Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Бриенна 4 page. – Когда я впервые оказался в Риверране, я был зеленым как трава оруженосцем





– Когда я впервые оказался в Риверране, я был зеленым как трава оруженосцем. – Рассказал Джейме кузену. – Старый Самнер Кракехолл отправил меня с сообщением, которое, как он заявил, он не мог доверить ворону. Лорд Хостер продержал меня здесь две недели, сочиняя ответ, и каждую трапезу упорно сажал рядом со своей дочкой Лизой.

– Не удивительно, что ты одел белое. Я бы поступил так же.

– О! Лиза была не так ужасна, как все это. – По?правде, она была красивой девушкой. Застенчивой и обходительной, с длинными рыжими волосами. – «Хотя, излишне застенчивой, даже пугливой. Слишком много натянутых пауз в беседах, заполненных хихиканьем, и ни капли страсти Серсеи». – Ее старшая сестра была куда интереснее, но Кейтлин была обещана какому?то северянину, наследнику Винтерфелла… но в том возрасте еще ни одна девушка не интересовала Джейме больше, чем знаменитый брат Хостера Талли, который победил в знаменитом сражении Девятипенсовых Королей на Ступенях. За столом он едва замечал бедняжку Лизу, достав Бриндена Талли расспросами о Маэлисе Ужасном и Черном Принце. – «Сир Бринден был тогда моложе, чем я сейчас», – подумалось Джейме. – «А я был младше Пека».

Ближайший брод через Красный Зубец был выше замка по течению. Чтобы добраться до лагеря сира Давена им пришлось проехать через лагерь Фреев, мимо шатров покаявшихся и получивших королевское прощение речных лордов. Джейме заметил знамена Личестера и Ванса, Рута и Гудбрука, желуди Смолфорда и танцующую деву лорда Пайпера, но притормозить его заставили те гербы, наличие которых он не заметил. Нигде не было видно серебряного орла Маллистера, как и красной лошади Бракенов, ивы Ригерса, змей?близнецов Пэжа. Хотя все они уверили в своей преданности Железный Трон, ни один из них не пожелал присоединиться к осаде. Бракены, насколько знал Джейме, теперь сражались с Блэквудами. Этим можно было простить их отсутствие, но что до остальных…

«Наши новые друзья, никакие нам не друзья. Их верность простирается не дальше их собственной шкуры». – Риверран необходимо взять, и как можно скорее. Чем дольше протянется осада, тем больше появится бунтарей вроде Титоса Блэквуда.



У брода сир Кеннос из Кайса дунул в Рог Херрока. – «Этот звук должен привлечь Черную Рыбу на стену». – Сир Хьюго с сиром Дермонтом с белым штандартом Королевской Гвардии и стягом Томмена с львом и оленем провели Джейме через поток, расплескивая мутную красно?бурую воду. Остальная колонна последовала следом.

Лагерь войска Ланнистеров встречал их дружным грохотом молотков, исходящих от места постройки новой осадной башни. Две другие уже стояли готовые, наполовину обитые сырыми конскими шкурами. Между ними стоял таран на колесах, представлявший собой ствол дерева с обожженным на костре острым концом, и подвешенный под деревянной крышей на железных цепях. – «Похоже, кузен не терял время даром».

– Милорд, – спросил Пек. – Где ставить шатер?

– Вон там, на том холме. – Он указал золотой рукой, хотя она не совсем подходила для подобной работы. – Обоз поставить там, коновязи здесь. И воспользуемся выгребными ямами, которые кузен так любезно выкопал для нас. Сир Аддам, опытным взглядом проверьте наш периметр на предмет слабых мест. – Джейме не ожидал атаки, но и не хотел повторения Шепчущего Леса.

– Нужно звать хорьков на военный совет? – спросил Давен.

– Не надо, пока я не поговорю с Черной Рыбой. – Джейме помахал Безбородому Джону Биттли. – Раздобудь знамя перемирия и доставь в замок мое послание. Передай сиру Бриндену, что я хочу перекинуться с ним парой слов завтра на рассвете. Я явлюсь ко рву и встречусь с ним на подъемном мосту.

Пек выглядел встревожено.

– Милорд, но лучники могут…

– Но не станут. – Джейме спешился. – Установи шатер и мои штандарты. – «И мы поглядим, кто явится и как скоро».

Долго ждать не потребовалось. Пия раздувала жаровню, пытаясь оживить угли. Пек пришел ей на помощь. В последнее время Джейме привык засыпать под звук их занятий любовью в углу шатра. Едва Гарретт распустил ремни на поножах Джейме, как створки шатра распахнулись.

– Ты здесь, наконец?то? – Раздался громкий голос его тетки. Она заполнила собой весь проем. За ней притащился ее супруг?Фрей. – Давно пора. Не обнимешь свою старую толстую тетушку? – Она распахнула свои объятья, не оставив ему иного выхода, кроме как ответить на них.

В юности Дженна Ланнистер была весьма фигуристой женщиной, постоянно угрожая вот?вот выпрыгнуть из платья. Теперь единственное, что можно было сказать о ее фигуре – она была квадратной. Ее лицо было широким и гладким, шея была похожа на толстую розовую колонну, а грудь – ненормально огромного размера. В ней было столько плоти, что ее хватило бы на двух ее супругов. Джейме послушно ее обнял и терпеливо ждал, когда она потреплет его за ухо. Она трепала его за ухо, сколько он себя помнил, но сегодня она сдержалась. Вместо этого она облобызала его в обе щеки мягкими слюнявыми губами. – Я скорблю о твоей потере.

– Ничего, мне сделали другую руку, из золота. – Продемонстрировал он.



– Отличная. А они могут сделать из золота второго отца? – В голосе леди Дженны прозвучал укор. – Под потерей я имела в виду Тайвина.

– Люди, подобные Тайвину Ланнистеру, рождаются раз в тысячу лет, – провозгласил ее супруг. Эммон Фрей был раздражительным мужчиной с нервными руками. Он мог весить десять стоунов… но только промокнув до нитки и вместе с кольчугой. Он зарос шерстью, подбородка у него не было в помине, а пузырь на том месте, где должно было находиться адамово яблоко, делал его вид еще более абсурдным. Половина волос с его головы покинула ее, когда ему только стукнуло тридцать. Теперь ему было за шестьдесят и на макушке осталось всего несколько белых волосков.

– В последнее время до нас доходят какие?то глупые истории, – сказала леди Дженна после того, как Джейме отпустил оруженосцев и Пийю. – Не понятно, чему верить. Это правда, что Тирион убил Тайвина? Или это клевета, которую распускает твоя сестра?

– Это правда. – Внезапно его золотой протез стал чрезвычайно тяжелым. Он нащупал ремни, которыми тот был притянут к руке.

– Чтобы сын поднял руку на отца… – проговорил сир Эммон. – Это чудовищно. В Вестеросе настали темные времена. Со смертью лорда Тайвина я теперь боюсь за нашу судьбу.

– Ты боялся и тогда, когда он был жив. – Дженна водрузила свой объемный зад на раскладной походный стул, который жалобно скрипнул под ее весом. – Племянник, поведай нам о нашем сыне Клеосе и его смерти.

Джейме отстегнул последний ремень и отставил руку.

– Нас преследовали разбойники. Сир Клеос их рассеял, но это стоило ему жизни. – Ложь легко сходила с языка. Он видел, что она им нравится.

– Я всегда говорил, что в парне живет отвага. Это было в его крови. – На губах сира Эммона блеснула розовая пена. Он любил жевать кислолист.

– Его прах должен быть упокоен под Утесом, в Зале Героев. – Объявила леди Дженна. – Где он упокоился?

«Нигде. Кровавые Скоморохи раздели его труп и бросили на поживу воронам».

– На берегу реки. – Солгал он. – Когда закончится война, я найду это место и отправлю его останки домой. – Кости везде одинаковы, а в эти дни этого добра везде хватает.

– Эта война… – Лорд Эммон прочистил горло, гортань прыгнула вверх и вниз. – Ты видел эти осадные машины. Тараны, требушеты, башни. Джейме, все это ни к чему. Давен хочет разрушить мои стены, сломать мои ворота. Он говорил о горючей смоле, и хочет поджечь замок. Мой замок! – Он вынул из рукава пергамент и сунул его под нос Джейме. – У меня есть указ. Подписанный королем Томменом, смотри! Вот королевская печать, лев и олень. Я законный лорд Риверрана, и я не позволю превращать его в дымящиеся руины!

– Ох! Убери эту глупую штуку. – Прикрикнула на него жена. – Пока Черная Рыба сидит внутри Риверрана, ты можешь этой бумагой подтереться, потому что она ничего не стоит. – Несмотря на то, что леди Дженна уже пятьдесят лет была Фреем, в душе она оставалась Ланнистером. – «И очень даже Ланнистером». – Джейме добудет тебе твой замок.

– Безусловно. – Ответил лорд Эммон. – Сир Джейме, вы увидите, ваш отец правильно доверил мне это дело. Я буду твердым, но справедливым с моими новыми вассалами. Блэквуды с Бракенами, Маллистер, Ванс и Пайпер должны увидеть в Эммоне Фрее своего справедливого сюзерена. А так же мой отец. Он – лорд Переезда, но я теперь – лорд Риверрана. Сын должен подчиняться отцовской воле, это правда, но знаменосец должен повиноваться воле своего сюзерена.

«О, боги!»

– Вы не являетесь его сюзереном, милорд. Прочтите ещё раз пергамент. Вам был передан Риверран с его землями и доходами, но не более того. Петир Бейлиш является Верховным лордом Трезубца. Риверран будет подчиняться Харренхолу.

Это не понравилось лорду Эммону. – Харренхол лежит в руинах, он запущен и проклят. – Заметил он. – А Бейлиш… он всего лишь казначей, а не лорд. Его род…

– Если вам не нравится положение дел, отправляйтесь в Королевскую Гавань и обсуждайте это с моей сестрой. – Он не сомневался, Серсея сожрет Эммона Фрея с потрохами и обглодает до костей. – «Если только она не будет сильно занята, трахаясь с Осмундом Кеттлблэком».

Леди Дженна громко фыркнула. – Нет нужды беспокоить Ее Величество по таким пустякам. Эмм, почему бы тебе не пойти подышать свежим воздухом?

– Свежим воздухом?

– Или, если предпочитаешь, сходи хорошенько пописай. У нас с племянником есть несколько семейных вопросов, требующих обсуждения.

Лорд Эммон вспыхнул.

– Да, здесь слишком жарко. Я подожду снаружи, миледи. Сир. – Его милость свернул свой пергамент, кивнул Джейме и покинул шатер.

Было сложно не испытывать по отношению к Эммону Фрею презрение. В четырнадцать лет он прибыл на Бобровый Утес, чтобы жениться на львенке вполовину его моложе. Тирион обычно говорил, что лорд Тайвин в качестве свадебного подарка преподнес ему язву желудка. – «И Дженна тоже сыграла в этом немаловажную роль». Джейме помнил многочисленные пиры, на которых Эммон сидел, печально ковыряясь в своей тарелке, тогда как его жена обменивалась непристойными шуточками со всеми придворными рыцарями, сидевшими слева от нее. Их разговоры всегда сопровождались громкими взрывами хохота. – «И все же, она подарила Фрею четырех сыновей. По крайней мере, она говорит, что они от него». – Никто на Бобровом Утесе не посмел бы утверждать обратное, и менее всех сир Эммон.

Едва он исчез, как его супруга закатила глаза. – Мой властелин и повелитель. Чем думал твой отец, когда отдавал ему титул лорда Риверрана?

– Я полагаю, что о ваших сыновьях.

– Я тоже о них думаю. Эмм станет ужасным правителем. Тай мог бы стать лучше, если б у него хватило ума советоваться со мной, а не со своим отцом. – Она оглядела шатер. – У тебя есть вино?

Джейме разыскал бутылку и наполнил для нее одной рукой кубок.

– Итак, почему вы здесь, миледи? Вам бы до конца войны следовало оставаться на Бобровом Утесе.

– Едва Эмм услышал, что стал лордом, как тут же помчался заявлять о своих правах. – Леди Дженна выпила и вытерла рот рукавом. – Лучше б твой отец отдал нам Дарри. Если помнишь, Клеос женился на простолюдинке. Теперь его безутешная вдова в ярости, что ее сыновья не унаследуют отцовских земель. Привратница Ами Дарри только по материнской линии. Моя сноха Джейни приходится ей теткой, и сестрой леди Марийе.

– Младшей сестрой, – напомнил ей Джейме. – А Тай получит Риверран. Это куда больший куш, чем Дарри.

– Этот куш отравлен. Мужская половина рода Дарри прервалась, а Талли – нет. Этот баран сир Риман уже затянул петлю на шее Эдмура, но никак его не повесит. А у Рослин Фрей в животе подрастает молодая форель. Мои внуки никогда не смогут удержать Риверран, пока останется жив хоть один Талли.

Джейме знал, что она права.

– А если Рослин родит девочку…

– То она сможет выйти замуж за Тая, с согласия старого лорда Уолдера. Да, я думала об этом. Но скорее всего будет мальчик, и его маленький член станет проблемой. А если и сир Бринден переживет эту осаду, то он сможет предъявить права на Риверран от своего имени… или же от лица юного Роберта Аррена.

Джейме помнил малютку Роберта по Королевской Гавани, когда в четыре года тот все еще сосал материнскую грудь. – Аррен не доживет до рождения собственных наследников. И зачем лорду Орлиного Гнезда может понадобиться Риверран?

– А почему человеку с одним горшком золота хочется второй? Люди – жадны. Тайвин должен был отдать Риверран Кивану, а Дарри – Эмму. Я бы ему объяснила это, если б он додумался поинтересоваться моим мнением, но когда твой отец советовался с кем?либо, кроме Кивана? – Она глубоко вздохнула. – Пойми, я не виню Кивана за то, что он вытребовал для своего мальчугана местечко поспокойнее. Я слишком хорошо его знаю.

– То, что хочется Кивану, и то, что хочет Лансель – две огромные разницы. – Он рассказал ей про решение Ланселя бросить жену, титул и земли ради служения Церкви. – Если тебе все еще нужен Дарри, напиши Серсее и дело в шляпе.

Леди Дженна отмахнулась кубком.

– Нет. Слово не воробей. Эмм уже вбил себе в голову, что он станет править речными землями. А Лансель… полагаю, это все началось довольно давно. Поверь, жизнь ради защиты жизни Верховного Септона не сильно отличается от жизни ради защиты жизни короля. Боюсь только, Киван будет в ярости. Так же как Тайвин, когда ты вбил себе в голову надеть белое. По крайней мере, у Кивана все еще остается наследник – Мартин. Он может жениться на Привратнице Ами вместо Ланселя. Спасите нас Семеро. – Тетка еще раз вздохнула. – И раз уж речь зашла о Семерых, почему Серсея разрешила Церкви вновь собирать армию?

Джейме пожал плечами.

– Уверен, у нее были на то причины.

– Причины? – Леди Дженна сморщила нос. – Это должны быть очень веские причины. Мечи и Звезды доставляли неприятности даже Таргариенам. Даже сам Завоеватель вел себя очень осторожно с Церковью, чтобы она ненароком не выступила против него. А когда Эйегон умер и лорды восстали против его сыновей, оба ордена были по уши замешаны в этом бунте. Им благоволили многие набожные лорды, и очень много простонародья. Наконец, король Мейегор вынужден был объявить на них охоту. Если мне не изменяет память, он платил дракона за голову каждого непокорного Сына Воина, и по серебряному оленю за скальпы Бедных Ребят. Погибли тысячи, но едва ли не столько же все равно открыто странствовали по стране, пока Железный Трон не убил Мейегора, и король Джахаерис не решился простить всех, кто сложит оружие.

– Я почти все это позабыл, – вынужден был признать Джейме.

– Как и твоя сестра. – Она сделала новый глоток вина. – Это правда, что Тайвин улыбался на смертном одре?

– Это все тление. Из?за него его губы скривились.

– Это правда? – Видимо это ее опечалило. – Люди твердят, что Тайвин никогда не улыбался, но это не так. Он улыбался, когда венчался с вашей матерью, и когда Эйерис сделал его Десницей. Когда крыша замка Тарбек обрушилась на леди Эллин, эту коварную суку, Тиг утверждал, что он вновь улыбался. И он улыбался во время твоего рождения, Джейме, я видела это собственными глазами. Вы с Серсеей, розовые и совершенные, словно горошины из одного стручка… что ж, за исключением маленькой детали между ног. Ну и могучие легкие у тебя были!

– Он слышал, как мы кричали, – улыбнулся Джейме. – В следующий раз ты будешь уверять меня, что он любил посмеяться.

– Нет. Тайвин ненавидел смех. Он видел слишком много насмешек над твоим дедом. – Она нахмурилась. – Поверь, этот фарс с осадой ему бы не понравился. Как ты собираешься с ним покончить, где и когда?

– Договориться с Черной Рыбой.

– Это не сработает.

– Я собирался предложить ему хорошие условия.

– Условия требуют доверия. Фреи убивают гостей прямо под собственным кровом, а ты, что ж… не подумай, что я хочу тебя обидеть, моя любовь, но ты убил короля, которого поклялся защищать.

– И я убью Черную Рыбу, если он не сдастся. – Голос прозвучал резче, чем он хотел, но он был не в том настроении, чтобы ему в лицо напоминали про Эйериса Таргариена.

– И как? Заболтаешь его? – В ее голосе прозвучала насмешка. – Может я и старуха, но у меня не сыр между ушей, Джейме. Как и у Черной Рыбы. Пустыми обещаниями его не убедишь.

– И что ты посоветуешь?

Она тяжело пожала плечами.

– Эмм желает получить голову Эдмура. Возможно, он прав. Сир Риман выставил нас на посмешище своей виселицей. Ты должен продемонстрировать сиру Бриндену, что у твоих угроз есть зубы.

– Убийство Эдмура только усилит решимость сира Бриндена.

– Решимости Черной Рыбе Бриндену не занимать. Хостер Талли мог бы тебе это доказать. – Леди Дженна допила вино. – Что ж, я никогда не собиралась подсказывать тебе, как воевать. Я знаю свое место… в отличие от твоей сестрицы. Это правда, что она сожгла Красный Замок?

– Только Башню Десницы.

Тетка вновь закатила глаза.

– Лучше б она оставила в покое башню и сожгла Десницу. Харис Свифт? Если кто?то на свете и заслуженно получил свой герб, то это – сир Харис. И Джильс Росби, спасите нас Семеро. Я думала, он умер несколько лет назад. Мерривезер… знаешь, твой отец всегда называл его деда Хохотун. Тайвин говорил, что единственное, что он умел делать, это хохотать над шутками короля. Насколько помню, его милость дохохотался до изгнания. Еще Серсея притащила на совет каких?то ублюдков, и телят[8]в Королевскую Гвардию. Теперь она вооружила Церковь и из?за нее по всему Вестеросу шляются браавосцы, требуя долги. Ничего этого не случилось бы, если б у нее хватило ума назначить твоего дядю Королевским Десницей.

– Сир Киван отказался от службы.

– Это он так говорит. Но не рассказывает почему. Он многого недоговаривает. И не расскажет. – Леди Дженна скорчила рожу. – Киван всегда делал то, что от него требовалось. Отказываться от обязанностей на него непохоже. Я чувствую, здесь что?то не так.

– Он говорит, что устал. – «Он знает». – говорила Серсея, когда они стояли над телом отца. – «Он знает о нас».

– Устал, – тетка надула губы. – Полагаю, у него есть на то все права. Жить в тени Тайвина Кивану было не легко. Это было тяжело для всех моих братьев. Тень, отбрасываемая Тайвином была огромной и темной, и каждый из них вынужден был пробиваться к свету. Тигетт старался идти своим путем, но никак не мог соревноваться с твоим отцом, и это с каждым годом делало его все неистовее. Герион все шутил. Лучше выставить все шуткой, чем поставить все на кон и проиграть. Но Киван видел, как обстояли вещи ранее, поэтому он стал во всем помогать твоему отцу.

– А ты? – спросил ее Джейме.

– Эти игры не для девчонок. Я была драгоценной принцессой своего отца… и Тайвина тоже, пока я его не разочаровала. Мой брат так и не привык ко вкусу разочарования. – Она поднялась на ноги. – Я сказала все, ради чего пришла, и не собираюсь больше отнимать твое время. Делай то, что делал бы Тайвин.

– Ты его любила? – услышал свой голос Джейме.

Тетка странно на него посмотрела.

– Мне было всего семь, когда Уолдер Фрей выпросил у моего отца мою руку для Эмма. Для его второго сына, даже не для наследника. Отец сам был третьим сыном, а младшие дети обычно испрашивают разрешения у старших. Фрей заметил в нем эту слабость, и отец согласился, так как не нашел иных причин, кроме как удовлетворить его просьбу. О моей помолвке было объявлено на празднике, на котором собралась половина всего запада. Эллин Тарбек хохотала, а Красный Лев выбежал из зала в гневе. Остальные проглотили языки. Только Тайвин решился высказаться. Мальчишка десяти лет. Отец стал белым как молоко, а Уолдера Фрея била дрожь. – Она улыбнулась. – Как мне после этого его не любить? Это не значит, что я одобряю все его поступки, или мне нравилось общество человека, которым он стал… но каждой маленькой девочке нужен для защиты старший брат. Тайвин был велик, даже когда был маленьким. – Она вздохнула. – Кто же теперь нас защитит?

Джейме поцеловал ее в щеку.

– У него остался сын.

– Да, остался. И, сказать по правде, этого я больше всего боюсь.

Это было странное замечание.

– Чего ты боишься?

– Джейме, – ответила она, потрепав его за ухо. – Дорогой. Я знаю тебя с тех пор, когда ты ребенком сосал грудь Джоан. Ты смеешься как Герион, сражаешься как Тиг, и в тебе есть многое от Кивана, иначе бы ты не носил этот плащ… но истинным сыном Тайвина был Тирион, а не ты. Однажды я сказала это ему в лицо, и потом он не разговаривал со мной полгода. Мужчины колоссальные дуралеи. Даже такие, кто рождается раз в тысячу лет.

 






Date: 2015-12-12; view: 117; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.017 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию