Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 21. Рэкет и марки





Перед чтением этой главы предлагаем вам проделать следующее упражнение. Если вы работаете в группе, пусть руководитель или любой другой поможет в выполнении этого упражнения, творчески используя приведенные указания.

Упражнение. В этом упражнении предлагается представить одну сцену и ответить на ряд вопросов к ней, при этом ответы не расцени­ваются как правильные или неправильные.

Представьте себе, что завтра праздник и все магазины будут в течение нескольких дней закрыты. Предположим также, что вы давно не ходили в магазин и продукты в вашем доме почти кончились. Вы смотрите на часы и облегченно вздыхаете, так как до закрытия универсама остается еще много времени. Обдумав, что нужно купить, вы отправляетесь в универсам. Подходя к нему, вы замечаете толпу людей, которые тоже пришли, чтобы запастись продуктами на праздник. Вы обходите полки, кладете в корзинку необходимые продукты, при этом посматривая на часы. Закончив покупки, с удовлетворением замечаете, что до закрытия магазина есть несколько минут и у вас достаточно времени, чтобы пройти через кассу. Когда вы проходите через контроль, кассир делает необходимые расчеты и называет вам общую стоимость купленных продуктов. Вы хотите достать деньги, но не можете их найти, их нигде нет. Вас осеняет: в спешке вы забыли деньги дома и пришли в универсам с пустыми руками. Пока вы объясняете кассиру, в чем дело, за вами выстраивается очередь. Вы спрашиваете: «Можно ли мне оставить вам свою фамилию и адрес, забрать с собой покупки и рассчитаться после праздника?» Кассир отвечает: «Нет, это невозможно». У вас совсем не остается времени, чтобы сходить домой и вернуться до закрытия магазина. Вам остается лишь оставить покупки и уйти с пустыми руками, в то время как магазины откроются только через несколько дней. Осознавая это, как вы себя чувствуете? Отметьте, что вы испытываете, охарактеризуйте ваши эмоции и после этого выйдите из воображаемой сцены.

Рассмотрим отмеченное вами чувство. При выполнении данного упражнения люди описывают несколько характерных эмоции, которые мы приводим ниже. Сравните, совпадают ли они с отмеченными вами чувствами.



1. Люди отмечают разные чувства. Если вы работаете в группе, обойдите всех членов группы и спросите каждого, какое чувство он испытал в конце этой сцены, при этом кто-то один записывает ответы.

Все представляли себе одну и ту же сцену, но испытывали самые различные эмоции, типичными из которых были: злость на самого себя, чувство паники, смущения, пустоты, плохое самочувствие, возмущение поведением кассира. Чем больше группа, тем больший диапазон чувств будут испытывать ее участники. Если вы работаете самостоятельно, найдите несколько человек, которые согласились бы представить эту сцену и поделиться испытываемыми чувствами.

2. Отмеченные чувства вы испытывали в самых различных стрессовых ситуациях. Например, если в конце сцены я говорю о том, что зол на самого себя, то во многих других стрессовых ситуациях я также злился на себя. Если вы испытывали чувство паники, то, вероятно, и в других ситуациях также будете испытывать подобное чувство. Выходит, что у всех имеется определенный набор обычных для нас неприятных чувств, который мы используем во всех ситуациях, когда дело принимает нежелательный оборот. Некоторые могут использовать два или три набора имеющихся у них неприятных чувств: один — дома, другой — на работе и так далее.

3. Отмеченное чувство является тем чувством, которое было скопировано или поощрялось вашей семьей, в то время как другие чувства не поощрялись или запрещались. Например, если вы отметили, что злитесь на кого-то, то, скорее всего, это чувство показывали ваши родители и другие члены семьи в вашем детстве. Когда вы сами проявляли это чувство, то другие члены семьи признавали его. Существует целый диапазон других чувств, которые редко проявляли в вашем доме. В данном примере в вашей семье обычно злились на что-либо или кого-либо и одновременно не поощряли проявление печали, грусти, страха или радости. Если вы проявляли подобные чувства, то вас за это или наказывали или, что еще хуже для ребенка, просто игнорировали.

4. Переживаемые вами эмоции никак не способствовали решению проблемы. Я стал злиться и кричать на продавца, что не помогло мне получить покупки. Испытывал ли я чувство паники, смущение, пустоту, злость на себя или любое другое чувство, отмечаемое обычно людьми в этой ситуации, ни одно из них никак не помогло мне забрать сделанные в универсаме покупки.

Подобные чувства в ТА называют чувствами рэкета. В последую­щих разделах мы рассмотрим природу и функционирование чувств рэкета, которые важны для понимания, поскольку играют центральную роль в процессе проживания людьми своего сценария.

Определение рэкета и чувства рэкета. В литературе по ТА имеются расхождения в понимании значения терминов рэкет и чувство рэкета, при этом некоторые авторы считают оба термина взаимозаменяемыми. Мы не придерживаемся этой точки зрения и полагаем, что между рэкетом и чувством рэкета необходимо проводить четкое различие.



Чувство рэкета определяется как обычная эмоция, зафиксированная и поощряемая в детстве, переживаемая в самых различных стрессовых ситуациях и не способствующая взрослому решению проблем. Рэкет представляет собой набор сценарных поведений, используемых вне нашего осознания как средство манипулирования окружением и включающее в себя переживания (ощущение) человеком чувства рэкета.

Другими словами, рэкет — это процесс, во время которого человек испытывает чувство рэкета, причем оно возникает вне его осознания. Например, в воображаемой нами сцене, когда я пришел в магазин, не взяв с собой денег, то испытал это неприятное чувство. Я мог бы проверить, взял с собой деньги или нет, однако не сделал этого. Если бы вы спросили меня почему, я бы ответил: «Я просто об этом не подумал». В результате предпринимаемые человеком действия рассмат­риваются как оправдание чувства рэкета. Предположим, что я у кассы ощутил чувство гнева на кассира. На вопрос: «С чего это вы так разозлились на кассира?» я бы ответил: «Мне не удастся взять с собой покупки». Сердиться на других мое обычное чувство рэкета в стрессовых ситуациях. Пять других людей в аналогичной ситуации, возможно, испытывали пять других совершенно различных неприятных чувств. Все они, как и я, считали бы свои обычные чувства рэкета естественным способом выражения своих эмоций в этой ситуации.

Всегда ли необходимо начать рэкет, чтобы испытать чувство рэкета? Нет. Чувство рэкета мы можем также испытывать и при реагировании на возникающие независимо от нас стрессовые ситуации. Например, представьте себе, что вы едете в общественном транспорте — поезде или автобусе, намереваясь прибыть в место назначения в определенное время. В связи с технической неисправностью ваша поездка отклады­вается. Что вы чувствуете, когда сидите и ждете устранения неисправ­ности? Я бы испытывал негодование на компанию, отвечающую за перевозки, при этом вы, возможно, испытали бы чувство паники, а другой человек почувствовал бы себя больным и так далее.

Рэкет и сценарий.В первую очередь осознайте универсальную взаимосвязь, существующую между сценарием и рэкетом: всегда, когда испытываете чувство рэкета, вы находитесь в сценарии. Почему чувства рэкета играют такую важную роль в механизме сценария? Ответ заключается в том, что дети учатся использовать чувства рэкета как средство удовлетворения своих потребностей в семьях. Мы знаем, что чувства рэкета усваиваются и поощряются в детстве. В каждой семье существует свой ограниченный диапазон разрешенных чувств, а также другой, более широкий диапазон чувств, которые не поо­щряются или запрещаются. Иногда разрешенные чувства зависят от пола ребенка. При этом маленьким мальчикам чаще позволяют проявлять такие чувства, как гнев и агрессивность, но не чувство страха, а маленькие девочки могут обучиться тому, что на стресс нужно реагировать плачем или послушанием, даже, если они хотят дать волю гневу.

Что произойдет, если ребенок зайдет слишком далеко и выразит одно из запрещенных чувств? Предположим, маленький мальчик испугался и проявил это чувство. Возможно, за ним гнался хулиган и он прибежал к матери, дрожа от страха и ища защиты. Мать смотрит на него сверху вниз и говорит: «Будь храбрым! Иди и сумей сам за себя постоять», после чего продолжает заниматься своими делами. В этом случае ребенок отмечает для себя: «Если я испугаюсь и покажу это, то не добьюсь того, чего хочу, и вместо защиты меня просто проигнорируют». Проницательный Маленький профессор мальчика ищет способы, с помощью которых он может добиться желаемого. Возможно, он день за днем будет испытывать весь диапазон чувств при реагировании на стрессовые ситуации, таких, как печаль, радость, агрессивность, смущение, пустоту и многие другие чувства. Предпо­ложим, он обнаружит, что лучше всего мать реагирует на его умение постоять за себя. Если хулиган преследует его, то мальчик будет драться и проиграет битву, так как задира гораздо старше его. И хотя ему будет больно от синяков, он получит одобрение со стороны матери: «Молодец! Большие мальчики не плачут!». Следовательно, он обнару­жил то чувство, которое способствует достижению желаемого резуль­тата — признания со стороны родителей. Для получения необходимых поглаживаний ему надо быть агрессивным. Конечно, он получает эти поглаживания ценой боли. Подобная последовательность событий с ростом ребенка будет повторяться снова и снова, при этом после каждого повтора он будет постепенно приходить к заключению, что агрессивность единственное чувство, которое обеспечивает ему поглаживания: «За исключением агрессивности, никакое другое чувство здесь не разре­шается. Если я показываю какое-нибудь другое чувство, родители перестают защищать меня, а это опасно. Следовательно, я не буду позволять себе даже испытывать другие чувства, кроме агрессивности». И теперь, когда он начинает испытывать чувство страха или печали, он прячет эти чувства даже от самого себя и вместо их проявления моментально становится агрессивным.

Рэкеты и резиновые ленты. Предположим, что я и был тем самым мальчиком, который в настоящий момент стоит у кассы в универсаме и которому отказывают отпустить покупки в долг. Находясь в этой стрессовой ситуации, я привязываюсь к одному концу резиновой ленты, начиная реагировать, как будто я опять маленький мальчик и нахожусь в какой-то прошлой стрессовой ситуации. Мне кажется, что кассир и весь мир угрожают мне так же, как когда-то раньше мне угрожал хулиган. В мгновение ока я начинаю делать то, чему научился в детстве. Я становлюсь агрессивным и кричу кассиру в лицо: «Возмутительно! Вы что, хотите сказать, что не доверяете мне?» При этих словах кассир пожимает плечами. Горя от возмущения, я выхожу из универсама и в течение некоторого времени испытываю непонятное чувство удовле­творения, говоря себе: «По крайней мере, я указал кассиру на его место!». Однако одновременно с этим я понимаю — моя вспышка не изменила того факта, что я должен был оставить покупки в магазине. Моя реакция-чувство никак не помогла мне в решении моей проблемы «здесь и теперь», однако за пределами осознания я следовал мотиву, гораздо более важному. Я пытался манипулировать окружением, чтобы добиться родительской поддержки, которую получал, ощущая и показывая чувства рэкета. В этом и заключается функция чувств рэкета в детстве. Каждый раз, когда я испытываю чувство рэкета, то вновь проигрываю устаревшие детские стратегии, иными словами, нахожусь в сценарии.

Образование рэкета. В нашем примере я начал рэкет (то есть последовательность событий, которые оправдывали меня при пережи­вании чувства рэкета) тем, что случайно забыл взять с собой деньги. Теперь, когда нам известно о сценарной функции чувств рэкета, мы можем понять, почему я поступил подобным образом. Я начал рэкет с тем, чтобы испытать чувство рэкета. В Ребенке я ощущал потребность в поглаживаниях. Поэтому решил добиться этих поглаживаний таким же образом, как делал это в детстве. И я приготовился испытывать те же чувства, которые в моей семье приносили результат. Таким образом, теория рэкета дает нам совершенно новое объяснение тому, почему люди испытывают неприятные чувства. Давайте вернемся к сцене в универсаме. Повседневное объяснение случившемуся будет следующим: «Мне пришлось уйти ни с чем, поэтому я разозлился». Понимая природу рэкета, мы вместо этого сказали бы: «Я хотел оправдать свою злость, поэтому решил уйти без необходимых мне покупок».

Чувства рэкета и аутентичные чувства. Мы уже говорили о том, как маленькие дети узнают, что некоторые чувства в их семьях поощряются, а другие не поощряются или отвергаются. Когда ребенок испытывает какое-либо из запрещенных чувств, он моментально переключается на альтернативное разрешенное чувство. При этом он, возможно, даже не позволяет себе осознать существование этого запрещенного чувства. Когда мы испытываем чувства рэкета во взрослом возрасте, все происходит аналогичным образом. В этом плане чувство рэкета всегда является заменителем другого чувства, проявление которого запрещалось в нашем детстве.

Для передачи заместительного качества чувств рэкета мы называем их неаутентичными (неподлинными) чувствами. Напротив, аутентичные (подлинные чувства) — это такие чувства, которые мы испытывали детьми до того, как поняли, что проявление их не поощряется в наших семьях.

Фанита Инглиш первой предложила различать чувства рэкета и аутентичные чувства. В своей оригинальной работе она применила термин реальные чувства в противовес чувствам рэкета. Однако в настоящее время более употребим термин аутентичные чувства. Дело в том, что при ощущении чувства рэкета это чувство, конечно же, является реальным, пока я его осознаю. Когда я кричал на кассира, то не изображал гнев, а на самом деле был зол на него, однако мой гнев представлял собой чувство рэкета, а не аутентичное чувство.

О чувстве рэкета часто говорят как о покрывающем (скрывающем) аутентичное чувство. Допустим, маленькая девочка научилась следую­щему: «В моей семье девочке разрешено испытывать грусть, но не разрешено сердиться». Предположим, будучи взрослой и находясь в сценарии, она попадает в ситуацию, в которой может разозлиться. Допустим, ее грубо оттолкнули локтем в переполненном автобусе. Прежде чем она начинает испытывать гнев, она повторяет привычный детский паттерн поведения, который сравним с условным рефлексом. Вместо того, чтобы испытывать гнев, ей становится грустно и она начинает плакать. При этом ее аутентичное чувство гнева покрывается неаутентичной печалью-рэкетом.

Некоторые люди не только скрывают свои подлинные чувства за чувствами рэкета, но также покрывают один рэкет другим. Например, большую часть времени в раннем детстве Роберт испытывал страх от того, что мать может бросить его. Он научился тому, что если при ощущении страха будет всегда показывать свой гнев, то может рассчитывать на несколько материнских поглаживаний. Таким образом, уже будучи ребенком, он стал покрывать свое чувство страха гневом. В дальнейшем он обнаружил, что всем членам его семьи вообще запрещено проявление каких-либо чувств. Для того чтобы подстроиться под семейные нормы, необходимо было сжать зубы и оставаться безразличным. Именно тогда Роберт решил: «Лучше вообще не испытывать даже чувство гнева, иначе меня наверняка выгонят из дома». Таким образом, он стал полноправным членом семьи, подавил свое чувство гнева, как ранее свой страх, и покрыл его безразличием.

А теперь предположим, что во взрослой жизни Роберт попадает в ситуацию, где начинает испытывать нецензурированное чувство страха. Возможно, он чувствует, что его партнер собирается покинуть его, и он может остаться один — то, чего он так боялся в детстве. Как только Роберт начинает испытывать чувство страха перед возможным одиночеством, он покрывает его гневом, затем также быстро он покрывает чувство гнева чувством пустоты (безразличия). Если он осознает это, то чувство пустоты будет его реальным чувством. Если бы вы спросили его, как он себя чувствует в этот момент, он бы ответил: «Я вообщем-то ничего не чувствую».

Что входит в чувства рэкета и аутентичные чувства. Что понимается под аутентичными чувствами, этими эмоциями, которые мы испытываем, когда не цензурируем себя? В ТА выделяют четыре таких чувства: злость (гнев), печаль, страх, радость. К ним мы бы добавили различные физические ощущения, которые может испытывать ребенок, а именно: покой, расслабленность, голод, сытость, усталость, возбуж­дение, отвращение, сонливость и так далее.

Можно написать множество страниц, описывающих чувства рэкета. Возможно, вы сами захотите в этом убедиться. Вы можете начать таких неаутентичных чувств, которые обычно характеризуются как эмоции: смущение, ревность, депрессия, вина и так далее. К ним можно добавить эмоции, которые выражают то, что люди чувствуют, находясь в сценарии: чувство растерянности, тупика, беспомощности, отчаяние и тому подобное.

Некоторые чувства рэкета относятся скорее к мышлению, нежели чувствам: смущение, чувство пустоты, непонимание и так далее. Люди, испытывающие чувства рэкета, не всегда будут считать их плохими. Вспомните наш пример с девочкой, которой предписывалось быть ласковой и послушной даже тогда, когда она на самом деле испытывала чувство гнева. Когда она станет взрослой, все будут считать ее «лучом света в темном царстве». При этом она, возможно, будет получать много поглаживаний за ее рэкетное чувство радости точно так же, как она получала их в детском возрасте. Другими чувствами рэкета, которые могут ощущаться как хорошие, являются: триумф, агрессивность, невиновность или эйфория. Все чувства являются неаутентичными, так как им научились в детском возрасте, а во взрослой жизни их используют, пытаясь манипулировать другими и добиться поглаживаний.

Другая трудность в названии чувств заключается в следующем: названия, которые даются аутентичным чувствам, даются также и чувствам рэкета. Например, вы можете испытывать аутентичный гнев или рэкетный гнев, аутентичную печаль или рэкетную печаль и так далее. Возможно, в детстве я научился скрывать свой гнев смущением, а вы — под маской печали, при этом ваше чувство рэкета будет называться так же, как и ваше аутентичное чувство, а мое — нет. Вместе с тем, как ваша неаутентичная печаль, так и мое смущение будут считаться чувствами рэкета.

Чувства рэкета, аутентичные чувства и решение проблем. Если чувства рэкета не всегда ощущаются как плохие, то почему тогда необходимо проводить различие между чувствами рэкета и аутентичными чувствами? Ответ заключается в следующем: выражение аутентичных чувств способствует решению проблем «здесь и теперь», а выражение рэкетных чувств не способствует этому. Другими словами, когда мы выражаем какое-нибудь аутентичное чувство, мы делаем что-то, что помогает нам завершить ситуацию, а при выражении рэкетных чувств оставляем ситуацию незаконченной.

Джорж Томпсон объяснил функцию решения проблем трех аутентичных чувств: страха, гнева и печали. При этом он отмечает, что эти чувства имеют дело соответственно с будущим, настоящим и прошлым.

Когда я испытываю аутентичный страх и делаю что-то с целью выразить эту эмоцию, я помогаю себе решить проблему, возникновение которой предсказал в будущем, и наверняка это будущее наступит довольно быстро. Предположим, я перехожу дорогу, предварительно убедившись, что машин нет. Неожиданно из боковой улочки на большой скорости вылетает машина и летит прямо на меня. Объятый страхом, я бросаюсь в сторону, тем самым избегаю будущего происшествия — наезда машины. Аутентичный гнев способствует решению проблем в настоящем. Допустим, я стою в очереди в магазине. Вдруг какая-то женщина пытается пролезть вперед, отталкивая меня своей сумочкой. Выражая свой гнев, я тем самым адекватно реагирую на эту ситуацию для того, чтобы позаботиться о себе в настоящем. Оттолкнув ее, я говорю: «Я подошел раньше вас — станьте в конец очереди, пожалуй­ста». Когда я испытываю аутентичную печаль, то помогаю себе преодолеть травмирующее событие, произошедшее в прошлом. Это может быть потеря какой-то вещи или человека, которых мне уже никогда не вернуть. Позволяя себе открыто выражать свою печаль, поплакать и рассказать другим о своем горе, я тем самым освобождаюсь от прошлой боли. Я заканчиваю эту ситуацию и говорю ей «прощай», после чего готов продолжать жить и решать проблемы настоящего и будущего.

Джорж Томпсон не описал функцию счастья. С нашей точки зрения, аутентичное счастье (радость) говорит о следующем: «Не нужно никаких перемен». В этом смысле счастье не имеет временных рамок и означает: «То, что было в прошлом, — ОК, пусть так будет в настоящем и будущем». Аутентичное счастье проявляется в расслаб­лении-отдыхе, чувстве комфорта, когда радуются тому, что есть, и засыпают с чувством удовлетворения.

В отличие от аутентичных чувств, способствующих решению проблем, чувства рэкета никогда не способствуют завершению ситуации. В этом можно убедиться, проанализировав случаи, описан­ные в этой главе. Накричав на кассира, я никак не помог себе взять покупки домой в будущем и не добился какого-либо эффективного решения в настоящем. Я также распрощался с прошлой возможностью купить продукты до закрытия универсама. Каждый раз, когда вы испытываете страх, гнев или печаль вне их соответствующего временного контекста, осознавайте, что эта эмоция является чувством рэкета. Например, некоторые люди живут, испытывая чувство гнева относительно произошедших в прошлом событий. Однако прошлое изменить невозможно, следовательно, подобный гнев непродуктивен как средство решения проблем, то есть представляет собой чувство рэкета. Проверьте, справедливо ли это положение по отношению к любым другим случаям несоответствия между чувствами и временными контекстами.

Упражнение. Каким, с вашей точки зрения, должно быть аутен­тичное чувство, которое помогло бы завершить ситуацию в первом примере этой главы? Если бы вы поняли, что не сможете взять с собой покупки, испытывали бы вы аутентичный гнев, печаль, страх или радость? Проанализируйте, как каждое из этих чувств помогло бы вам завершить данную ситуацию.

Так как рэкеты представляют собой проигрывание устаревшей стратегии Ребенка, выражение рэкетных чувств «здесь и теперь» будет снова и снова приводить к одному и тому же неудовлетворительному результату. Находясь в сценарии, человек в течение какого-то времени может испытывать удовлетворение от того, что он получил несколько поглаживаний от своего окружения, однако лежащая в основе потреб­ность, к которой можно было обратиться с помощью выражения аутен­тичного чувства, так и осталась неудовлетворенной. Таким образом, этот человек будет склонен повторять весь этот паттерн поведения, проигрывая его заново во всех стрессовых ситуациях. С этой идеей мы еще раз столкнемся при рассмотрении Системы Рэкета в следующей главе.

Рэкет как процесс. Фанита Инглиш ввела новое слово рэкет (как процесс) для описания взаимодействия людей с целью получения поглаживаний за свои рэкетные чувства. Рэкетер приглашает других людей во взаимодействия, в которых он выражает свое рэкетное чувство и стремится получить за него поглаживания. Участвующие в этом взаимодействии трансакции будут продолжаться до тех пор, пока другой человек не прекратит давать поглаживания рэкетеру.

Фанита Инглиш считает, что существуют два типа рэкета, причем оба включают в себя параллельные трансакции между Родителем и Ребенком. В I типе рэкетер вначале играет роль Ребенка и его жизненная позиция заключается в следующем: «Я — не ОК, ты — ОК (ха-ха)». Во II типе рэкетер выступает в роли Родителя и имеет жизненную позицию: «Я — ОК (ха-ха), ты — не ОК». Рэкетер I типа может говорить печально и патетично — тип рэкета, который Фанита Инглиш обозначает как тип Iа и называет «беспомощный». Например, можно услышать следующий вид взаимодействий:

Рэкетер (Д-Р): «У меня сегодня очень плохое настроение».

Партнер (Р-Д): «Как это неприятно».

Рэкетер: «Начальник опять сегодня устроил мне взбучку».

Партнер: «Да, плохи дела».

И наоборот, Рэкетер-Ребенок может быть несчастным и жалую­щимся, что соответствует типу Iб — «недовольный». Соответственно его партнер будет давать поглаживания из негативного Контролирую­щего Родителя, а не из негативного Воспитывающего Родителя:

Рэкетер: «И ты мне тоже не помог».

Партнер: «Ты что, сам за себя не можешь постоять?»

Рэкетер: «А что мне делать, ведь он же начальник?»

Партнер: «Почему ты не обратился в профсоюз?»

Рэкетер II типа также имеет два возможных вида взаимодействий. В типе IIа — «благодетель» — он находится в роли негативного Воспитывающего Родителя, стараясь извлечь поглаживания в виде благодарности у другого человека, находящегося в Ребенке:

Рэкетер (Р-Д): «Ну что, ты наелся?»

Партнер (Д-Р): «Да, спасибо».

Рэкетер: «Давай съешь еще кусочек торта».

Партнер: «Все было очень вкусно, но я больше не могу, спасибо».

В типе IIб — «деловой» — рэкетер находится в роли негативного Контролирующего Родителя и стремится извлечь у партнера поглажи­вания извиняющегося Ребенка:

Рэкетер: «Ты опять опоздал!»

Партнер: «Извините!»

Рэкетер: «Причем тут извинения? Это уже четвертое опоздание на этой неделе...»

Хотя Фанита Инглиш не упоминает об этом, мы считаем, что люди могут также заниматься рэкетом Родитель-Родитель — при обсуждении тем типа «Как это ужасно» — или рэкетом Ребенок-Ребенок — при интенсивном обмене чувств и переживаний.

Необходимо отметить, что рэкет является одним из видов времяпро­вождения, в котором взаимодействие включает рэкетные чувства. Причем параллельные трансакции прекращаются в том случае, когда один из участников или уходит, или дает пересекающуюся трансакцию. Часто человек, дающий пересекающуюся трансакцию, будет рэкетером, а не партнером. Это происходит потому, что рэкетеры-профессионалы тонко улавливают момент, когда другой человек собирается выйти из взаимодействия. Не желая того, чтобы источник поглаживаний иссяк подобным образом, рэкетер предпочитает сам взять на себя эту инициативу. В результате этого рэкетный обмен часто переходит в игру. При рассмотрении игр в следующей главе мы узнаем, как это происходит на практике.

Упражнение. Занимались ли вы рэкетом на прошлой неделе? Если да, то кем вы были, «беспомощным», «недовольным», «благодетелем» или «деловым»? Или вы проигрывали несколько этих ролей? Хотите ли и в дальнейшем заниматься подобным рэкетом? Если нет, то как вы будете добиваться нерэкетных поглаживаний вместо поглаживаний, которые вы получали с помощью рэкета? Принимали ли вы приглашение от других людей быть партнером в их рэкете? Если да, то в какой из четырех ролей они выступали? Хотите ли вы продолжать поглаживать их рэкетные чувства? Если нет, то как предполагаете прервать подобные трансакции в следующий раз?

Марки.Когда я испытываю рэкетное чувство, то могу или выражать его время от времени, или сохранить его для того, чтобы использовать позднее. В последнем случае обо мне можно сказать, что я собираю марку.

Упражнение. Испытывали ли вы на прошлой неделе рэкетное чувство, которое не выразили и сохранили в себе? Если так, то вы собрали марку. Какое рэкетное чувство было написано на этой маркер Была ли это марка зависти, триумфа, злости, раздражения, печали, беспомощности... какая-то еще? Большая ли у вас коллекция чувств подобного рода? Сколько времени вы планируете собирать ее? Когда вы собираетесь обменять вашу коллекцию, что хотите получить за нее?

Слово «марка» является сокращением выражения «психологическая торговая марка». В практике работы супермаркетов 60-х годов было принято давать покупателям наряду с приобретаемыми ими товарами марки различных цветов. Эти марки наклеивали в альбомы. Когда вы собирали определенное количество марок, вы могли обменять вашу коллекцию на какой-то приз. Некоторые люди предпочитали обменивать небольшое количество марок на незначительные призы, другие собирали несколько альбомов с марками и обменивали их на ценный приз.

Когда люди собирают психологические торговые марки, у них также есть возможность выменять их на что-то. Например, предположим, что я собираю марки гнева. На работе начальник критикует меня, я злюсь на него, но не показываю свой гнев, сохраняя его до того момента, когда приду домой вечером. Дома я ругаю свою собаку за то, что она вертится у меня под ногами. В этом случае я собрал лишь одну марку, которую и обменял в течение дня. Данный пример иллюстрирует еще одну характерную особенность марочного обмена: человек, на которого в конечном счете обрушивается вся коллекция марок, не всегда является объектом первоначального рэкетного чувства.

Мой коллега также собирает марки злости, однако он предпочитает собрать большую коллекцию, а затем обменять ее. Он может накап­ливать свой гнев на начальника в течение многих месяцев и лет, а затем, собрав необходимое количество «альбомов» с марками гнева, он может вбежать в кабинет начальника и устроить скандал, за что его уволят с работы.

Марки и сценарий. Для чего люди собирают марки? Эрик Берн считал, что, обменивая марки, они приближаются к сценарной расплате.

Если у человека хамартический сценарий, то он будет собирать большую коллекцию марок, которую затем сможет обменять на трагичную расплату. Например, он может собирать марки депрессии в течение многих лет и в конечном счете обменять их на самоубийство. Если хамартическая расплата заключается в том, чтобы причинять вред другим людям, то такой человек может собрать огромную коллекцию марок неистовства, а затем использовать их с целью «оправдать» убийство. В менее тяжелом случае, но также являющемся частью сценария побежденного, служащий может копить марки беспокойства и затем обменять их на сердечный приступ, язву или высокое давление.

Люди с банальными сценариями собирают небольшие коллекции марок и обменивают их на более легкую расплату. Женщина, которая собирает марки непонимания, может обменивать их раз в несколько месяцев, устраивая большие скандалы с мужем. Другие, подобно моему коллеге, могут обменивать их на скандалы на работе и в конечном счете на увольнение с работы.

В ТА существуют различные мнения относительно того, собирают ли марки в сценарии победителя или нет. Некоторые авторы говорят о «золотых марках», имея в виду марки, которые собирают для достижения позитивного результата в противоположность «коричневым» или негативным маркам, о которых речь шла ранее. Например, эти авторы полагают, что трудолюбивый служащий собирает золотые марки за хорошую работу и обменивает их на заслуженный отпуск. Мы, однако, считаем, что в подлинном выигрышном сценарии собирать марки совсем не нужно. Трудолюбивому служащему не нужно оправдывать свой отпуск хорошей работой или чем-то другим, — он может получить свой отпуск просто потому, что в нем нуждается.

Упражнение. Зная сценарную функцию марок, проанализируйте свою коллекцию марок, а также возможную расплату, на которую обмениваете вашу коллекцию. Хотите ли вы и в дальнейшем получать подобную расплату? Если нет, то можете просто расстаться с ней. Однако перед тем как сделать это, убедитесь в том, что вы действительно хотите расстаться с ожидаемой расплатой. Необходимо осознать, что расставаясь с коллекцией марок, вы навсегда распрощаетесь и с планируемой расплатой. Осознав это, хотите ли по-прежнему расстаться с марками? Если вы говорите «да», то найдите способ окончательно избавиться от марок. Изберите свой путь. Независимо от того, что вы выберете, избранный вами способ должен не позволить маркам вернуться к вам опять.

Продумав способ избавления от марок, расслабьтесь и закройте глаза. Представьте себе, что вы держите в руках свою коллекцию марок. Посмотрите, сколько у вас «альбомов» с марками. Отметьте их цвета. Прочитайте названия рэкетных чувств, которые написаны на них. Если вы собирали марки против какого-то определенного человека или группы людей, обратите внимание, что рэкетные чувства написаны также и на марках.

Вы готовы расстаться с марками? Тогда в своем воображении избавляйтесь от них в соответствии с избранным вами способом. Бросьте их в огонь и посмотрите, как они превращаются в пепел. Или спустите в унитаз, слив воду несколько раз, чтобы убедиться в том, что марки пропали навсегда. Если вы бросаете их в реку, наблюдайте за ними до тех пор, пока последняя марка не исчезнет из виду. А теперь взгляните на свои руки и убедитесь в том, что марок больше нет.

А сейчас осмотритесь вокруг. Вы увидите кого-то или что-то очень приятное, чего раньше не замечали. Скажите «привет» этому приятному. Именно в этом вы будете черпать приятные поглаживания. Это означает, что в будущем вам не нужно собирать марки. Скажите «добро пожаловать» этим поглаживаниям. Почувствуйте облегчение от того, что вам больше не нужно собирать марки. После этого упражнение считается законченным.

 








Date: 2015-12-12; view: 81; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.029 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию