Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Собирание друзей





.

 

Мы собрались здесь, чтобы рассмотреть и обсудить несколько очень важных, значительных, вещей.

.

Я и не предполагал, что придёт время и возникнет необходимость сделать ВСЁ ТО, что я сообщаю, передаю отдельным людям, …ПУБЛИЧНЫМ достоянием.

.

Никогда я об этом не помышлял… По мере моих сил и способностей, я рассказывал людям о моём Блаженстве и о том, чем и как можно помочь им в их росте к Блаженству… Но, вот, постепенно, постепенно, получая [от случая к случаю] возможность вступать в контакт с сотнями и сотнями людей, я открыл для себя, увидел,

что у меня есть МОИ ОГРАНИЧЕНИЯ, мои пределы…

И, неважно, как сильно я хочу того, –– я НЕ МОГУ донести мои слова ВСЕМ тем людям, которые в них НУЖДАЮТСЯ.

Вся страна [Индия]… вся Земля… беспредельно жаждет… страдает…

Даже если мы оставим всю остальную планету, а возьмём только нашу страну… Она пребывает в духовном кризисе: все старые ценности разбиты, уважение и почтение к ним исчезли, а никаким НОВЫМ ценностям рождения не дано.

Человек просто остановился, будучи без идеи: «Куда двигаться» или «Что делать». В этой ситуации ум человека становится очень обеспокоенным, очень расстроенным, очень несчастным.

Каждый индивид несёт в себе так много страдания, что если бы у нас была возможность открыть его сердце и заглянуть в него, то мы бы ужаснулись!

И, чем больше количество людей, с которыми я прихожу в соприкосновение, тем более изумлённым становлюсь я, видя, что человек несёт В СЕБЕ всё прямо противоположное тому, что он являет собою снаружи!

Его улыбки –– фальшивые, его счастье –– фальшивое, его так называемые радости –– тоже фальшивые. И, бесконечный Ад, глубокая темнота… …множество несчастий и страданий собрано в нём.

*\/*\/*

К уничтожению этой муки, этой боли ИМЕЮТСЯ ПУТИ…

ЕСТЬ возможность освободиться от них. Жизнь человека может стать райски умиротворённой, стать мелодией…

.

И, с тех пор, как я проникся этим пониманием, я стал чувствовать ещё и… что, если мы не доносим, не передаём ТО, что способно повернуть жизнь человека к умиротворению (жизнь тех людей, которые в этом нуждаются), –– значит, мы на пути к преступлению: зная или не зная, но мы совершаем грех попустительства [т.е., это ни что иное, как преступная халатность].



Таким образом, я начал чувствовать, что необходимо предпринять что-то, сделать что-то, что может преобразовать людские жизни как можно большего числа людей… максимально возможного числа!

Но у меня есть МОИ ОГРАНИЧЕНИЯ, ПРЕДЕЛЫ.

Мои способности, моя работоспособность имеют пределы.

В одиночку, –– неважно то, насколько я силён, неважно то, скольких и каких людей я достиг, и неважно, какую силу это всё может иметь, –– в одиночку (видя громадность жизни и это общество с его глубочайшими муками) нет способа управиться со всем этим. Ведь, если на берег океана вылить сколько-то краски, то, пожалуй, маленькая волна и окрасится в цвет этой краски, да только на океане в целом это никак не скажется. А интерес состоит в том, чтобы эта маленькая волна не растворилась бесследно в гигантском океане, не потеряла бы свой цвет…

*\/*\/*

Таким образом, мы собрались здесь, чтобы обсудить, как эта краска умиротворения может быть распространена вширь и вдаль на весь этот гигантский океан жизни.

.

Но, вместе с этим, я также осознаю, что человек, заинтересованный только лишь в своём личном умиротворении, никогда не сможет стать таковым во всей полноте, –– потому что быть заинтересованным только собою означает случай заболевания… Быть заинтересованным только самим собою, –– есть одна из фундаментальных причин заболевания.

Человек, который занят только собою и заинтересован лишь в себе, забывающий обо всём и всех вокруг него, –– он подобен человеку, который строит прекрасный дом себе и, при этом, ему безразлично, что горы мусора окружают его дом. Да, он может разбить прекрасный сад на своей частной территории, не заботясь о том, что окружающий мусор создаёт вонь вокруг его владений… Если всё окружение, всё соседство, грязное, –– то в его цветах и их аромате уже не так много радости. А эта вонь проникает в его дом и поглощает аромат его цветов…

Человеку следует интересоваться не только собою, но и окружением его. ИЩУЩИЙ ЧЕЛОВЕК заинтересован не только в себе, он проявляет интерес ко всему, что его окружает. Я также чувствую, что недостаточно быть заинтересованным своим только умиротворением; необходимо быть заинтересованным в том, чтобы дыхание тишины и мира достигало всех: достигало все чувствующие существа, с которыми мы соприкасаемся, к которым мы имеем отношение.

Это тоже должно быть нашим интересом.

И, человек, который становится страстно желающим, жаждущим, привести всю окружающую жизнь к умиротворению, –– он откроет для себя, что не так важно смог он или не смог он преуспеть в преобразовании других к умиротворению, –– но в самом этом усилии он сам непременно становится умиротворённым.

*\/*\/*

…Существует история из жизни Будды… возможно она и не исторически верная, но очень красивая. Когда Будда прибыл в Нирвану (полное освобождение), он прибыл к вратам Мокши (Спасение), и привратник открыл ворота. Но Будда повернулся к ним спиною. Привратник спросил: «Почему ты стоишь спиною к Мокше?». –– Будда сказал: «Есть много людей позади меня и до тех пор, пока все они не достигнут Мокши, я буду стоять здесь и ждать. Я не такой тупой, не такой жестокий и не такой злобный, чтобы войти в Спасение в одиночку. Весь этот Покой, Мир, Блаженство, которого я достиг, ПРОСТО ГОВОРИТ МНЕ, что мне следует быть последним, кто войдёт в Мокшу, –– сначала пусть все другие войдут!»



Очень прекрасная история. Из этой истории следует, что Будда всё ещё ждёт у ворот Мокши, чтобы сначала вошли все другие; сам он желает войти после всех…

*\/*\/*

Сердце того, в ком это чувство возникло, уже прибыло в Мокшу… ему нет нужды входить в эти ворота. Для него всякие атрибуты или идеи Мокши становятся неважными. Только те люди становятся [по-настоящему] умиротворёнными, в жизни которых начинает пульсировать необоримое вдохновение к распространению мира повсеместно.

Я чувствую, что люди, которые заинтересованы в этом направлении [самосовершенствования], не должны оставаться только само-заинтересованными, –– им следует становиться заинтересованными в других людях и их окружении тоже. Потому что эта заинтересованность может стать помощью другим. А, если даже и нет, то это окажется очень значительным для них самих, –– это будет пользой для них самих, это поможет им глубже войти в умиротворённость, в глубокое блаженство. Потому что одна из причин болезни лежит в становлении само-центрированным, отделённым.

Так что, всякий, кто выходит из своего центра ко всем, кто окружает его, начинает движение к становлению умиротворённым.

.

И мы собрались здесь, чтобы я мог обсудить с вами, каким образом послание Любви, Покоя, Сострадания может быть распространено на как можно большее количество людей:

Какие методы мы можем найти,… чтобы быть уверенными, что Послание достигнет людей? Возможно ли это?

Это не должно быть пропагандой, это не должно становиться культом, это не должно стать организацией или группировкой. Нам не нужно создавать центр, который бы стал могущественным сам по себе…

Но нам надо распространять Послание так широко, как только можно, и при этом, не стать группировкой, не создать культ, не стать организацией, не создавать централизованной властной структуры.

Для этого нужно многое рассмотреть, обдумать, взвесить, … медитировать (размышляя усиленно)…

*\/*\/*

Чтобы создать культ, нет нужды много об этом размышлять…

Чтобы создать организацию, думать об этом нет нужды… –– каждый в мире знает, как создавать группировки и организации.

Тысячи культов уже созданы. Зачем нам нужен ещё один среди них?

Вот, почему обдумать это нужно тщательно, чтобы мы, не создавая ни культа, ни организации, всё же смогли разделить… поделиться со всеми… поделиться тем, что мы любим, и тем, что является блаженством для нас. Мы не хотим становиться пропагандистами и, в то же самое время, нам нужна возможность распространять Послание…

Так что, это очень деликатная тема и нуждается в заботливом и высоко чувствительном продумывании… Похоже на хождение по канату…

Какую-то идею вообще нельзя использовать, потому что она содержит опасность возникновения культа, –– а это значит, что мы просто ничего никому не распространим. А другая идея окажется способной к распространению Послания, но [незаметно] завершится культом… есть такая опасность.

Мы должны распространять Послание, только абсолютно необходима забота о том, чтобы не создался культ. То есть, это вопрос создания возможности для распространения, но без пропаганды, без культа, без организации, –– так, чтобы необходимая передача, живое Послание достигало максимального числа людей.

Вот, для обсуждения чего вы приглашены сюда.

На предстоящих сессиях я постепенно расскажу вам о тех вещах, которые я могу видеть [в этом контексте].

И я также буду ждать ваших идей в этих направлениях.

Я открою вам несколько основных вещей с тем, чтобы вы могли обдумывать их.

Первая вещь заключается в том, что наше Собрание Друзей является на сегодня не таким большим, каким является Послание само. Организации не нужно, нужно лишь собрание. И различие между организацией и собранием необходимо ясно понимать.

СОБРАНИЕ означает, что каждый свободен, что он пришёл из своей любви к личной свободе, и он может уйти, исходя из своей личной свободы. Значение СОБРАНИЯ в том, что все равноправны: никто не выше, никто не ниже; никто ни в какой иерархии; никто не последователь, никто не лидер. Вот, что такое СОБРАНИЕ.

Мы должны создать Собрание Друзей, а не организацию, в которой имеются власти, ступеньки, люди более высокие и более низкие… И организация имеет свою инфраструктуру: есть ступеньки от низа до верха, есть ранги и посты, –– и в связи со всем этим набором входит политика. Потому что политика обязательно возникает там, где есть статусы, положения, карьера… Те, у кого статус, начинают бояться, что кто-то их сможет заменить, а те, у кого статуса нет, будут стремиться его получить. Так что, у организации есть заведомые помехи, препятствия…

В Собрание, же, человек приходит только из своей любви. За исключением любви тут нет никаких заповедей, которым бы он должен следовать. Нет никаких присяг и клятв, которые он должен блюсти. Нет там и никаких обетов и предписаний, которым он должен подвергаться. Он присоединился к Собранию только из своей любви и личной свободы, и уйти он может в любой момент, когда этого захочет. И, даже когда он является частью Собрания, он не следует догме или идеологии; он свободен иметь другое мнение, свои собственные мысли, следовать своей собственной мудрости. Он там не для того, чтобы быть чьим-то последователем.

Таким образом, Собрание Друзей, (Jeevan Jagruti Kendra), может прийти в Существование. Нам надо поразмыслить по всем этим вещам [в эти дни]…

*\/*\/*

И, конечно, правила, по которым Собрание Друзей формируется, отличаются от правил формирования организации.

Собрание Друзей, судя по всему, есть то, что мы можем назвать институтом анархии. Ведь, организация это спланированная система, скреплённая уставами, принципами, законами.

Я не намерен связывать людей законами, принципами, уставами, –– ведь, я сражаюсь именно против всех вещей такого рода. Этих организаций уже существует по всему миру огромное количество, –– какой смысл в создании ещё одной?

Конечно, результативность организации выше, чем у собрания. У собрания не может быть этой результативности. Но, для нас получать высокую результативность ценою свободы, –– это вовсе невыгодная сделка.

(Демократия не так результативна как диктатура. Но, результативностью пожертвовать можно, –– свободой жертвовать нельзя!)

.

Собрание Друзей означает, что это добровольное собрание свободных индивидуальностей… И, если даже необходим минимальный набор правил и систематизаций для собрания, то они должны стоять ниже индивидуальностей, а не выше, не над ними. Они должны быть вспомогательными, но никак не целью! И мы будем свободны в том, чтобы разорвать их в любой момент. У них не должно быть никакой возможности разорвать нас.

Законы должны быть для нас, а не наоборот. Важно иметь это в виду.

.

Да, вот, некоторые друзья полагают, что должен быть Устав. Определённо, может быть и Устав, но не по принципу организации. Он должен быть разработан на основании идеи, что он делается для Собрания Друзей. Он будет очень многофункциональным; он будет сосредоточен только вокруг этих целей, но не будет принуждать на служение себе. Он должен быть выброшен и сожжён в любой момент! Очень важно иметь в виду, что каким бы ценным не выглядел Устав, –– все наши конкретные друзья более дороги, чем он… так как этот Устав сформирован только ради этих друзей: они собрались вместе не ради этого Устава.

Так что, нам надо создать Собрание Друзей, где ценность и достоинство каждого, каждый индивид, –– сберегаются.

Очевидно, что чем больше индивидов, тем разнообразнее будут их пути мышления и понимания. Чем обширнее Собрание Друзей, тем, естественно, будет больше различий среди них.

Поэтому нам не следует стремиться к единообразию, иначе начнёт зарождаться организация… И, чем больше мы будем создавать единообразия, тем в большей степени индивидуальность, достоинство человека, свобода человека будут ущемляться.

.

Дело не в единообразии, не в заорганизованности, а в уважении всех друзей, и даже их отличающихся мнений. Ведь, моё целостное видение состоит в том, что по всей стране может зародиться свободное мышление.

А если люди, которые хотят дать рождение свободному мышлению, –– но! сами падают в ловушку управляемого мышления, –– то это будет ОПАСНО.

Поэтому, даже по отношению ко мне, Собрание Друзей не должно выказывать никаких почестей. В отношении меня также не должно ощущаться поклонения. По отношению меня в Собрании Друзей также должен быть рациональный подход, разумный подход.

Если то, что я говорю, кажется тебе самому правильным, если это тебе по сердцу и представляется полезным, –– только в этом случае тебе следует передавать это людям. Не стоит совершать ошибку: то есть, передавать нечто людям только из-за того, что я это произнёс [а сам ты это не воспринял, не понял, не согласен…].

.

Собрание Друзей, оно также и не для того, чтобы группироваться вокруг кого-то, потому что тот человек, –– я или ещё кто-то –– может стать центром поклонения.

У нас никогда не будет никаких поклонений, ни чьих-то последователей, ни какого бы то ни было лидера.

Совместно мы любим это Послание (Видение)… и есть ощущение, что если оно достигает большего количества людей… больше будет счастливых людей…

Вот, для чего мы, друзья, собрались… с желанием донести это Послание до людей.

*\/*\/*

Итак, прежде всего, мы немного поговорим об организациях…

Мы не хотим создавать организацию, а только Собрание Друзей. И мы постараемся понять тонкое различие между этими двумя.

Каждый должен принять на себя ответственность по охранению Собрания Друзей от скатывания в организацию. Это не только в моих лишь руках. Я могу заявить это, но это не только лишь в моих руках.

И, если мы не очень внимательны, то есть опасность, что Собрание Друзей станет организацией. Так что, необходимо быть очень бдительными.

И это должен быть очень осознанный эксперимент, чтобы это не стало организацией.

.

Так же и культ. Есть множество путей к созданию культа. Прежде, чем мы осознаем это, –– он уже формируется… Так что, мы должны быть осторожны в этом смысле. И если что-то заметим такое, то мы сможем повернуть дело так, чтобы культ не возник.

.

Организация… Культ… Таковы опасные альтернативы…

.

Но есть и другая возможность, заключающаяся в том, что если мы боимся возможности создания организации или зарождения культа, то мы не будем вообще ничего делать. А это уже другая опасность: если ничего не делается, то Послание, которое должно распространиться, не сможет распространяться.

Тогда это останется только на моих плечах: самому делать всё, что в моих силах, чтобы доставить Послание людям.

Я буду продолжать это делать в любом случае, –– никакой разницы!

.

Но то же самое Послание могло бы достичь большего количества людей. Чем больше друзей сотрудничают, тем дальше оно может пойти, тем легче оно может идти…

А сегодня наука так развила технологию и модернизировала общество, что надо быть глупцами, чтобы этим не воспользоваться. Мы совершим ошибку, если не воспользуемся этим.

(Адекватно тому, например, что я сейчас выключу микрофон… Голос мой останется тем же, что и был, но достигнет только близ сидящих… а тех, кто подальше, не достигнет в достаточной мере… При использовании микрофона мой голос может очень далеко распространяться.)

В наши дни такие технологии доступны, что при их использовании человек может за свою жизнь сделать столько, на что Будде и Махавире понадобилось бы двадцать жизней, захоти они того!

Будде и Махавире не повезло. Используя те средства, которые были доступны им тогда, они сделали своё дело более, чем достаточно.

Но, если просить кого-то работать теми же средствами, в наше время, то это будет явной глупостью.

Сегодня такая технология доступна… она может быть использована. И один человек за одну жизнь может выполнить так много работы, как если бы он жил 400 лет без этой технологии.

Об этом тоже важно не забывать.

Невозможно мне одному заниматься этим. Поэтому всё больше друзей нужно, друзей самых разных… Кто-то делает ручную работу, кто-то мыслитель, кто-то занимается деньгами, кто-то может помогать ещё чем-то… –– в чём человек сведущ; что человеку нравится –– соответственно.

Также важно помнить, что чем шире разнообразие людей, тем лучше. Потому что чем больше разнообразных типов людей приходят, принося различные методы и идеи, выполняя различные дела, предлагая различного вида помощь, –– тем богаче становится работа.

.

Часто случается, что друзья из сформировавшегося круга боятся новеньких, незнакомцев. Они боятся, что входящий незнакомец станет причиной всяких неприятностей.

Поэтому, в большинстве своём, так и случается, что если группа друзей собирается где-то когда-то в одну «компанию», в один «круг», то они побаиваются прихода к ним новых друзей. Страх этот состоит в том, что новичок может внести, создать неудобства. И, конечно, этот страх естественный. Ничего плохого, в основном, нет в этом защитном чувстве. Но, если двадцать пять давнишних друзей боятся одного новенького, то это признак большой слабости. Вместо этого, им бы следовало принимать ситуацию таким образом:

«Уж мы, двадцать пять человек, перевоспитаем одного-то новенького, ведь, у новичка не выйдет изменить сразу двадцать пять человек». «А если мы, двадцать пять человек, настолько слабы, что один пришлый изменит нас всех, значит, нас и нужно изменять; какой в этом вред? Что во всём этом плохого?»

Так всегда происходит, что когда бы любая группа ни собралась, она начинает формировать «компанию», «круг». И тогда образуется дистанция между этим «кругом» и людьми вне его. Происходит это незаметно, никто этого не делает сознательно. Всё это естественные особенности ума.

Если ты попадаешь в деревню вместе с несколькими своими друзьями, то, скорее всего, ты не заведёшь никаких новых друзей в этой деревне. Ты остаёшься в кругу своих друзей и не выходишь из него. В ситуации, же, когда ты обнаружил бы себя там предельно одиноким, –– будет другое дело: ты сможешь подружиться… Иначе, ты не заведёшь нового друга.

То есть, всякая группа имеет тенденцию оставаться ограниченной в себе. Есть такая тенденция к обособленности. И в этом бытии отделёнными содержится некая защита от опасности: «вот, всё хорошо, всё знакомо; всё, что любо нам, нравится другим; пришедший, же, новичок может заявить что-нибудь новое и может поколебать всё!»

.

Нам надо отбросить этот страх. Если Работа наша такова, что ей надлежит стать широко повсеместной и огромной, тогда это страх должен быть отброшен. Упор должен быть сделан на том, чтобы становиться такими приспособленными, держать наши сердца такими обширными, а руки так далеко распростёртыми, –– что мы смогли бы принять, вобрать даже людей самой противоположной природы.

Ни один человек не должен быть упущен.

Мы должны создать пространство внутри нас даже для того, кто совершенно отличен от нас; и мы должны раскрыть, какие у него есть умения и навыки, которые могут быть полезны нам.

.

В связи с этим… …

В недалёком прошлом в Индии махатма Ганди провёл великий эксперимент. Он собрал вместе много людей различных и даже противоположных взглядов. Совершенно непохожие люди, люди, между которыми не могло быть достигнуто никакого сближения мнений, –– собрались «под одним зонтиком» и стали инструментом в эпохальной затее.

.

Всегда, когда кто-то полагает, что людей иных взглядов, характеров, направлений не следует брать на большое дело, –– они ошибаются. Тогда им следует усвоить, что это дело не сможет стать реально большим, оно обречено остаться очень ограниченным.

Оно останется таким, как… Как маленькая речушка, рассуждающая так: «Не следует мне соединяться с каждыми ручейками и речушками, из дальних мест текущими: кто знает, что за мусор и ил, что за соли и глины, что за воду принесут они с собою?» –– Если она так будет считать, то она так и останется мелкой речушкой. Она не станет великой рекой, Гангом.

Чтобы стать Гангом она должна будет принять всех!

.

Так что, эта способность –– принимать всё –– необходима нам.

Необходимо продумать, как вобрать всё больше и больше людей.

Нам надо будет создавать пространство. Постепенно мы должны будем понять и то, как обеспечить людям благоприятные возможности для входа, и как мы сможем найти им работу, и как помочь им тоже участвовать во всём.

Множество людей со всей страны приходят и говорят мне, что они хотят помогать в этой деятельности. Множество людей пишут мне письма, спрашивая меня, что они могли бы сделать, чтобы помочь в работе.

.

Это теперь ваша ответственность создать место для проживания всем этим друзьям, чтобы они участвовали… …

И отбросьте полностью идею о том, что кто-то может оказаться ни на что не годным, бесполезным. Не существует такого человека на Земле…

Их помощь… …

Абсолютно нет таких, кто бесполезен, –– нет на Земле бесполезных!

Так что, нам необходимо изыскивать, как наилучшим образом использовать тех, кому интересно.

Если, же, мы сами придерживаемся идеи, что вот этот человек должен быть как этот, а тот должен быть как тот, –– то будет очень трудно, вы не можете представить, как много работы окажется заторможенной, невыполнимой.

.

[Так вот, вернёмся к Ганди…] Один человек стал посещать ашрам Ганди. А люди жаловались, что он аморальный, пьяница, … он натворил то, он совершил это…

А Ганди просто выслушивал всё это…

Все друзья были недовольны, что Ганди не запрещал ему посещать ашрам, а, напротив, продолжал приближать его пока, в конце концов, страхи человека не исчезли… … и он стал приходить в ашрам просто по-наглому, заносчиво…

В один из дней кто-то из ближайших людей Ганди сказал ему, что ситуация зашла слишком далеко; что в этот день они видели своими глазами его, сидящим в баре; и что самым возмутительным и абсолютно непочтительным было то, что он попивал вино, будучи одетым в кхади (одежду в стиле Ганди); и что это было большим несчастьем, когда ему вообще разрешили приходить в ашрам; и что это порочит ашрам!

Но Ганди сказал:

«Для кого я открыл этот ашрам? Для добрых людей? Тогда, куда пойдут плохие люди? А эти, которые хорошие… какая им-то надобность приходить в ашрам? Для чего и для кого, в первую очередь, я здесь?

И, во-вторых, вы говорите, что он сидит в баре, одетый в кхади, и что теперь подумают люди? –– Если бы я застал его там, я бы приблизил его к своему сердцу. Потому что первая мысль в моём уме возникла бы такая, что это здорово, что, похоже, мои слова начали проникать в массы, –– ведь, даже выпивохи начали носить кхади!

Вы только видите, что кто-то одетый в кхади пьянствует…

Я, же, вижу, что пьющий начал носить кхади. –– А, в таком случае, недалёк тот день, когда этот человек перестанет пить; преображение уже началось в этом человеке. Он имеет мужество, это видно, –– по крайней мере, он носит кхади. В его сердце зародилась любовь, в нём началась трансформация…

Так что, на это можно глядеть с одной стороны: человек, носящий кхади, запил, –– тогда ваш ум пожелает отлучить его от ашрама. Но, можно взглянуть и с другой стороны: пьющий человек стал носить кхади, –– тогда вы почувствуете празднование от его прихода в ашрам.

Если этот ашрам намерен расширяться и если намерен достичь масс, тогда вы должны принять вторую перспективу, а не первую. Тогда во всяком, кто приближается к нам, видно будет только его хорошее, а также и то, в чём он сможет помогать. И, с радостью вам говорю, что мы направляем огромную неисчислимую и бесценную энергию и импульс в дело становления добрым того человека, на которого начинаем смотреть с любовью».

.

Если двадцать добрых людей начинают воспринимать плохого человека, как хорошего, то ему становится трудно продолжать быть плохим. Но, когда весь мир начинает называть его плохим, то этому человеку очень просто стать плохим (или оставаться плохим).

Если кто-то вор, но другой оказывает доверие к нему, как человеку порядочному, то его способность и приверженность к воровству будет слабеть. Потому что нет такого человека, который бы не уважал добрых чувств, исходящих из другого сердца.

Если в нашей среде очутится вор, а мы все будем способны доверять ему, как порядочному человеку, тогда он не сможет здесь воровать. …Звучит, как противоположность обще заведённым понятиям, но… это становится невозможным, –– ведь, так много людей полагаются на него, доверяют ему, и уважают его. А это становится настолько более ценным, чем воровство, что он не сможет лишиться этого, потерять…

Всякий и каждый индивид имеет чувство добра, но проблема в том, что никто не желает принимать их.

Только, когда они встречают кого-то, кто готов принять их как добрых, –– вы не можете себе представить, что просыпается и что поднимается в них!

.

[Пример. Изложение:

История одной… ей было 19, и она работала в парикмахерской, безнадёжно… бесперспективно… Случайно… один клиент указал ей на её необычайную красоту… Это было шоком для неё. Всё переменилось в ней. Что-то проснулось… Она стала другим человеком. И… …

Так начиналась великая американская актриса Грета Гарбо!]

*\/*\/*

Необходимо пробудить то, что спит в людях, для которых вы хотите что-то делать. Поэтому необходимо меньше смотреть на то, какие они, а больше на то, какими они могут быть.

Если пред нами огромное дело и его не осуществить без помощи (а я рассказал вам, откуда и как получить помощь), то [вполне может быть, что по закоренелой привычке] вы можете начать судить, то одного, то другого… И рассуждать, что, мол, этот (или другой) человек плохой, он нечестный, ему нельзя доверять, и т.д. …

Вот и хорошо, что этот человек плохой и нечестный! –– А кто таковым не является?!

И это неважно, какой он, а важно, каким он МОЖЕТ быть!

Если вы поручите ему исполнять некую ответственную работу, то этим самым вы разбудите что-то внутри него: то, чем он мог стать [но до сих пор не стал].

.

Крипалани [J.B.Kripalani], –– бывший крупнейший политик Индии –– стал работать поваром в ашраме Ганди. Один американский журналист остановился в этом ашраме… И он стал спрашивать о поваре: «Скажите… этот, кто вам готовит еду… он очень похож на Крипалани…»

Крипалани сказал (блаженно намывая посуду): «Этот старик [Ганди] просто поразительный! Я годился только в повара, а этот человек пробудил во мне что-то, что за пределами слов, неописуемо…»

.

Пробуждение может случиться с самым, казалось бы, незначительным человеком. И, раз мы зовём его; раз мы поднимаем выше и выше то, что дремлет в его душе, и доверяем ему; раз мы даём вызов тому, что спит в нём, –– многое может прийти от него!

А вы можете растоптать даже самого великого человека: Просто твердите великому человеку, что он «ничто»… и, если он услышит это семь раз с разных сторон, отовсюду, –– будьте уверены, он станет этим «ничто».

.

Так что, если духовная революция в этой стране свершится в огромном масштабе –– а просто абсолютно необходимо, чтобы это случилось, –– и если мы сделаем не более того, что всего лишь проложим ей путь, то этого тоже достаточно, потому что кто-то другой наполнит её.

И какая разница в том, кто её наполнит? Нет такой потребности, чтобы это случилось именно благодаря нам. Вовсе нет. Если мы сможем, хотя бы, вымостить дорогу к ней, с тем, чтобы однажды, в один из дней, революция смогла пройти по ней, –– этого более чем достаточно; и дело в заботливых руках…

Поэтому, для того, чтобы этим заняться, необходимо создать очень сведущую и разносторонне грамотную группу.

Организация никогда не сможет настолько широко стать совершенной, всесторонней.

Группа, же, соратников может быть очень продвинутой, всеохватной, с широчайшим кругозором, потому что внутри неё имеется приятие разнородностей. Никто не подконтролен, никто не преследуется, никто не распоряжается. Ведь, как только человек с пониманием, интеллектуал, начинает чувствовать, что им управляют, он становится беспокойным в связи с этим. Ни один умный человек не наслаждается оковами.

А, вот, люди с комплексом неполноценности хотят, чтобы ими управляли; только для тех, кто захвачен неполноценностью, комфортно быть в путах, –– никому другому этого не хочется.

Поэтому группа должна быть такой, что приходящий в неё человек даже не почувствует, что он вообще вошёл куда-то, что он привязан к чему-то. Он должен чувствовать себя свободным. То, что он входит либо выходит, не должно ощущаться им по-разному, или… …или, что это приводит к различиям, влияет на что-то… …

…Я был бы рад возникновению такой группы, возникновению такой продвинутой группы друзей. Ведь, люди, которые первоначально собираются для революции, не представляют, какого именно размаха будет эта революция…

Соратники Ленина и не догадывались, каким вселенским явлением станет то, что свершилось в 1917 году. Вольтер и его друзья тоже не представляли, что принесёт Французская Революция. Ганди и его товарищи тоже не представляли, что произойдёт, а чего не выйдет. Христос вовсе не мог знать, что начиналось там…

У Христа было всего с десяток друзей, причём, не шибко грамотных, просто крестьяне: кто-то плотник, кто-то каменщик, кто-то рыбак… –– люди необразованные. У Христа не было возможности даже вообразить, что всё это может стать такой широчайшей революцией, –– что, однажды, полмира воспримут его послание. У него не могло даже и быть воображения такого.

.

Никто из тех, кто высевал когда-либо первые семена, не представлял даже, насколько большими вырастут деревья. Если бы это было, то работа стала бы немыслимо красивой.

*\/*\/*

Встречаясь по всей стране со всё большим количеством людей, я начал чувствовать, что эта работа… может стать гигантским баньяновым деревом, и тысячи людей смогли бы найти тень под этим деревом. Или… она сможет стать таким гигантским освежающим потоком, который смог бы утолить жажду миллионов.

Но пока, это ещё неясно тем друзьям, которые впервые собрались здесь. Если они могут осознать это, тогда, возможно, они смогут начать работать организованно.

Недавно я читал научную книгу. В России, при строительстве дорог, рассчитывают, сколько людей будут пользоваться ею на 100 лет вперёд, –– и строят уже соответственно. И мы строим дороги в нашей стране, но мы не принимаем в расчёт даже, сколько людей будут пользоваться ими через 2 года. Поэтому, каждые 2 года их надо перекапывать вновь, чтобы их расширить… И каждые 5 лет мы отмечаем, что движение возросло и что дороги ему не соответствуют. Мы слепые? Или что? Ведь, мы не можем даже прикинуть сколько людей будут пользоваться дорогами?!

Это чудесные люди, которые могут просчитать, сколько людей будет в каком-либо городе через 100 лет, и какой ширины должны быть дороги через 100 лет; и затем, решают, что лучше будет построить это соответственно уже сейчас. Работа тех, у кого есть предвидение, становится лёгкой, удаётся избегать повторяющихся трудностей.

.

Прямо сейчас, группа друзей ещё маленькая, но за время в 10 лет может стать на много большей, чем вы можете вообразить. И мы должны, работая, иметь это в виду: дорога должна быть достаточно широкой, чтобы быть пригодной к таким возможностям…

В эти 10 лет незнакомые странники будут ходить этой дорогой… вас может не быть здесь, меня может не быть здесь, никого из нас может не быть здесь, –– а кто-то будет ходить по этой дороге.

Поэтому мы должны иметь это в виду в нашей деятельности. И мы должны помнить также, что это не мы драгоценные, –– а тропа, которую мы создаём и которой мы посвящаем свои жизни, вот что есть драгоценность!

Она достаточно огромна и широка, многие люди смогут пойти по ней.

.

Нам нужно будет обсудить эти вещи в деталях. Я лишь только упомянул несколько вещей, касающихся нашего Дела, которое мы будем обсуждать на протяжении следующих дней. И необходимо рассмотреть каждую из этих вещей детально, чтобы видеть, что может быть сделано для них.

Моё понимание деталей очень ограничено; у вас больше понимания в этих вещах, чем у меня.

Я могу сообщить вам несколько центральных моментов, которые нуждаются в обдумывании. Но у меня почти нет понимания деталей: как это должно быть сделано; сколько людей потребуется, чтобы сделать это; сколько нужно будет денег; сколько труда необходимо. Всё это вы, вероятно, знаете больше, чем я. Как придать этому практическую форму, каких масштабов… –– определённо, вы знаете это лучше меня. Я не знаю даже основ этого.

Вот, почему я подумал, что мне следует сообщить вам свои идеи и выслушать также и ваши идеи. И, возможно, из этих двух источников идей, через их слияние, выйдет что-то дельное.

Я могу поведать вам о небе, но я мало знаю о вещах земных. А разговоры только лишь о небе не очень ценны. Корни должны идти в землю, они должны брать воду и питание из земли. Поэтому, я расскажу, как может дерево тянуться к небу и как ему зацветать, но вы должны будете подумать немного о корнях. И помните: цветы не так важны, как корни. Цветы зависят от корней.

Таким образом, от того, какие корни мы вырастим этой своей работой, зависит, каким сможет вырасти дерево. Я буду отдавать все мои силы и энергию этому [Делу]… будет ли оно разрастаться или не будет, –– я отдаю… И… всё это для меня не труд, это моя радость, моё блаженство. Для меня это всё так же и будет продолжаться, независимо от того, есть у меня компаньоны или их нет. Но, если бы были компаньоны, то работа могла бы стать огромной… достичь многих и многих людей.

*\/*\/*

Я высказал вам некоторые вещи об этих немногих моментах. Вы теперь подумайте над этим… о деталях… что можно сделать, как это может быть сделано.

Обдумывайте это очень открытым умом; потом мы будем здесь это обсуждать. Завтра утром… все ваши мнения приглашаются… выскажите их, обсудите их, а затем принимайте решение…

.

Этот лагерь, что я веду здесь, лагерь маленький. Потом будут соображения соорудить лагерь для всех моих друзей со всей страны, которым эта работа стала интересной. А этот лагерь пока пробный: ведь, меньшим числом людей более легко прийти к заключению. Но это, возможно, окажется не таким лёгким делом при большом количестве участников.

Итак, нам надо посмотреть, взвесить, и тогда уже организуем такой лагерь, в котором смогли бы собраться люди со всей страны. Да, для них также необходимо повстречаться… необходимо им познакомиться… Они делают работу в своих районах, на своих местах.

Ваше объединение и настойчивость необходимы для их работы, и они не должны чувствовать себя одинокими там. Они должны почувствовать, что по всей стране есть у них много друзей, что они не оказались расположенными в одиночестве где-то, что у них имеются братья-попутчики; и что если когда-либо понадобится, то они будут с ними, дадут совет… или, если нужно выполнить работу, то они явятся и помогут.

Недавно, друг из Раджкота сказал мне, что они там хотят направить моё Послание в те города и места, где я ещё не побывал; и что они готовят место там, чтобы я мог туда приехать.

Это стало необходимым. Когда я приезжаю в новый город, то несколько сотен, а то и несколько тысяч людей приходят слушать меня. Если же какую-то подготовительную работу проделывать заранее, то 10 000, 50 000 людей будут иметь возможность слушать меня.

.

Друзья из различных мест приходят с разными советами. Их советы очень значительны, очень полезны. Все эти друзья могут встречаться, чтобы обсуждать ситуацию…

*\/*\/*

Эта наша встреча станет отправной всему тому, что будет в дальнейшем происходить…

Поэтому прямо сейчас я ничего больше не скажу. С завтрашнего утра мы начнём обсуждать детали. И не думайте, что вы пришли сюда послушать меня, –– это не очередной мой дискурс! Я уже много-много говорил, –– теперь вы можете высказываться. Это не было моим повествованием, моею речью, а это было обращением к вам… чтобы побудить вас к размышлениям и обсуждению.

Предполагается, что в эти два дня мы придём к какому-то итогу, благодаря коллективному осмыслению и обсуждению. Таким образом, мы сможем двинуться вперёд, основываясь на конкретных решениях, посредством которых, в свою очередь, будет производиться уже некоторая работа…

*\/*\/*

.

Исходный материал: Перевод с хинди на английский. –– Этот материал я (Грузман Р.) и перевёл с англ.

А нашёл я его в виде приложения в книге такой:

«Osho – The Luminous Rebel»,Vasant Joshi, PhD, Wisdom Tree, New Delhi, India. 2010года

.

И потом уже нашлась такая ссылка именно на эту речь Ошо Раджниша:

http://o-meditation.com/tag/jeevan-jagruti-kendra/

 

 








Date: 2015-05-22; view: 232; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.113 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию