Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Физиологические особенности сна





Сон — это специфическое состояние нервной системы с хара­ктерными особенностями и циклами мозговой деятельности. Ци­кличность присуща многим природным явлениям. Цикличность ле­жит в основе нашего существования, упорядоченного ритмичной сменой дня и ночи, времен года, работы и отдыха. На уровне ор­ганизма цикличность представлена биологическими ритмами, в первую очередь, так называемыми циркадными ритмами, обуслов­ленными вращением Земли вокруг своей оси.

Виды сна. Сон называют монофазным, когда период бодрство­вания и сна приурочен к суточной смене дня и ночи. Ежесуточный сон взрослого человека, как правило, является монофазным, ино­гда дифазным (дважды в сутки), у маленького ребенка наблюда­ется полифазный тип сна, когда чередование сна и бодрствования происходит несколько раз в сутки.

В природе наблюдается также сезонный сон (спячка живот-пых), обусловленный неблагоприятными для организма условиями среды: холод, засуха т.д. Все перечисленные виды сна можно ус­ловно определить как естественные или природно обусловленные.

Наряду с этим существуют следующие «неестественные» виды сна: наркотический, гипнотический и патологический. Наркотиче­ский сон может быть вызван химическими воздействиями: вдыха-

 

Первая стадия является переходной от состояния бодрствова­ния ко сну. Она сопровождается уменьшением альфа-активности и появлением низкоамплитудных колебаний различной частоты. В конце этой стадии могут появляться короткие вспышки так назы­ваемых сонных веретен, хорошо видимых на фоне медленноволно-вой активности. Однако пока веретена сна не достигнут длительно­сти 0,5 с. этот период считается первой стадией сна. В поведении эта стадия соответствует периоду дремоты. Она может быть свя­зана с рождением интуитивных идей, способствующих успешности решения той или иной проблемы (см. главу 11).

Вторая стадия, занимающая чуть меньше половины всего ночного сна, получила название стадии «сонных веретен», т.к. наиболее яркой ее чертой является наличие в ЭЭГ веретенообраз­ной ритмической активности с частотой колебания 12 — 20 гц. Длительность этих «веретен», хорошо выделяющихся из фоновой высокоамплитудной ЭЭГ со смешанной частотой колебаний, соста­вляет от 0,2 до 0,5 с.



Третья стадия характеризуется всеми чертами второй стадии, к которым добавляется наличие в ЭЭГ медленных дельта-колеба­ний с частотой 2 Гц и менее, занимающих от 20 до 50% эпохи запи­си. Этот переходный период длится всего несколько минут. При уг­лублении сна «веретена» постепенно исчезают.

Четвертая стадия характеризуется преобладанием в ЭЭГ мед­ленных дельта-колебаний с частотой 2 Гц и менее, занимающих более 50% эпохи записи ночного сна. Третья и четвертые стадии обычно объединяют под названием дельта-сна. Глубокие ста­дии дельта-сна более выражены в начале и постепенно умень­шаются к концу сна. В этой стадии разбудить человека достаточ­но трудно. Именно в это время возникают около БОУ^сновиде-ний, и именно в этой стадии возможны приступы лунатизма и ноч­ные кошмары, однако человек почти ничего из этого не помнит. Первые четыре медленноволновые стадии сна в норме занимают 75 — 80% всего периода сна.

Пятая стадия сна. Пятая стадия сна имеет ряд названий: ста­дия «быстрых движений глаз» или сокращенно БДГ, REM-сон (от англ. rapid eyes movements), «быстрый сон», «парадоксальный сон». Во время этой стадии человек совершенно неподвижен вследст-

вие резкого падения мышечного тонуса. Однако глазные яблоки под сомкнутыми веками совершают быстрые движения с частотой 60 — 70 раз в секунду. Причем существует отчетливая связь меж­ду быстрыми движениями глаз и сновидениями.

Если в это время разбудить спящего, то приблизительно в 90% случаев можно услышать рассказ о ярком сновидении, причем точ­ность деталей будет существенно выше, чем при пробуждении из медленного сна.

В частности, у здоровых людей этих движений больше, чем у больных с нарушением сна. Характерно, что слепым от рождения людям снятся только звуки и ощущения. Глаза их при этом непод­вижны. Одно время считалось, что по интенсивности БДГ можно судить о яркости и эмоциональной насыщенности сновидений. Од­нако движения глаз во сне отличаются от тех, которые характерны для рассматривания объектов в состоянии бодрствования.

Кроме того, на этой стадии сна электроэнцефалограмма приоб­ретает признаки, характерные для состояния бодрствования (в спек­тре преобладают низкоамплитудные высокочастотные составля­ющие). Название «парадоксальная» стадия возникло из-за видимо­го несоответствия между состоянием тела (полный покой) и актив­ностью мозга.

Парадоксальная стадия сна имеется у многих видов млекопита­ющих. Отмечено также, что у животных доля парадоксального сна имеет тенденцию увеличиваться с увеличением степени развития коры. Однако парадоксальный сон у животных и человека проте­кает по-разному. Если у человека двигаются только глаза, у жи­вотных же наблюдаются движения конечностей, а также мигатель­ные, сосательные движения, иногда они издают звуки.



Периоды БДГ-сна возникают приблизительно с 90-минутными интервалами и продолжаются в среднем около 20 минут. У нор­мальных взрослых эта стадия сна занимает примерно 20 — 25% вре­мени, проводимого во сне. У младенцев эта доля значительно вы­ше; в первые недели жизни около 80% времени сна составляет парадоксальный сон, а в два года лишь 30%.

Потребность в сне. Эта витальная потребность зависит от воз­раста. Так общая продолжительность сна новорожденных соста­вляет 20 — 23 часа в сутки, в возрасте от 6 месяцев до 1 года — око-

ного тонуса. В результате преобладания парасимпатических влия­ний сужаются зрачки, розовеет кожа, усиливается потоотделение, снижается слюноотделение, снижается активность сердечно-сосу­дистой, дыхательной, пищеварительной и выделительной сис­тем, уменьшается объем циркулирующей крови; наблюдается из­быточное кровенаполнение легочных сосудов; уменьшается час­тота дыхания, что приводит к ограничению объема поступающего в кровь кислорода и более медленному удалению углекислого газа, т.е. уменьшается интенсивность легочного газообмена. Именно по­этому ночью снижается частота сердечных сокращений, а вместе с ней и скорость кровотока.

Следует подчеркнуть, что, хотя в целом во сне понижается уро­вень обмена веществ, одновременно с этим активизируются про­цессы восстановления работоспособности всех клеток организма, интенсивно идет их размножение, происходит замена белков.

В противоположность этому во время парадоксального сна на­ступает «вегетативная буря». Дыхание становится неритмичным и меняется по глубине. Возможна и остановка дыхания (напри­мер, в ночном кошмаре). Мозговой кровоток усиливается, частота сердечного ритма может возрастать, наблюдаются колебания ар­териального давления. У мужчин на этой стадии может возникать эрекция полового члена, у женщин — клитора, причем не только у взрослых, но и у детей. На стадии быстрого сна человек теряет способность регулировать температуру тела посредством дрожи и потоотделения.

В течение всей ночи у человека активизируется рост волос и ногтей. Температура тела человека во время сна понижается (у жен­щин она падает до 35,6, а у мужчин до 34,9 градусов). Подобные суточные колебания температуры — снижение ночью и повышение днем — наблюдаются также и в отсутствии сна или при дневном сне и ночном бодрствовании.

При некоторых формах так называемого гипнотического сна, и
в частности, при каталепсии (каталепсия — застывание челове­
ка в принятой им позе, иногда даже очень неудобной, требующей
значительного мышечного напряжения), происходит резкое повы­
шение мышечного тонуса. , ■- п-...,■■..-.** -ь,■•■ . ■ ■

3.2.2. Теории сна ; >

Первые идеи о происхождении сна представляют в основном ис­торический интерес. Так в соответствии с гемодинамической тео­рией сон возникает в результате застоя крови в мозгу при гори­зонтальном положении тела. По другой версии сон — результат анемии мозга и в то же время его отдых. Согласно гистологической теории сон наступает в результате нарушения связей между нерв­ными клетками и их отростками, возникающего из-за длительного возбуждения нервной системы.

Химическая теория. По этой теории во время бодрствования в клетках тела накапливаются легко окисляющиеся продукты, в результате возникает дефицит кислорода, и человек засыпает. По словам психиатра Э. Клапареда, мы засыпаем не от того, что отра­влены или устали, а чтобы не отравиться и не устать.

Гистологический анализ мозга собак, умерщвленных после де­сяти дней без сна, показывает изменения формы ядер пирамидных нейронов лобной коры. При этом кровеносные сосуды мозга ок­ружены лейкоцитами и местами разорваны. Однако если перед умер­щвлением собакам дать немного поспать, в клетках не обнаружи­вается никаких изменений.

По некоторым предположениям эти изменения вызываются осо­бым ядом гипнотоксином. Состав, приготовленный из крови, спин­номозговой жидкости или экстракта вещества головного мозга долго не спавших собак, впрыскивали бодрствующим собакам. Пос­ледние сразу же обнаруживали все признаки утомления и впадали в глубокий сон. В их нервных клетках появлялись те же измене­ния, что и у долго не спавших собак. Однако в чистом виде выделить гипнотоксин так и не удалось. Более того, этой теории противоре­чат наблюдения П.К.Анохина над двумя парами сиамских близне­цов с общей системой кровообращения. Если сон вызывается ве­ществами, переносимыми кровью, то близнецы должны засыпать одновременно. Однако в таких парах возможны ситуации, когда од­на голова спит, а другая бодрствует.

Химическая теория не может также ответить на ряд вопро­сов. Например, почему ежедневное отравление продуктами уста­лости не приносит организму никакого вреда? Что происходит с

 

этими веществами при бессоннице? Почему новорожденный мла­денец практически все время спит?

Сон как торможение. Согласно И.П.Павлову, сон и внутрен­нее торможение по своей физико-химической природе являются единым процессом. Различие между ними состоит в том, что внут­реннее торможение у бодрствующего человека охватывает лишь отдельные группы клеток, в то время как при развитии сна тор­можение широко иррадиирует по коре больших полушарий, рас­пространяясь на нижележащие отделы мозга. Такое разлитое тор- : можение коры и подкорковых центров обеспечивает их восста- ' новление для последующей деятельности. Сон, развивающийся под влиянием тормозных условных раздражителей, И.П.Павлов назвал активным, противопоставляя ему пассивный сон, возника­ющий в случае прекращения или резкого ограничения притока аф­ферентных импульсов в кору больших полушарий.

Современные представления о природе сна. В настоящее время большинство существующих гипотез относительно функциональ­ного значения сна и отдельных его стадий можно свести к трем основ­ным подходам: 1) энергетическому или компенсаторно-восстанови­тельному, 2) информационному, 3) психодинамическому.

Согласно первому во сне происходит восстановление энергии, затраченной во время бодрствования. Особенная роль при этом от­водится дельта-сну, увеличение продолжительности которого сле­дует за физическим и умственным напряжением. Любая нагруз­ка компенсируется увеличением доли дельта-сна. Именно на ста­дии дельта-сна происходит секреция нейрогормонов, обладающих анаболическим действием.

Выделены морфологические образования, имеющие отношение к регуляции сна. Так, ретикулярная формация управляет начальным этапом сна. Гипногенная зона, находящаяся в передней части гипо­таламуса, также оказывает регулирующее влияние на функции сна и бодрствования. Периферические гипногенные зоны расположе­ны в стенках сонных артерий. Итак, в организме существует целый ряд гипногенных зон. Механизм наступления сна и пробуждения от сна сложен и, вероятно, имеет определенную иерархию.

П.К. Анохин придавал в этом процессе решающее значение функ­циям гипоталамуса. При длительном бодрствовании уровень жиз-

ненной активности клеток коры мозга снижается, поэтому их тор­мозное влияние на гипоталамус ослабевает, что позволяет гипота­ламусу «выключать» активизирующее воздействие ретикулярной формации. При снижении восходящего потока возбуждения чело­век засыпает.

Информационный подход исходит из того, что сон это результат уменьшения сенсорного притока к ретикулярной формации. Пос­леднее влечет за собой включение тормозных структур. Высказы­валась и такая точка зрения, что нуждаются в отдыхе не клетки, не ткани, не органы, а психические функции: восприятие, сознание, память. Воспринимаемая информация может «переполнить» мозг, поэтому ему необходимо отключиться от окружающего мира (что и является сущностью сна) и перейти на иной режим работы. Сон прерывается, когда информация записана, и организм готов к но­вым впечатлениям.

В контексте информационного подхода решающее значение при­дается понятию синхронизации в работе мозговых структур. При уто­млении синхронизация нарушается. Эталоном для создания опти­мальной согласованности ритмов служит «модель потребного био­ритмического фона», создающаяся во время бодрствования на осно­ве врожденной программы поведения и приходящих извне сигналов.

Для создания этой модели нужна внешняя информация. В сно­видениях, возможно, и отражается этот процесс упорядочения био­ритмических отношений между мозговыми структурами. При этом, возможно, что в быстром сне происходит активизация работы тех нейронов, которые функционировали днем. Поэтому, чтобы соот­ветствовать биоритмическому фону, они вынуждены активно рабо­тать в Б ДГ (Вейн, 1991).

В логике информационного подхода сформулирована и гипоте­за И.Н. Пигарева (1994). Согласно этой теории мозг во сне продол­жает выполнять привычную для него деятельность по переработ­ке информации. При этом те структуры мозга, которые в бодрст­вующем состоянии обрабатывают информацию, поступающую от органов чувств, во сне настраиваются на восприятие и обработку информации, идущей от внутренних органов.

По мнению известного психоневролога А.М.Вейна (1991), ин­формационный подход не противоречит энергетической концепции

 

восстановления, ибо переработка информации во сне не подменяеч собой переработку во время бодрствования, а дополняет ее. Вос­становление в самом широком значении этого слова — это не по­кой и пассивное накопление ресурсов, но прежде всего своеобраз­ная мозговая деятельность, направленная на реорганизацию вос­принятой информации.

Психодинамической подход иллюстрирует теория А.М.Вейна (1991), согласно которой существует иерархически построенная, целостная мозговая система, регулирующая циклы сна и бодрст­вования. В нее входят: ретикулярная активирующая система, под­держивающая уровень бодрствования; синхронизирующие аппара­ты, ответственные за медленный сон, и ретикулярные ядра вароли-ева моста, ответственные за быстрый сон. Между этими струк­турами осуществляется динамическое взаимодействие, результиру­ющая которого определяет итоговую направленность состояния ор­ганизма — в сторону бодрствования или сна. В этой же системе на­правленность состояния организма координируется с деятельно­стью вегетативной и соматической систем, и получает свой экви­валент в виде субъективно переживаемого психического состояния.

Представления о природе быстрого сна. Существует целый ряд теорий и гипотез о природе и значении парадоксального сна. В отличие от медленного сна быстрый сон имеет ярко выраженную активную природу. Парадоксальный сон запускается из четко очер­ченного центра, расположенного в задней части мозга, в области ва-ролиева моста и продолговатого мозга. Во время этой стадии сна клетки мозга чрезвычайно активны, но процесс передачи инфор­мации от органов чувств в мозговые центры, а также от них в мы­шечную систему блокирован.

Ряд исследователей считает, что это периоды восстановления клеток, другие полагают, что БДГ сон играет роль «предохрани­тельного клапана», позволяющего разряжаться избытку энергии, пока тело полностью лишено движения; по мнению третьих, БДГ-сон способствует закреплению в памяти информации, полученной во время бодрствования. Некоторые исследования указывают да­же на тесную связь между высоким уровнем интеллектуального раз­вития и большой общей продолжительностью периодов парадок­сального сна у многих людей.

Очень привлекательной выглядит гипотеза Жуве, согласно ко­торой в быстром сне в нейрологическую память передается наслед­ственная, генетическая информация, имеющая отношение к орга­низации целостного поведения.

Сам быстрый сон можно разделить на две стадии. На фоне сплош­ной десинхронизации, длящейся от 5 до 20 секунд и сопровождаю­щейся быстрыми движениями глаз, начинается бурное развитие те-та-ритма, генерируемого гиппокампом. Это эмоциональная стадия быстрого сна. Затем тета-ритм ослабевает, а тем временем в но­вой коре, особенно в ее сенсомоторной области, усиливается аль­фа-ритм. Затем ослабевает альфа-ритм, и в гиппокампе вновь на­растает тета-ритм, Обе стадии чередуются во время сна несколь­ко раз, причем первая всегда длиннее второй. Усилению тета-рит-ма в быстром сне сопутствуют те же вегетативные явления, ко­торыми и сопровождается насыщенное сильными эмоциями на­пряженное бодрствование.

В целом можно заключить, что главной функцией медленного
сна является восстановление гомеостаза мозговой ткани и опти­
мизация управления внутренними органами. Хорошо известно так­
же, что сон необходим для восстановления физических сил и опти­
мального психического состояния. Что же касается парадоксально­
го сна, то считается, что он облегчает долговременное хранение ин­
формации и ее считывание. ;;: •...■, >,,

:■ ■?: г.;: п1%)

3.3. Психофизиология стресса \

I

Стресс нередко рассматривают как особое функциональное со­стояние и в то же время как психофизиологическую реакцию ор­ганизма на воздействия среды, выходящие за границы адаптивной нормы. Термин «стресс» был введен Гансом Селье в 1929 году. Бу­дучи студентом-медиком, он обратил внимание на то, что у всех па­циентов, страдающих от самых разных заболеваний, возникает ряд общих симптомов (потеря аппетита, мышечная слабость, повы­шенные артериальное давление и температура, утрата мотивации к достижениям). Поскольку эти симптомы не зависят от природы соматического расстройства, Селье предложил обозначить такое состояние «синдром просто болезни». Первоначально Селье ис-

 

I Введение в психофизиологию

пользовал термин «стресс» для описания совокупности всех неспе­цифических изменений (внутри организма), функциональных или органических. Одно из его последних определений стресса тако­во: «неспецифическая реакция организма на любое требование из-j вне» (Селье, 1974).

В настоящее время термин стресс используется для обозначе­ния целого ряда явлений:

сильное, неблагоприятное, отрицательно влияющее на орга­
низм воздействие;

сильная неблагоприятная для организма физиологическая или
психологическая реакция на действие стрессора;

сильные, как благоприятное, так и неблагоприятные для ор­
ганизма реакции разного рода;

неспецифические черты (элементы) физиологических и пси­
хологических реакций организма при сильных, экстремальных на
него воздействиях, вызывающих интенсивные проявления адапта­
ционной активности;

неспецифические черты (элементы) физиологических и пси­
хологических реакций организма, возникающие при любых реакци­
ях организма.

Таким образом, в целом стресс представляет собой неспецифи­ческий компонент адаптации, играющий мобилизующую роль и обу­словливающий привлечение энергетических и пластических ресур­сов для адаптационной перестройки организма.

Виды стресса. Селье считал, что стрессовая реакция предста­вляет собой неспецифический набор психофизиологических из­менений, который не зависит от природы фактора, провоцирую­щего стресс. Позднее, однако, было показано, что общая карти­на психологических реакций может быть весьма специфична. В ее формирование вносят свой вклад и качественное своеобразие раздражителя, и индивидуальные особенности организма.

В связи с особенностями раздражителя принято выделять, по крайней мере, два варианта стресса: физический (физиологический, первосигнальный) и психоэмоциональный (второсигнальный).

Стимул, вызывающий стрессовую реакцию, называется стрессо­ром. Раздражитель может стать стрессором в результате его когнитив­ной интерпретации, т.е. значения, которое человек приписывает дан-

ному раздражителю (психоэмоциональный стресс). Например, звук чужих шагов за спиной идущего по улице человека ночью на пустын­ной улице может оказаться сильным стрессором. Физический стресс иозникает в результате воздействия раздражителя через какой-ли-(>о сенсорный или метаболический процесс. Например, удушье или слиш­ком сильные физические нагрузки приобретают роль стрессоров, про-ноцирующих физиологический стресс. Следует подчеркнуть особую роль длительности воздействия неблагоприятного фактора. Так неко­торые раздражители способны вызывать стрессовую реакцию в ре-чультате достаточно долгого их воздействия на человека. В случае крат­ковременного стресса, как правило, актуализируются уже сложивши­еся программы реагирования и мобилизации ресурсов.

3.3.1. Условия возникновения стресса , ■;)•;■: ,г

При длительном воздействии стрессогенных факторов возмож­ны два варианта. В первом — происходят перестройки функцио­нальных систем, ответственных за мобилизацию ресурсов. Причем нередко эти перестройки могут повлечь за собой тяжелые послед­ствия для здоровья человека: например, сердечно-сосудистая па­тология, заболевания желудочно-кишечного тракта и т.п. Во вто­ром случае перестройки функциональных систем как таковых не происходит. При этом реакции на внешние воздействия имеют пре­имущественно локальных характер. Например, физические раздра­жители (сильная жара или холод, сильный шум, духота и т.п.), дей­ствуют на низшие сенсорные механизмы, а такие раздражители как кофе, никотин, различные нейролептики и т.д. — действуют на ор­ганизм через пищеварительный тракт и процессы метаболизма.

Физиологический стресс, как правило, связан с объективным из­менением уСловий жизнедеятельности человека. В отличие от это­го, психоэмоциональный стресс нередко возникает в результате собственной позиции индивида. Человек реагирует на то, что его ок­ружает в соответствии со своей интерпретацией внешних стимулов, которая зависит от личностных особенностей, социального стату­са, ролевого поведения и т.п. Применяя при стрессе кофеин, ал­коголь, никотин, наркотики и т.п., человек лишь усиливает отри­цательные эффекты стресса.

Значение стресса. Сущность реакции на стрессор заключается в активации всех систем организма, необходимой для преодоле­ния «препятствия» и возвращения организма к нормальным усло­виям существования. Если стрессовая реакция выполняет эту функ­цию, ее адаптивная ценность становится очевидной. Не вызыва­ет сомнения положение о том, что биологической функцией стрес­са является адаптация. В связи с этим стресс предназначен для за­щиты организма от угрожающих и разрушающих воздействий различной модальности как психических, так и физических. Поэ­тому возникновение стресса означает, что человек включается в определенную деятельность, направленную на противостояние опас­ным для него воздействиям. Одновременно с этим возникает осо­бое функциональное состояние и целый комплекс различных фи­зиологических и психологических реакций. Таким образом, стресс это нормальное явление в здоровом организме — защитный меха­низм биологической системы.

Сказанное выше, безусловно, справедливо для физиологиче­ского стресса. Однако стрессовую реакцию, возникающую у со­временного человека при психоэмоциональном стрессе нередко мож­но квалифицировать как неадекватное возбуждение примитивных защитных механизмов, когда организм активизируется для физи­ческой деятельности (борьбы или бегства). В условиях социальной регламентации поведения нет места ни тому, ни другому. Очевидно, что цивилизованный человек не может ударить своего оппонента, даже если он абсолютно уверен в своей правоте.

Многократно возникающая и не получающая разрядки стрес­совая реакция нередко приводит к дисфункциональным и патологи­ческим нарушениям, характеризующимся структурными изменени­ями в ткани и функциональной системе органа-мишени. Когда эти изменения возникают вследствие стресса, такая болезнь получает название психосоматического или психофизиологического заболе­вания.

Тем не менее со времен Селье принято различать конструктив­ный и диструктивный аспекты стресса. Другими словами, не вся­кий стресс вреден. Стрессовая активация нередко является поло­жительной силой, обогащая человека осознанием своих реальных возможностей. Селье называл положительный стресс эустрессом,

а ослабляющий и разрушающий стресс — дистрессом. (По про­исхождению слово «стресс» означает ограничение или притесне­ние, а слово «дистресс» — пребывание в состоянии ограничения пли притеснения).

На ранней стадии развития стресса, как правило, улучшается общее самочувствие и состояние здоровья. Однако, продолжая на­растать, стресс достигает своего апогея. Эту точку можно назвать оптимальным уровнем стресса, потому что, если стресс возраста­ет и дальше, то он становится вредным для организма.

Этапы развития стресса. Любой раздражитель, вызывающий стрессовую реакцию, должен вначале быть воспринят (хотя и не обязательно осознанно) сенсорными рецепторами периферической нервной системы. Восприняв это раздражение, рецепторы посыла­ют импульсы по сенсорным путям периферической нервной систе­мы к мозгу. В ЦНС от главных путей, восходящих к неокортексу, отходят нервные ответвления, направляющиеся в ретикулярную формацию и далее в образования промежуточного мозга. Поэтому воспринимаемые события получают должную оценку в структурах мозга, связанных с обеспечением мотивационно-потребностной сферы человека (гипоталамусе и лимбической системе).

В конечном счете, все потоки нервной импульсации по восходя­щим путям поступают в кору больших полушарий, где осуществля­ется их содержательная, смысловая интерпретация. Результаты этой интерпретации по каналам обратной связи попадают в лимбическую систему. Если раздражитель истолковывается как угроза или вы-(ов, провоцирующий ярко выраженную эмоциональную оценку, возникает стрессогенная реакция. Для многих людей активация эмо­ций (как отрицательных, так и положительных) является стимулом для стресса.

1 «Г*

-/#v.i' Раздражитель

'><!■■?!■)

сенсорные пути

когнитивная интерпретация (неокортекс)

аффективная интерпретация (лимбическая система)

 

Ж

Итак, в самом общем виде условия возникновения реакции на стресс таковы: любой раздражитель получает двойную интерпре­тацию — объективную (в коре больших полушарий) и субъектив­ную (в лимбической системе). В том случае, если субъективная оценка говорит об угрозе, т.е. имеет негативную аффективную ок­раску (страх, гнев), она приобретает роль триггера, автоматически запуская последовательность соответствующих физиологических реакций. В том случае, когда нет восприятия угрозы, стрессовой ре­акции не возникает.

Распространение стрессогенной реакции в организме осущест­вляется через вегетативную нервную систему и, в первую очередь, ее симпатический отдел, эффекты возбуждения которого были опи­саны выше.

Организм человека справляется со стрессом следующим образом:

Стрессоры анализируются в высших отделах коры головно­
го мозга, после чего определенные сигналы поступают к мышцам,
ответственным за движения, подготавливая организм к ответу на
стрессор.

Стрессор оказывает влияние и на вегетативную нервную си­
стему. Учащается пульс, повышается давление, растет уровень эри­
троцитов и содержание сахара в крови, дыхание становится частым
и прерывистым. Тем самым увеличивается количество поступаю­
щего к тканям кислорода. Человек оказывается готовым к борьбе
или бегству.

Из анализаторных отделов коры сигналы поступают в гипо­
таламус и надпочечники. Надпочечники регулируют выброс в кровь
адреналина, который является общим быстродействующим стиму­
лятором. Гипоталамус передает сигнал гипофизу, а тот — надпо­
чечникам, в результате чего возрастает синтез гормонов и их вы­
брос в кровь. Гормоны, в основном, осуществляют медленнодей­
ствующую защиту организма. Они изменяют водно-солевой баланс
крови, повышая давление, стимулируют быстрое переваривание
пищи и освобождают энергию; гормоны повышают число лейко­
цитов в крови, стимулируя иммунную систему и аллергические ре­
акции.

Наиболее продолжительные соматические реакции на стресс являются результатом активации «эндокринных осей». Этим тер-

I

мином обозначают эндокринные пути, по которым осуществляется реакция на стресс. Существуют три основные «эндокринные оси», которые вовлекаются в стрессовую реакцию человека: адрено-кор-тикальная, соматотропная и тироидная. Они связаны с активацией коры и мозгового вещества надпочечников и щитовидной железы. Показано, что эти три оси могут быть активизированы посредством многочисленных и разнообразных психологических воздействий, включая различные психосоциальные стимулы. Реакция по эндо­кринным осям не только продолжительна во времени, но, как пра­вило, возникает с некоторой задержкой. Последнее обусловлено, во-первых, тем, что единственным транспортным механизмом для этих осей является система кровообращения, и, во-вторых, тем, что для их активации требуется более сильный раздражитель.

Все эти биохимические и физиологические изменения мобили­зуют организм на «борьбу» или «бегство». Когда конфликтная си­туация требует немедленного ответа, адаптивные механизмы рабо­тают четко и слаженно, биохимические реакции ускоряются, а сле­дующие за ними функциональные изменения в органах и тканях по­зволяют организму реагировать на угрозу с удвоенной силой.

В жизни первобытного человека большинство стрессовых воз­действий завершалось выраженной активностью организма (ре­акция «борьбы или бегства»). В современном мире стресс, нередко ограничиваясь только внутренними проявлениями, может приобре­тать затяжной характер. В этом случае у организма нет шансов нор­мализовать уже включившиеся стресс-адаптационные процессы, хотя нервная система продолжает реагировать на стрессоры при­вычным для организма человека способом. При этом ни одну из вышеописанных физиологических реакций нельзя произвольно ис­ключить из традиционного комплекса реагирования. Стресс-адап­тивная система нашего организма относительно неспецифична и реагирует одинаковыми изменениями как на хорошие, так и на пло­хие события.

Итак, как уже подчеркивалось, в современном мире стрессовые реакции на психосоциальные стимулы являются не столько след­ствием самих раздражителей, сколько результатом их когнитив­ной интерпретациит-а также и эмоционального возбуждения.

 

 

3.3.2. Общий адаптационный синдром

В 1956 году Селье разработал концепцию «общего адаптаци­онного синдрома» (ОАС). ОАС есть не что иное, как усилие ор­ганизма приспособиться к изменившимся условиям среды за счет включения специальных защитных механизмов, выработанных в процессе эволюции. ОАС подразделяется на три стадии. Первая называется стадией тревоги. Эта стадия связана с мобилизацией защитных механизмов организма. Во время этой стадии эндокрин­ная система отвечает нарастающей активацией всех трех осей. При этом главную роль играет адрено-кортикальная система.

Следующая стадия называется стадией сопротивления или рези-стентности. Эту стадию отличает максимально высокий уровень со­противляемости организма к действию вредоносных факторов. Она выражает усилия организма поддержать состояние гомеостаза (рав­новесия внутренней среды) в изменившихся условиях.

Если воздействие стрессора будет продолжаться, то в итоге «энер­гия адаптации», т.е. адаптивные механизмы, участвующие в поддер­жании стадии резистентности, исчерпают себя. Тогда организм вступает в финальную стадию — стадию истощения. В некоторых случаях под большой угрозой действительно может оказаться вы­живание организма.

Сущность ОАС ясно излагает сам Селье: «Ни один организм, — подчеркивает он, — не может постоянно находиться в состоянии тревоги. Если агент настолько силен, что значительное воздейст­вие его становится несовместимым с жизнью, животное погибает еще на стадии тревоги, в течение первых часов или дней. Если оно выживает, за первоначальной реакцией обязательно следует ста­дия резистентности. Эта вторая стадия отвечает за сбалансирован­ное расходование адаптационных резервов. При этом поддержива­ется практически не отличающееся от нормы существование орга­низма в условиях повышенного требования к его адаптационным возможностям. Но поскольку адаптационная энергия не беспре­дельна, то, если стрессор продолжает действовать, наступает тре­тья стадия — истощение».

Последствия продолжительного и кратковременного стресса. Психическое и соматическое (телесное) так сильно переплете*

между собой, что не может быть психического феномена без пос­ледующего соматического и наоборот, не существует соматическо­го явления без психологического. Стрессовая реакция представля­ет собой концентрированную сущность взаимоотношения психи­ки и тела.

Принято считать, что все симптомы, вызванные стрессом, яв­ляются психосоматическими. Это значит, что в ответе на стресс принимают участие все системы — нервная, эндокринная, сердеч­но-сосудистая, желудочно-кишечная и т.п. Очень часто, особен­но после продолжительного стресса, вследствие истощения всего организма наступает слабость. Как правило, стресс вызывает ухуд­шение деятельности самого «слабого» звена в организме, уже боль­ного органа, например, язву желудка на фоне хронического га­стрита и т.п. Ослабляя иммунную систему организма, стресс повы­шает риск инфекционных заболеваний. Наиболее часто стресс влия­ет на состояние сердечно-сосудистой системы.

Установлено, что при стрессе дыхание становится более частым. При непродолжительном стрессе попадание избытка кислорода в кровь вызывает одышку. Если же стресс длительный, то частое ды­хание будет продолжаться до тех пор, пока не пересохнут слизистые поверхности носоглотки. Человек в этом случае чувствует боль в i рудной клетке из-за спазма дыхательных мышц и диафрагмы. При JTOM вследствие ухудшения защитных функций слизистой оболоч­ки носоглотки резко возрастает вероятность заболевания различ­ными инфекционными заболеваниями.

Повышение уровня сахара в крови, также являющееся частью реакции организма на стресс, вызывает свою цепную реакцию. Во-первых, повышение уровня сахара (глюкозы) провоцирует уси­ленную секрецию инсулина — гормона поджелудочной железы, ко­торый, в свою очередь, способствует отложению глюкозы в виде гликогена в печени, мышцах и частичному превращению ее в жир. В результате концентрация сахара в крови падает, и у человека воз­никает чувство голода, а организм требует немедленной компенса­ции. Это состояние в свою очередь стимулирует дальнейшую сек­рецию инсулина, и уровень сахара в крови продолжает снижаться.

Таким образом, при стрессе так или иначе страдают все систе­мы организма.

 

Индивидуальные различия. В 1974 г. вышла книга М. Фрид­мана и Р. Розенмана «Поведение А-типа и ваше сердце», первое и наиболее значительное исследование взаимосвязи стресса и забо­леваний сердечно-сосудистой системы. Было выделено два поляр­ных типа поведения и соответственно группы людей, у которых пре­обладает один из двух вариантов поведения: тип А или тип Б. К пер­вому типу относится поведение, ориентированное на успех и жиз­ненные достижения. И именно этот тип поведения значительно по­вышает риск сердечно-сосудистых заболеваний и скоропостижной смерти.

В лабораторных условиях было показано, что оба типа по разно­му реагируют на информационную нагрузку. Характер этих реак­ций согласуется с преобладанием активности одного из двух отде­лов вегетативной нервной системы: симпатического (тип А) или па­расимпатического (тип Б). Первый реагирует на нагрузку учащени­ем пульса, ростом артериального давления и другими вегетативны­ми реакциями, сопровождающими активацию симпатической нер­вной системы. Тип Б в тех же условиях реагирует по парасимпа­тическому варианту: снижением частоты сердцебиений и другими соответствующими вегетативными проявлениями. Итак, для типа А характерен высокий уровень двигательной активности и преоб­ладание симпатических реакций, т.е. для этого типа характерна по­стоянная готовность к действию. Тип Б представляет вариант реа­гирования с преобладанием парасимпатических эффектов, для не­го характерно снижение двигательной активности и относительно низкая готовность включаться в действие. Перечисленные разли­чия определяют разную чувствительность того и другого типа к стрессогенным воздействиям. Один из путей профилактики сердеч­но-сосудистых заболеваний состоит в том, чтобы уменьшить в ре­пертуаре поведения пациента проявления типа А.

Борьба со стрессом. Терапия стрессовых состояний — слож­ная задача, включающая целый ряд аспектов. Среди них следует отметить, в первую очередь, собственную позицию человека. Речь идет об ответственности человека за свое здоровье. Утверждение, что чрезмерный стресс и эмоциональные расстройства зависят от способа интерпретации индивидом своего окружения, прямо свя­зано с признанием личностной ответственности человека за свое

отношение к происходящему и таким образом за свое здоровье. Бо­лее того, сама возможность применения некоторых средств борь­бы со стрессом и эффективность их использования зависят от то­го, насколько осознанно человек подходит к своему здоровью. Психофизиологические методы коррекции стрессогенных состоя­ний связаны, в первую очередь, с использованием приемов обрат­ной связи (раздел 3.5).

'К,;

3.4. Боль и ее физиологические механизмы

Теоретически боль не рассматривается как особое функцио­нальное состояние. По определению боль — неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с истинным или по­тенциальным повреждением тк&ни или описываемое в терминах та­кого повреждения. Тем не менее длительные (хронические) боли столь существенно изменяют психофизиологическое состояние че­ловека, а в некоторых случаях и мировосприятие в целом, что пред­ставляется целесообразным уделить специальное внимание анали­зу этого явления.

Типология боли осуществляется по ряду признаков. По характе­ру локализации все болевые проявления подразделяются на со­матические и висцеральные. В свою очередь соматическая боль может быть поверхностной или глубокой. Боль, возникающая в ко­же называется поверхностной. Боль, локализуемая в мышцах, ко­стях, суставах и соединительных тканях, называется глубокой.

Поверхностная боль, вызываемая, например, уколом кожи, — jto, как правило, яркое по характеру и легко локализуемое ощу­щение, быстро угасающее с прекращением стимуляции. Часто за этой ранней болью с задержкой в 0,5 — 1,0 с. следует так называ­емая поздняя боль, тупая и ноющая. Эту боль труднее локализовать, и она медленнее угасает.

Глубокая боль одна из самых обычных у человека и животных. Она, как правило, тупая, трудно локализуемая и имеет тенденцию к иррадиации в окружающие ткани. Однако есть типы острых, а так­же хронических болей в суставах, скелетных мышцах и в соеди­нительных тканях. Висцеральная боль связана с болезненными ощу­щениями во внутренних органах. Например, висцеральную боль

 

можно вызвать быстрым и сильным растяжением полых органов брюшной полости. Спазмы или сильные сокращения внутренних органов также относятся к типу висцеральных болей.

Важной характеристикой боли является ее продолжительность. Так кратковременная острая боль обычно ограничена поврежден­ной областью (например, ожог кожи). При этом человек точно зна­ет, где она локализуется и осознает степень ее интенсивности. Та­кая боль указывает на грозящее или уже произошедшее повреж­дение ткани и поэтому обладает четкой сигнальной и предупреди­тельной функцией. После устранения повреждения она быстро ис­чезает.

Наряду с этим устойчивые и рецидивирующие формы боли яв­ляются так называемыми хроническими типами боли. К хрониче­ским болям относят такие, которые длятся более полугода. Хро­нические боли достаточно длительны и более или менее регуляр­но повторяются (например, головные боли, называемые мигренью). К хроническим болям можно отнести и так называемые «фантом­ные» боли, которые возникают в тех конечностях, которые были ампутированы.

Обычной хронической боли нельзя приписать какой-либо физио­логической функции. В этом отношении она «бессмысленна» и от нее надо избавляться. С точки зрения сенсорной физиологии, у хро­нической боли нет прямой связи между ее интенсивностью и степе­нью органического повреждения. Иногда хроническая боль не за­висит от расстройства, лежащего в ее основе, и проявляется как отдельный, индивидуальный синдром, принципиально отличный от острой боли.

Компоненты боли. Любая боль включает ряд составляющих или компонентов. К числу таких составляющих боли относится сен­сорный, аффективный, вегетативный, двигательный и когнитивный компоненты. Сенсорный компонент передает в кору головного мозга информацию о местоположении источника боли, начале и окончании его действия и о его интенсивности. Человек осознает эту информацию в виде ощущения, точно также как и другие сен- \ сорные сигналы, например, запах или давление.

Аффективный компонент окрашивает эту информацию не­приятными переживаниями. Вегетативный компонент обеспечи-

вает реакцию на болевую стимуляцию. Например, при погружении руки в горячую воду происходит расширение кровеносных сосу­дов, при этом повышается кровяное давление, учащается пульс, рас­ширяются зрачки, изменяется ритм дыхания. Это так называемый вегетативный компонент боли. При сильной боли реакция вегета­тивной нервной системы может быть и более выраженной, напри­мер, при желчной колике может возникнуть тошнота, рвота, пото­отделение, резкое падение кровяного давления. Двигательный ком­понент чаще всего проявляется как рефлекс избегания или защи­ты. Мышечное напряжение проявляется как непроизвольная реак­ция, направленная на избегание боли.

Когнитивный компонент боли связан с рациональной оценкой происхождения и содержания боли, а также регуляцией поведения, связанного с болью.

В раннем онтогенезе боль играет роль обратной связи, фикси­рующей переживание и изменяющей соответствующие проявления психической реальности ребенка. Доказано, что поведенческие и эмоционально нормальные реакции на болевые стимулы не явля­ются врожденными, они приобретаются в ходе развития. Если этот опыт не приобретен в раннем детстве, выработать соответствую­щие реакции позднее оказывается очень трудно. Так щенки, спе­циально ограждаемые от вредных стимулов в первые восемь ме­сяцев жизни, оказывались неспособными правильно реагировать па боль, например, они неоднократно «нюхали» огонь, а на глубо­кое погружение иглы в кожу отвечали лишь локальными рефлек­торными вздрагиваниями.

В онтогенезе формируется также и градация в оценке болевых ощущений (слабая, беспокоящая, сильная, невыносимая). Главное и этой оценке сравнение боли, испытываемое в данный момент с ра­нее пережитыми видами боли. Иными словами, текущее состояние измеряется относительно прежних переживаний, хранящихся в па­мяти и оценивается в свете накопленного опыта. Такую оценку мож­но рассматривать в качестве когнитивного компонента. В зависи­мости от результата этого сравнения психомоторный компонент боли будет выражаться по-разному: мимикой, стонами, жалоба­ми, различными просьбами и т.п. Когнитивное суждение, вероят­но, влияет и на степень проявления аффективного и вегетативно-

 

го компонентов боли. Так, например, человек больше страдает от боли, которая, по его мнению, оказывает важное влияние на са­мочувствие, чем от такой же по интенсивности, но привычной и субъективно оцениваемой как безвредная.

На оценку боли и ее выражение влияет и ряд других факторов, например, жалобы человека на боль зависят от его социального ста­туса, семейного воспитания и этнического происхождения. Так в об­ряде инициации подростков в ряде племен Африки и Южной Аме­рики невыносимая с точки зрения нормального европейца боль не должна сопровождаться никакими внешними проявлениями у юно­ши, проходящего обряд.

Кроме того, на оценку боли оказывают решающее влияние те обстоятельства, при которых она возникает. Известно, что спорт­смены на ответственных соревнованиях не испытывают боли даже от серьезной травмы, и, кроме того, им требуется существенно мень­ше болеутоляющих средств, чем людям, получившим такие же по­вреждения в обычных условиях.

Интересно, что не получено значимых корреляционных связей между поведением при боли и устойчивыми личностными чертами, например, экстраверсией и интроверсией. Иными словами, не­возможно на основе знания личностных черт предсказать реакцию данного человека на боль.

Как правило, все компоненты боли возникают вместе, но их соотношение и степень выраженности каждого может варьировать в зависимости от вида боли и ряда других факторов. Однако, по­скольку они связаны с различными отделами нервной системы, то все компоненты боли могут в принципе возникать изолированно друг от друга. Например, спящий человек может отдернуть руку от болевого стимула, даже не ощутив боли сознательно.

Ноцицептивная система. С какими физиологическими система­ми и процессами связано возникновение боли? До недавних пор существовала точка зрения, что боль не имеет специфических фи­зиологических механизмов. Как ощущение она может возникать в любой сенсорной системе, если воздействие оказывается слишком сильным. Однако экспериментально было показано, что существу­ет особая мозговая система, обеспечивающая восприятие и пере­дачу болевой информации в кору больших полушарий. Объектив-

ная обработка болевых сигналов осуществляется в особой мозго-ной системе, именуемой ноцицептивной. Она включает особые ви­ды рецепторов, обеспечивающих восприятие болевых стимулов, нервные волокна и проводящие пути в спинном мозге, а также цен­тральные структуры в стволе мозга — таламусе и коре больших по­лушарий. Боль как переживание является отражением деятельно­сти ноцицептивной системы в сознании — и поэтому ее можно рас­сматривать как субъективный компонент. Иначе говоря, боль как переживание не всегда может быть связана с реальным болевым стимулом. Если возбуждение возникает в проводящих путях и вы­сших центрах ноцицептивной системы, минуя болевые рецепторы, человек будет испытывать боль в отсутствие реального болево­го воздействия. Подобная боль имеет патологическую природу, и требует лечения.

Особенностью ноцицептивной системы как мозгового субстра­та боли является также наличие особых тормозных механизмов, ко­торые действуют на уровне спинного мозга и ряда центров головно­го мозга. Когда эти механизмы включены, уровень возбудимости ноцицептивной системы в целом снижается и боль как ощущение уменьшается или исчезает полностью. Эти представления лежат в основе теории воротного контроля боли. Включением центральных механизмов воротного контроля объясняются те случаи, когда силь­но травмированный человек почти не испытывает боли.

Методы снятия боли. Организм человека обладает собствен­ными возможностями снижения активности ноцицептивной систе­мы. Эндогенные системы подавления боли связаны, во-первых, с наличием на нейронах ноцицептивной системы специфических об­разований, так называемых опиатных рецепторов. Эти рецепторы вступают во взаимодействие с веществами типа опия и морфия, по­этому последние вызывают снятие болевых ощущений. Однако в самом мозге вырабатываются вещества — эндорфины, которые, взаимодействуя с опиатными рецепторами, вызывают успокое­ние и снятие боли. Во-вторых, в глубоких структурах мозга обнару­жены центры, электрическая стимуляция которых вызывает обез­боливание. Установлено также, что электрическая стимуляция все­го головного мозга может вызвать снижение болевых ощуще­ний. Это явление называют электронаркозом.

 

К лечебным методам снятия боли относят фармакологические,»
физические и психологические методы. /

При фармакологических методах снятия боли используются раз­личные виды наркологических и не наркологических анальгетиков (веществ облегчающих и/или снимающих боль).

Для физического облегчения боли используются средства физио­терапии различного характера. Это прикладывание горячего или хо­лодного, массаж, гимнастика, электрическая стимуляция и нейрохи­рургия. В последнее время в европейской культуре для снятия боли все больше начинает применяться метод иглоукалывания. Большин­ство нейрохирургических современных средств являются крайними средствами воздействия на боль. Наибольшее практическое значение имеет перерезка нервных путей, прерывающая проведение ноци-цептивных сигналов. Она может весьма эффективно облегчить силь­ную хроническую боль на несколько недель или даже месяцев.

К психологическим методам облегчения боли прибегают, как правило, в тех случаях, когда оказывается неясной периферическая основа боли. В этих случаях психотерапия играет существенную роль. При этом используются такие средства как гипноз, аутотре­нинг, медитация.








Date: 2015-05-22; view: 1045; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.062 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию