усиленная разведка даль­них подступов.

Среди личного состава просочились сведения о пре­бывании немецкого офицера в районе полка. Это по­служило причиной всевозможных догадок, толков и пересудов, которые сводились в основном к тому, что если немец не провокатор, то впереди ждет легкая по­беда. Бойцы были в приподнятом настроении, ожида­ли чего-то необычного, даже новички вели себя как бывалые воины.

Скоро страсти улеглись, как вдруг на рассвете тре­тьего дня после встречи разведка доложила о движении в направлении полка большой колонны лыжников в со­провождении танков и самоходных орудий. Колонна двигалась по дороге, по обе стороны которой простира­лись необозримые болота с островами сухого соснового бора. По беспечному движению колонны без даже пере­дового усиленного охранения можно было сделать вы­вод, что немцы не знают о расположении наших войск.



Эскадрон гв. ст. лейтенанта Головченко подпустил немцев на близкое расстояние и по команде четыре стан­ковых пулемета гв. лейтенанта Н.К. Шипанова и руч­ные пулеметы сабельных взводов открыли ураганный огонь. Головные отряды лыжников, кто уцелел, в пани­ке повернули назад. Создалась пробка. Сзади идущие отряды заняли оборону по кюветам по обе стороны доро­ги. Скоро наступил рассвет. Немцы выдвинули вперед танки и под их прикрытием начали наступление.

Несмотря на большую мощь огня эскадрона, немцы медленно, но упорно продвигались в направлении обороны эскадрона. Силы были неравными. Огонь

 

 

полко­вой и дивизионной артиллерии из-за закрытых пози­ций не имел успеха. Для маневра 45 мм батарее не было необходимого пространства. Батарея подбила три танка, сама потеряла одно орудие, а эскадрон - два станковых пулемета. Пришлось под напором превосхо­дящего противника оставить занимаемый рубеж обо­роны и отойти вглубь леса - на вторую линию обороны.

Последующие двое суток ни одна из сторон не про­являла активных действий. 54 гв. кавполк вел развед­ку и сосредоточивал силы для удара. Противник же до сих пор считал, что он встретил сопротивление парти­зан. Оставив в обороне до роты пехоты, под прикрыти­ем танка основные силы отошли на северо-запад и рас­положились в лесу.

Полковая разведка во главе с гв. лейтенантом А.Ф. Липатовым проникла в район основных сил про­тивника, обнаружила себя и начала отходить за правый фланг 4 эскадрона гв. ст. лейтенанта Михайлова. Немцы преследовали разведчиков. В результате ранее оговорен­ного маневра взвод Липатова завел противника в ловуш­ку. Немцы были окружены. В этом бою немцы потеряли 18 человек убитыми, 12 были взяты в плен.

Об этом успехе сообщил эскадрону Головченко парторг полка Г.С. Кудряшов.

Головченко, Кудряшов и Никонов разработали план ночной операции и доложили командиру полка. Доро­феев дал свое согласие. План основывался на данных ночного поиска командира батареи Никонова, который он провел в предыдущую ночь с бойцами И.М. Заездиным, И.Ф. Коваленко, П. И. Палихиным. Они точно установили расположение огневых точек противника, удобные места подхода и ночной атаки.

В следующую ночь Н.Н. Никонов взял 45 мм ору­дие и весь расчет в составе: В.Б. Малькова, В.П. Сап­ронова, П. Бедского, Давлета Ибаниева, В. Кузнецова, К. И. Неровного, бойцов предыдущего поиска и отде­ление сабельного взвода. Чтобы избежать шума, ору­дие при подходе к позиции врага несли на руках.

 

 

Установили орудие на прямой выстрел и открыли огонь по танку. К этому времени эскадрон Головченко подполз непосредственно к обороне противника. И как только заговорило орудие Никонова, эскадрон бросил­ся в окопы врага. Штыками, автоматным огнем и вне­запностью нападения все было покончено минут за двад­цать. Мало кому из немцев удалось уйти живыми. Бо­лее сотни трупов оставил противник на поле боя.

А лыжно-егерская бригада, по показаниям плен­ных, потеряла убитыми более 200 человек, ушла на Туров, а потом на Житковичи. План прорыва бригады на юг провалился.

Эскадрон Головченко в этих боях потерял до 40 чело­век убитыми и ранеными. Все перечисленные коман­диры и бойцы были награждены орденами и медалями.

После войны гв. капитан Георгий Петрович Жулинский вел переписку с командиром партизанского отряда Прасоловым, с горсоветом г. Турова, посольством ГДР в Москве о судьбе немецкого офицера Августа Клёузе, но утешительных результатов не получил.

Василий Иванович Прасолов сообщил, что А. Клёу­зе вскоре был арестован и увезен из Турова. Дальней­шая судьба его неизвестна.

Во время боев в районе Лельчица 12 февраля 1944 го­да в 54 гв. кавполк вернулся «батя полка» гв. подполков­ник Д.Е. Романенко. Гв. майор Д.М. Дорофеев был на­значен в 56 гв. кавполк заместителем командира полка.

Начав войну в первый день, Дорофеев от командира эскадрона вырос до командира полка, но так и не зак­репился на этой должности. Будучи физически силь­ным, закаленным в пятнадцатилетней службе в кава­лерии, он принимал в тяжелых боях противоречивые решения, терялся и не имел твердости в выполнении своих распоряжений.

15 марта соединения 7 гв. кавкорпуса посетил ко­мандующий кавалериой Маршал Советского Союза С.М. Буденный. Был и в 14 гв. кавдивизии. Вот что говорит об этой встрече командир 146 АМП гв. полков­ник Л.Т. Володарский.

 

 

«В середине марта 1944-го года, после тяжелых двухмесячных оборонительных боев в болотистых рай­онах Полесья, передали мы свой участок обороны стрел­ковой дивизии и вывели свои подразделения километ­ров на пятнадцать в тыл. Нам предстояло решать дру­гую задачу. Какую именно - мы еще не знали.

Как всегда в таких случаях, не теряя ни одной ми­нуты, стали приводить себя в порядок. Перековка ло­шадей, ремонт обуви, вооружения, ремонт, дезинфек­ция обмундирования и борьба с паразитами, которые, чего греха таить, водились у нас в тех условиях, когда месяцами не было возможности помыться в бане. Баню устраивали примитивным способом — доставали пус­тые бочки из-под бензина, грели в них воду и мылись. В таких же бочках прожаривали и обмундирование.

Улучшилось как-то сразу и наше продовольствен­ное положение и фуражное снабжение. Получили за столько времени даже овес для лошадей. Это было по­чти роскошью.

Командир дивизии гвардии полковник Г.П. Коблов со своими заместителями в первый же день провел вы­водку лошадей и строевые смотры во всех частях. Вече­ром, подводя итоги смотра и вывода лошадей, дал ряд важных указаний, что нужно сделать в течение двух су­ток, которые мы имели в своем распоряжении, так как нам предстояло совершить большой и утомительный пе­реход, который займет пять-шесть суток. Устроил кое-кому разнос за плохое содержание лошадей, ну и, как всегда, рассказал несколько интересных и поучительных историй из своих китайских походов, где он продолжи­тельное время был советником. В заключение сообщил нам, что завтра в корпус прибывает Маршал Советского Союза С.М. Буденный - командующий кавалерией Крас­ной Армии. Будет и у нас в дивизии. Смотреть частей не будет, но хочет встретиться со всеми командирами час­тей. Поэтому все командиры воинских частей дивизии должны быть к 15-ти часам в штабе дивизии. Надо быть готовым представиться Семену Михайловичу и, если по­требуется, - обстоятельно доложить о состоянии полка.

 

 

Встретиться с легендарным полководцем мне, ко­нечно, очень хотелось и поэтому в штаб дивизии я при­ехал заранее. Командиру дивизии за ночь саперы по­строили в лесу довольно вместительную землянку, в которой можно было разместить свободно человек двад­цать, если не больше. Стены землянки умудрились даже обшить досками, где они их только сумели дос­тать! Возле землянки оборудовали место для сбора ко­мандиров частей.

Вскоре приехал Маршал Советского Союза С.М. Бу­денный. Его сопровождал командир корпуса генерал М.П. Константинов, человек пять старших офицеров штаба нашего корпуса и два незнакомых мне полковника.

Встреча произошла удивительно просто. Никакой нервозности, какая бывает обычно при встречах боль­ших начальников, никакой напыщенности или натя­нутости не было и в помине. Как будто бы не началь­ник приехал к нам, а близкий и глубоко уважаемый дорогой гость, которому все мы очень рады и который также рад встретиться с нами.

После доклада командира дивизии С.М. Буденный на минуту задержался, пожал ему руку и затем, на­правляясь к нам, говорит: «Ну что ж, познакомьте меня со своими командирами».

Командир дивизии представил Семену Михайлови­чу своих заместителей, начальника штаба, а затем нас, командиров полков. Каждый, кого представлял коман­дир дивизии, называл свою должность, воинское зва­ние и фамилию. С.М. Буденный пристально всматри­вался в лицо того, кто докладывал, внимательно слу­шал, пожимал каждому руку, некоторым задавал вопросы. Когда представлялся заместитель командира дивизии гв. полковник В.Э. Пучинский, маршал как-то особенно тепло и душевно пожимал его руку, он помнил, что Пучинский В.Э. - участник гражданской войны, ветеран Первой конной армии.

Когда очередь дошла до меня, я доложил: «Коман­дир 146-го гвардейского артиллерийско-минометвого полка гвардии подполковник Володарский».

 

 

С.М. Буденный подал мне руку и дважды измерил меня пристальным взглядом с головы до ног. Трудно сказать, что он подумал обо мне в этот момент. Может быть, понравился ему длинный рост артиллериста, а может быть подумал и другое: «Какого же коня нужно ему подобрать, чтобы не волочились ноги по земле?» Не знаю. Вслух он сказал другое: «Значит, артиллерийско-минометный? Ну и как они, ладят или надо что-нибудь изменить, как по-вашему?» Я понял, что речь шла о пушках и минометах, которые имелись в полку, и ответил, что ладят вполне, но нам хотелось бы, чтобы в полку было больше пушек, так как глав­ный наш враг - танки.

.- Ну, хорошо, - сказал С.М. Буденный, - это мы обсудим потом с командиром дивизии.

В полку были пушечные и минометные батареи. У тех и у других была разная разрушительная сила, но и разные дальности. 120 мм миномет - легкое маневрен­ное, скорострельное и грозное оружие. Особенно неза­менимо оно было при бое в лесах, в горах и в населен­ных пунктах. Такими минами можно разрушать проч­ные оборонительные сооружения, наносить поражение противнику в траншеях, на обратных скатах крутых высот, за стенами домов, т. е. то, чего нельзя сделать пушкой и даже гаубицей. Но дальность стрельбы ми­номета была невелика, всего четыре километра, тогда как у пушки - тринадцать. Главная же беда миномета -его беззащитность против танковых атак, когда надо вести огонь прямой наводкой по каждому танку. Эти задачи успешно решала пушка, а их-то у нас, по на­шему мнению, и было маловато. Поэтому у нас было такое мнение, что в полку надо иметь, кроме миномет­ных, четыре пушечных батареи. Такое мнение разде­лялось и кавалеристами, особенно тогда, когда прихо­дилось отбивать атаки танков. Вот я и высказал это мнение маршалу С.М. Буденному.

После того, как были представлены С.М. Буденно­му все командиры частей, он пригласил всех нас сесть. Затем спокойно и неторопливо информировал нас об

 

 

общей обстановке на фронтах, о трудностях, которые мы вынуждены переживать, о тех больших задачах, которые предстоит решать нашей армии и нашему на­роду в 1944 году и о тех надеждах, которые возлагают на нас, воинов, советские люди.

Все мы внимательно слушали и завороженными глазами смотрели на этого прославленного, воспетого в песнях, выдающегося полководца, который был грозой белогвардейцев и интервентов в годы гражданской вой­ны. Хотелось запомнить не только все, что он скажет, но и его самого - Семена Михайловича Буденного.

«Пока наши люди, - говорил С.М. Буденный, - про­должают изнывать в рабстве этих варваров, мы не мо­жем быть спокойными. Мы не успокоимся и до тех пор, пока в руках этих разбойников находятся власть и оружие, которым они разбойничают во всей Европе. Мы должны разгромить гитлеровскую Германию и осво­бодить народы от этой коричневой чумы. Должен вам сказать, товарищи, что кроме нас некому решать эту за­дачу. Мы являемся единственной надеждой народов. То, что делаете вы, воины нашей армии - святое дело нашей свободы, нашей независимости, нашего будущего».

Он говорил и о принципах действия конницы, и о тех задачах, которые предстояло решать в ближайшие дни. А задачи эти состояли в том, что мы должны были в течение ближайших четырех-пяти суток форсирован­ным маршем совершить переход в юго-западном на­правлении, выйти на рубеж где-то между Ковелем и Владимиром-Волынским и закрыть брешь, образовав­шуюся между Первым Украинским и Первым Бело­русским фронтами после успешно проведенной Пер­вым Украинским фронтом Ровенской операции.

Очень много внимания в беседе с нами маршал С.М. Буденный уделил такому вопросу, как постоянная за­бота о людях, о тех, от кого, в конечном счете, зависит успех любой операции, любого боя, от которых зависит исход войны.

«Солдаты, сержанты, офицеры, все воины нашей армии, - говорил С.М. Буденный, - это самое дорогое, что есть у нашего народа, самое ценное, что есть у

 

 

на­шего государства на фронте. Будьте требовательными и твердыми начальниками, но по-отечески и по-братски относитесь к людям. Заботьтесь о них постоянно».

С особой теплотой и сердечностью говорил Семен Михайлович о командире отделения пехоты или конни­цы, т.е. о первом и самом близком к солдату общевойс­ковом командире, который ведет своих солдат в бой. Он говорил: «Имейте в виду, товарищи, что самым глав­ным начальником в армии, от которого зависит, в ко­нечном счете, успех наступления, является командир отделения. Он первый во главе своего отделения, встре­чается непосредственно лицом к лицу с врагом. Он пер­вый из командиров в цепи своего отделения идет в ата­ку и открывает огонь по врагу. Он первым врывается во вражеский окоп, первый захватывает переправы, дома в населенных пунктах, перехватывает пути отхода вра­гу, уничтожает его и захватывает пленных. Все много­численные и красиво вычерченные стрелы на картах в больших штабах, сами по себе останутся только стрела­ми. На каждом острие этих многочисленных стрел и стрелок на огромном фронте надо всегда видеть коман­диров отделений, идущих впереди наступающих войск. Уделяйте всегда этому начальнику то внимание, кото­рое соответствует очень важному его значению и поло­жению в наших Вооруженных Силах».

Эту правильную, глубоко справедливую мысль мар­шала С.М. Буденного я не только старался сам помнить всегда, но и внушал ее всем категориям подчиненных мне командиров».

Гвардейцы-конники с большим вниманием слуша­ли С.М. Буденного.

В конце беседы маршал поблагодарил личный со­став дивизии за взятие твердыни Полесья - Мозыря, пожелал дальнейших успехов в разгроме врага и по­обещал вскоре встретиться с мозырьцами в логове фа­шизма - Берлине.

Гвардейцы-мозырьцы заверили С.М. Буденного, что они верны традициям Первой

 

 

Конной армии и с честью выполнят поставленную задачу по очистке от гит­леровских захватчиков родной земли и донесут свои прославленные гвардейские знамена до окончательной победы над гитлеровской Германией.

К концу марта 1944 года 14 гв. кавдивизия была переброшена под Ковель и заняла оборону на рубеже Любитов, Озерная, Туличев. Противник прочно оборо­нял г. Ковель и западный берег реки Турья, подтяги­вал резервы и готовил контратаку по левому крылу 1-го Белорусского фронта.

Стрелковые части вели ожесточенные бои на под­ступах к Ковелю и непосредственно за город. Активно действовала авиация: в небе шли непрерывные воздуш­ные бои днем и ночью.

Для того чтобы сорвать замысел врага, командующий фронтом 7 гв. кавкорпусу поставил задачу выйти в тыл противника по расходящимся направлениям: 14 и 15 гв. кавалерийские дивизии должны были наступать в за­падном направлении Пиневалье, Заглинки и 16 гв. кавдивизия - на Владимир-Волынск с дальнейшим выхо­дом на реку Буг - западную границу Советского Союза.

В ночь на 12 апреля 1944 года 7 гв. кавкорпус пере­шел в наступление. 14 гв. кавдивизия наступала на правом фланге корпуса и имела в первом эшелоне 54 и 56 гв. кавполки. 52 гв. кавполк был в резерве коман­дира дивизии.

Перед наступлением разведка дивизии, возглавля­емая гв. майором С.А. Никулиным, с 8 по 12 апреля в полном смысле слова, обшарила всю полосу наступле­ния дивизии, не раз побывала за р. Турьей, доходила до ставки Масув и доложила командиру дивизии гв. полковнику Коблову, что в глубине обороны противни­ка войск нет, но лес заполнен партизанами и беженца­ми. Все проселочные дороги затоплены водой, в лесах топи и болота. Река Турья не широкая, но весеннее половодье исключает переправу личного состава и тех­ники вброд. Ширина реки 30-40 метров. Нужно гото­вить переправочные средства.

Разведывательные группы возглавляли руководители разведки полков. Особенно

 

 

отличились гв. старшие лейтенанты С.А. Подвальных (52 кавполк), В.И. Поли­карпов (56 кавполк), гв. лейтенант А.Ф. Липатов (54 кавполк). Они несколько раз проникали через р. Турья, леса и топи в тыл врага и доходили почти до реки Зап. Буг и приносили ценные данные о противнике.

Дружно приступили к работе саперы дивизии и пол­ков, возглавляемые инженером гв. майором Б.М. Покров­ским. Были сколочены плоты, подтянуты звеньями понтоны и укрыты в надежном месте, недалеко от на­меченной переправы.

И вот настала ночь на 12 апреля. Шквал артилле­рийского огня обрушился на оборону врага. Под при­крытием огня эскадроны 54 гв. кавполка гв. капитана Герасимчука, гв. ст. лейтенантов Л.А. Коскова, Ми­хайлова, Головченко, во главе заместителя командира полка гв. майора К.Г. Клименко начали переправу че­рез реку Турья. В связи с весенним половодьем, близ­ко у берега обороны врага не было, поэтому эскадроны дружно переправились через реку и провели наступ­ление по топям и болотам на оборону врага. Левее пе­реправился 56 гв. кавполк, возглавляемый команди­ром полка гв. майором Д.М. Дорофеевым.

Наведен понтонный мост. Переправилась на левый берег полковая артиллерия. Завязался жаркий бой на подступах к с. Ставки. К исходу дня село было взято 54 гв. кавполком, и он повел наступление на Масув, но встретил упорное сопротивление противника.

Возглавляя 54 и 56 гв. кавполки в наступлении, гв, полковник Пучинский приказал командиру 54 гв. кав­полка гв. подполковнику Романенко обойти село с се­вера, что и было сделано. Полк успешно продвигался по лесным тропам на запад в направлении Борожце. Рядом, совсем рядом цель - река Буг!

Но 15 апреля противник, подтянув резервы пехоты и нанеся несколько мощных авиационных ударов по 54 и 56 гв. кавполкам, перешел в наступление. Потес­нил 56 гв. кавполк, захватил переправу у местечка Руда на реке Турья, тем самым

 

 

перерезал связи и коммуникационные дороги с 54 гв. кавполком. Полк ока­зался отрезанным от главных сил дивизии и вел тяжё­лые бои с превосходящим противником в 30 километ­рах в глубине врага.

Связь с дивизией осуществлялась только по радио. Когда стало ясно, что полк отрезан и оказался в окруже­нии, естественно, командир полка гв. подполковник Романенко и заместитель командира дивизии гв. полков­ник Пучинский поставили вопрос перед командиром дивизии, что же делать дальше? Последовал приказ: драться в тылу врага. Из поэмы «Беларусь» П. Бровки:

Грозила конникам фашистская расправа!

Грозила смерть!.. Победа нелегка!

В лесах Волыни расцветала слава

Геройского гвардейского полка.

Мозырьцы-гвардейцы сражались в окружении три­надцать суток, 54 гвардейский четырежды Краснозна­менный полк вел непрерывные бои против трех пол­ков врага.

Враги окружили нас тесным кольцом,

Вокруг - огневая завеса,

Не просто, друзья, под немецким свинцом

Прорваться из этого леса.

Противник беспрерывно атаковал. Гвардейцы слу­шали боевую команду подполковника Романенко и гв. полковника Пучинского.

 

По сорок врагов на любого из нас,

Но мы не сдадимся проклятым,

С оружьем в руках мы в решительный час

Умрем, как пристало солдатам.

 

И гвардейцы отвечали своим прославленным коман­дирам:

Верны нам винтовки, надежны клинки,

И темная ночь нам поможет,

Простимся и руки пожмем по-мужски

И встретим опасность без дрожи.

 

 

Трудные пришлось пережить дни бойцам 54 гв. кавполка. Боеприпасы на исходе, продовольствие - хлеб давно поеден, даже НЗ (неприкосновенный запас), при­ходилось питаться кониной. А лошадей кормить было нечем. Они грызли кору, объедали ветки, ели мох. Но ни командиры, ни бойцы не дрогнули. Они шаг за шагом пробивали себе дорогу к своим. Выстояли! Выш­ли и соединились с главными силами дивизии.

В боях в окружении на Волыни нельзя выделить кого-то отдельно. Все дрались геройски, отважно. Не было ни одного случая паники, нытья, тем более сдачи в плен -все предпочитали биться насмерть и победить.

Много пришлось бы трудней выходить из окруже­ния 54 гв. кавполку, если бы их не нашли и не вывели по топям, болотам и чащобам разведчики 56 гв. кавполка, руководимые помощником начальника штаба полка по разведке гв. старшим лейтенантом И.В. По­ликарповым.

По заданию штаба дивизии группа Поликарпова отправилась в поиск. Войдя в глубину обороны против­ника, они разделились на две группы, вторая во главе со старшиной Яковлевым, и через определенное время в определенном месте должны сходиться и снова в путь. На третьи сутки был найден 54 гв. кавполк в 15 кило­метрах к западу от реки Турья. Полк отражал очеред­ную атаку врага.

Пучинский и Романенко были очень рады раз­ведчикам. Они расцеловали их, расспросили и спать уложили. А вечером 26 апреля, ведомые Поликарпо­вым, отправились на соединение с главными силами дивизии.

Прикрывать отход осталась группа старшины Яков­лева в составе бойцов и младших командиров: Рюми­на, Бахромеева, Старолунева, Кондратенко, Шелестина, Клименок, Гусева, Бондаренко, Абраменко, Стари­кова, Акулова, Муханова, Тупица, Рыбалко, Гурфова, Хватюка, Матвеева. Им удалось выдержать

 

 

бой с ротой противника и выиграть его. Они организовали засаду на дороге, расположились по одну ее сторону на глуби­ну до двухсот метров. Как только рота вошла в район засады, по ней был открыт огонь из автоматов и пуле­метов от головы до хвоста по сигналу Яковлева. Более ста гитлеровцев были убиты, но немногим удалось уйти целыми в лес по другую сторону дороги. Немцы не успели оказать сопротивление, так как разведчики стреляли в них в упор. К тому же был захвачен в плен немецкий лейтенант и доставлен в штаб полка.

Разгромив роту противника, группа Яковлева дог­нала полк, доложила гв. полковнику Пучинскому об удачном бое и прододжала выполнять задачу боевого арьергарда.

Все участники поиска были награждены орденами Славы III и II степени, а старший лейтенант И.В. По­ликарпов - орденом Красной Звезды и представлен к присвоению звания «капитан».

Большую тяжелую и ответственную работу вели медицинские работники. Раненых было много, в том числе тяжелых. Условий для операций не было, скоро кончились и перевязочные средства. Тяжелораненых врачам гв. капитанам Л.М. Годину, Л.П. Кравченко, гв. старшине С.З. Канторовскому и гв. старшему сер­жанту медсестре Миссамире Нургазизовой удалось сдать в партизанский отряд, состоящий из советских и польских граждан.

27 апреля рано утром полк переправился через реку Турья и вышел на ее восточный берег и в тот же день получил приказ: отбросить противника, вышедшего на правый восточный берег р. Турья на хвосте полка.

И эту задачу полк выполнил: отбросил немцев за реку.1 Слава о героической битве в тылу врага 54 гв. кавполка пронеслась по всему фронту.

Героический полк прославился,

Песня птицей под небо неслась,

И по фронту от края до края

Шел о коннике смелом рассказ.

 

ЦАМО, ф. 3415, оп. 67431, д. 1, л. 93, 200-203.

 

 

В наступательной операции юж. Ковеля по расходящим направлениям корпус выполнил задачу, хотя и не полностью ~ не вышел в тыл врага и не достиг р. Буг, - но сорвал контрнаступление немцев на левом крыле I БФ и обеспечил его левый фланг и стык с I Украинским фронтом и способствовал успеху опера­ции на правом фланге I БФ.

С 27 апреля по 16 мая соединения корпуса заняли оборону в стыке двух фронтов I Б. и I Укр. на рубеже: Глембочице, Ягодно, Замостье, Блаженное, Зачатка, Жовушки, Свинажин.

В день 1-го мая противник предпринял яростные атаки по всему фронту, решил сорвать праздник Меж­дународной солидарности и показать свою мощь. Авиа­ция беспрерывно висела в воздухе и бомбила передний край и наши тылы. Артиллерия производила частые мощные налеты. Наша авиация проявляла большую активность и не давала возможности врагу планово на­носить бомбовые удары. Шли воздушные бои, и успех обычно сопутствовал нашим ястребкам. Бойцы и офи­церы наблюдали за воздушными боями и ответными ударами нашей артиллерии, говорили: «Сегодня на зем­ле и в воздухе наш праздник». В их лицах, их осанке, во всем поведении была видна гордость за нашу Совет­скую Армию, за нашу Родину.

В этот международный праздник подразделения 14 гв. кавдивизии выбили врага из Дулибы и тем самым ликвидировали плацдарм на южном берегу реки Турья.

В планы командования дивизии не входило именно сейчас, 1-го мая, освобождать Дулибы. Противник сам навязал бой. Он большими силами перешел в наступ­ление с целью расширить плацдарм на южном берегу р. Турья. И вначале имел успех. Подразделения 56 гв. кавполка под напором превосходящих сил врага начали отходить. Командир дивизии гв. полковник Г.П. Коблов приказал 52 гв. кавполку, находящемуся в обороне во втором эшелоне, контратаковать прорвавшегося против­ника. И.о. командира полка гв. старший лейтенант В.М. Аксенов

 

 

возглавил два эскадрона гв. ст. лейтенантов Каскова и Мануиленко и ударял южней Дулибы во фланг и тыл противника, остальными силами сдерживал врага с фронта. Эскадроны Каскова и Ма­нуиленко углубились в тыл противника и поставили его перед выбором: или срочно прекратить атаки, оста­вить Дулибы и отойти за реку Турья, или оказаться в окружении. Подразделения 54 гв. кавполка гв. под­полковника Д. Е. Романенко перешли в наступление северней Дулибы и продвигались к реке Турья. Про­тивник поспешно отошел, оставив на поле боя более 100 убитых и раненых, а в Дулибах большие трофеи.

Этот короткий бой показал возросшее боевое мастер­ство молодых офицеров. Замещая больного командира полка, двадцатипятилетний старший лейтенант Аксе­нов блестяще справился с поставленной задачей. Во вре­мя боя под ним был убит конь, он пересел на другого и уверенно вел эскадроны вглубь обороны врага. За уме­лое руководство и личную храбрость В.М. Аксенов по­лучил орден Отечественной войны II степени.

Автор хорошо знал В.М. Аксенова, С июня по ок­тябрь 1944 года гв. старший лейтенант В.М. Аксенов был первым помощником, когда Ковалев И.О. был на­чальником штаба 52 гв. кавполка. Этот отважный поле­вой командир, грамотный штабной работник. В ВОВ с начала до конца, пять раз ранен, из них дважды тяже­ло. И после выздоровления всегда возвращался в свою родную дивизию. С октября 1944 года начальник штаба 52, а потом 56 кавполков. Сейчас полковник в отставке.

За время боев с 12 апреля по 9 мая 7 гв. кавкорпус уничтожил свыше трех тысяч солдат и офицеров и взял в плен 280 человек.

Трофеи: винтовок - 163, автоматов - 75, минометов -25, пушек - 2, танков - 3, грузовых автомашин - 5, паро­возов - 1, вагонов - 60, артскладов - 1, самолетов - 6.

С 16 мая корпус выводится в резерв 1 БФ и пере­дислоцируется на рубеж р. Стырь, 14 гв. кавдивизия -в район Колки.

Когда бы дивизия ни выводилась в резерв, на от­дых, на деформирование, не было

 

 

покоя бойцу и ко­мандиру. Ежедневно шла боевая и политическая подготовка. Проводились эскадронные, полковые, диви­зионные учения на местности, отрабатывались все при­емы боя, передавался богатый боевой опыт пополне­нию, вновь и вновь отрабатывались приемы боя в насе­ленных пунктах, особенно в крупных городах.

Политработники готовили бойцов к грядущим боям по освобождению Польши, на территории врага - в Гер­мании, где плотность крупных населенных пунктов и городов много выше, чем в Белоруссии. Внушали бой­цам и командирам ненависть к врагу, беспощадность к тем, кто с оружием воюет против нас, но и гуман­ность к населению на территории врага - в Германии.

Готовясь к новым боям, кавалерист особое внима­ние обращает на своего боевого друга - коня. Едва ли есть полезнее и преданнее из домашних животных, которое могло бы сравниться с конем. Не случайно поэт Л. Ошанин написал песню о коне, в виде разговора двух бойцов на привале:

1-й боец:

- У меня конь

Всем коням на зависть,

-Быстроногий, как огонь,

И собой красавец!

2-й боец:.,

-Конь твой, правда, ничего,
Конь хороший просто.
Только против моего

Он не вышел ростом.

Вместе, припев:

-Лучше этого коня
Нет на свете для меня,
Посреди огня и дыма
Он примчится невредим.
Перед пропастью не струсит,
Вражье горло перекусит,
Друг, товарищ мой

Конь гвардейский боевой.

2-й боец:

- Мой гнедой могуч в груди,
Великан по росту,

Ты на шею погляди,

Погляди на поступь.

 

 

 

1-й боец - Конь, конечно, ничего,

Вместе, припев. 1-й боец:

Поступь - это точно,

Но зато у моего

Белые чулочки.

-Хлопцы, помните, в бою
В час атаки конной,

Конь мой первый шел в строю

Перед эскадроном.

2-й боец:

- Ты был первым - спору нет,
Но скрывать не надо,
Мчался на своем коне

Я с тобою рядом.

Вместе, припев.

Конники-гвардейцы умели воевать, научились по-настоящему, как никто в мире, бить врага, но умели и повеселиться. Организованно проходили часы досуга конногвардейцев. Частенько приезжали артисты, в том числе и столичные. Бурными аплодисментами солда­ты и офицеры встречали заслуженную артистку РСФСР Лидию Русланову. Задушевно исполнялись песни и за душу брали бойца. С восторгом принимали мозыръцы корпусной ансамбль песни и пляски и го­рячо приветствовали свой дивизионный самодеятель­ный ансамбль песни и пляски, руководимый гв. лей­тенантом Д.П. Сидоренко.

12-14 января 1984 года жители Мозыря принимали своих освободителей-ветеранов 14 и 15 гвардейских Мозырьских дивизий. Ветераны постарели, но город неузнаваемо помолодел, вырос. Население города с 9 тысяч в 1940 довоенном году увеличилось до 86 тысяч человек. Неузнаваем облик города с его высотными зданиями, сетью школ, больниц, клубов. Построены новые заводы, фабрики. В городе уют и чистота.

А главное - мирное небо, о чем так мечталось всем в страшные военные годы.

 

 

 

ЧЕРЕЗ СОВЕТСКО-ПОЛЬСКУЮ ГРАНИЦУ ДО ВИСЛЫ

К середине июля 1944 года войска I БФ достигли рубежа р. Свислочь, Пружаны, Долгичин и завязали бой на подступах к Бресту. На левом фланге наши войска овладели Ковелем. Немецкое командование под­тянуло в район Бреста и реки Зад. Буг пехотные и танковые соединения и создало здесь сильную с инже­нерными сооружениями оборону. На Буге оборона воз­водилась с февраля 1944 года дивизией СС «Галиция».

Командование I БФ подготовило мощный удар в двух направлениях: Брест, Седлец, Варшава и Холм, Люб­лин, Демблин. Конечная цель - выйти к реке Висла.

На левом фланге фронта действовали 69А, 2 ТА, 8 гв.' А, 7 гв. кавкорпус.

На участке 69А вводился в прорыв 7 гв. кавкорпус, сосредоточенный к 17 июля 1944 года в районе Почекайка, Рудно, Родевиче, Боблы и имел задачу развить успех пехоты в направлении Штунь, Дорогуск, фор­сировать реку Зап. Буг на участке Волчков перевоз, Высоцк. К исходу первого дня наступления овладеть Вулки, Плаваницки, Шаханувка, Дорогуск, на вто­рой день операции - г. Холм и быть готовым действо­вать на г. Люблин.

18 июля стояла солнечная погода. Утро было теп­лым и тихим. Обогретая солнцем земля парила легкой дымкой. Как бывает часто на войне, тишину разорвал гром выстрелов сотен орудий, свист полета снарядов и эхо взрывов. Началась артиллерийская подготовка. В это же время к общему гулу войны прибавились скре­жет гусениц и рев моторов - это танковые полки выходили на исходные рубежи атаки.

Соединения 69 армии прорвали оборону противни­ка и подготовили «коридор» для ввода в прорыв 7 гв. корпуса.

В ночь на 19 июля прошел сильный грозовой дождь.

Дороги размокли. Грязь навертывалась на колеса ору­дий, тачанок и повозок. Темп наступления был невы­сок. К тому же дороги противник, отступая, замини­ровал.

Авангардный 52 гв. кавполк, тесня подразделения прикрытия 342 пехотной дивизии, вышел на восточ­ный берег р. Зап. Буг. На другой стороне реки были видны траншеи и укрепленные населенные пункты.

Разведотряд 52 гв. кавполка в составе усиленного эскадрона под командованием гв. старшего лейтенан­та П. В. Шеховцова, разделся, надел на шеи автоматы, поскакал к реке и переплыл Буг юго-западнее Бережцов, с ходу атаковал оборону противника, захватил двух пленных. Противник открыл сильный автоматно-пулеметный и орудийный огонь. Эскадрон вынужден был повернуть обратно. Артиллерия 14 гв. кавдивизии об­рушила огонь по обнаруженным огневым точкам про­тивника.

Переправляясь обратно, эскадрон обнаружил удоб­ный брод, по нему быстро перешел реку и скрылся в прибрежных зарослях.

Пленные показали, что они из 342 пехотной диви­зии. И что их дивизия отходит за Буг с целью занять оборону на ее западном берегу.

52-й авангардный полк 14 гв. кавдивизии под ко­мандованием гв. подполковника Ф.Г. Нелидова под прикрытием артиллерийского огня форсировал Буг по разведанному броду и захватил плацдарм на западном берегу. Гвардейский полк Нелидова первым перешел государственную границу нашей Родины и вступил на территорию Польши.

К 10 часам 21 июля полк вышел к восточной окраи­не Дорогуска и завязал бой за овладение им.

Саперы гв. капитана К.Н. Уклеба к этому времени навели две переправы через реку грузоподъемностью 14 и 30 тонн.

Командир корпуса и командир дивизии генералы М.П. Константинов и Г. П. Коблов лично руководили переправой полков дивизии на левый берег Буга и

 

 

наблюдали за боем полка Нелидова. Генерал Констан­тинов одобрил действия Нелидова и настаивал на быс­трейшей переправе через реку всей дивизии и ввода ее немедленно в бой с тем, чтобы развить успех авангардного полка.

Комкору доложили, что противник оказывает упор­ное сопротивление 15 гв. кавдивизии генерала И.Д. Чаленко на участке Гусыние.

Константинов был недоволен действиями 15 гв. кав­дивизии и по радио передал командиру 16 гв. кавдиви­зии генералу Г.А. Белову ввести дивизию в прорыв вслед за 14 гв. кавдивизией на участке Бежецы, совместно овладеть г. Холм и развивать наступление на Люблин.

К 5 часам 22 июля подразделения 52 гв. кавполка вышли к г. Холм с северо-востока, с ходу захватили железнодорожную станцию и повели наступление

вглубь города.

Главные силы 14 гв, кавдивизии, преодолевая упор­ное сопротивление противника, вели наступление на западную окраину города.

Части 370 стрелковой дивизии вели бой в центре города, полки 15 гв. кавдивизии штурмовали южную окраину.

Таким образом, к 6 часам 22 июля Холм был зажат в клещи со всех сторон. Идет бой по всему городу. Он скоротечен. Немцы в панике мечутся по городу и груп­пами сдаются в плен. К 7 часам город был полностью освобожден - пал первый опорный пункт гитлеровцев на Люблинском направлении.

Бойцы ликовали, слышались радостные возгласы: «Даешь Люблин!», «Вперед на Варшаву! На Берлин». Итог: 7 гв. кавкорпус, где главную и основную роль выполняла 14 гв. кавдивизия во взаимодействии с 370 стрелковой дивизией и другими соединениями, овла­дел последним сильным оборонительным рубежом пе­ред Вислой - Западным Бугом, на который фашистс­кое командование возлагало большие надежды.1

 

1«Краснознаменный Туркестанский». Воениздат, М., 1976, с. 251.

 

 

Потрепанные части 26 танковой дивизии, 213 ох­ранной дивизии, 253, 342 пехотных дивизий против­ника продолжают оказывать упорное сопротивление, стремятся не допустить дальнейшего продвижения на­ших войск в направлении Холм-Люблин.

7 гв. кавкорпус с 22 июля переходит в оперативное подчинение 2 танковой армии и имеет задачу: с утра23 июля перейти в решительное наступление в направ­лении Савин, Пучагув, Ленчин и к исходу 24 июля овладеть г. Люблином. В течение 22 июля части кор­пуса сдавали свои боевые участки, производили пере­группировку сил и выходили на направление действий 2 танковой армии.

В конце июля резко обострилась политическая и стратегическая обстановка в Польше, где перед вступ­лением советских войск на польскую территорию, раз­
вернулась ожесточенная борьба между силами демок­ратии и силами международной реакции.

Силы польской реакции, возглавляемые эмигрант­ским правительством в Лондоне, послушно выполняли волю англо-американских империалистов и, ведя за­кулисные переговоры с гитлеровцами, стремились лю­бой ценой, вплоть до открытых провокаций, сохранить в Польше существующий там до войны профашистс­кий антисоветский режим. Для этой цели готовилась подпольная армия Крайова во главе с генералом Бур-Комаровским.

Силы демократии, за которыми шло подавляющее большинство польского народа, готовились к установ­лению в Польше демократических свобод.

21 июля 1944 года на подпольном заседании Крайовой Рады Народовой в Варшаве было принято решение о создании Польского Комитета Национального осво­бождения, взявшего на себя функции временного пра­вительства. Тогда же было решено объединить подполь­ную Армию Людову, поддерживающую силы демокра­тии и 1-ю Польскую армию, созданную польскими патриотами в СССР, в единое Войско Польское.

 

 

Резиденцией Крайовой Рады Народовой, принявшей на себя Верховную власть, был избран г. Люблин -первый крупный административный центр Польши, стоящий на пути наступления советских войск. Осво­бождение этого города от гитлеровских оккупантов приобретало поэтому большое политическое значение.

21 июля 1944 г. Верховный Главнокомандующий приказал 1-му Белорусскому фронту не позднее 26-27 июля овладеть г. Люблиным, для чего использовать в первую очередь 2 танковую армию и 7 гв. кавкорпус. Этого настоятельно требовала политическая обстановка и интересы независимой демократической Польши.

16 гв, кавдивизия форсированным маршем шла к Люблину. Правее по проселочным дорогам двигались части 14 гв. кавдивизии, 8 танковый корпус обходил Люблин с севера, отрезал пути сообщения с. Любартив, Демблин. 15 гв. кавдивизия шла южней 16 гв. кавдивизии.

Все эти соединения вышли к Люблину почти одно­временно и завязали бои за город.

114 танковый полк 14 гв. кавдивизии под командо­ванием гв. полковника П.С. Артамонова вел бой на во­сточной окраине города, а главные силы дивизии обте­кали город с юго-востока к юго-западу, перерезая до­роги, идущие из города на юг и юго-запад, таким образом, дивизия совместно с танковыми полками 2 армии втянулась в уличные бои. В это время против­ник сосредоточивает крупные силы танков и пехоты в районе Красник, Опале. Ясно, что противник готовил контрудар из Красников на Люблин - в тыл нашим частям и соединениям, дерущимся за город. Нужно этот удар немцев срочно упредить. Для этого генерал М.П. Константинов приказал командиру 14 гв. кавди­визии генералу Г.П. Коблову срочно вывести дивизию из боя в Люблине, оставив заслон, основными силами ударить и захватить Красник и Опале.1

Генерал Коблов собрал штабных офицеров на сове­щание. Говорил неторопливо, спокойно:

 

1ЦАМО, ф. 3475, оп. 21125, д. 1, л. 235, 239-240

 

 

- Обстановка очень серьезная. В Люблине идут тя­желые бои. Наши полки, в том числе и 114 танковый полк дерутся там же. В Краснике крупные пехотные и танковые подразделения противника. Они могут ударить нам в тыл. Решено, во исполнение приказа командира корпуса основными силами полков дивизии ударить по Краснику, захватить железнодорожную станцию Опале. Немедленно выезжайте вполки, уточните на местах обстановку и к утру 25 июля 54 гв. кавполк должен овла­деть Опале, а 52 и 56 гв. кавполки - Красником.

Начальник штаба дивизии гв. полковник П.Ф. Раровский распределил офицеров штаба по частям, и они отбыли вместе с командирами частей выполнять приказ командира дивизии.

Через несколько часов штабная радиостанция при­няла донесение разведчиков: «Из Люблина по шоссе на юг в направлении Костольне движется большая ко­лонна автомашин с пехотой».

Командир дивизии немедленно передал эти сведе­ния гв. подполковнику Нелидову и приказал уничто­жить колонну, не дать возможности им соединиться с гарнизоном в Краснике.

В ответ послышался молодой уверенный голос ко­мандира 52 гв, кавполка Ф.Г. Нелидова, которому шел в то время 32-й год:

- Полковая и минометная батареи еще на позиции, на дороге, идущей в Костельне. Эскадрон под руками.Достойно встретим.

В дивизии Ф.Г. Нелидова с января 1942 года, после расформирования 52 кавдивизии, где он был команди­ром эскадрона, начальником штаба, его знали храб­рым, знающим свое дело офицером. Обычно все опера­ции, связанные с риском, где необходима решитель­ность и смелость, поручались 17 (52 гв.) кавполку. Командиры дивизии Н.П. Якунин, К, В. Фиксель и Г. П. Кобелев были уверены - их приказ будет выпол­нен командиром полка Нелидовым точно и в срок. Един­ственным недостатком, если можно это назвать недо­статком, у Ф.Г.

 

 

Нелидова была чрезмерная личная храбрость. К Люблинской операции Ф.Г. Нелидов был на­гражден пятью орденами: Красной Звезды, Александ­ра Невского, Богдана Хмельницкого, Суворова III сте­пени, Красного Знамени.

За Люблинскую операцию получил шестой орден -орден Кутузова III степени.

После разговора с командиром дивизии командир пол­ка с начальником разведки полка гв. старшим лейтенан­том С.Е. Подвальных выехал из штаба полка, где началь­ником штаба посчастливилось быть автору этих строк, к эскадронам, оседлавшим дорогу Люблин-Красник.

На исходе была вторая половина дня. Солнце нача­ло катиться к вершинам темневшего на западе леса. Наши самолеты бомбили Люблин. Северо-запад ней Люблина шел сильный бой.

Командиры эскадронов ждали командира полка на опушке леса. Нелидов объяснил обстановку и поста­вил задачу: «Мы отрезали пути отхода к Висле круп­ной группировке гитлеровцев. Немцы пытаются про­рваться на Красник. Мы не должны допустить этого прорыва, обязаны уничтожить колонну машин с пехо­той и стремительно идти на Красник. Гв. майору Би­рюкову и гв. старшему лейтенанту Подвальных орга­низовать разведку на Красник, Бирюкову быть с 1 и 2 эскадронами и при появлении колонны противника обстрелять из всех видов оружия, в том числе полко­вой батареи 76 мм пушек ст. лейтенанта И.М. Шахма­това и минометной батареи гв. капитана Н.С. Козлова. Как только немцы побегут в панике на запад к лесу, я с 3 и 4 эскадронами атакую их в конном строю. Вы поддержите атаку фланговым огнем станковых пуле­метов. Ни один немец не должен проскочить на юг».

С севера по шоссе показалась одна машина с пехо­той, впереди ее шли три мотоцикла с колясками, из которых торчали пулеметные стволы. Наши солдаты замерли у орудий и пулеметов, конники с карабинами и автоматами зорко смотрели на дорогу, по которой медленно катились мотоциклы и автомашины, и жда­ли сигнала открыть огонь.

 

 

По цепи передавалась команда: «Не стрелять! Про­пустить!» В километре от главных сил к югу их встре­тит эскадрон гв. ст. лейтенанта Дулева. В его же зада­чу входило добивать гитлеровцев, которым удастся про­скочить на юг в сторону Красника. Предположение оправдалось. Скоро за передовой походной заставой появились главные силы немцев. Медленно одна за другой шло, казалось, бесчисленное количество грузо­вых автомашин вперемежку с легковыми. По полю нарастал гул моторов. Последовала команда: «Огонь!» Загремели пушки. Первые снаряды подбили несколь­ко головных машин. Потом огонь был перенесен по хвосту колонны. Подбитые машины загородили доро­гу вперед и назад. Пехота спрыгивала с машин и, ведя огонь на ходу, пошла в атаку.

Пушкари гв. ст. лейтенанта И.М. Шахматова, гра­мотного артиллериста и храброго офицера, прямой на­водкой, шрапнелью били по густым цепям пехоты. Захлопали минометы гв. капитана Козлова. Застрочи­ли станковые и ручные пулеметы, затрещали караби­ны, короткими очередями разили врага автоматчики. Длинной дробью на правом фланге залились хохотом пулеметы «максимы» гв. сержанта Климовицкого, взво­да гв. ст. лейтенанта Н. К. Щипанова.

Гитлеровцы залегли, кто уцелел, и начали окапы­ваться. Но было поздно, из леса на полном галопе со свистом и криками «Ура!» с клинками наголо мчался командир полка гв. подполковник Нелидов во главе двух эскадронов гв. старших лейтенантов Бахавова и Шиховцева, атакуя противника с фланга и тыла.

С другого фланга, неожиданно для 52 гв. кавполка, атаковал двумя эскадронами заместитель командира 56 гв. кавполка гв. капитан Платонов.

Короткий бой. Враг разгромлен. На поле боя оста­лось более 200 трупов солдат и офицеров, уничтожено до 60 автомашин, взято в плен 33 человека.

Тех, кому удалось бежать на юг, разбил эскадрон гв. ст. лейтенанта Дулева.

 

 

 

В конной атаке также отличился эскадрон гв. ст. лейтенанта Павла Ивановича Чернышева, взвод Петра Яков­левича Ершова - отменного рубаки и лихого джигита.

Оставив заслоны на дорогах, полк поспешно дви­нулся на выполнение основной задачи через Дуже на Красник.

Еще не затих бой гвардейцев Нелидова, как коман­дир 3 эскадрона 54 гв. кавполка Головченко доложил командиру полка гв. подполковнику Кириллову о дви­жении колонны машин с танками и самоходными ору­диями с севера на Веджевице. Командир I эскадрона гв. капитан Герасимчук докладывал о скоплении до ба­тальона пехоты с танками на восточной окраине Дуже.

Начальник штаба полка гв. ст. лейтенант Собелев принял донесение разведчиков о появлении пехоты противника в лесу южнее Берковизна.

В полк прибыл командир дивизии генерал Г. П. Коб­лов. Кириллов вышел ему навстречу с намерением до­ложить обстановку, но генерал остановил его:

- Не рапортуйте, занимайтесь своими делами. При­ехал навестить вас. Как дела? Мой офицер штаба ка­питан Маркевич прибыл? Задачу уяснили?

- Задача ясна, товарищ генерал, - ответил Кириллов.
Кириллов доложил обстановку: - Уверен, что противник предпримет атаки с целью пробиться на Красвик.

- Я в этом не сомневаюсь, но допустить этого нельзя, - строго сказал комдив. — К бою готовы?

- Полк готов отразить атаку немцев. Прошу помочь огнем по Дуже.

Генерал Коблов, обращаясь к командующему артил­лерии полка гв. майору И. Г. Потапову, приказал:

- Свяжитесь с командиром 146 артминполка с гв.подполковником Володарским и поставьте ему задачу от моего имени. Вам лучше знать, какие цели надо поразить. А Вы, Кириллов, держитесь. Покончите здесь снемцами, немедленно выполняйте задачу по захвату Опале. Передайте своим гвардейцам, что соединения 2-й танковой армии во взаимодействии с нашими 114 гв. танковым полком и 32 гв. танковым полком гене­-
рала Белова сегодня полностью очистили от немцев г. Люблин. Остатки разбитых

 

 

частей Люблинского гар­низона окружены и в панике мечутся во все стороны, пытаясь вырваться из котла. Усильте разведку. Не про­пустите к Висле ни одного гитлеровца.

На окраине Дуже разорвалось несколько мин и сна­рядов.

- Вот видите, Володарский уже помогает вам. Да, генерал Константинов передает Вам и всем гвардей­цам полка благодарность Верховного главнокомандую­щего за взятие Люблина. Я тоже благодарю весь лич­ный состав. Хорошо воевали. Польский народ никогда не забудет нашу кровь, пролитую за их многострадаль­ную землю.

После мощного артиллерийского и минометного огня полк атаковал Дуже, нанес тяжелые потери про­тивнику и он оставил Дуже.

Тяжело пришлось 3 эскадрону гв, ст. лейтенанта Головченко. Он отражал атаку до батальона пехоты с танками с севера. Головченко хорошо организовал обо­рону, стойко отражал многочисленные атаки. Хорошо, что ему на помощь пришли гвардейцы полка Нелидо­ва с запада и ударили во фланг атакующим гитлеров­цам. Немцы залегли, стойко удерживали занятый ру­беж, в то же время многочисленными атаками искали слабые участки нашей обороны для ее прорыва.

Семь раз танки и пехота противника бросались в атаку, но успеха не имели: мозырьцы отбрасывали их обратно.

На рассвете 25 июля после короткого артминналета конники Нелидова и Кириллова контратаковали нем­цев с трех сторон. Под натиском гвардейцев враг на­чал поспешно отступать на север, оставив на поле боя подбитыми пять танков, свыше 100 трупов. 13 человек было взято в плен. Шоссе на Красник было свободно.

25 июля 1944 года 7 гв. кавкорпус продолжал вы­полнять боевую задачу, поставленную командованием I БФ, по обеспечению стыка двух фронтов, одновре­менно прикрывал левый фланг 2 танковой армии дву­мя дивизиями (15 и

 

 

16 гв. кавдивизиями), оборонял южные подступы к г. Люблину, ликвидируя попытки разрозненных групп противника вырваться из окру­жения в западном и юго-западном направлениях.

14 гв. кавдивизия генерала Г. П. Коблова, выпол­няя задачу фронтового значения, вела наступление в направлении на Опале, Красник.

К 11 часам 25 июля головной 54 гв. кавполк гв. подполковника Кириллова вышел в район Розалин. Разведчики доложили, что Опале обороняет до баталь­она пехоты, 4 танка и два самоходных орудия.

В 13-00 артиллерия полка, руководимая грамотным артиллеристом, отважным и храбрым офицером, гв. майором И.Г. Потаповым, внезапно открыла ураган­ный огонь по Опале. Дивизионные саперы гв. капита­на К.Н. Уклеба разминировали мост на восточной ок­раине поселка. Конники стремительно атаковали Опа­ле с трех сторон.

Противник, ошеломленный внезапным артналетом и атакой гвардейцев в конном строю с востока, бросил­ся бежать на юго-западную окраину села, но встречен­ный ружейно-пулеметным огнем двух эскадронов, возглавляемых заместителем командира полка гв. май­ором К.Г. Клименко, впал в ужас, а затем атакой с двух сторон был смят и уничтожен.

Только отдельным группам, прикрываясь домами, удалось вырваться из Опале. Полк уничтожил свыше 350 солдат и офицеров. Взято в плен 114 солдат, под­бито два танка и 5 пушек.

У с. Вилколаз-1, не доходя 10 км до Красника, го­ловной отряд 52 гв. кавполка гв. старшего лейтенанта П.И. Чернышева попал под обстрел двух пушечных и одной минометной батареи. С высоты справа вели огонь автоматчики противника.

Эскадрон спешился. Комэска послал донесение ко­мандиру полка. Взводы выстроились в цепь и начали перебежками сближаться с противником. Вскоре на рысях подошел полк. Артиллерия спешно заняла ог­невые позиции и открыла огонь по батареям врага. Полк перешел в наступление. Правее вступил в бой за Вилколаз-2 56 гв. кавполк.

 

 

Цепи полка быстро по кю­ветам большака перебегали вперед.

Подошел 146 артминполк, занял огневые позиции и открыл шквальный огонь. Конники пошли дружно к наступлению. Один эскадрон шел вдоль шоссейной дороги в направлении церкви, два эскадрона - на вос­точную окраину Вилколаза-1.

Гитлеровцы бешено отстреливались. Эскадрон, на­ступающий по шоссе, был контратакован танками про­тивника. Атака танков была отбита артиллерией пол­ка, возглавляемой гв. майором Н.Ф. Панченко, отлич­ным артиллеристом и стойким офицером.

Эскадроны ворвались в Вилколаз-1, завязался улич­ный бой. Правее и значительно сзади шел бой. Показа­лись цепи конников у северной окраины села. Левый фланг левого соседа залег южнее Вилколаза-1. Гв. под­полковник Нелидов решил оказать помощь соседу слева, задержанному упорным сопротивлением противника.

Эскадрон ст. лейтенанта Дулева по лощине и опушке леса обошел Вилколаз и атаковал противника совмест­но с соседом. Гитлеровцы не выдержали и бежали в Вилколаз-2.

Противник из Вилколаза-2 численностью до роты с тремя самоходными орудиями типа «Фердинанд» кон­тратаковал эскадрон гв. ст. лейтенанта Левдникова из 56 гв. кавполка. Успешное наступление противника могло поставить 52 гв. кавполк под удар с тыла. Но по своей инициативе два пулеметчика выкатили пулемет «максим» к высоте. Кинжальный огонь пулемета по­ложил немецкие цепи, многих намертво. Противник залег. Наши артиллеристы вступили в поединок с «фердинандами» и выиграли его.

Контратака противника захлебнулась. С наступле­нием темноты немцы отошли в Вилколаз-2. На высоте у пулемета нашли мертвыми сержанта Климовицкого и рядового Новикова. Автоматная очередь врага остано­вила сердца храбрых пулеметчиков. Они ценой своей жизни решили исход боя и сохранили жизни десяткам конногвардейцев. На поле боя горели два «фердинанда», более

 

 

60 гитлеровцев уничтожили бесстрашные пулеметчики Климовицкий и Новиков.

Гв. сержанту Климу Тимофеевичу Климовицкому и гв. сержанту Степану Егоровичу Новикову было по­смертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Перегруппировав силы, генерал Коблов на рассвете 27 июля тремя эскадронами 52 гв. кавполка атаковал Вилколаз-2, а главными силами дивизии пошел в об­ход на Красник. 52 гв. кавполк к 6 часам Полностью очистил Вилколаз-2 от противника.

Передовой отряд дивизии со 114 гв. танковым пол­ком при подходе в Вилколаз-3 был встречен сильным артогнем противника. Танкисты с ходу атаковали Вил­колаз-3, гусеницами давя пулеметы и орудия, расстре­ливали пулеметами отступающего врага. Скоротечный бой. Враг смят и в панике бежит в Красник. 114 тан­ковый полк, потеряв 2 танка и 5 самоходных орудий, преследует отходящего противника, и в 15 часов вры­вается в Красник, овладевает городом и занимает обо­рону фронтом на юг.

Кавалерийские полки тем временем обошли Крас­ник с востока и запада и громили разрозненные груп­пы врага, мечущегося в поисках выхода из создавше­гося положения. Но конногвардейцы огнем и клинка­ми уничтожали их. Сотни немцев были пленены.

Участвовавши в этих успешных боях за Люблин и Крас­ник, через много лет невольно вспоминаешь 1941 год, сопоставляя его с 1944 годом. Как разительно переме­нились роли в войне, хотя смена их .произошла много раньше, еще в ноябре 1942 года. Но все-таки тогда там на внешнем кольце окружения под Сталинградом было не то, что сталось в 1944 году в Польше. Какая мощь ударов! Как выросли наши командиры всех степеней! Каким неодолимым, уверенным в себе стал советский солдат! От гордости за нашу Советскую армию, за люби­мую Родину навертываются на глаза непрошеные слезы.

14 гв. кавдивизия поставленную задачу выполнила. Крупные узлы дорог в Опале и Красник в наших руках. Противник разгромлен. Только разрозненным

 

 

группам врага удалось спастись и убежать за р. р. Вис­ла и Сан.

Приказом командующего 1 БФ 7 гв. кавкорпус с 28 июля 1944 года выводится из боя и переходит в резерв фронта, и к 30 июля сосредоточивается в районе Любартув, Калеенка, Насутов, Явидз, в готовности к вы­полнению новых задач.

В результате стремительного наступления за 10 дней с 19 по 28 июля 1944 года корпус с боями прошел свыше 250 км и во взаимодействии с частями 2 танко­вой армии освободил крупный хозяйственно-админис­тративный центр Польши г. Люблин.

«В июле 1944 года 14 гв. кавдивизия участвовала в Люблинско-Брестской операции 1-го БФ. Действуя в первом эшелоне 7 гв. кавкорпуса, составляющего под­вижную группу фронта, дивизия форсировала реку Западный Буг и вела боевые действия по освобожде­нию Люблина и других населенных пунктов, а также по разгрому отходящих частей 42 армейского корпуса противника. За боевые отличия при овладении горо­дом Люблин дивизия была награждена орденом Крас­ного Знамени. Командир дивизии гв. генерал-майор Г.П. Коблов получил орден Кутузова П степени» («Крас­нознаменный Туркестанский», М-, Воениздат, с. 251),

За это время частями корпуса было уничтожено свы­ше 6000 немецких солдат и офицеров. Захвачено в плен 3500 человек, в том числе 134 офицера и один генерал-лейтенант. Подбито и уничтожено 30 танков, 17 бро­немашин, 20 самоходных орудий, 11 самолетов, 232 автомашины, 22 орудия. Подавлен огонь 15 батарей, захвачено 11 эшелонов с разным грузом, 53 пулеме­тов, 78 орудий, 10 складов, в т. ч. в Люблине кожевен­ный завод с десятками тысяч хромовых шкур и много другого военного и хозяйственного имущества.

За отличные боевые действия 7 гв. кавкорпус при­казом Верховного Главнокомандующего от 24 июля 1944 года был награжден орденом Красного Знамени.

15 гв. кавдивизия была награждена орденом Крас­ного Знамени, а 16-я - орденом Суворова II степени.

 

 

Сотни солдат и офицеров 14 гв. кавдивизии полу­чили ордена и медали.

После потери Люблина-Красника немцы поспешно отходили в северо-западном направлении на Варшаву и в западном за р. Висла. Восточнее Варшавы гитле­ровское командование сосредоточило пять танковых дивизий: 4 танковую дивизию, 5 танковую дивизию СС «Викинг», танковую дивизию СС «Мертвая голо­ва», танковую дивизию СС «Герман Геринг* и 19 тан­ковую дивизию с целью остановить наступление I БФ и контрударом в направлении Люблин отбросить наши войска на восток.

Командование I БФ разгадало замыслы противника и предприняло решительное наступление 69 армии и 1-ой польской армии. Они с ходу форсировали р. Вис­ла и захватили плацдарм восточнее Варны, 50 км юж­нее Варшавы и восточнее Эволин. Этими действиями войска фронта вынудили немцев отказаться от контр­наступления и разъединить танковую группировку на части для борьбы с соединениями наших войск, захва­тивших плацдарм. Танковые дивизии «Герман Геринг», 19 и 45 пехотная дивизии были брошены в район Вар­на, Бжуза, а 174 и 214 пехотные дивизии - в район восточнее Эволин, где вели упорные бои, стремились отбросить наши соединения с плацдармов за р. Висла.

14 гв. кавдивизия в составе 7 гв. кавкорпуса нахо­дилась в районе Любартув, приводила себя в порядок, пополняла материально-технические запасы. Прибы­вало пополнение личного и конского состава.

3 августа дивизия выдвигается на восточный берег Вислы и занимает оборону на широком фронте на ру­беже Папаротия, Демблин, сменив здесь части Польской армии.

Находясь в обороне до середины января 1945 года, части дивизии вели активную разведку противника на западном берегу Вислы. Периодически туда засыла­лись поисковые партии небольшими группами, не бо­лее отделения. Разведотделению дивизии, возглавляе­мому опытным, отважным любимцем

 

 

дивизии гв. майором С.А. Никулиным, были хорошо известны все ог­невые точки на левом берегу р. Вислы против диви­зии, но совершенно недостаточно была знакома бли­жайшая оперативная глубина обороны противника.

Для того чтобы более точно знать оперативную глуби­ну противника, 6 ноября 1944 года была организована разведка боем под руководством гв. капитана В.М. Аксе­нова.

В этот же день производилась разведка боем и на участке 16 гв. кавдивизии усиленным взводом 62 гв. кавполка под руководством гв. старшины Павленко.

Данные разведки необходимы были командованию корпуса для того, чтобы быть постоянно в курсе обороны против






Date: 2016-06-07; view: 207; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.093 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию