Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Жизнь слишком коротка, и надо успеть духовную сущность в сердце воспеть. 7 page





– О, приветствуем вас, великий Чжэнь У, самый желанный гость нашего племени!

Затем он быстро вскочил на ноги, и покло­нившись ему ещё раз поклоном бойца, развернулся и пошёл к Стасу, который еле сдерживался, чтобы не рассме­яться. Сэнсэй с улыбкой подошёл и поздо­ро­вался с вошедшим.

– И долго он отрабатывал такой вид приветствия? – с сильным акцентом, на ломаном русском языке спро­сил «Рамзес».

– Вы уж не серчайте на него. Молодо-зелено. Вечно что-нибудь да напутает.

«Рамзес» ещё больше удивился и с лёгкой обидой в голосе произнес:

– Неужели я похож на китайца?

– Нет, конечно, но… – и тут Сэнсэй сказал фразу на каком-то необычном языке.

«Рамзес» рассмеялся и добавил что-то в ответ. Так, разговаривая на этом мелодичном, очень приятном на слух языке, они пошли в отдельный кабинет, предназначенный для физруков. Я обратила внимание, что походка у гостя была такая же, как и у Сэнсэя.

Как только дверь за ними захлопнулась, Стас не выдержал и рассмеялся, сразу же получив ответный удар от Женьки. Упав с грохотом на скамейки, он минут пять так и не смог подняться, закатив­шись в прис­тупе смеха. Может, они с Жень­кой так и хохотали бы до конца тренировки, но стар­ший сэмпай, который был ответственен за дисци­плину во время отсутствия Сэнсэя, показал им вну­ши­тельный кулак, и парни быстро замяли это дело, занявшись работой.

Меня страсть как распирало любопытство узнать, кто же это за таинственный гость. Но мои по­пыт­ки осведомиться у старших ребят не увен­чались успе­хом. Они явно мне дали понять, что в дела Сэнсэя не вмешиваются.

Минут через тридцать, под конец тренировки, из кабинета вышел «Рамзес» с Сэнсэем, что-то по пути с улыбкой подтверждая. Они расстались как давние, хорошие приятели, тепло пожав друг другу руки. После ухода таинственного гостя Сэнсэй с такой же легкостью перешёл на русский язык и стал объяснять, как ни в чём не бывало, увиденные оши­бки у ребят. Настроение у него явно стало припод­нятым.

Дома я записала, как всегда, всё самое инте­ресное в свой дневник. Визит этого необычного иностранца вызвал множество безо­тветных вопросов. И я решила оставить разгадку этой тайны на неопре­деленное «потом». Как любил повторять сам Сэнсэй: «Нет на земле ничего тайного, что когда-нибудь не сделалось явью». С таким оптимистическим прогно­зом на будущее я продолжила свою деятель­ность наблюдателя.



 

 

 

 

На духовных занятиях мы отшли­фовывали старые медитации. Всё было как обычно, разве что только Николай Андреевич отсутствовал почти неделю. Это на него было не похоже. Наконец наш психотерапевт явился в полном здравии и даже в приподнятом настроении. Он пришел перед началом занятия, когда на поляне стояла наша развеселая компания вместе с Сэнсэем, Женькой и Стасом. Глаза Нико­лая Андрее­вича светились необычайной радостью и восторгом.

Быстро поздоровавшись со всеми, он начал воз­буж­денно рассказывать, обращаясь к Сэнсэю:

– Мы наконец-то завершили эксперимент, всё подтвердилось. Результаты просто потрясающие… Эта техника изменения состояния сознания, что вы давали, – это ведь в корне меняет всю картину мира, все представления о нашем существовании… Но, впрочем, всё по порядку…

Наши ребята удивленно смотрели на необычное оживленное поведение Николай Андреевича. Сэнсэй внимательно его слушал, покуривая сигарету.

– …Я подобрал, на свой взгляд, более-менее под­ходящую кандидатуру. Лечился у нас один мужик, алкоголик закоренелый. Два класса образования и то в интернате. Рос по приютам. Он из после­военных сирот. Армия, шахта и сплошной алкоголизм – вот и вся жизнь. Но когда я его ввел в измененное состо­яние созна­ния, он рассказал такое, причём на каком-то древнерусском языке, что все мои коллеги, кото­рые присутствовали на эксперименте, были просто потрясены его ответами. Мы записали всё на плёнку и отнесли к знакомому профессору, историку, крупно­му специалисту в этой области. Результат превзошёл все ожидания. Это удивило даже самого профессора. Оказывается, этот алкоголик говорил на языке древ­лян. Как сказал нам профессор, когда-то жили такие восточно­сла­вян­ские племена. Наш подопечный рассказывал ошеломляющие подроб­ности и бытовые мелочи седьмого века, многие из которых не только совпадали со сведениями, по­лучен­ными в результате раскопок, но и даже были неизвестны на сей день науке. Он также упоминал о географической мест­ности, где якобы он жил, реку Случь. А в конце о каком-то своём крупном конфликте с человеком из племени дреговичей. Всё это с поразительной точнос­тью совпадает с имеющимися данными… Вы не представляете се­бе, какой это гран­ди­озный прорыв в науке! Только для чистоты эксперимента необходимо подтвер­дить эти сведения ещё несколько раз. Необхо­димо научно обосновать. Я тут подобрал ещё одного кандидата…

– Подожди, подожди, мы же договорились с то­бой. Я тебе дам, ты попробуешь. И всё, – кате­го­рично сказал Сэнсэй.

– Но поймите меня правильно. Это же настолько ценно для мировой науки…



– Я всё понимаю, – спокойно ответил Сэнсэй. – Но разговор был не о мировой науке, а конкретно о тебе. Ты хотел убедиться – убедился. А для мировой науки ещё не время.

Николай Андреевич замолчал и, немного осте­пенившись, произнес:

– Жаль… Но эксперимент был действительно потрясающий. Уж насколько я был рьяным атеистом и то, после этого… Это же доказывает… Да что там, это совершенно многое меняет…

– Вот и хорошо. Главное, что ты понял.

– Понял?! Это слишком мягко сказано… Это же пол­ный переворот в сознании, это грандиозная рево­люция ума. Да я не просто убедился в истин­­ности твоих слов, но и в тебя поверил настоль­ко, что готов душу положить за тебя!

Сэнсэй улыбнулся и задумчиво произнес:

– Когда-то я уже это слышал… Ах, да… Точно. Так же говорил и Пётр Иисусу, прежде чем от него трижды отрёкся.

Но Николай Андреевич начал усиленно доказывать обратное, убеждая Сэнсэя своими «вес­кими» аргу­мен­тами. Сэнсэй лишь молча улыбался, а затем и вовсе перевел разговор на тему о медитациях.

 

 

Духовные занятия постепенно обретали для меня всё большую и большую значимость в этой жизни. Такие простые и доступные, они в то же время пос­тепенно изменяли моё видение мира. Внутри рож­дались какие-то новые чувства. Я начинала вос­при­нимать все по-другому, точно открывала для себя другую сторону реальности.

Даже природа, тот же воздух, который раньше совсем не замечала, превращался в особую матери­альную среду обитания, которая ощущалась своим легким давлением со всех сторон, что бы я ни делала. Это чувство чем-то было похоже на ощу­щение упругости воды, когда ныряешь в неё. Только в случае с воздухом всё было гораздо легче. Окру­жающая природа стала ярче, цвета насыщеннее, словно с моих глаз сняли невидимую пы­левую завесу.

А на улице уже вовсю бушевала весна, оживляя серое пространство городов своей свежей, салат­ной зеленью. Мир природы существовал по своему циклу, словно желая продемонстрировать величие и независимость от мелких существ, на­се­ляющих её. Это живое существо имело свою тайну жизни и смер­ти, тщательно охраняемую в течение своего про­дол­жительного существования.

В общении с Сэнсэем время пролетало так бы­стро, что незаметно пришла пора начинать гото­виться к выпускным экзаменам. Но, честно говоря, мне не хотелось тратить столь драгоценное время на это. Хотя я прекрасно понимала, что экзамены и даль­нейшая учёба – это вовсе не ерунда, это нео­бходимо и нужно. Как говорил Сэнсэй, человек дол­жен посто­янно интеллектуально развиваться и расширять свой кругозор, то есть расширять свои зна­ния везде и во всём, где только можно, стре­миться к познанию науки. Потому что именно через познание, познание себя и окружающего мира, человек зрело приходит к Богу.

На духовных занятиях, а также тренировках Сэнсэй продолжал удивлять нас личным примером, широ­той и глубиной своих познаний. На общих трени­ровках он больше давал то, что наш мозг с лёгкостью воспри­нимал, как говорится, без скандала. Это удары, приёмы из разных стилей, оздоровительные гимнас­тики, осве­щенные в его рассказах с разли­чных точек зрения: медицинской, страте­гической, философской. А его загадочные демон­страции мы имели счастье лицезреть уже в большей мере на дополнительных занятиях, когда уходила основная толпа. Но однажды произошёл казус.

На одной из тренировок, когда народ в массе своей отрабатывал удары в парах, Сэнсэй стоял как раз возле нас, показывая Андрею сложный удар с подсечкой. Надо отметить, что в этот день Учитель был какой-то задумчивый, поглощенный своими мыслями. Нео­жи­данно он прекратил свои действия и резко обер­нулся, тревожно всматриваясь в противо­по­ложный конец зала. Там в режиме спарринга рабо­тали Володя с Виктором. Но спарринг у них начался какой-то странный. Володя вёл агрес­сив­ную, жес­ткую атаку, ловко и быстро атакуя руками и ногами спарринг-партнёра. При этом Витя как-то расте­рян­но еле успевал отбиваться, пропуская всё чаще и чаще удары. Сэнсэй тут же резко хлопнул в ладоши, крикнув «Яме!», что означает «Стоп!». Но Володя, явно увлеченный азартом спарринга, его не услы­шал, хотя остальная толпа обернулась в сторону Сэнсэя на этот крик. И вот тут произошло нечто.

Резко взмахнув рукой, Сэнсэй произвел движе­ние в воздухе, имитирующее удар. И в то же мгно­венье Володя отлетел в сторону с такой силой и по такой траектории, словно Сэнсэй стоял рядом с ним, а не с нами. У нас у всех аж дух захватило от увиден­ного. В зале воцарилась тишина. Надо сказать, Учи­тель вовремя вмешался. Потому что ещё одно точ­ное по­па­дание Володи и Виктору пришлось бы весь­ма туго. Виктор и так бедный скорчился от бо­ли, пытаясь восстановить дыхание по особой техни­ке при опасных ударах, которую когда-то давал Сэнсэй на дополни­тельных занятиях. Володя тем временем, пролетев кубарем метров пять, тоже пытался прийти в себя от неожиданного полёта, усиленно растирая то место, где, по моему предположению, пришелся бы удар Сэнсэя, будь он рядом с ним.

Всё случилось в какую-то долю секунды на глазах у всего коллектива. Хотя я и видела это воочию, но не могла поверить. Мой разум просто зашкаливал, вопреки тому, что вроде бы был более-менее готов к подобным сюрпризам Сэнсэя. Буквально через мину­ту после происшедшего толпа взорвалась бурными эмоциями. Андрей, не отрывая глаз от Володи, дёрнул стоящего рядом Женьку за рукав:

– Слышишь, а что это было?

Женька, видимо, сам был в шоке:

– Потерпи, чадо, ибо и во мне дух мой трепещет от чудного видения.

Тем временем Учитель переменился в лице, как будто досадуя сам на себя за эту оплошность. По­дой­дя к Володе, он сделал ряд каких-то движений руками над телом, заодно что-то быстро ему вычи­тывая, очевидно, возмущаясь атакой. Володя что-то отвечал, пожимая плечами и стыдливо пряча при этом глаза. Толпа же ликовала, находясь под впечатлением от увиден­ного. Сэнсэя буквально засыпали вопросами, на которые он не очень-то охотно и отвечал.

– А что это был за удар? – спрашивали наперебой ребята.

– Ну, как вам сказать, – со вздохом ответил Учи­тель. – Это связано с психической энергией чело­века. Ничего здесь такого нет, достойного вни­ма­ния. Это всего лишь одна из ступеней духовного развития в боевых искусствах.

– Значит, этому можно научиться?

– Конечно, можно.., если терпения хватит.

Сэнсэй быстро возобновил прерванные занятия, дабы, как мне показалось, поскорее замять этот инцидент. Закончилась данная тренировка для боль­шинства присутствующих повышенным содер­жанием уровня адреналина в крови и соответ­ству­ющими оптимистическими прогнозами относи­тельно своего будущего.

В отличие от других, наша компания молча наблю­дала за ажиотажем. Потому что мы были уверены, что на дополнительных занятиях Сэнсэю от наших прямых вопросов никуда не деться.

Перед дополнительными занятиями настроение у Учителя немножко улучшилось. А его хорошее настро­ение – добрый знак. Старшие ребята поспешили этим воспользоваться. Во время дополнительных занятий они просто «затер­рори­зировали» Сэнсэя своими расспросами, жаждой «лицезреть воочию» ещё что-нибудь подобное. Сэнсэй вначале отшучи­вался, но потом под их напором согласился показать так называемый «защитный экран». Он сказал, чтобы мы вначале нашли себе какие-нибудь предметы.

Мы побежали в комнату для спортивного инвентаря, вооружившись кто чем мог. Ребята понабирали себе шестов, баскетбольных мячей. Андрей взял даже свои нунчаки. А я долго думала, что бы мне такое выбрать. И, наконец, решилась на теннисный мячик. Поскольку мне показалось, что вдруг у Сэнсэя что-нибудь не получится и этот предмет попадёт в него, то мячик хоть ударит не больно. Правда Сэнсэй ещё ни разу, нигде не до­пускал ни единой ошибки в своих действиях. И это внушало какое-то особенное уважение перед его возможностями.

Когда мы «вооружились», Сэнсэй стал от нас на расстоянии около 7-8 метров. Сосредоточившись, он поднял руки вперед, слегка расставив их в стороны. Мы по очереди начали кидать в него различными предметами в соответствии с нашими силовыми возможностями. Удивительно, но как мы ни старались, все предметы просто пролетали мимо Сэнсэя, изменяя траекторию полета буквально в полуметре от его ладоней. Виктор, Стас, Володя ре­шили обойти Сэнсэя с другой стороны, чтобы попро­бовать кидать предметы сзади. Но Сэнсэй даже не переменил позиции, лишь больше развёл руки в сто­роны. Короче говоря, как мы ни экспери­ментировали, ни один предмет так и не попал в Сэнсэя.

Я так и не поняла, то ли мы все разом «окосели», то ли вокруг него действительно была какая-то невидимая мощная стена. Именно последнему доводу мой разум противостоял и возмущался, пытаясь доказать, что этого не может быть. И именно это умозаключение заставляло меня снова и снова пытаться кинуть свой теннисный мячик, уже совер­шенно без всякой жалости, в эту невиди­мую стену, чтобы на секунду убедиться, что какое-то препят­ствие действительно там существует. Думаю, подоб­ные чувства испытывали и другие ребята, потому что их азарт постепенно переходил в заме­шательство.

В моих глазах Сэнсэй вновь из обычного чело­века стал перевоплощаться в необычного, какое-то свер­хъестественное существо. И мой разум начал явно вскипать от всего этого неправдоподобного прав­до­подобия. Тем временем Сэнсэй «снял экран» и стал объяснять принцип его дей­ствия, тем самым возвра­щая работу логики нашего соз­нания в нормальный есте­ст­венный ритм. И тут я заметила, что, слушая Сэнсэя, во мне опять стали проскакивать нотки зависти, то есть животной сущности. Сначала как будто невзначай, а потом всё сильнее и сильнее. Затем в моём разуме начали зарождаться какие-то сомнения, хотя Сэнсэй объя­снял всё просто и доступ­но, тем более основываясь на том, что мы только что видели своими соб­ствен­ными глазами.

Наконец я поймала себя на мысли, что, слушая Сэнсэя о духовных возможностях, сама думаю тем временем грязными мыслишками разду­вающейся мании собственного эгоцентризма. «Ого! – подумала я. – Да с такой подоплёкой эгоизма как раз все ценные знания мимо ушей пролетят. Ведь мой разум будет выбирать из слов Сэнсэя только то, что нужно живот­ному началу, а не духовному. А значит, у меня ничего так никогда не получится… Так, надо сосредото­читься на хорошем… Эти знания мне нужны только для благих целей, для познания своей сущности. Я не хочу причинять ими никакого вреда. Пусть все люди живут в мире и Любви. У меня абсолютно нет к ним зла и зависти. Все они хорошие и достойные своей жизни. Главное для меня – это совершенствование своей души». Настраивая себя подобным образом, я стала внимательней слушать Сэнсэя. В это время разговор уже зашёл об ударе на расстоянии.

– … этот удар очень мощный, – рассказывал Сэнсэй, – тут задействованы психические силы человека.

– А как происходит сам удар на таком рас­сто­янии? – спросил Стас.

– В принципе, расстояние – это иллюзия, поэтому в вашем понимании это как бы идет проекция удара. А по факту, здесь немножко другая физика, то есть пространство и время сжимаются. Поэтому тот, кто наносит такой удар, так же, как и тот, кто его реально получает, чувствует непосредственный телесный контакт.

– А эти знания из «Беляо Дзы»? – спросил Виктор.

– Да. Эта особая техника «Лотоса» из Искусства «Карающий меч Шамбалы». Этим Искусством владели и владеют люди Шамбалы… Когда-то, очень давно, Мастера «Лотоса» довольно-таки час­то выходили в мир. Они в совершенстве владели не только стилем «Старый лама», но и искусством «Карающий меч». Такой Мастер мог победить в одиночку целое войско. До сих пор на Востоке бытуют легенды о Воинах, которые неизвестно откуда приходили и неизвестно куда уходили. Но там, где они оста­навливались, они пользовались большим почётом и уважением среди местного населения, ибо лучшей защиты мирным жителям тогда было не сыскать. Эти Мастера вла­дели энергетикой, что гораздо серьёзнее, чем любое современное оружие. Для людей, не обладающих знанием этого Искусства, получить такой раз­ру­шающий удар неизвестно откуда – это более чем ужа­сно.

Со временем необходимость выхода в свет таких Мастеров отпала. Но это, конечно же, не означает, что Искусство «Карающий меч» исчезло. В пред­дверьях Шамбалы находится специально обученный человек, который выполняет решения совета Бодхи­сатв. Если вы помните, я вам когда-то рассказывал, что Шамбала никогда не допустит того, чтобы кто-нибудь захватил весь мир или использовал духовные знания во вред человечеству. Так вот, именно данный Мастер и воплощает такие решения в жизнь, причем не выходя из кельи. Для этого в особом состоянии сознания ему достаточно взма­хнуть «Лепестком лотоса», особым ритуаль­ным мечом, чем-то похожим на укороченную турецкую саблю. Кстати, из-за меча и пошло само название Искусства «Карающий меч Шамбалы».

Свидетельство деятельности этого Мастера можно изредка найти и в современном мире. Загадочные случаи некоторых смертей до сих пор остаются тайной, и не только для патологоанатомов. Например, при вскры­тии обнаруживают, что сердце, при нетро­нутой коже и близлежащих органов, разрезано точ­но пополам, как острым предметом. Или же быва­ли «необъяснимые» случаи, когда на глазах у много­численной охраны тело исполосовывается на куски, как будто от меча, при нетронутой одежде. То есть от этой кары, как бы ни был защищен прови­нившийся (новейшими совершенными техно­логиями и хоть целой армией), ему не уйти. Это явля­­ется перво­причиной страха всех тиранов перед Шамбалой. Поэтому все искали и ищут с ней кон­такт, ибо знают, что как бы они ни были могуще­ственны и влиятельны, но перед Шамбалой они бес­сильны.

Сэнсэй замолчал, а мне показалось, что в моих ушах ещё звучит эхо его слов. Все ребята стояли в задумчивости, должно быть, как и я, потрясенные услышанным. Никто не решался прервать молчание, надеясь, что Учитель добавит ещё что-нибудь к этой неорди­нарной информации. Наконец, Володя не выдержал и пробасил:

– Да, у этого Мастера «Карающего меча» сила, наверное, сродни атомной энергии, если для его ударов расстояние не имеет значения.

– Атомная энергия, по сравнению с этой силой, всего лишь детская игрушка. Человечество из-за преобладания в нём животного начала далеко не знает свои реальные возможности и реальные силы…

 

 

После такой тренировки наши эмоции по поводу услышанного и увиденного бушевали не один день. Мысли о своих возможностях не давали покоя. Хоте­лось достичь всего сразу. Поэтому в после­ду­ющие дни это оптимистическое настроение отра­зилось в усердных тренировках тела и разума. И когда подошло время очередных духовных занятий, мы просто засыпали Сэнсэя разными вопросами. Глядя на весь наш ажиотаж, Учитель произнес:

– Ребята, да удар на расстоянии, все эффекты энергии Ци и, как вы называете, все те «чудеса», которые я вам показываю, – это всё мелочи, не до­стойные настоящего внимания. Истинная сила – в душе. Вот что необходимо развивать и позна­вать, вот чем нужно восхищаться. Божественная Любовь души, соединенная с разумом человека – вот истин­ное Чудо. А всё то, что вы видели, – это так, побочные эффекты разных уровней духовного развития. Это всё пустое, не нужно на этом замы­каться.

– Но почему же пустое, – сказал Николай Андре­евич. – Чудеса ведь порождают веру.

– Да, чудеса порождают веру. Но давайте разбе­ремся, какую именно веру. Что происходит с чело­веком, когда он видит чудеса, то есть необъяс­нимые для его мозга явления. В первую очередь, это мощно сотрясает его психику. Психика просто начи­нает зашка­ливать от того, что не владеет информа­цией, объяс­няющей данное явление. И поскольку наш мозг обладает удивительными меха­низмами само­сохра­нения и самозащиты, то момен­тально вклю­чаются компенсаторные функции, защитный фактор мозга. Выражаясь языком физи­ологии, зоны мозга, группы нервных клеток не могут полноценно вклю­читься в мысленную де­ятель­ность. И вот тут проис­ходит важный момент. Если в человеке преобладает животное начало, он начинает либо внутренне оттор­гать данный факт существования такого явления, сваливая всё на нереальность происходящего, какие-то фокусы, либо в нём появляется желание обучиться всему этому ради своих собственных, меркантильных интересов удовлетворения мании величия.

Человек же, у которого уравновешенны эти два начала, начинает метаться мыслями из одной край­ности в другую. То есть сегодня он во всё это «слепо» верит, завтра начинает сомневаться, послезавтра он опять начинает сомневаться в своих сомнениях и так далее. Короче говоря, в нём актив­но идёт борьба двух начал на поле разума.

А в человеке, в котором преобладает духовное начало, зарождается на вере дух исследования дан­ного явления, познания своих возможностей и тайн природы ради самого этого процесса познания, ра­ди совершенствования своей души. Его перво­на­чальный страх перед неизвестностью данного явле­ния приглу­шен, а в процессе познания и вовсе пол­ностью исче­зает, превращая «слепую» веру в зна­ния, то есть в истинную веру.

Ведь для чего, ребята, я вам всё это показываю? Для того, чтобы посмотреть на ваши мысли, на уро­вень преобладания в вас животного начала по отно­шению к духовному. И самое главное, для чего я столько времени трачу на объяснение каждого фе­но­мена? Для того, чтобы ваш разум хоть чуть-чуть расшевелить от закомплексованности в матери­аль­ном бытии, заставить его задуматься о вечных тай­нах природы, о своей непознанной душе, о Боге. Ведь чем больше вы будете познавать самих себя, тем ближе вы будете к Богу, к тому вечному и незы­блемому, что реально существует всегда.

Что есть ваша телесная жизнь в масштабе космоса – ничто. По сравнению со Вселенными, планетами человек практически не существует. Его жизнь – это нереальная реальность, попро­сту мгновение в мысли Бога…

– Как это? – не понял Женя.

– Ну, когда-нибудь я вам объясню это более под­робно… Ваши тела существуют в замкнутом вре­менном цикле, где у вас, то есть у души, есть все условия для полноценного созревания. Но вы дол­жны осознать это своим разумом и соеди­ни­ться им со своей душой в общих стремлениях. Вот тогда ваша жизнь обретет настоящий смысл. Ибо для Бога, для космоса в целом, ценна ваша соз­ре­в­шая душа, а не тот прах материальных тел, которые она сменяет в процессе своего развития…

То есть, истинная, настоящая вера зарож­дается на знаниях. А знания приходят через сло­во, через убеждения своего разума в истинности происхо­дящего явления. А чудеса, по большому счёту – это всего лишь своеобразная проверка внутреннего уровня развития индивида. Этот метод проверки использовали в своей земной практике те, кто обладал действительными знаниями науки «Беляо Дзы»… Хотя, правда, есть у нас достаточно уни­кальная личность — Сатья Саи Баба, который ре­шил с помощью постоянной демонстрации реаль­ных чудес повернуть людей к Богу.

Николай Андреевич призадумался:

– Что-то знакомое имя… А это случайно не его по телевизору показывали, он Горбачёва ступней по голове тёр, благословлял?

– Да, да, да, – усмехнулся Сэнсэй.

– Его ещё называли воплощением Бога на Зем­ле… Аватаром.

– Аватара, – поправил Сэнсэй. – Но вообще-то «аватара» с санскрита переводится как «спуск» или «сошествие».

– Да, Аватара. Мол, говорили, Аватар прини­мает человеческий образ, чтобы поднять развитие чело­века на ступеньку выше, чтобы ввести его в новый век.

– Совершенно верно. «Чтобы спасти утопа­юще­го, нужно прыгнуть в воду, то есть воплотиться», – как он любит повторять.

– А кто это? – с любопытством спросила наша компания.

– Ну, Саи Баба – это великая душа. И поскольку человеческая цивилизация находится сейчас на пороге глобальных перемен в переоценке своего духовного уровня развития и последующих за этим событий, то Саи Баба решил тоже внести свою посильную лепту в это дело. Он собрался удивить мир своими чудесами. Саи Баба долго готовился к миссии, разрабатывая свою теорию влияния чудес на духовное развитие челове­ка. Сначала он предсказал в Упанишадах свою тройную инкарнацию в век тех­ни­ки. Ну а затем, когда пришло время, стал про­верять теорию на практике. То есть сначала он переродился в облик Саи Бабы в деревне Ширди в 1872 году в Индии. Всю свою жизнь он творил чу­деса, читал мысли, мог преодолевать пространства, принимать любую материальную форму и тому подобное. Умер он в 1918 году, сообщив перед смертью, что снова придет на землю через восемь лет на юге Индии.

Так и случилось. В 1926 году в Путтапарти, глу­хой деревушке на юге Индии, родился Сатья Саи Баба. В 1940 году он был провозглашен Аватара. И по сей день творит чудеса. А когда придет время уйти, он вновь перевоплотится в качестве Према Саи. И уже предсказал не только точную дату и место своего следующего воплощения между городами Бангалор и Майсур, но и имена будущих родителей.

– А правда, что говорили по телевизору, будто он может левитировать, появляться одновременно в разных местах, и самое интересное, матери­али­зовывать в громадном количестве всё что угодно, от бриллианта до печенья. Говорят, он попросту вытаскивает их из воздуха? Или же это очередная «утка»? – спросил Николай Андреевич.

– Нет. Это действительно так.

– Но ведь это нереально!

– Ещё как реально. Но в демонстрации чудес, то есть того, что для человечества ещё тайна, и заклю­чается его главная ошибка. Те, кто видел его чудеса, удивляются и задумываются, а те, кто не видел, сме­ются как над фокусником. А последних, к сожалению, большинство. Но свою миссию он, конечно, выпол­няет добросовестно и дай Бог, чтоб помог как можно большему числу людям хотя бы проснуться. И всё-таки истинное прозрение души приходит через слово.

– А что, он действительно Бог? – спросил Руслан.

– Ты знаешь, люди довольно часто задают этот вопрос. И ответ достаточно прост и истинен. Как го­во­рит Саи Баба: «И ты – Бог. Единственная разница между мной и тобой в том, что я знаю, что я – Бог, а ты – нет».

 

На следующей тренировке в спортзал пришло столько народу, что яблоку негде было упасть. Судя по тому, откуда прибыли некоторые новички, ве­роятно слух об энергетическом ударе распро­стра­нился не только в нашем городе. В такой тесноте мы ещё никогда не занимались. Андрей с Костиком начали было возмущаться этим столпотворением народа, так внезапно набежавшим в «их» спортзал. Но старший сэмпай быстро поставил парней на место, напомнив, что совсем недавно они были точно такими же новичками из толпы, и им никто и слова поперёк не сказал. Ещё и попрекнул словами Учи­теля, что нужно уважать стремление к познанию другого человека, а не воспринимать его сразу штыками своего эго­центризма. После этого ре­бята присты­женно замол­чали и уже на протяжении всей тре­нировки не проронили ни одного худого слова. А Андрей, види­мо решивший как-то реаби­литиро­ваться в глазах старшего сэмпая, даже стал усилен­но помогать новичкам в освоении новых для них движений.

Когда народ отрабатывал приемы произвольной программы, Сэнсэя позвали на выход. В это время мы с Татьяной находились как раз возле открытой двери, поскольку в спортзале, даже при открытых окнах, было очень душно. Три смиренных мужчи­ны, один лет под пятьдесят и два других лет под тридцать, вежливо постучали в открытую дверь, тем самым привлекая наше внимание. И поскольку мы оказались крайними, они также вежливо осведомились, как зовут нашего Учителя и можно ли его позвать. Мы, естест­венно, выполнили их просьбу. И когда Сэнсэй подошел, те начали с ним о чем-то беседовать.

Сначала я не вникала в суть этого разговора, занимаясь своими делами. Но слова, долетавшие до моих ушей, всё больше и больше стали возбуждать моё любопытство. Эти мужчины оказались предста­вителями какой-то религиозной секты, которые в последнее время росли в нашем городе, как грибы после дождя. Очевидно, увидев, сколько в спортзале занимается молодежи, они решили предложить Сэнсэю посетить вместе со своими учениками сегод­няшнее их заседание в кинозале, где бесплатно будет демонстрироваться фильм о Иисусе Христе. Сэнсэй также вежливо поблагодарил их за пригла­шение, ничего конкретного не пообещав. Но главный из них, более старший мужчина, как потом оказалось их пре­свитер, стал задавать Сэнсэю наводящие вопросы о том, что тот знает о Иисусе и как относится к Его Учению.

Сначала Сэнсэй отвечал вежливо и лаконично, давая понять, что идет тренировка. Но пресвитер не спешил расставаться с Сэнсэем, стараясь мно­го­словно объяснить на каждый его короткий ответ пре­имущество именно их церкви, их «истинного» взгляда на Учение Христа. Минут через десять такая беседа, наверное, окончательно достала Сэнсэя, потому что он четко и аргу­менти­ровано начал разбивать все их прельщающие дово­ды в пух и прах, опираясь на даты, цифры и события, которые, по-видимому, были неизвестны даже пресвитеру. К этому времени наша любо­пытная компания выбралась из спортзала, дабы послушать о чем речь. Вслед за нами вышли Женька со Стасом. А потом Руслан и Юра, занимав­шиеся также невдалеке от выхода.








Date: 2015-05-22; view: 313; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.043 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию