Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Личность в коммуникации. Методы саморегуляции личности в телесной и эмоциональной сферах





ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ КОММУНИКАЦИИ

В центре внимания современного информационно- коммуникационного общества стоит человек, его компетенции, способность взаимодействовать с другими людьми, его психоэмоциональная сфера. Именно человек как психофизиологическое и социальное существо является основным объектом изучения социальных и гуманитарных наук. На первый план выходит понятие личности. Л.А. Милованова отмечает, что «в науке о роли и месте человека в цивилизации произошло осознание того, что личность может быть соизмерена с миром, что персонален сам мир культуры» [9: 68]. В отечественной психологии изучение этой базовой категории восходит к работам Л.С.Выготского, С.Л.Рубинштейна и А.Н.Леонтьева. Последний, отчасти опираясь на взгляды С.Л.Рубинштейна, определял личность как особое психическое образование, порождаемое деятельностью, протекающей в конкретных социальных условиях [8: 132- 133]. Леонтьев подчѐркивал, что «…личность человека… создаѐтся общественными отношениями, в которые индивид вступает в своей деятельности» [8: 135]. В философии и культурологии на первый план выступает духовность как важнейшая доминанта личности, своеобразный «нравственный регулятор»: «Духовность, идущая из глубины, и есть сила, образующая и поддерживающая личность» [1: 324]. Систематизируя понимание личности с позиций педагогики и дидактики, В.С.Леднев пишет, что «личность – это человеческий индивид 2 как носитель сознания, как существо, способное к трудовой и познавательной деятельности» [6: 6]. Антропоцентрическая и личностно-ориентированная парадигмы развития филологии, лингвистики, философии, социологии и других наук обусловили ввод понятия «языковая личность» в научный дискурс. Причины, по которым этот термин был введѐн в обиход, очень подробно описаны в литературе (см., например, Г.И.Богин 1984; Н.Д.Гальскова 2000; В.И.Карасик 1999; Ю.Н.Караулов 1987; Л.А.Милованова 2006; К.Ф.Седов 2004; И.И.Халеева 1989; И.М.Шеина 2009 и др.), поэтому мы не будем подробно на них останавливаться. Наиболее существенным (и в некоторой степени спорным) нам представляется понимание этого комплексного термина, который трактуется с позиций психологии, лингвистики, социологии и философии. Классической концепцией «языковой личности» в отечественной лингвистике и филологии по праву признаѐтся модель Ю.Н.Караулова, который опирался на исследования В.В.Виноградова, Г.И.Богина, Е.С.Кубряковой и др. Под языковой личностью понимается «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются степенью структурно-языковой сложности, глубиной и точностью отражения действительности, определѐнной целевой направленностью» [5: 104]. Автор выделяет три уровня в своей модели (0-2): 0) вербально- семантический, единицами которого являются отдельные слова, модели словосочетаний и предложений как единицы вербальной сети; 1) тезаурусный, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой личности в семантические поля и образующие картину мира, отражающую иерархию ценностей; 2) мотивационный, который реализуется в «коммуникативной сети», 3 включает в себя сферы общения, коммуникативные ситуации, деятельностно-коммуникативные потребности [5: 56]. Существуют и другие структурные модели «языковой личности», см., например, Г.И.Богин 1984; В.И.Карасик 2002; И.М.Шеина 2009 и др. Как уточняют некоторые исследователи (И.И. Халеева, Н.Д. Гальскова, И.Ф. Птицына и др.), при взаимодействии с иноязычной средой, а особенно в рамках процесса обучения иностранному языку речь идѐт о «вторичной языковой личности» (термин И.И. Халеевой), которую Н.Д. Гальскова определяет как «совокупность способностей человека к иноязычному общению на межкультурном уровне, под которым понимается адекватное взаимодействие с представителями других культур» [4: 46]. В основу своей концепции «вторичной языковой личности» И.И. Халеева положила модель Ю.Н.Караулова, разработав тезаурусную систему в соответствии с уровнями «языковой личности». Тезаурус-I представляет собой способ формирования языкового сознания и является вербальным компонентом картины мира (что приблизительно соответствует нулевому уровню в терминах Ю.Н.Караулова). Тезаурус-II – это знания о мире, формирующие когнитивное сознание и общую картину мира на уровне концептуальной системы (первый уровень в модели Караулова) [11: 76]. Таким образом, эффективное взаимодействие коммуникантов в условиях иноязычной среды возможно только при сформированной у «вторичной языковой личности» способности «войти» в чужую картину мира. Научная ценность описанных концепций несомненна; тем не менее, при рассмотрении проблемы с позиций когнитивно-коммуникативной деятельностной парадигмы, возникает вопрос, почему такое комплексное, многомерное понятие личности, включѐнной в процесс социальных взаимодействий, сводится к единственной лишь еѐ характеристике (хотя, конечно, одной из самых существенных) – языковой? На наш взгляд, 4 овладение системой, структурой и концептуальной сферой какого-либо языка ещѐ не делает из человека (как биологического существа) личности. Думается, что знание языка как такового, чтение и продуцирование текстов без наличия коммуникативного окружения и опредмечивания в деятельности даѐт лишь самое общее, поверхностное, умозрительное представление о культуре того или иного общества. Как указывает А.Н.Леонтьев, личностью человек становится только в процессе активного взаимодействия и коммуникации с другими представителями социума. «Личность осознаѐт себя и вместе с тем познаѐтся (и определяется) через еѐ инобытие, то есть еѐ связь с другими личностями…» [2: 93 – курсив наш, А.К.]. Как нам представляется, личность действительно имеет трѐхуровневую структуру, однако, в отличие от Ю.Н.Караулова, мы предлагаем различать в модели личности когнитивный, коммуникативный и деятельностный уровни, положив в основу нашего понимания представления о личности, деятельности и общении в отечественной психологии (см. Л.С.Выготский 2007; А.А.Леонтьев 2003; А.Н.Леонтьев 2005 и др.). Проиллюстрируем нашу точку зрения в виде модели (см. рис. 1). Рис. 1. Модель когнитивно-коммуникативно-деятельностной личности. Когнитивный уровень обусловливается способностью личности к познанию. Познание означает попытку субъекта создать идеальный образ Индивидуум 1 Индивидуум 2 Индивидуум n КОГНИТИВНЫЙ КОМПОНЕНТ (процессы познания и мышления, взаимосвязанные с языковой системой) ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ КОМПОНЕНТ КОГНИТИВНЫЙ КОМПОНЕНТ (процессы познания и мышления, взаимосвязанные с языковой системой) ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ КОМПОНЕНТ КОГНИТИВНЫЙ КОМПОНЕНТ (процессы познания и мышления, взаимосвязанные с языковой системой) ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ КОМПОНЕНТ КОММУНИКАЦИЯ5 (или идеальную модель) целостного мира (или фрагмента бытия) в соответствии со своими ценностно-ориентационными и мировоззренческими установками. Познавательные способности личности определяются особенностями еѐ мышления, под которым в психологии и физиологии понимают высшую ступень человеческого познания, процесс отражения в мозге окружающего реального мира за счѐт двух принципиально различных психофизиологических механизмов: образования и непрерывного пополнения запаса понятий, представлений и вывода новых суждений и умозаключений [10]. В процессе познания личность руководствуется идеальными планами деятельности и общения, прибегая к помощи знаково-символической системы (в большинстве случаев, языковой), опосредующей взаимодействие человека с миром и другими людьми – т.е. мышление и познание непосредственно связаны со второй сигнальной системой. Из этого можно заключить, что язык как система относится именно к когнитивному уровню личности. Благодаря коммуникативно-деятельностному опыту в сознании личности образуются фреймы / модели отдельных аспектов коммуникации или коммуникативных ситуаций (см. подробнее об этом у T.A. van Dijk 1987), которые используются и уточняются в ходе дальнейшей коммуникации и деятельности. Это значит, что когнитивные модели не являются чем-то неизменным: они могут модифицироваться под влиянием опыта, деятельности, взаимодействия (интеракции) личности с другими индивидами. Таким образом, познание как таковое невозможно без двух других компонентов, присутствующих в структуре личности – способности и готовности к коммуникации и деятельности. Все три уровня тесно взаимосвязаны (как это отображено нами в модели), поэтому корректнее было бы говорить о них как о «триединстве». Так, когнитивные процессы 6 активизируются и во время коммуникации, и во время непосредственной деятельности. Коммуникация основывается на сознании и процессах мышления коммуникантов и служит «регулятором» деятельности, в значительной мере определяя и/или видоизменяя еѐ. На наш взгляд, коммуникация может выступать либо как составная часть какой-то деятельности, либо сама являться деятельностью как таковой (при наличии мотивационной, целевой и исполнительной сторон). Итак, личность как субъект общения включает, на наш взгляд, когнитивный, коммуникативный и деятельностный аспекты. Для краткости мы предлагаем вести речь о коммуникативной личности, подразумевая, что коммуникация объединяет собой когнитивный и деятельностный компоненты. Подобная структура личности обусловливает речемыслительную деятельность человека и взаимодействие индивидов в контексте коммуникативной ситуации; однако функционировать описанный механизм может только в том случае, если коммуникативная личность обладает соответствующими компетенциями. Компетенции, обеспечивающие эффективную коммуникативную деятельность, включают в себя языковые и фоновые знания, владение коммуникативными умениями и стратегиями, обладание способностью (в совокупности с готовностью) к взаимодействию и определѐнными личностными качествами, учѐт предыдущего коммуникативного опыта, а также мотивацию, необходимую для осуществления общения и взаимной деятельности с другими коммуникантами. Отметим, что в центре внимания современного языкового (лингвистического и филологического) образования находится процесс формирования и развития коммуникативной личности в совокупности необходимых компетенций, способствующих реализации различных видов взаимодействия, а также формированию готовности активно участвовать в процессах коммуникации как элементах общечеловеческой культуры. Совершенно 7 очевидно, что переход на компетентностную парадигму является сегодня главной тенденцией, затрагивающей концептуальный базис системы языкового образования и еѐ целевую основу. Итак, постановка коммуникативной личности в центр внимания социальных и гуманитарных наук (в т.ч. языкознания и методики обучения языкам) означает смену ракурса рассмотрения проблемы для всех научных областей, занимающихся изучением условий, процессов и результатов общения и коммуникативных взаимодействий, а также проблем обучения языку и коммуникации. Подводя промежуточные итоги, перечислим некоторые аспекты коммуникативной личности в рамках дискурса, которые представляются перспективными для дальнейших исследований: 1) личностные мотивации, послужившие побуждением к коммуникации в рамках осуществляемой деятельности и в условиях определѐнной коммуникативной ситуации; 2) система ценностей коммуникативной личности, на основе которой выстраивается коммуникация, или же взаимодействие / конфликт систем ценностей коммуникантов при межкультурной коммуникации; 3) взгляды, установки, чувства, личностные качества, представления коммуникативной личности и их отражение в дискурсе; 4) коммуникативные стратегии и компетенции, необходимые коммуникативной личности для успешного осуществления коммуникации; 5) когнитивный аспект коммуникации, включающий в себя хранящиеся в сознании личности когнитивные модели, фреймы, сценарии, а также представления о регистрах общения, видах дискурса, умение выбрать жанр дискурса, исходя из коммуникативной ситуации; 6) и другие аспекты, позволяющие судить об особенностях коммуникативной личности, исходя из их реализации в дискурсивной деятельности.





Методы саморегуляции эмоциональных состояний: классификации, психотехнические мифы и язык саморегуляции.

Системно изучить психорегулирующие воздействия позволяют классификации, предлагаемые специалистами различных научных направлений. Например, по классификации А.Л.Гройсмана все воздействия разделяются на индивидуальные и коллективные, они также дифференцируются по ряду параметров, знание которых необходимо для проведения адекватных приёмов психорегуляции: по характеру проведения — ауто-, гетеро- и смешанные формы, по характеру воздействия — синергичная, антагонистичная психорегуляция, по наличию программы — программированная или импровизированная, по речевой характеристике — вербальная и невербальная, по направленности — седативная (успокаивающая), стимулирующая, дезактуализирующая (направленная на нейтрализацию патогенных переживаний в системе отношений личности), по характеру управления психорегулируюшими воздействиями — директивная, косвенная, «зеркальная» или «рикошетируемая», и по использованию дополнительных вспомогательных средств — функциональная или фоновая музыка, цветодинамическая управляемая среда, так называемая «цветомузыка» и «светоживопись». Наряду с воздействиями рассудочного характера (например, разъяснением и убеждением) используют и авторитарно-директивные приёмы педагогического внушения, а также приёмы косвенного убеждения-внушения. Не случайно В.М. Бехтерев уделял большое внимание «чрезчердачному» внушению в противоположность «лобовому», неустанно напоминая, что «внушение тем более действенно, чем оно более косвенно!». Не следует противопоставлять индивидуальные методы групповым (у каждого есть свои достоинства, например, у групповых методов большой спектр психодинамики и более высокий потенциал воздействия на активирование включённости личности в социум). Не следует также противопоставлять аутогенные методы гетерогенным, суггестивные (внушение в тормозном состоянии мозга) — педагогическому внушению наяву, т.е. в статусе бодрствования мозговой коры.
По классификации Г.В.Безюлевой и Г.М.Шеламовой техники эмоциональной саморегуляции можно разделить на:
• физические, подразумевающие снятие эмоционального напряжения через мышечные нагрузки;
• когнитивные, представляющие собой систему самопрограммирования (сосредоточение на собственных мыслях; изменение мыслей на позитивные; целенаправленный поиск положительного в себе, других людях, жизни; переключение внимания с собственных мыслей на внутренний мир другого человека и др.);
• сенсорно-перцептивные, включающие работу ощущений и восприятие себя и окружающих (произвольность контроля собственных эмоциональных состояний; концентрация внимания на чувствах, эмоциональных состояниях, сосредоточенность на внутренних процессах, на собственных ощущениях; способность поставить себя на место другого и почувствовать его эмоциональное состояние; использование воображения, визуализация (создание внутренних образов, активизация представлений и др.)

Психотехнические мифы и язык саморегуляции.
Для упрощения процедуры конструирования и применения индивидуальных психотехнических средства саморегуляции будем опираться на обыденные представления человека – психотехнические мифы.
Первый миф— это миф о наличии у людей состояний. Термин "состояния" используется здесь в нетрадиционном смысле. Когда человек говорит о себе, он часто используют слово "состояние": плохое состояние, тяжелое состояние, возбужденное состояние, впадаю и не могу выбраться из какого-то состояния, такое состояние, что ни о чем другом не могу думать и ничем другим заниматься. В этом контексте "состояние" не означает, строго говоря, ни "эмоционального" состояния, ни "функционального" состояния — того, что понимается под этими терминами в психологии. Ближе всего то, что педагоги обозначают словом "состояние", относится к тому, что в некоторых традициях называется "состоянием сознания". Предполагается, что в каждый данный момент человек находится в каком-то состоянии, хотя не всегда фиксирует на этом внимание.
Состояния не бывают плохими или хорошими, хотя могут быть субъективно приятными или неприятными. Но все состояния в определенной степени нужны человеку. Если человек не выспался — нормально находиться в сонном состоянии. Если человека обидели — нормально быть раздраженным, рассерженным, расстроенным или подавленным.
Существует динамика состояний человека. Состояния сменяют друг друга, и это тоже нормально. Ребенок веселится и возбуждается, но если это состояние усиливается, то оно может кончиться слезами и сном. На похоронах люди горюют, но очень часто через какое-то время начинают улыбаться и даже петь. Такая смена состояний естественна. Динамика состояний подчиняется принципу маятника: при определенной степени усиления состояние переходит в свою противоположность.
Проблемы возникают тогда, когда человек "застревает" на каком-либо состоянии, даже если оно субъективно приятно, как, скажем, состояние эйфории.
Миф взаимодействия.
В ходе взаимодействия люди оказывают друга на друга воздействие, изменяют состояния своего партнера по общению. С этой точки зрения, всякое профессиональное общение протекает на трех уровнях:
1) коммуникативном (содержание общения).
2) отношений (статусы, роли, позиции участников общения) и
3) состояний.
В профессиональном общении сознательно обращают внимание на его содержание — обмен информацией, суть проблемы или задачи, которая решается в этом взаимодействии. Реже в поле внимания участников оказывается уровень отношений: "выяснение отношений", выяснение взаимных позиций, борьба за власть и авторитет. И уж совсем редко участники взаимодействия сознательно работают на изменение состояний партнера и своих собственных.
Между тем эти два уровня часто оказываются центральными в конкретных взаимодействиях (это блестяще показал П.М. Ершов (1972), введя понятия "пристройки" и "позиционная борьба"; именно эти уровни общения обсуждаются в популярных психологических концепциях общения Д. Карнеги, Э. Берна, Э. Шострома, хотя эти авторы и придерживаются весьма разных позиций).
Обращаясь с жалобой, например, родитель Вашего воспитанника нередко просто забывает о проблеме, с которой пришел, и вся его энергия тратится на то, чтобы унизить педагога, поднять за счет этого свой статус и почувствовать себя увереннее. Слова, которые он произносит, относятся к поцарапанной коленке ребенка, плохо приготовленной пище, но удовлетворится родитель только тогда, когда увидит, что воспитатель испытывает неприятные чувства. Бесполезно, даже порой просто противопоказано доказывать родителю, что это не ваша вина — это только подольет масла в огонь. "Работа" в такого рода взаимодействиях реально идет на изменение чувств, состояний, позиций, а не направлена на решение деловой проблемы.
Человек начинает общение в определенном состоянии. Не играет роли, связано ли это состояние с прошлым опытом общения с данным партнером, организацией, которую этот партнер представляет, или оно принесено из других ситуаций, абсолютно не связанных с данным взаимодействием. Оно может определяться его физическим самочувствием, наконец. В практике делового взаимодействия и общения это несущественно, потому что приходится иметь дело с партнером в любом состоянии, принимать это как некоторую данность: раздражение, гнев, радость и эйфория, доброжелательное спокойствие, сонливость, возбужденность. В зависимости от этого исходного состояния партнер будет готов или не готов вести диалог, пользуясь терминологией Э. Берна (1992), на "взрослом" уровне, или он будет "выяснять отношения", или, наконец, будет просто реагировать агрессивно на любое предлагаемое к обсуждению содержание. Для эффективного взаимодействия с партнером необходимо по каким-то индикаторам понять, почувствовать его состояние и, при необходимости, постараться помочь ему изменить это состояние на более "рабочее", "взрослое". Можно изменить состояние партнера, заставляя его ждать начала разговора, можно предложить разговор на ходу, в спешке, или, наоборот, усадив его в глубокое удобное кресло. И все же основным инструментом воздействия на состояние партнера является наша собственная личность, и путем такого воздействия будет наше собственное состояние. Стоит войти с партнером в контакт и изменить свое собственное состояние, как состояние партнера также изменится. В практике нейролингвистического программирования (НЛП) это называется пристройкой и ведением. Можно пристроиться к состоянию партнера, почувствовать его, какое-то время побыть в нем и затем, изменяя свое собственное состояние, изменить состояние партнера. Таким образом, для эффективного взаимодействия недостаточно просто владеть содержанием и уметь решать содержательные проблемы. Необходимо обладать социальной компетентностью, уметь общаться на "отношенческом" уровне и работать как с состояниями партнера, так и со своими собственными.
Для работы со своими состояниями их необходимо уметь чувствовать, вычленять, различать. Состояния индивидуальны. Поэтому нужно создать свой собственный арсенал психотехнических приемов, который был бы эффективен для вас лично, учитывал бы особенности именно ваших состояний и их динамику.
Мифы, касающиеся собственно саморегуляции.
Вождение автомобиля. Когда опытный водитель управляет автомобилем, он краем глаза смотрит на дорогу, при этом думает о чем-то своем или разговаривает с пассажиром. Он не обращает внимания на то, как его рука переключает передачи, нога давит на педаль акселератора или выжимает сцепление — все это делается автоматически. Но если что-то не заладилось с автомобилем, если ухо уловило какой-то посторонний шум в двигателе, внимание водителя будет сосредоточено на всех этих операциях. Прислушавшись, водитель может решить, что все в порядке, не стоит обращать внимание на этот шум, и вернуться к своим мыслям и привычному режиму управления. Если же он, попробовав увеличить или снизить обороты, прислушавшись к работе двигателя на различных передачах, заподозрит что-то серьезное, то остановит автомобиль и приступит к ремонту.
То же происходит и с регуляцией состояний. Каждый человек достаточно опытен во взаимодействии. Массу вещей здесь мы делаем автоматически. У каждого есть свой стиль общения. Регуляция — это способность вовремя услышать "шум в двигателе", "биение колеса" и осознавать: что я делаю? в каком я состоянии? в каком состоянии мой партнер? Иногда уже только этого этапа — осознавания, слежения за своими состояниями — бывает достаточно для изменения как самого состояния, так и, соответственно, хода взаимодействия. Но иногда нужно "сделать остановку" и что-то изменить.
Миф о всаднике. В западной традиции существует общепризнанный символ — всадник, руки которого крепко держат поводья, его ноги в стременах сжимают бока коня, находящегося в полной его власти. Он направляет своего коня куда пожелает, чтобы вершить великие дела и подвиги.
В восточной традиции часто встречается другой символ: повозка, влекомая лошадью, и дремлющий возница, чуть придерживающий поводья.
Эти две «картинки» могут служить хорошими метафорами двух традиций саморегуляции. В западной традиции принято насиловать себя, сдерживать, направлять разумом и волей. Можно «держать себя в руках», а можно и «отпустить» себя, «пойти вразнос». На Востоке существует старинная поговорка: лошадь сама знает дорогу домой. И больший акцент делается на то, чтобы прислушиваться к себе, больше доверять себе, стараться почувствовать, куда тебя «ведет», что я хочу, что со мной происходит.
И часто те состояния, в которых «ведет» человека их спонтанная, внутренняя динамика, оказываются более эффективными для решения конкретных жизненных задач в этот момент: борьбы, решения сложной интеллектуальной проблемы, общения и др.
С этой точки зрения саморегуляция — это не способ «взять себя в руки», а техника, позволяющая почувствовать собственные внутренние «движения» и последовать в этом направлении. Очень часто, чтобы изменить свое состояние, бывает достаточно просто его вычленить, может быть, назвать каким-то словом и просто последить, «куда» оно развивается.
Миф о навыке езды на велосипеде. Существует два способа овладения навыками саморегуляции. Один предполагает регулярные упорные упражнения и тренировки. Таких тренировок требует, например, классический метод аутогенной тренировки по Шульцу. Человеку даются точные инструкции о том, что он должен делать и в какой последовательности. И чем больше человек повторяет упражнения, тем совершеннее и прочнее будет его навык.
Второй способ основан на том, чтобы найти свой путь достижения некоторого состояния, свою психотехнику. Раз «попав» на этот путь, почувствовав, как это с тобой происходит, можно с легкостью совершенствовать эту свою психотехнику, опираясь на свое внутреннее ощущение. Если удается найти свою психотехнику и внутреннюю опору, то этот навык уже не пропадет никогда. В этом смысле такой процесс овладения техниками саморегуляции напоминает овладение навыком езды на велосипеде. Бесполезно объяснять, что «когда падаете влево, поворачивайте руль влево, а когда падаете вправо, то вправо». Пока человек не почувствовал равновесие, он не поедет. Но когда это чувство удалось поймать, человек, можно считать, уже умеет ездить. Этот навык не исчезает со временем: можно не ездить на велосипеде двадцать лет, а потом сесть и поехать.
Миф о том, что каждый человек умеет регулировать свои состояния и у каждого для этого существуют свои собственные, стихийно наработанные, излюбленные психотехники.

Перечислите, что Вы делаете, чтобы "привести себя в порядок" после трудного и напряженного рабочего дня или в перерывах, когда нужно восстановиться.

Применяемые способы достаточно разнообразны. Приведем лишь некоторые примеры обыденных способов саморегуляции: "поесть чего-нибудь горяченького", "принять душ или ванну", "на несколько минут закрыть глаза и вспомнить что-нибудь приятное", "помыть полы или постирать", "послушать музыку", "включить телевизор, радио, магнитофон одновременно и при этом читать газету — через какое-то время наступает пустота в чувствах и мыслях", "прочесть несколько страниц хорошо знакомой и любимой книги", "уйти в комнату и прокрутить перед глазами весь прошедший день — тогда перестаешь о нем думать", "посмотреть несколько минут на дерево за окном". Индикаторы состояний.

В нейролингвистическом программировании (НЛП), авторы которого пытались создать универсальную технологию психотерапии, тренинга, обучения, существует термин инвентаризации [см. ()]. Речь идет о процедуре, позволяющей человеку оценить свое состояние. И это очень важный этап в саморегуляции.
В русском языке, как, наверное, и в любом другом, не хватает слов для описания состояний, которые к тому же каждый раз меняются, как только им удается подобрать подходящее название. Поэтому, чтобы ориентироваться в этом опыте и иметь возможность менять свое состояние или состояние партнера, приходится опираться не на слова, описывающие то или иное состояние, а на какие-то другие ориентиры, реперные точки, которые в совокупности позволяли бы получить некоторое представление о том, что происходит "внутри" человека в данный момент времени.
Анализ различных традиций саморегуляции (как «научных», так и «эзотерических»), самоотчеты клиентов психотерапевтов о том, что они чувствуют в тех или иных состояниях, описания их спонтанно сложившихся психотехник позволили выделить ограниченное количество таких «реперных точек» и использовать их в качестве языка описания и работы с состояниями человека.
Итак, традиционными индикаторами состояний являются: тело (телесные ощущения), дыхание, восприятие пространства, ритм, воспоминания, воображение (порождаемые образы), чувства, мысли (содержание и характер мышления).
Тело. В различных системах саморегуляции этот индикатор или путь вхождения в то или иное состояние представлен по-разному. В директивном гипнозе и аутотренинге обращают внимание на телесные ощущения: легкости-тяжести, тепла-холода, пульсации и другие. В практической социальной психологии акцент делается на невербальном языке поз, жестов, мимики. В психотерапии, кроме этого, следят за зажимами и напряжениями в различных частях тела.
В НЛП, в психотехническом тренинге актеров, в практике обучения восточным боевым искусствам используется упражнение, когда человек должен полностью повторять позы и движения своего партнера. Если это делать хотя бы в течение 30 мин., то оба партнера приходят в одно и то же состояние, точнее, проходят и переживают ряд сходных состояний.
Часто бывает достаточно просто обратить внимание на то, как вы сидите или стоите, «прислушаться» к тому, «как это чувствуется в теле», и вы уже «понимаете» свое состояние. Достаточно сесть так, как сидит ваш партнер, например, ребенок, и вы начинаете лучше чувствовать его состояние.
Существует множество систем, в которых человек, выполняя ряд физических упражнений, проходит различные психических состояний. Самая известная из таких систем — хатха-йога. Профессор В.Э. Нагорный в своей книге «Гимнастика для мозга» указывал на целесообразность заимствования некоторых упражнений из системы йогов. Йога — это учение естественного образа жизни и естественного излечения — было потеряно и забыто в течение многих лет. Слово «йога» происходит от санскритского корня «йуг», что означает «соединение, связь, слияние» (т.е. имеется в виду единство, гармония физического и духовного состояний).
Основа всех физических упражнений — релаксация. Умение расслаблять мышцы необходимо всем. Релаксация мышц даёт дополнительный энергетический эффект организму, способствует появлению особых фазовых состояний мозга, в которых легче осуществляется психологическая тренировка, самовнушение, аутопсихорегуляция.
Полезно проводить дифференцированную аутогенную тренировку на прогрессивное мышечное расслабление тех мышц, напряжение которых не требуется в данный момент. Так, при ходьбе напрягаются мышцы ног, значит, надо расслаблять свободные конечности — руки, лицо; при сидячем разговоре расслаблять мышцы рук и ног. Возможно расслабление и по контрасту через напряжение. Сжав запястье или кисть, потом следует «бросить» мышцы и ощутить прелесть расслабления, наступившего после длительного напряжения. Напрячь ноги до упора в пол, а затем расслабить, ощутив радость избавления от закованности. Такое активное расслабление применимо в любых «походных» условиях.
Дыхание.
Дыхание широко используется как индикатор состояний человека в обыденной жизни. По характеру дыхания мы можем точно определить, спокоен человек или возбужден и взволнован. «Через дыхание» описываются и более сложные состояния души (вспомним хотя бы бунинское «Легкое дыхание»). Сегодня полны реального смысла и значения слова, произнесённые много веков назад Аристотелем: «Дыхание — это жизнь». Отсюда и то огромное значение, которое должно уделяться поставкам достаточного количества кислорода организму, его тканям и органам, каждой его клетке.
Существует множество систем, направленных на работу с физическим и психическим состояниями, где дыхание занимает центральное место. Эти системы могут основываться на научной парадигме, а могут следовать из тотальных философски-религиозных или эзотерических доктрин, из практики магии и шаманизма. Самые известные восточные системы психофизической подготовки через дыхание — хатха-йога (конкретнее — система упражнений пранаяма), китайская дыхательная гимнастика Ци-Гун. Станислав Гроф заимствовал из шаманской практики дыхательные приемы и создал целостную психотехническую (психотерапевтическую) систему, основанную на принципе голотропного дыхания. Присоединение к дыханию считается одним из основных приемов гипноза. В нашей стране широкое распространение получили дыхательные методики Бутейко и Стрельниковой А.Н.
Существенно лишь одно: в разных состояниях человек дышит по-разному. Стоит изменить дыхание и состояние изменится. Если пристроиться и подышать в одном ритме с другим человеком, то можно почувствовать его состояние. Если при этом партнеры дышат с закрытыми глазами, то у них нередко возникают сходные или даже одинаковые зрительные образы.








Date: 2015-05-22; view: 644; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.014 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию