Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Бриенна. – Я ищу девочку три‑на‑десять лет, – сказала она седой фермерше у сельского колодца





 

– Я ищу девочку три‑на‑десять лет, – сказала она седой фермерше у сельского колодца. – Она дворянка и очень хорошенькая, с голубыми глазами и темно‑рыжими волосами. Она может путешествовать с толстым рыцарем сорока лет, или, возможно, с дураком. Вы ее не видели?

– Нет, насколько могу вспомнить, сир, – ответила фермерша, кланяясь. – Но я буду смотреть внимательнее, если смогу.

Не видели ни кузнец, ни септон из деревенской септы, ни свинопас со свиньями, и девочка, рвавшая лук в огороде, и никто другой из простых жителей, которых смогла разыскать Дева из Тарта в глинобитных хижинах Росби. Но она не отчаивалась. – «Это кратчайший путь в Сумеречный дол», – твердила себе Бриенна. – «Если Санса пошла этим путем, то кто‑нибудь ее обязательно видел». – На посту у ворот замка она задала тот же вопрос двум копейщикам с тремя красными горностаями, которые были гербом Росби. – Если она оказалась в это время на дороге, то она уже не девочка, – ответил тот, что постарше. А тот, что помоложе, пожелал узнать, такого же рыжего цвета волосы у нее между ног или нет.

«Здесь мне не будет помощи», – Едва Бриенна взлетела обратно в седло как заметила худенького мальчугана верхом на пегой лошади в дальнем конце деревни. – «С ним я еще не говорила», – подумала она, но он исчез за септой до того, как она смогла его догнать. Собственно, она и не очень пыталась. Скорее всего, он знает не больше остальных. Деревушка Росби была не более чем простое расширение дороги. У Сансы вряд ли нашлась бы причина здесь задерживаться. Вернувшись на дорогу, Бриенна направилась на север и восток, мимо яблоневых садов и полей ячменя, и скоро она оставила деревню и замок позади. – «Я найду ее в Сумеречном доле», – утешила она себя, – «Если только она вообще отправилась этой дорогой».

– Я найду девочку и обеспечу ей безопасность, – пообещала она Сиру Джейме в Королевской Гавани. – Ради ее леди‑матери. И по вашей просьбе. – Благородные слова, но произносить их было легко. А выполнить обещание куда сложнее. Она слишком задержалась в городе, не узнав ровном счетом ничего. – «Я должна была отправиться раньше… но куда?» – Санса Старк исчезла в ночь смерти Короля Джоффри, и даже если кто‑то с тех пор ее и видел или имел представление, где она может находиться, никто ей этого не открыл. – «По крайней мере, мне».



Бриенна была уверена, что девочка покинула город. Если б она была в Королевской Гавани, Золотые плащи ее бы уже нашли и вернули. Ей необходимо было куда‑то бежать… но куда‑то, это слишком неопределенное место. – «Если бы я была юной расцветшей девочкой, одинокой и напуганной, в жуткой опасности, что бы я стала делать?», – спрашивала она у себя. – «Куда бы я пошла?». – За себя она ответила бы с легкостью. Она бы отправилась в Тарт, к своему отцу. Но отцу Сансы отрубили голову у нее на глазах. Ее леди‑мать была тоже мертва, убита в Близнецах, а Винтерфелл, крупнейший замок Старков, был разграблен и сожжен, а их люди были преданы мечу. – «Ей некуда бежать. Ни отца, ни матери, ни братьев». – Она может оказаться в соседнем городе или на борту корабля в Асшай, и то и другое в равной степени вероятно.

Даже если бы Санса Старк захотела вернуться домой, как бы она стала туда добираться? Королевский тракт не безопасен. Это даже ребенку известно. Железные люди удерживают Ров Кайлин на Перешейке, а в Близнецах сидят Фреи, убившие брата Сансы и ее леди‑мать. Девочка могла отправиться морем, если у нее были деньги, но порт Королевской гавани все еще в руинах, а река полна разбитых и сожженных галер. Бриенна расспросила в доках, но никто не запомнил, отплывал ли корабль в ночь смерти Короля Джоффри. Один человек сказал ей, что в заливе стояла на якоре пара торговых кораблей, которые разгружали с лодок, но остальные направлялись дальше по побережью в Сумеречный дол, где порт был загружен больше обычного.

Кобыла Бриенны имела приличный экстерьер и хороший ход. Вокруг было больше путешественников, чем она ожидала увидеть. Проходили нищие, гремя висящими на шеях чашами. Мимо галопом проскакал молодой септон верхом на превосходной лошади, сделавшей бы честь любому лорду, а чуть позже она встретила компанию Молчаливых Сестер, которые покачали головами на заданные Бриенной вопросы. Караван воловьих упряжек, нагруженных зерном и мешками с шерстью, двигался куда‑то на юг, а следом она обогнала свинопаса со стадом, и старушку в конных носилках в сопровождении конного эскорта. Она у всех спрашивала, не видели ли они дворянскую девочку с голубыми глазами и рыжими волосами. Никто ничего не видел. Еще она расспрашивала про дорогу. – В Твиксте и Сумеречном доле довольно безопасно, – сказал ей один пожилой человек. – Но за Сумеречным долом сплошное беззаконие и в лесу разбойники.

Только корабельные сосны и страж‑деревья оставались по‑прежнему зелеными. Все широколиственные деревья уже поменяли цвет и оделись в мантии красно‑коричневого и золотого цветов, или остались вовсе без листвы, демонстрируя небу коричневые ветки и свою наготу. Каждый порыв ветра вызывал целое облако опавшей листвы поперек изрытой колеей дороги. Они шелестели под копытами кобылы, которую ей подарил Джейме Ланнистер. – «Проще найти опавший лист, чем одну пропавшую девочку в Вестеросе». – Она поймала себя на мысли, не задумал ли Джейме это задание специально, чтобы таким образом жестоко над ней подшутить. Возможно, Санса Старк уже мертва, обезглавлена как соучастница убийства Короля Джоффри и похоронена в какой‑нибудь безымянной могиле. Нет ничего проще скрыть ее убийство, если отправить на ее поиски одну большую набитую дуру из Тарта.



«Нет. Джейме не стал бы так поступать. Он поступал искренне. Он подарил мне меч и назвал его Верный Клятве». – В любом случае, это не имеет значения. Она обещала Леди Кейтилин, что она привезет ее дочерей, и нет обещания сильнее, чем данное тем, кто умер. Младшая, судя по всему мертва, как объявил Джейме, а та Арья, что Ланнистеры направили на север, чтобы выдать ее за бастарда Русе Болтона, была фальшивкой. Остается только Санса. Бриенна обязана ее разыскать.

На закате она увидела костер у ручья. Подле него она заметила двоих мужчин, жаривших на вертеле форель. Их доспехи были сложены рядом под деревом. Один был старым, а второй помоложе, хотя и далеко не юнец. Младший поднялся чтобы с ней поздороваться. У него был огромный живот, натянувший его довольно замызганный замшевый камзол без рукавов. Его щеки и подбородок покрывала всклокоченная неровная борода золотистого оттенка. – У нас есть форель, которой хватит на троих, сир. – Выкрикнул он.

Уже не впервые Бриенну принимали за мужчину. Она сняла большой шлем, освободив свои волосы. Они были светлыми, цвета грязной соломы и почти такие же ломкие. Длинные и тонкие локоны упали на плечи. – Благодарю вас, сир.

Межевой рыцарь посмотрел на нее настолько искренне, что она решила, что он сильно близорук. – Леди, не так ли? В доспехах и с оружием? Илли, великие семеро, вот это рост!

– Я тоже принял ее за рыцаря, – подтвердил его старший приятель, переворачивая форель.

Если бы Бриенна была мужчиной, то ее бы можно было назвать крупной, но для женщины – она была огромной. Странная – вот правильное слово, подходившее для описания ее жизни. У нее были широкие плечи и не менее широкие бедра. Длинные ноги и мощные руки. В ее груди было больше мышц, чем жира. Ее ладони были крупными, а ступни ненормально большими. И помимо прочего у нее была уродливая внешность с длинным лошадиным лицом и крупными зубами, которые не помещались во рту. Ей вовсе не хотелось, чтобы ей об этом напоминали. – Сиры, – начала она. – Не встречали ли вы по пути девочку три‑на‑десять лет? У нее голубые глаза и темно‑рыжие волосы, и она может путешествовать в компании толстого краснолицего человека сорока лет.

Близорукий межевой рыцарь почесал в затылке: – Не припомню что‑то такой девицы. А что это за темно‑рыжие волосы?

– Красно‑коричневые, – подсказал ему мужчина постарше. – Нет. Таких мы не встречали.

– Мы не видели такой, м’леди. – Ответил младший. – Давайте, спешивайтесь. Рыба почти готова. Вы голодны?

Она была голодна, это верно, но по‑прежнему осторожна. Межевые рыцари имели плохую репутацию. – «Межевые рыцари и рыцари‑разбойники два значения одного слова», – так гласит пословица. – «Эти двое не выглядят опасными». – А могу я услышать ваши имена, сиры?

– Я имею честь быть Сиром Крейгтоном Длинный Сук, о котором слагают песни, – ответил толстый. – Вы должны были слышать о моих подвигах на Черноводной. Мой товарищ – Сир Иллифер Неимущий.

Если кто‑то и сочинил песню о подвигах Крейгтона Длинного сука, то Бриенна ее не слышала. Их имена значили для нее не больше, чем их оружие. На простом зеленом щите Сира Крейгона верхняя часть была закрашена коричневым фоном и имелась глубокая зазубрина от боевого топора. На щите Сира Иллифера был золотистый фон и нарисованная полоса горностаевого меха, хотя, судя по его виду, это был единственный герб, который он когда‑либо на нем изображал. Ему было около шестидесяти. Его узкое морщинистое лицо было полускрыто под капюшоном залатанной груботканой мантии. На нем была кольчуга, но железо, словно веснушки, покрывали пятна ржавчины. Бриенна была на голову выше каждого из них, и что еще лучше – она была верхом, и лучше вооружена. – «Если я испугаюсь им подобных, то мне стоит сменять мой меч на пару вязальных спиц».

– Благодарю вас, добрые сиры, – ответила она. – Я с удовольствием разделю вашу форель. – Спрыгнув вниз, Бриенна расседлала свою кобылу и обтерла ее, прежде чем отпустить пастись. Она сложила свое оружие, щит и седельные сумки рядом с вязом. К этому времени форель уже дозрела. Сир Крейгтон подал ей рыбу, и она, скрестив ноги, уселась прямо на земле.

– Мы служим Сумеречному долу, м’леди, – продолжил беседу Длинный Сук, руками разрывая форель на части. – Вы могли бы ехать с нами. Дороги нынче опасны.

Бриенна могла бы многое ему рассказать об опасностях, поджидавших путников на дороге, и куда больше, чем мог знать он. – Спасибо, сир, но я не нуждаюсь в защите.

– Я настаиваю. Истинный рыцарь должен защищать слабый пол.

Она дотронулась до рукояти меча. – Меня защищает он, сир.

– Меч не может быть лучше мужчины, который им владеет.

– Я владею им довольно хорошо.

– Как хотите. Не пристало навязывать даме свое общество. Мы просто желаем чтобы вы безопасно добрались до Сумеречного дола. Трое могут доехать легче, чем один.

«Нас было трое, когда мы отъехали из Риверрана, но Джейме потерял руку, а Клеос Фрей жизнь». – Ваши лошади не смогут угнаться за моей. – Бурый мерин Сира Крейгтона был стар, с проваленной спиной и слезящимися глазами. У сира Иллифера лошадь выглядела худосочной или недокормленной.

– Мой конь отлично мне служил на Черноводной, – настаивал Сир Крейгтон. – Именно поэтому я устроил там славную резню и захватил дюжину ценных пленников. М’леди знакома с Сиром Гербертом Боллингом? И теперь уже не сумеете. Я его зарубил на месте. Когда звенят мечи, вы ни за что не увид’те спину Сира Крейгона Длинного Сука.

Его товарищ сухо хохотнул. – Крейг, отстань. Им п’добные не нуждаются в нам п’добных.

– Мне подобные? – Бриенна не поняла ни слова.

Сир Иллифер направил кривой палец в сторону ее щита. Хотя краска облупилась и выцвела герб был виден довольно ясно: черная летучая мышь на косо разделенном поле из золота и серебра. – У вас лживый щит, на который у вас нет прав. Дедушка моего дедушки помог убить последнего Лостона. С тех пор некому носить эту летучую мышь, черную, как и их деяния.

Это был тот самый щит, который нашел Сир Джейме в арсенале Харренхола. Бриенна обнаружила его в конюшне вместе с кобылой и кое‑чем еще: с седлом, уздечкой, хауберком, большим шлемом, с парой кошельков с золотом и серебром и пергаментом на выдачу куда большей суммы, чем вместе взятые. – Я потеряла свой собственный, – объяснила она.

– Истинный рыцарь – вот единственный щит в котором нуждается девица. – Настойчиво провозгласил Сир Крейгтон.

Сир Иллифер не обратил на него ни капли внимания. – Босой ищет сапоги, замерзший – плащ. Но кто станет кутаться в плащ из позора? Лорд Лукас носил эту мышь, и его сообщник – Манфрид Черный Клобук, и его сын. К чему носить подобный щит, спрашиваю я себя, если только твои собственные грехи не хуже… и свежее. – Он обнажил свой кинжал – довольно уродливый кусок дешевого железа. – Женщина удивительно крупная и удивительно сильная, которая скрывает свои цвета. Крейг, подержи Тартскую Деву, вспоровшую Ренли его королевскую глотку.

– Это ложь. – Ренли Баратеон был для нее больше, чем просто король. Она влюбилась в него с первого взгляда, когда он прибыл в Тарт отметить свое совершеннолетие и получение титула лорда. Ее отец устроил в честь него празднование, и приказал ей обязательно явиться на прием, хотя обычно она пряталась в своей комнате как какая‑нибудь раненая зверушка. Тогда она была не старше Сансы, и больше боялась осмеяния, чем удара меча. – «Они увидят, что я не красавица», – заявила она в тот день лорду Селвину. – «и будут надо мной смеяться». – Но лорд Вечерней Звезды был не преклонен.

И Ренли Баратеон был с ней чрезвычайно любезен, словно она была настоящей леди и красавицей. Он даже станцевал с ней, и в его объятьях она чувствовала себя грациозной, а ее ноги буквально порхали по полу. Другие позже тоже решились с ней станцевать, воспользовавшись его примером. С того дня она решила во что бы то ни стало быть рядом с лордом Ренли, служить ему и защищать. Но закончилось тем, что она его подвела. – «Ренли умер на моих руках, но я его не убивала», – подумала она, но эти межевые рыцари ни за что ее не поймут. – Я бы отдала собственную жизнь вместо Лорда Ренли, и умерла бы счастливой. – ответила она. – Я бы не причинила ему вреда. Клянусь своим мечом.

– Только рыцари клянутся своим мечом. – Ответил Сир Крейгтон.

– Поклянись Семерыми, – настоял Сир Иллифер Неимущий.

– Значит, клянусь Семерыми. Я не причиняла вреда Королю Ренли. Я клянусь Матерью. И если я лгу, пусть я никогда не узнаю ее прощения. Я клянусь Отцом, и пусть он осудит меня по справедливости. Я клянусь Девой и Старицей, клянусь Кузнецом и Воином. Я клянусь Неведомым, и если я лгу, пусть я провалюсь к нему в ад на этом самом месте.

– Клянется она хорошо, для девушки. – Кивнул Сир Крейгтон.

– Да, – Пожал плечами Сир Иллифер. – Что ж, если она солгала, боги сами свершат правосудие. – Он убрал свой кинжал обратно в ножны. – Тогда ты первая сторожишь.

Пока межевые рыцари спали, Бриенна безустанно ходила вокруг костерка, прислушиваясь к потрескиванию пламени. – «Я должна скакать во весь дух», – Она не знала этих людей, но не могла переломить себя и бросить их одних беззащитными. Даже темной ночью по дороге проезжали путники, и в лесу раздавались звуки, которые могли издавать совы и лисицы. Поэтому Бриенна караулила, то и дело проверяя, легко ли вынимается меч из ножен.

В конце концов, ее смена была простой. Гораздо труднее было позже, когда проснулся Сир Иллифер и сменил ее. Бриенна расстелила свое одеяло на земле, и свернулась под ним, закрыв глаза. – «Я не усну», – твердила она себе, хотя чудовищно устала. Ей всегда с трудом удавалось уснуть в присутствии мужчин. Даже в лагере Лорда Ренли был велик риск быть изнасилованной. Этот урок она вызубрила у стен Хайгардена, и снова, когда они с Джейме попали в руки Бравых Ребят.

Холод от земли проник сквозь одеяло и проник до самых костей. Спустя короткое время каждый мускул либо застыл либо его свело судорогой, от кончиков пальцев на ногах до челюстей. Ей стало интересно, мерзла ли Санса Старк где бы она ни находилась? Леди Кейтилин рассказывала, что Санса весьма изнежена, любит лимонный пирог, шелковые наряды и рыцарские баллады, с другой стороны, девочка видела, как ее отцу отрубили голову и позднее ее заставили выйти замуж за одного из убийц ее отца. Если даже половина слухов о карлике правдивы, он должен быть самым ужасным из всех Ланнистеров. – «Если это она отравила Короля Джоффри, то безусловно ее руку должен был направлять Бес. При дворе она была одна‑одинешенька и абсолютно лишена друзей». – В Королевской Гавани Бриенна разыскала некую Бреллу, которая была одной из служанок Сансы. Женщина рассказала, что между Сансой и Бесом не было теплых отношений. Возможно, она сбежала от него как от убийцы Джоффри.

Что бы ни снилось Бриенне, с разбудившим ее рассветом все сны испарились. На холодной земле ее ноги стали словно деревянные, но на нее никто не покушался, и весь ее скарб остался при ней. Межевые рыцари уже были на ногах и оставались неподалеку. Сир Иллифер обдирал пойманную белку, чтобы приготовить завтрак, в это время Сир Крейгтон стоял лицом к дереву, облегчаясь с задумчивым видом. – «Межевики», – подумала она. – «Старик и толстый, близорукий хвастун, но все‑таки вполне приличные люди». – Так приятно было сознавать, что в мире еще сохранились подобные люди.

Они позавтракали жареной белкой, пюре из желудей и соленьями. За едой Сир Крейгтон развлекал ее рассказами о своих подвигах на Черноводной, где он зарубил дюжину внушающих страх рыцарей, о которых она никогда прежде не слышала. – О, это была редкостная сеча, м’леди. – Повторял он. – Редкостная и кровавая. – Он упомянул, что Сир Иллифер сражался так же доблестно. Сам Сир Неимущий о себе говорил мало.

Когда подошло время возобновить их путешествие, рыцари разместились по обе стороны от нее как настоящие охранники, защищавшие какую‑нибудь беспомощную высокородную леди… хотя эта леди возвышалась над своими защитниками и была в данный момент лучше вооружена. – Никто не проезжал мимо вас, пока я спала?

– Кто‑нибудь вроде девушки с темно‑рыжими волосами? – спросил Сир Иллифер Неимущий. – Нет, миледи. Никого.

– Я заметил несколько, – вставил Сир Крейгтон. – Какой‑то фермерский мальчишка на пегой лошади, потом спустя час прошло с полдюжины пеших, вооруженных посохами и дубинками. Они заметили свет костра и долго наблюдали за нашими лошадьми, но я показал им, как блестит мой меч и приказал проваливать. На вид это были суровые парни, и д’вольно отчаянные, но им и близко н’зя тягаться с Сиром Крейгтоном Длинным Суком.

«Да», – подумала Бриенна. – «С ним нельзя тягаться». – Она отвернулась, чтобы он не видел ее улыбки. Удачно, что Сир Крейгтон, чтобы заслужить улыбку девушки, как раз увлеченно рассказывал байку про свою эпическую битву с Рыцарем Красного Цыпленка. Она почувствовала радость оттого, что у нее есть попутчики, даже такие как эта парочка.

Приблизительно около полудня Бриенна услышала пение, разлетающееся между облетевшими бурыми стволами деревьев. – Что это? – Спросил вслух Сир Крейгтон.

– Кажется, кто‑то молится, – узнала напев Бриенна. – «Они просят Воина о защите, и Старицу осветить им путь».

Сир Иллифер Неимущий обнажил свой зазубренный меч и натянул поводья, ожидая их появление. – Они уже близко.

Пение раздавалось в лесу подобно божественному грому. И внезапно на дороге впереди показался его источник. Это была группа нищих братьев, заросших до самых глаз бородами, в грубых одеждах, кто‑то босяком, кто‑то в сандалиях. Следом за ними шло около шести десятков разномастных людей, женщин и детей, пятнистая свинья и несколько овец. У кое‑кого из мужчин были видны топоры, у остальных были увесистые деревянные дубинки и палицы. Посредине они тащили двухколесную телегу из серой растрескавшейся древесины, доверху набитую черепами и обломками всевозможных костей. Едва они заметили межевых рыцарей, как нищие встали, и пение тут же смолкло. – Добрые рыцари, – начал один из них. – Да возлюбит вас Мать.

– И тебя, брат. – Откликнулся Сир Иллифер. – Кто вы?

– Бедные люди, – крикнул один из мужчин – здоровяк с топором на плече. Несмотря на прохладу осеннего леса, он был без рубашки, и на его груди была видна семилучевая звезда. Такие выжигали на себе древние Андалы, когда пересекли Узкое море, чтобы напасть на королевства Первых Людей.

– Мы идем в город, – добавила следом высокая женщина со следами от лямки, тянувшей телегу, – чтобы принести эти светы мощи Благославенному Бэйлору, и просить помощи и защиты у короля.

– Присоединяйтесь к нам, друзья. – Настойчиво предложил невысокий мужчина в дырявой рясе септона. На груди он на ремешке носил кристалл. – Вестерос нуждается в каждом мече.

– Мы присягнули Сумеречному долу. – Выкрикнул Сир Крейгтон, – Но, возможно, мы могли бы проводить вас в Королевскую Гавань.

– Если у вас есть чем заплатить за нашу компанию, – добавил Сир Иллифер, который был не только неимущим, но и чрезвычайно практичным.

– Воробьям не нужны деньги, – ответил септон.

Обескураженный Сир Крейгтон остолбенел: – «Воробьям?»

– Воробьи самые смиренные и обыкновенные из птиц, и мы такие же смиренные и обыкновенные среди людей. – У септона было худое лицо с острыми чертами лица и короткой темно‑русой бородкой с сединой. Его тонкие волосы были зачесаны назад и завязаны в хвост на затылке, а босые ноги были черными, шишковатыми и твердыми как корень дерева. – Это мощи святых людей, погибших за веру. Они служили Семерым до самой смерти. Некоторые умерли от голода, другие были замучены. Септы разоряются, девы и матери насилуются безбожниками и слугами демонов. Пострадали даже Молчаливые Сестры. Наша общая Матерь на небесах плачет от горя. Настало время для всех помазанных рыцарей отбросить клятвы, данные своим мирским повелителям и защищать Святую Веру. Идемте с нами в город, если вам дороги Семеро.

– Они мне очень дороги, – ответил Иллифер, – но я должен что‑то есть.

– Как и все дети нашей Матери.

– Мы служим Сумеречному долу, – спокойно ответил Сир Иллифер.

Один из нищих плюнул, а какая‑то женщина застонала.

– Вы ненастоящие рыцари, – заявил здоровяк со звездой на груди. Рядом с ним стоящие приготовили свои палицы.

Босоногий септон принялся их увещевать словом: – Не судите сами! Оставьте суд на долю Отца. Пусть идут с миром. Они такие же бедные, потерянные люди.

Бриенна выехала немного вперед: – Моя младшая сестра тоже потерялась. Ей три‑на‑десять лет, у нее темно‑рыжие волосы. Она заметна издалека.

– Все дети Матери видны ей сверху. Пусть Дева присмотрит за этой бедняжкой… и за тобой, как мне думается. – Септон поднял одну из лямок, привязанных к телеге, надел на плечо и начал тянуть. Нищие братья вновь затянули свою песню. Бриенна и рыцари, стоя на месте, дождались, пока процессия медленно не пройдет мимо в сторону Росби. Звук их пения медленно начал стихать, и затих совсем.

Сир Крейгтон привстал в седле, чтобы почесать зад. – Кому может взбрести в голову убить святого септона?

Бриенна знала, кому. Она вспомнила, как возле Девичьего пруда Бравые Ребята подвесили септона вверх ногами на дереве и использовали его тело вместо мишени для стрельбы из лука. Ей стало любопытно, есть ли его кости в той телеге вместе с остальными.

– И мужчина должен быть абсолютным идиотом, чтобы изнасиловать Молчаливую Сестру, – продолжил Сир Крейгтон. – И даже прикасаться… все знают, что они обручены с Неведомым, и их женские дела холодные и влажные как лед. – Он покосился на Бриенну. – Ох… прошу прощения.

Бриенна пришпорила свою кобылу вперед к Сумеречному долу. Спустя миг Сир Иллифер последовал за ней, а за ним и Сир Крейгтон.

Три часа спустя они настигли еще один отряд, следовавший в Сумеречный дол. Это был купец со слугами, и охранявший их межевой рыцарь. Купец ехал верхом на серой в яблоках кобыле, а слуги, сменяя друг друга, тащили его фургон. Четверо тянули его за оглобли, а еще двое шли возле колес, но когда они услышали стук копыт, они рассыпались кругом фургона, выхватив из него длинные ясеневые посохи, ожидая нападения. Купец достал арбалет, а межевой рыцарь свой меч. – Простите за подозрительность, – крикнул купец, – но времена нынче тревожные, а у меня из защитников только Сир Шадрик. Кто вы?

– Как же? – Обиделся Сир Крейгтон. – Я знаменитый Сир Крейгтон Длинный Сук, еду с битвы у Черноводной, а это мои товарищ. Сир Иллифер Неимущий.

– Мы не причиним вам вреда, – сказала Бриенна.

Купец с сомнением на нее посмотрел. – Миледи, вам бы следовало сидеть дома, в безопасности. Зачем вам этот не приличествующий леди наряд?

– Я ищу сестру. – Она никогда не упоминала имя Сансы из‑за его связи с убийством короля. – Это дворянская девочка и хорошенькая. У нее голубые глаза и темно‑рыжие волосы. Возможно, вы ее встречали с толстым рыцарем лет сорока или с пьяным дураком.

– На дорогах полно пьяных дураков и обесчещенных девиц. Что до толстых рыцарей, то скромному человеку не пристало выставлять на показ свой живот, когда кругом голодают… хотя Сир Крейгтон не похож на голодного, как я погляжу.

– У меня широкая кость, – заявил Крейгтон. – Может нам какое‑то время ехать вместе? Не сомневаюсь в бесстрашии Сира Щадрика, но он один, а три меча все‑таки лучше, одного.

«Четыре меча», – подумала Бриенна, но сдержалась.

Купец оглядел своих людей. – А что скажете вы, сир?

– Что ж. Тут нечего опасаться. – Сир Шадрик был жилистым мужчиной с напоминающим лисье лицом, с острым носом и ярко рыжими волосами, верхом на поджаром гнедом рысаке. И несмотря на то, что в нем было не более пяти футов роста, он имел довольно задиристые манеры: – Один старик, второй – толстяк, и с ними одна крупная женщина. Пусть едут.

– Как скажете. – Купец опустил свой арбалет.

Едва они возобновили путешествие, как наемник отстал и оглядел ее с ног до головы, словно она была добрым куском сала. – Я бы сказал, что вы чрезвычайно крепкая девица.

Колкие насмешки Сира Джейме доставали ее до глубины души, но слова маленького человечка едва ли могли ее задеть. – По сравнению с остальными, я гигант.

Он улыбнулся. – Я тоже кое в чем великан, девица.

– А купец звал вас Шадрик.

– Сир Шадрик из Тенистой долины. Кое‑кто прозвал меня Безумной Мышью. – Он развернул свой щит, чтобы продемонстрировать герб, на котором красовалась огромная белая мышь с красными глазами поверх синей волны на коричневом фоне. – Коричневый цвет означает те страны, по которым я скитался, а голубой – реки, которые я пересек. А мышь – это я.

– А вы, что сумасшедший?

– О, и весьма. Обычные мыши бегут при виде сражения и крови. А безумная мышь сама их ищет.

– Похоже, что она редко их находит.

– Достаточно. По правде, я не турнирный рыцарь. Я приберегаю свою отвагу для настоящей войны, женщина.

«Женщина», куда лучше, чем «девица», решила она. – Тогда, у вас с Сиром Крейгтоном очень много общего.

Сир Шадрик рассмеялся. – О, сильно сомневаюсь, но вот у нас с вами, возможно, одна цель. Младшая сестра, не так ли? Голубые глаза, темно‑рыжие волосы, а? – Он снова рассмеялся. – Вы не единственный охотник в лесу. Я тоже ищу Сансу Старк.

Бриенна постаралась не выдать на лице свои чувства, сохранив на нем маску спокойствия, скрывая свое смятение. – А кто такая Санса Старк, и для чего мне ее искать?

– Из‑за любви, конечно. Ради чего еще?

Она подняла вверх бровь: – Из‑за любви?

– Ну да. Из любви к золоту. В отличие от вашего доброго Сира Крейгтона, я сражался на Черноводной на стороне проигравших. Мой плен меня разорил. Вы знаете, кто такой Варис, не так ли? Этот евнух предлагает пухлый кошель с золотом за девочку, про которую вы ничего не слышали. Но я щедрый человек. Если некая крупная девица поможет мне разыскать несчастное дитя, я поделюсь с ней паучьими денежками.

– Я думала, вы нанялись в охрану к купцу.

– Только до Сумеречного дола. Хисбалд столь же скуп, сколь труслив. А он очень труслив. Ну, что скажет девица?

– Не знаю я никакой Сансы Старк, – настояла она на своем. – Я разыскиваю свою сестру, дворянскую девочку…

…с голубыми глазами и темно‑рыжими волосами, да‑да, я понял. А кто этот толстый рыцарь, который путешествует с твоей сестрой? Или ты называла его дураком? – Сир Шадрик не стал дожидаться ответа, и хорошо, поскольку она не нашлась, что ответить. – Единственный дурак, который исчез из Королевской Гавани в ночь убийства Короля Джоффри, это полный парень с красным носом со следами от лопнувших сосудов, и зовут его – Сир Донтос Красный, обитавший ранее в Сумеречном доле. Помолись, чтобы твою сестру и ее пьяного дурака не приняли за девочку Старков и Сира Донтоса. Это была бы трагедия. – Он дал коню шпоры и ускакал вперед.

Даже Джейме Ланнистеру лишь иногда удавалось заставлять Бриенну чувствовать себя такой дурой. – «Вы не единственный охотник в лесу», – Эта женшина Брелла рассказывала как Джоффри сорвал с Сира Донтоса шпоры, и как Леди Санса упросила Джоффри сохранить ему жизнь. – «Он помог ей бежать», – решила Бриенна, услышав эту историю. – «Разыщу Сира Донтоса, и найду Сансу». – Ей следовало догадаться, что найдутся другие, сумевшие догадаться до очевидных вещей. – «Могут найтись и менее принципиальные, чем Сир Шадрик». – Ей оставалось только надеяться, что Сир Донтос хорошо спрятал Сансу. – «Но если так, то как же мне ее разыскать?»

У нее опустились руки, и она ехала всю дорогу хмурая.

Ночь застала их возле постоялого двора – высокого бревенчатого здания, стоявшего у слияния рек возле старого каменного моста. Постоялый двор так и назывался: «Каменный мост», как поведал им Сир Крейгтон. Трактирщик был его старинным приятелем. – Тут не плохо готовят, и в комнатах блох не больше чем у всех, – поручился он. – Кто за то, чтобы провести ночь в теплой постели?

– Только не для нас, только если твой приятель не пускает к себе бесплатно, – ответил Сир Иллифер Неимущий. – У нас нет денег на ночлег.

– Я заплачу за троих, – Бриенна не испытывала недостатка в деньгах, поскольку Джейме предвидел ее расходы. В ее седельных сумках она нашла пухлый кошель с серебряными оленями и медными звездами, и поменьше с золотыми драконами, и еще свиток пергамента с указанием всем верным королю людям содействовать подателю сего Бриенне из Тарта, которая следует по делу его величества. Свиток был подписан детской рукой Томмена, первого короля сего имени, Короля Андалов, Ройнаров, и Первых Людей, Повелителя Семи Королевств.

Хисбальд тоже решил остаться, и его слуги потащили фургон к конюшне. Из окон постоялого двора, сделанных в виде кристаллов алмазов, лился теплый желтый свет, и Бриенна услышала как на конюшне заржал жеребец, почуяв ее кобылу. Она ослабляла подпругу, когда из конюшни вышел парнишка и произнес: – Оставьте ее мне, сир.

– Я не сир, – ответила она ему. – Но ты можешь принять лошадь. Да смотри, чтобы она была накормлена, напоена и вычищена.

Парнишка покраснел. – Извините, миледи. Я подумал…

– Все ошибаются. – Бриенна передала ему поводья и пошла вслед за остальными внутрь дома, повесив седельные сумки на плечо, и взяв подмышку свернутое одеяло.

Дощатый пол общего зала был засыпан опилками. В воздухе висел смешанный запах дыма, хмеля и еды. Жаркое в очаге потрескивало и плевалось жиром. В данный момент за ним никто не присматривал. Шестеро местных жителей болтали за одним столом, но моментально замолчали едва внутрь вошли незнакомцы. Бриенна почувствовала на себе их взгляды. Несмотря на кольчугу, плащ и камзол она ощущала себя точно голой. Один из сидевших сказал другому: – Ты только посмотри на это, – и она знала, что они имеют в виду отнюдь не Сира Шадрика.

Словно из‑под земли возник хозяин с тремя кружками в каждой руке, расплескивая на каждом шагу эль.

– Есть ли у тебя свободные комнаты, добрый человек? – спросил купец.

– Найдутся, – ответил хозяин. – Для тех, у кого есть деньги.

Сир Крейгтон Длинный Сук являл собой образец искреннего негодования. – Наггли, так‑то ты встречаешь старых друзей? Эт’ж я, Длинный Сук!

– Да уж, верно. Ты задолжал мне семь оленей. Покажи, что у тебя есть серебро и я покажу тебе твою постель. – Хозяин поставил кружки одну за другой на стол, расплескав при этом еще больше эля.

– Я заплачу за комнату для себя и за вторую для моих товарищей. – Бриенна указала на Сиров Крейгтона и Иллифера.

– Я тоже возьму комнату, – добавил купец, – для себя и доброго Сира Шадрика. Если вы не против, мои люди переночуют на конюшне.

Хозяин оглядел их с ног до головы. – Я может и против, но могу разрешить. Вы будете ужинать? У нас есть отличная козлятина.

– Я хочу оценить ее самостоятельно. – Ответил Хибальд. – А мои слуги обойдутся хлебом с картошкой.

После того как хозяин получил пару монет и показал им комнаты, в одной из которых Бриенна оставила свои вещи, на ужин она тоже заказала козлятину, впрочем, как и для Крейгтона и Иллифера, раз уж они вместе съели их форель. Межевые рыцари вместе с купцом запивали еду элем, а Бриенна попросила козьего молока. Она прислушивалась к застольным беседам, надеясь услышать что‑нибудь, что могло бы навести ее на след Сансы.

– Вы едете из Королевской гавани, – уточнил один из местных жителей у Хибальда. – Это правда, что Цареубийцу покалечили?

– Правда, – кивнул тот. – Он потерял свою десницу.

– Точно, – поддакнул Сир Крейгтон. – Я слышал, ее отгрыз лютоволк. Один из тех чудищ, что пришли с севера. Как известно от севера ничего путного в жизни не было видно. Даже боги у них странные.

– Это был не волк, – услышала Бриенна собственный голос. – Сиру Джейме отсек руку один из наемников Варго Хоута.

– Теперь ему придется туго без правой руки‑то. – Заключил Сир Безумная Мышь.

– Ба! – Воскликнул Сир Крейгтон Длинный Сук. – Если такое случится со мной, я с легкостью дерусь обеими руками!

– О! Я в этом и не сомневаюсь. – Отсалютовал ему кружкой Сир Шадрик.

Бриенна вспомнила как в лесу сама билась с Джейме Ланнистером. Все, что ей удавалось сделать, это держаться от его меча на расстоянии. – «Он был ослаблен заключением в темнице, и у него были скованны руки. Если б он был полностью здоров и без цепей, никто в Семи Королевствах не смог бы ему противостоять». – Джейме совершил множество чудовищных вещей, но он умел сражаться! Его увечье чудовищное несчастье. Так убивают льва – ломают ему лапы и бросают увечного и беспомощного.

Внезапно общий зал показался ей слишком шумным, невыносимым. Она буркнула пожелания доброй ночи и отправилась в свою комнату. Потолок был слишком низким, пришлось идти пригнувшись, сжимая крохотную свечу, иначе не миновать шишки на голове. Единственными предметами мебели были широкая кровать, способная вместить шестерых мужчин, и подсвечник с сальной свечой на подоконнике. Она зажгла ее от своего огарка, заложила засов на двери и повесила свой меч на кроватный столбик. Ножны были самыми обыкновенными – дерево, обернутое потертой и потрескавшейся кожей. Меч тоже был самый обычный. Она прикупила его по случаю в Королевской Гавани взамен отнятого у нее Бравыми Ребятами. – «Это был меч Ренли». – Ей все еще было больно от осознания того, что он для нее потерян навсегда.

Но теперь у нее был другой меч, притаившийся в свертке с одеялом. Она села на кровать и вынула его на свет. При свете свечи блеснуло золото, а рубины заиграли кроваво‑красными тлеющими углями. Когда она вытащила Верного Клятве из покрытых узором ножен, у нее захватило дух. Черные и красные волны, переливаясь, тонули в глубине металла. – «Укрепленная заклятиями валирийская сталь». – Меч для настоящего героя. Когда она была маленькой, ее няня постоянно рассказывала ей истории про доблесть и честь, про деяния Сира Галладона из Морна, Глупого Флориана, Драконьего рыцаря принца Аэмона и других героев. У каждого из них был знаменитый меч, и конечно Верный Клятве принадлежал к их числу, даже если она не могла составить ему компанию. – Тебе предстоит защищать жизнь дочери Неда Старка его собственной сталью.

Опустившись на колено возле кровати, она взяла клинок в руки и беззвучно помолилась Старице, которая светом своей лампы освещает в темноте жизни людям путь. – «Направь меня», – молилась она. – «Освети мой путь, покажи дорогу к Сансе». – Она подвела Ренли, подвела и Леди Кейтилин. Она не может подвести Джейме. – «Он вручил мне свой меч. Он вручил мне свою честь».

После этого она как смогла разместилась на кровати. Несмотря на свою ширину она была довольно коротка, поэтому Бриенне пришлось лечь наискосок. Она слышала как внизу стучат кружки и звучат голоса. Тут как раз появились те самые блохи, о которых рассказывал Длинный Сук. Постоянное почесывание отлично помогало от сна.

Она услышала как по лестнице взобрался Хибальд, а чуть позже и межевые рыцари. – …Я так и не узнал его имя. – Рассказывал в этот момент Сир Крейгтон. – но на его щите был кроваво‑красный цыпленок, а его меч был влажным от крови… – Его голос стих где‑то выше, следом открылась и закрылась дверь.

Ее свеча догорела. Вокруг Старого Каменного Моста сгустилась тьма, и в постоялом дворе стало настолько тихо, что ей было слышно, как шепчет река. Только тогда Бриенна поднялась и принялась собирать свои вещи. Она слегка приоткрыла дверь и прислушалась. Затем босая, не надевая сапоги, спустилась вниз по лестнице. Снаружи она одела сапоги и бросилась на конюшню седлать свою кобылу, про себя прося прощения у Сиров Иллифера и Крейгтона. Когда она выезжала из конюшни, один из слуг Хисбальда проснулся, но не пытался ее остановить. Копыта ее кобылы звонко простучали по каменным плитам старого моста. Затем за ее спиной сомкнулись лесные деревья, как смоль черные и полные призраков и воспоминаний. – «Я иду за тобой, Санса», – думала она, пробираясь сквозь тьму. – «Не бойся. Я не буду знать отдыха, пока тебя не разыщу».

 






Date: 2015-12-12; view: 151; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.025 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию